Владимир Шестаков.

Новейшая история России

(страница 6 из 50)

скачать книгу бесплатно

   В-пятых, отмена всех сословных ограничений для крестьян, касавшихся их поступления на государственную и военную службу, в учебные заведения.
   Реформа дала мощный толчок развитию сельского хозяйства. Повышалась продуктивность земледелия и животноводства, расширялись посевные площади, особенно под технические культуры, росло поголовье скота. Производство хлеба увеличилось почти на 1/3. В 1907–1912 гг. объем вывозимого за границу хлеба возрос на 46 % по сравнению с началом века. Вырученные средства шли на закупку машин для промышленности и других отраслей экономики, модернизацию сельского хозяйства. Общая стоимость применяемых в деревне машин выросла с начала века почти в 4 раза, хотя по-прежнему широко использовались деревянные плуги, сохи и бороны. Рост товарности и доходности крестьянского двора вел к укреплению сельской кооперации. К 1915 г. Россия по числу кооперативов вышла на второе место в мире после Германии.
   Результаты реформы были значительными, но очень противоречивыми. За период с 1907 по 1915 г. в тех районах, где проводилась реформа, из общины выделилось 2,5 млн домохозяев (более четверти от общего числа общинников). Более 15 % надельных земель перешло в личную собственность крестьян. В деревне возникло 1,5 млн отрубных и хуторских хозяйств. Часть новых землевладельцев не смогла сохранить землю, продав ее зажиточным хозяйствам. Безземельные крестьяне потянулись в город, пополняя ряды рабочего класса, с собой они приносили протест против наступления буржуазных слоев, тем самым подогревая революционные настроения пролетариев. С 1910 г. число «укрепившихся» (т. е. вышедших из общины) хозяйств начало падать. Тогда же со всей очевидностью проявились просчеты в переселенческой политике. Сократился поток переселенцев, одновременно выросло число возвращавшихся в родные деревни разорившихся, озлобленных неудачей крестьян. Переселенцы приносили с собой передовые формы хозяйства, способствуя внедрению машинной техники, росту производительности труда, втягиванию окраин страны в рыночные отношения.
   Переход к буржуазному типу хозяйства вел к усилению эксплуатации беднейших слоев, к социальному расколу в деревне. Разгоралась внутрикрестьянская борьба. Высокий темп преобразований обусловил острые формы этой борьбы – поджоги, вооруженные выступления, перепахивание новых земельных границ и т. п. Нарождавшийся сельский пролетариат тяготел к революционным организациям.
   Таким образом, Столыпинская реформа, разрешая одни противоречия, порождала новые, не менее острые. Резко ускорив экономическое развитие страны, реформа одновременно поставила ее перед необходимостью реформирования всех областей общественной жизни. Для успеха столыпинских преобразований требовалось проведение сопутствующих реформ в области государственного управления (расширение представительства предпринимателей в различных органах власти), национальных отношений, взаимоотношений конфессий, рабочего законодательства, социальной защиты беднейших слоев населения и т. п.
С 1911 г. реформа уже не получала необходимого продолжения, а с началом Первой мировой войны (1914) практически приостановилась. 28 июня 1917 г. решением Временного правительства реформа Столыпина, рассчитанная на 20 лет, была отменена.


 //-- § 1. Истоки и начало войны --// 
   Политика блоков в Европе. На рубеже ХХ в. кризисы в международных отношениях следовали один за другим. Ускоренная индустриализация, формирование мирового рынка заставила великие державы искать новые рынки сырья и сбыта продукции в Африке, Южной Америке, Азии. Для характеристики агрессивной политики на международной арене великих держав, которая привела к созданию обширных колониальных империй и войнам между ними за раздел и передел мира, английский ученый Дж. Гобсон предложил понятие «империализм», которое получает широкое распространение. Впоследствии Ленин расширил рамки его толкования, связав экспансионистскую политику великих держав с образованием монополий, загниванием капитализма, вступлением его в особую, последнюю, «империалистическую» стадию развития. Мировой опыт не подтвердил ленинскую теорию империализма. Не подтвердился прежде всего предсказываемый ею крах капитализма. Однако есть все основания считать последние десятилетия XIX в. началом новой исторической эпохи, – эпохи становления современного индустриального общества, характеризовавшегося стремительными темпами роста промышленного и финансового капитализма и резко увеличившейся экспансии его за пределы собственных стран. Испано-американская война (1898 г.) была первой войной новой эпохи. За ней последовали Англо-бурская (1899–1902 гг.) и самая крупная – Русско-японская война.
