Владимир Шестаков.

Новейшая история России

(страница 5 из 50)

скачать книгу бесплатно

   Крайне левую позицию в этой группе партий и организаций занимали большевики, которые строили свою тактику, исходя из роста стачечного движения (в январе 1905 г. бастовало свыше 440 тыс. рабочих – больше, чем за предыдущие несколько лет). Наряду с экономическими требованиями все чаще звучали политические. Позиция рабочих сказалась на решениях III съезда социал-демократической партии, созванного в апреле 1905 г. в Лондоне и фактически оказавшегося большевистским (меньшевики провели свою собственную конференцию). В принятых документах была выдвинута программа ликвидации монархии и установления республики; ликвидации пережитков крепостничества в деревне; создания революционных крестьянских комитетов; обеспечения политических свобод для всех слоев населения; перехода к вооруженному восстанию как решающему средству давления на «верхи»; создания временного революционного правительства.
   В этот общий революционный поток вливалось и фактически самостоятельное крестьянское движение. Острота и многоликость конфликта в деревне мешали крестьянству четко определить свою программу и союзников. Этим объяснялся стихийный характер многих крестьянских выступлений, их несогласованность с действиями рабочих и буржуазных слоев. Но размах крестьянского движения был внушительным. Потребность в политической организации крестьян привела к созданию летом 1905 г. Всероссийского крестьянского союза.
   Революция на подъеме. Слабое реагирование «верхов» на революционные настроения в обществе подхлестнуло движение протеста. Весной—летом 1905 г. масштаб движения возрос. Первомайские стачки и демонстрации прошли в Петербурге, Москве, Варшаве, ряде других городов. Центр революционного движения переместился в национальные районы – в Польшу, Прибалтику, на Украину. В Лодзи в течение трех дней происходили вооруженные схватки. Борьба такого накала требовала новых органов руководства. В Иваново-Вознесенске возникло Собрание уполномоченных депутатов (первый пример Советов рабочих депутатов). Оно взяло на себя функции по руководству стачечной борьбой, снабжению стачечников продовольствием, оказанию им финансовой помощи, поддержанию порядка. Всего к концу года Советы были организованы в 50 городах и рабочих поселках, в том числе в Петербурге и Москве. Но их деятельность не была скоординирована. Шла острая борьба между партиями за влияние на Советы. Не было ясности в понимании природы и роли новых революционных органов власти.
   С начала года не прекращались студенческие забастовки, в которых участвовало до 40 тыс. студентов. Революционные настроения начали проникать и в армию. Огромное впечатление на российскую и мировую общественность произвело восстание на Черноморском флоте, на броненосце «Князь Потемкин-Таврический», 14–25 июня 1905 г.
   Развитие событий приняло угрожающий характер. От правящего режима требовалось принятие срочных мер. 6 августа был опубликован царский Манифест об учреждении Государственной думы.
Булыгинская дума (по имени министра внутренних дел) должна была носить лишь совещательный характер. Выборы предусматривались многоступенчатые, с существенными ограничениями прав ряда категорий населения. Все левые партии и демократические организации (большевики, эсеры, Всероссийский крестьянский союз, Всероссийский союз учителей и др.) объявили о бойкоте выборов в Думу. Сентябрьская забастовка московских печатников стала сигналом к началу всероссийской политической стачки. На разгон митингов и демонстраций были брошены войска. 24–25 сентября в Москве произошли первые вооруженные столкновения. В забастовке участвовало до половины московских рабочих. Постепенно в забастовочное движение вовлекались все новые отряды рабочих и служащих (железнодорожных, почтово-телеграфных, торговых, биржевых, судебных и пр.), жизнь Петербурга, Москвы, ряда других городов была парализована. 14 октября петербургский градоначальник Д. Ф. Трепов потребовал: «Холостых залпов не давать, патронов не жалеть!» Однако попытки подавить стачку успеха не имели.
   Октябрьский манифест. Октябрь 1905 г. принес новый всплеск революционного движения. Забастовка московских железнодорожников, начавшаяся 7 октября, получила поддержку на всех дорогах страны. К железнодорожникам присоединились и рабочие других профессий. Общее число забастовщиков превысило 2 млн человек. Вокруг советов сплачивались рабочие коллективы, объединялись народные лидеры. Советы создавали свои вооруженные дружины, печатные органы, с помощью которых разворачивали широкую агитацию в массах. Забастовочное движение охватило до 93 % губерний. К бастующим, выступавшим под лозунгом «Долой самодержавие!», примыкали либеральные слои буржуазии и интеллигенции. Столь широким натиском силы, оппозиционные царскому режиму, добились от него новых крупных уступок.
   17 октября 1905 г. был издан подписанный Николаем II Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», объявивший о созыве законодательной Государственной думы. По существу, Манифест был декларацией о намерении власти осуществить конституционную реформу с указанием основных ее принципов. Подписание Манифеста означало, что общество отвоевало у государства основные права и свободы. В документе содержалось обещание «даровать» народу свободу совести, слова, печати, собраний, неприкосновенность личности. Тем самым был начат поворот в сторону конституционной монархии. 24 ноября 1905 г. была упразднена цензура для периодической печати. С этого момента газеты и журналы отвечали только перед судом. 4 марта 1906 года Указами императора «Об обществах и союзах» и «О собраниях» была гарантирована свобода собраний и союзов, они давали возможность легально образовывать профсоюзы и политические партии. В апреле 1906 года Николай II «высочайше» утвердил новую редакцию Свода основных государственных законов в 82 статьях, которой определялось существо Верховной Самодержавной власти, права и обязанности российских подданных, функции и устройство Государственного совета и Государственной думы. По существу, Свод основных государственных законов являлся конституцией страны.
   Согласно Своду, императору Всероссийскому по-прежнему принадлежала «Верховная Самодержавная власть», ему принадлежал «почин» в законодательных вопросах. Лишь император имел право утверждать законы, и без его утверждения ни один закон «не мог иметь своего совершения». Император имел право объявлять войну и заключать мир, а также договоры с иностранными государствами. «Власть управления» также во всем ее объеме принадлежала императору. Он определял внешнюю и внутреннюю политику страны, являлся «Державным Вождем» российской армии и флота, имел право чеканить монету, назначать и увольнять Председателя Совета министров.
   Вместе с тем избираемая населением на пять лет Государственная дума ограничивала власть монарха в законодательных и финансовых вопросах. Согласно девятой главе Свода, «никакой закон не мог вступить в силу без одобрения Государственного совета, Государственной думы». Поэтому с конца апреля 1906 г. Российская империя фактически представляла собой конституционную монархию.
   Глава восьмая Свода законов установила такой объем гражданских прав и свобод, какого Россия никогда не знала в своей истории. Никто не мог быть подвергнуть преследованиям иначе чем в законном порядке. Каждый российский подданный имел право свободно избирать место жительства и занятие, приобретать и отчуждать имущество. Свод законов провозглашал свободу вероисповедания и неприкосновенность жилища и другие гражданские права и свободы.
   В поддержку нового курса власти выступили либеральные партии. Ведущую роль среди них играли партии кадетов (Конституционно-демократическая партия) и октябристов («Союз 17 октября»). Во главе кадетов встали П. Н. Милюков, В. А. Маклаков, П. Б. Струве, во главе октябристов – А. И. Гучков, Д. Н. Шипов, М. А. Стахович и др. Возникнув осенью 1905 г., эти партии отражали настроения левого и правого крыла предпринимателей, интеллигенции, помещиков. Если первые выступали за дальнейшее углубление демократических преобразований (решений крестьянского, рабочего и национального вопросов), то вторые считали необходимым максимально использовать возможности, открывшиеся после реформы, сплотить все созидательные силы страны вокруг монархии, идей православия и патриотизма.
   Желая оправдать бескомпромиссную борьбу против самодержавия, левые политические лидеры, и прежде всего Ленин, категорически отказывались признавать новый государственный строй конституционной монархией. С левыми радикалами в этом вопросе солидаризировались крайне правые. Они также отказывались считать, что власть монарха как-то ограничена.
   Встав на путь демократического обновления страны, правительство одновременно активизировало борьбу с политическим экстремизмом. Ограничивалась или запрещалась деятельность профсоюзов. Новый закон о стачках, изданный 2 декабря, предусматривал тюремное заключение за участие в забастовках на предприятиях, имевших оборонное и общегосударственное значение.