   В 1899 г. по инициативе Николая II в Гааге состоялась мирная конференция, на которой представители России в целях обеспечения мира внесли предложение не увеличивать в течение пяти лет военные бюджеты и численный состав армий, однако эти предложения не нашли поддержки Пруссии и Австро-Венгрии. Тем не менее на конференции представители европейских стран смогли подписать ряд соглашений, касающихся международно-правовых норм войны. В частности, Гаагская конвенция запрещала применение разрывных пуль, метание бомб с воздушных шаров, использование снарядов с отравляющими газами. (В годы мировой войны все эти соглашения были нарушены.) Кроме того, для разбора и урегулирования конфликтов между мировыми державами в 1902 г. был учрежден Международный суд.
   Главным нервом международных отношений этого времени становится англо-германский антагонизм. Набирающая мощь Германия, обогнав к исходу XIX в. Англию в промышленном отношение, бросила вызов британскому морскому, а следовательно, и колониальному могуществу. В 1882 г. Германия, Австро-Венгрия и Италия заключили тайное соглашение, получившее название «Тройственного союза». Участники соглашения взяли на себя обязательство оказывать друг другу взаимную военную поддержку в случае любых военных действий. Эта коалиция в первую очередь была направлена против Франции. Однако создание блока, объединившего Германию, Австро-Венгрию и Италию, и последующая затем таможенная война с Германией поставила Россию в состояние изоляции.
   После отставки канцлера Германии Бисмарка и коронации нового императора Вильгельма II русско-германские отношения медленно, но неуклонно ухудшаются. Пользуясь ослаблением России и распадом Османской империи, Германия рассчитывала закрепиться на рынках Турции, Ирана и других восточных стран. В результате Ближний Восток становится ареной открытого противостояния Германии и Англии. В 1907 г. оформляется «Сердечное согласие» Англии, Франции и России – Антанта. Россия, сближаясь с Великобританией, рассчитывала с ее помощью захватить Черноморские проливы и Константинополь и тем самым гарантировать свободный выход российских товаров на мировой рынок. (Через Босфор и Дарданеллы осуществлялось 90 % вывоза зерновых из России.) К тому же обладание проливами позволило бы России активно использовать Черноморский флот для защиты национальных интересов в Средиземноморье, а также нейтрализовать агрессивные намерения Турции в отношении российского Закавказья.
   Перед лицом германского экономического наступления Россия вынуждена была идти на определенные компромиссы. В августе 1911 г. между двумя странами было заключено Потсдамское соглашение, по которому Россия, считаясь с фактом постройки Германией Багдадской железной дороги, взяла на себя обязательство построить ветку до Тегерана и тем самым связать иранскую железнодорожную сеть с межконтинентальной трассой. В ответ германская сторона объявила об отказе от планов создания концессий в северной части Ирана. Эта очередная сделка, частично ослаблявшая противоречия между двумя странами, лишь на время оттягивала момент открытого столкновения.
   К этому времени центром наиболее острых конфликтов между блоками становится Европа. В 1908 г. Австро-Венгрия пошла на захват Боснии и Герцеговины. На Балканах пересекались интересы всех великих держав того времени, так как они являлись «ключом» к Востоку. Здесь трижды на протяжении нескольких лет возникают локальные конфликты, грозящие разрушить хрупкое равновесие в Европе.
   Балканские войны (1912–1913) подвели Европу к фронтальному военному столкновению. В ходе Первой Балканской войны между Турцией и странами Балканского союза (Болгарией, Сербией, Черногорией, Грецией) отчетливо проявилась заинтересованность великих держав в том, чтобы за счет ослабления воюющих сторон закрепиться в этом регионе. Национально-освободительная война, которую возглавила национальная аристократия и буржуазия против турецких поработителей, под влиянием «покровителей» в лице великих держав постепенно переросла в войну за изменение межгосударственных границ, за захват новых территорий. Мирный договор, подписанный 17 мая 1913 г. в Лондоне, не принес устойчивого мира. Вскоре вспыхнул новый конфликт – между Болгарией, с одной стороны, и союзом вчерашних противников – Сербией, Черногорией, Грецией и Турцией, к которому присоединилась Румыния, – с другой. Поражение Болгарии во Второй Балканской войне (июнь—август 1913 г.) и последовавшая вслед за этим перекройка границ привели к новой расстановке сил на Балканском полуострове. Но главное – обострился конфликт между великими державами за сферы влияния. Очередной кризис оборачивается мировой войной. После убийства 15(28) июля 1914 г. сербским националистом Гавриилом Принципом австрийского престолонаследника эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены Австро-Венгрия объявила войну Сербии.
 //-- § 2. Военное положение России в 1914 г. --// 
   Вступление России в мировую войну. Объявление Австро-Венгрией войны Сербии и безусловная поддержка этого шага Германией определили позицию России. 17(30) июля Николай II объявил всеобщую мобилизацию. В ответ последовал германский ультиматум. Россия отказалась принять его условия, и 19 июля (1 августа) 1914 г. Германия объявила ей войну. Принимая решение о мобилизации, власть исходила из того, что водворение Германии на Босфоре и Дарданеллах «было бы равнозначно смертному приговору России», перекрыв их, рейх, мог задушить российскую внешнюю торговлю и нанести колоссальный ущерб экономике страны. В отдаленной перспективе победа Германии грозила прямым отторжением от Российской империи значительных территорий, установления германского контроля над Финляндией, Прибалтикой, Украиной, утрату статуса великой державы. В случае победы Петербург рассчитывал сгладить острейшие внутренние противоречия, сбить нарастающую революционную волну, поддержать славянские народы на Балканах, присоединить Галицию, защитить православие.
   Таким образом, региональный кризис быстро перерос в глобальный конфликт, в который оказались вовлечены 38 государств с населением свыше 1,5 млрд человек. Первая мировая война явилась результатом длительного накопления противоречий между державами, гонки вооружений и соперничества военно-политических блоков. В этом смысле она явилась закономерным результатом развития международных отношений. Первую мировую войну можно было избежать при благоразумии и доброй воле противостоящих сторон, однако они не сделали ничего, чтобы предотвратить ее. Перед российской дипломатией, в частности, стояла задача избежать войны путем компромиссного регулирования, но без потери престижа. Эта задача оказалась для Петербурга непосильной. Иллюзии о быстрой победе взяли верх над реальностями.
   Как и другие мировые державы, Россия начала подготовку к новой войне задолго до ее начала. Вооруженные силы империи были резко ослаблены Русско-японской войной и революцией 1905–1907 гг. Для реорганизации армии и флота еще в 1905 г. была создана новая структура – Совет государственной обороны во главе с великим князем Николаем Николаевичем. 2 марта 1908 г. император повелел составить общую программу воссоздания флота и перевооружения армии, рассчитанную на 10–15 лет, выполнение которой должно было начаться со строительства четырех броненосцев. Однако фактически реформа армии началась в 1909 г. с приходом на должность военного министра генерала В. А. Сухомлинова. По мнению современников, невежественность генерала в сочетании с поразительным легкомыслием позволяли ему удивительно легко относиться к сложнейшим вопросам организации вооруженных сил. Но благодаря общему экономическому подъему в стране за короткое время были улучшены техническое оснащение армии, организация запасов продовольствия и сырья, сокращен период мобилизации армии и увеличена численность офицерского корпуса.
   На восстановление и модернизацию вооруженных сил в предвоенные годы были истрачены огромные для России денежные средства. С 1908 по 1913 гг. объем военных расходов возрос в 1,5 раза и составил почти 25 % всех расходов бюджета. Россия в канун войны тратила на военные нужды большую часть бюджета, чем Германия. По темпам увеличения военных расходов Россия обошла также всех своих союзников по «Сердечному согласию». За 6 предвоенных лет только на чрезвычайные нужды армии было истрачено свыше 380 млн руб. Примерно в такую же сумму обошлось строительство современного флота. В 1913 г. Генштабом были разработаны «Малая» и «Большая программа по усилению армии», которые предусматривали увеличение к 1917 г. сухопутных сил мирного времени более чем на треть, значительное наращивание артиллерийских вооружений и авиации и строительство новых стратегических железных дорог. На новую программу перевооружения и модернизации армии, утвержденную монархом за месяц до начала войны, предполагалось истратить почти 500 млн руб.