   Эта репрессивная политика получила активную поддержку у той части общества, которая разделяла идеи последовательной, нереволюционной модернизации страны. Формировались антиреволюционные, монархические, черносотенные организации – «Союз русского народа», Русская монархическая партия, Партия демократических реформ, Общество активной борьбы с революцией и др. Особенно многочисленным и активным был «Союз русского народа», пользовавшийся поддержкой со стороны властей. По стране прокатилась волна контрреволюционных погромов.
   Таким образом, в общественном развитии страны определились три главных направления. Одно признавало необходимость стабилизации положения в обществе; другое выступало за реформу, расширение сферы прогрессивных буржуазных отношений, интенсивное внедрение достижений мировой цивилизации; третье было связано с дальнейшим углублением революции, переводом ее в стадию уже принципиально иных (крайне радикальных, социалистических) преобразований.
   Декабрьское вооруженное выступление. Манифест 17 октября, решив ряд крупных демократических задач революции, не откликнулся на коренные социальные требования крестьян, рабочих, представителей национального движения. В борьбе за выполнение этих требований объединялась та часть революционеров, которые выдвигали максималистские лозунги. Во главе этого крыла стояли большевики. В ноябре из эмиграции вернулся В. И. Ленин. Курс на вооруженное восстание оправдывался невиданным всплеском крестьянского движения (за октябрь—декабрь 1905 г. произошло почти столько же выступлений, сколько в январе—сентябре), переходом крестьян к созданию революционных органов власти (крестьянских комитетов, советов), волнениями и восстаниями в армии и на флоте (в ноябре восстали матросы Севастополя под руководством лейтенанта П. П. Шмидта). Соотношение экономических и политических стачек рабочих менялось в пользу последних. Все это говорило о том, что боевой настрой «низов» неудержимо нарастал. По призыву большевиков 7 декабря Московский совет начал всеобщую политическую забастовку. В ней приняло участие около 400 предприятий, на которых было занято до 100 тыс. рабочих. Забастовка быстро переросла в вооруженное восстание. Уже 9 декабря начались баррикадные бои. Основным районом вооруженных столкновений стала Пресня, где располагались крупные промышленные предприятия. Однако, несмотря на геройство и самопожертвование многих участников восстания, оно, не успев разгореться, затухло. Рабочие дружины были плохо вооружены, не имели четкого плана действий. Отсутствовало взаимодействие между отдельными очагами борьбы. Армия, несмотря на колебания в ряде частей, осталась верной царю. Восставшие не получили активной и широкой поддержки в окружающих Москву районах. В боях погибло 1100 восставших, войска же потеряли менее 100 человек. 18 декабря были подавлены последние очаги сопротивления. Карательные отряды проводили массовые аресты, расстреливали активистов. Разрозненные очаги вооруженной борьбы на Урале, на Волге, в Сибири, на Дальнем Востоке, в Причерноморье, на Украине, в Прибалтике, Грузии, Польше, Финляндии также были быстро разгромлены. Революционный пожар, охвативший всю огромную территорию страны, наглядно показал, сколь много накопилось горючего материала. Но столь же очевидно было и то, что революционное движение все еще носит по большей части стихийный характер.
   Первая русская революция, главной задачей которой было буржуазное преобразование страны, оказалась отягощенной целым «букетом» второстепенных задач. Это делало ее массовой по характеру, но крайне противоречивой по задачам и по лозунгам. Выявились глубокие различия между интересами предпринимателей, интеллигенции, рабочих и крестьян. Ни одна из этих социальных сил не смогла объединить остальных участников движения. Ни одна из сложившихся или вновь возникавших партий не была в состоянии реально претендовать на политическое лидерство. Революция не выдвинула и широко признанных лидеров, поэтому политическая инициатива оставалась в руках правящих кругов. Слабость революционных сил давала царизму шанс сманеврировать, ограничиться полумерами, выйти из революции без больших потерь.