   Состояние вооруженных сил. Несомненно, русская армия к войне 1914 года была подготовлена намного лучше, чем к Русско-японской войне, однако утверждение военного министра Сухомлинова о том, что «никогда Россия не была так хорошо подготовлена к войне, как в 1914 г. и… готова спокойно принять вызов» мало соответствовало действительности. Россия не была готова к войне такого масштаба и протяженности, какой оказалась Первая мировая война. Принятые накануне войны программы развития армии и флота запаздывали приблизительно на три-четыре года, и Россия вступила в войну на сложном этапе перевооружения и реорганизации вооруженных сил. Она не смогла достичь военно-технического уровня своего основного противника – Германии, особенно по новейшим в те времена видам вооружения и техники: пулеметам, самолетам, автомобилям, гранатам. Освоить и нарастить их производство в России в сжатые сроки в условиях незакончившейся модернизации российской металлургии и слабо развитого машиностроения не смогли. Такие новые виды вооружений, уже вводившиеся в европейских армиях, как зенитки, минометы, гранаты, русские заводы перед войной не производили или производили единицами. Что касается стрелкового вооружения русской армии, то оно по качеству не уступало вооружению противника. Созданная С. И. Мосиным пятизарядная «трехлинейная» винтовка имела ряд преимуществ перед иностранными образцами, русская 76-мм пушка ни в чем не уступала лучшим полевым орудиям того времени, усовершенствованный туляками станковый пулемет «русский Максим» обладал высокой точностью стрельбы и способностью длительного ведения непрерывного огня. Однако потенциальные противники России превосходили российские вооруженные силы по общему количеству артиллерийских орудий, справедливо считавшихся тогда ударной силой армии (7088 орудий у России, соответственно – 9388 у Германии, 4088 – у Австро-Венгрии), в том числе и по орудиям тяжелой артиллерии (на вооружении германской армии было 3260 тяжелых орудий, австро-венгерской – около 1000, в то время как у России было всего 240 тяжелых орудий). Отечественную программу развития тяжелой артиллерии планировалось завершить лишь к 1921 г. Россия была первой страной, создавшей к началу мировой войны многомоторный самолет «Илья Муромец», сконструированный И. И. Сикорским, не имевший себе равных в мире по размерам, весу, полезной нагрузке. Однако подавляющее большинство русских военных одномоторных самолетов, производившихся в России, представляли собой лицензионные аналоги французских машин. В конце 1914 г. началось строительство двухмоторного бомбардировщика В. А. Слесарева, который предназначался для осуществления челночных рейсов из России на территорию Франции и обратно для бомбардировок немецких заводов Круппа в Эссене. Но в годы войны из-за низкой технической оснащенности производства и отсутствия собственных авиадвигателей Россия постепенно утратила одно из ведущих мест по выпуску самолетов. Производство самолетов в России с 1914 по 1917 г. выросло лишь в 3,5 раза (с 535 до 1897 ед.), тогда как в Германии за эти годы оно возросло в 14,5 раз (с 1348 до 19 646), в Англии – в 58,8 раз (с 245 до 14 421). Соответственно, за все годы войны Россия произвела лишь 5607самолетов (Германия – 48 535, а Франция – 51 153).
   В канун войны русская кадровая армия насчитывала 1423 тыс. человек и считалась одной из самых крупных и сильных армий мира (в 1914 г. германская армия насчитывала 750 тыс. человек, сухопутные силы Дунайской монархии составляли 460 тыс. человек). Вместе с тем качество русской армии отражало состояние цивилизационного уровня страны (каков народ, такая и армия). По уровню жизни населения и культуре Россия серьезно отставала от европейских стран, и прежде всего от Германии. Вооруженные силы страны были по преимуществу крестьянскими. Почти 62 % поступавших в армию русских новобранцев были неграмотны, в германской армии таковых насчитывалось менее 1 %. Малообразованные солдаты плохо овладевали новой техникой, терялись в сложной обстановке. Слабая транспортная система России оказалась не в состоянии длительное время выдерживать военные нагрузки и уже с первых месяцев войны стала давать сбои. По этой причине на 15-й день мобилизации Россия могла расположить на границе с Германией только 350 тыс. бойцов, а на 40-й – не более 550 тыс. Следствием погони за дешевизной содержания армии являлся постоянный некомплект офицерского состава, который к лету 1914 г. достигал 3000 человек и к тому же сопровождался малочисленностью унтер-офицерских кадров. Численный состав офицерского корпуса (51,5 тыс. в 1914 г.) был недостаточен для ведения длительной войны. По этой причине были сокращены учебные сборы офицеров запаса. Кроме того, выбывших кадровых офицеров заменяли выходцами из разных сословий, которых готовили по ускоренной программе. Как следствие, офицерский корпус стремительно демократизировался, и лишь в генеральском звене он оставался сословно дворянским. В свою очередь, среди высшего командного состава русской армии было немало тех, кто по-прежнему полагался на устаревшую Суворовскую формулу: «Пуля – дура, штык – молодец».
   Подготовке армии к будущим сражениям мешали не только уровень военно-промышленного потенциала и общее отставание страны от ведущих европейских держав и США, но и отсутствие единства в правящих кругах в вопросе о приоритетности оборонных программ. Если великий князь Николай Николаевич вполне резонно отводил в будущем конфликте решающую роль сухопутной армии, то Николай II настаивал прежде всего на строительстве флота. Таким образом, безудержная гонка вооружений на море, начатая Берлином, затронула и Россию. С 1907 по 1914 г. Россия увеличила свои расходы на строительство флота почти на 174 %. Однако ввод в строй линейных кораблей типа «Севастополь» и планируемая закладка на стапелях Николаева еще более мощных дредноутов на деле не давали России преимущества в будущих военных сражениях.
   Руководство Генштаба было уверено, что война будет скоротечной, на ее ведение отводилось всего полгода (предполагалось победоносно завершить ее к рождественским праздникам 1914 г.). Соответственно, на эти же сроки рассчитывались стратегические резервы (вооружение, снаряжение, продовольствие). Многие военные новинки вообще не были учтены мобилизационными планами. Наиболее катастрофическим было положение с боеприпасами. Нормы запасов на них, в первую очередь на артиллерийские снаряды, были сильно занижены, что сразу показали первые же месяцы войны. На Юго-Западном фронте норма снарядов была израсходована в 16 дней, а все запасы израсходованы в 4 – месяца. Начальник штаба верховного командования генерал Н. Н. Янушкевич сообщал Сухомлинову, что на 3 тыс. выстрелов немцев мы делали всего 300.
   Переоценка собственной силы русским Генеральным штабом лежала и в основе плана войны. Генштаб в недостаточной мере учел невыгодное геостратегическое положение России, необходимость практически в одиночку противостоять на двухтысячекилометровом Восточном фронте совокупной мощи трех империй. Вместо того чтобы сосредоточить все свои усилия против одного из противников, окончательный план стратегического развертывания предполагал ведение военных действий одновременно с несколькими противниками.
 //-- § 3. Военные действия на Восточном фронте в 1914 – начале 1917 гг. --// 
   Кампания 1914 года. Восточный фронт стал одним из двух главных театров боевых действий Первой мировой войны. Он простирался на тысячи километров от Мемеля на Балтике до предгорья Карпат. Против русской армии действовало до половины военных сил Германии и Австро-Венгрии. В свою очередь, Россия сосредоточила здесь свои основные силы (95 пехотных дивизий из 114). Остальные войска, ввиду турецкой угрозы, находились на Кавказе. Чтобы выиграть войну на два фронта, вооруженные силы Германии, согласно плану начальника германского Генерального штаба Альфреда фон Шлиффена, должны были вначале обрушить всю свою мощь на Францию. На сорок второй день операции с французскими войсками должно было быть покончено. После этого следовало повернуть германские армии на восток с целью столь же молниеносного разгрома России. Однако вскоре после победоносного вторжения немцев во Францию «План Шлиффена» начал рушиться. Важную роль в этом сыграла вынужденная переброска двух корпусов германской армии на Восточный фронт. Призрак надвигающейся катастрофы (после проигрыша французами пограничного сражения немцы быстро продвигались к Парижу) заставил французское правительство требовать от русского командования начать немедленное наступление еще не полностью отмобилизованной русской армии ради спасения Франции.
   Русский Генеральный штаб, согласно одному из вариантов стратегического развертывания войск, планировал нанести главный удар по Австро-Венгрии, а наступление против Германии начать на шестнадцатый день после мобилизации. С военной точки зрения интересам России более всего отвечало выступление русской армии против Австро-Венгрии и оборона на германском фронте. Однако, учитывая просьбу Франции и опасаясь, что быстрый разгром Франции оставит Россию один на один с Германией, Генштаб решил наносить удары одновременно и по австро-венгерским армиям в Галиции, и по немецким в Восточной Пруссии.
   Для Российской империи Первая мировая война началась 4 (17) августа 1914 г. В этот день 1-я русская армия под командованием генерала Павла К. Ренненкампфа перешла государственную границу и вступила на территорию Восточной Пруссии (ныне Калининградская область РФ). Русское командование, уступая настойчивым требованиям французского правительства, вынуждено было перейти к активным действиям на месяц раньше срока окончания мобилизации, т. е. на ее 15-й день. По планам военного командования, в ходе Восточно-Прусской операции 1-я и 2-я армии русского Северо-Западного фронта должны были обойти Мазурские озера с севера и с юга, окружить и разгромить 8-ю немецкую армию, овладеть всей Восточной Пруссией для броска вглубь Германии.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Поделиться ссылкой на выделенное