 //-- § 3. От революции к реформам --// 
   Становление российского парламентаризма. Провозглашение политических реформ означало, что страна отныне будет двигаться по пути эволюционного развития. Одновременно опыт революции 1905–1907 гг. говорил о том, что курс реформ должен быть твердым и последовательным, что модернизация должна охватывать все сферы общественной жизни. Первые шаги российского парламентаризма были трудными. Решение о созыве Государственной думы было буквально вырвано у царизма. И после того как революция начала отступать, отчетливо обозначились две тенденции в отношении нового представительного органа. Правящие круги стремились максимально сузить его роль и с помощью избирательного механизма обеспечить решающее место в Думе за послушными верхними слоями общества. Либеральные же и революционные круги намеревались закрепиться на думском «плацдарме» и повести с него дальнейшее наступление на самодержавие.
   Положение о выборах в I Государственную думу было опубликовано 11 декабря 1905 г. Выборы должны были проводиться по четырем куриям (землевладельческой, городской, крестьянской, рабочей), со многими ограничениями. В частности, в Москве из более чем 1 млн жителей в избирательные списки было включено всего 56,4 тыс. человек, т. е. около 5 %. Выборы проходили в феврале—марте 1906 г., когда страна еще жила под впечатлением от Декабрьского вооруженного восстания. Большевики призвали своих сторонников бойкотировать их, как и выборы в булыгинскую думу. В бойкоте участвовали эсеры, некоторые правые партии, профсоюзы. Но подавляющая масса населения, в том числе и отдельные группы рабочих, напуганная эксцессами революции, решила участвовать в избирательной кампании, использовать появившийся шанс мирной борьбы за правовое государство. К избирательным урнам пошли и крестьяне.
   В I Государственной думе, заседания которой открылись 27 апреля 1906 г., одна треть депутатских мандатов принадлежала кадетам (179 из 486), пятая часть (94 мандата) – Трудовой группе (крестьяне), столько же беспартийным, по одной десятой части – «автономистам» (национальные районы) и правым партиям. Социал-демократическая фракция насчитывала 18 депутатов.
   Думцы требовали проведения крупных реформ – создания ответственного (перед Думой) правительства, политической амнистии, ликвидации реакционного Государственного совета, введения всеобщего избирательного права. Проект, предложенный кадетами, предусматривал наделение малоземельных крестьян землей за счет казенных, монастырских и удельных владений. Предлагалось отчуждение части помещичьей земли за выкуп. Крестьянская трудовая группа предложила передать весь земельный фонд в руки выборных местных земельных комитетов для последующего уравнительно-трудового использования. Покушение на принцип частной собственности, прозвучавшее с трибуны Думы, так же как и требование о введении ряда политических свобод, вызвало решительный протест со стороны правящих кругов. Указом от 9 июля 1906 г. Дума была распущена.
   Для широких слоев населения было важно сохранить саму идею парламентаризма, представительной власти, завоеванной в ходе тяжелой революционной борьбы, нежели конкретный состав Думы. Росли ряды старых (возникших до революции) и появлялись новые политические партии и организации, которые могли формулировать и защищать через центральные государственные органы программы различных групп и слоев населения. Крепло профсоюзное движение, легализованное царским правительством в марте 1906 г. Создавались союзы интеллигенции, предпринимателей, набирало силу кооперативное движение. В мае 1906 г. на съезде уполномоченных губернских дворянских обществ был создан Совет объединенного дворянства (во главе с крупным землевладельцем графом А. А. Бобринским). Это позволяло дворянству более активно отстаивать свои интересы в органах власти.
   После издания Манифеста 17 октября возник ряд легальных буржуазных партий. Только московские предпринимательские круги создали Торгово-промышленную партию (под руководством промышленника и банкира Г. А. Крестовникова) и Умеренно-прогрессивную партию (под руководством фабриканта и банкира П. П. Рябушинского). Серьезным шагом на пути объединения предпринимательских кругов явилось учреждение в 1906 г. Совета съездов представителей промышленности и торговли.
   Правовую основу законотворчества Думы создавала новая редакция «Основных государственных законов Российской империи», утвержденная Николаем II в апреле 1906 г. Государственный строй России стал носить характер самодержавно-конституционной монархии. На поиск дальнейших межклассовых компромиссов и сотрудничества через Думу ориентировали и некоторые существенные завоевания революции: прибавка жалованья рабочим (в среднем на 10 %); сокращение и дальнейшая отмена (с 1 января 1907 г.) выкупных платежей в деревне; уменьшение срока военной службы; смягчение русификаторской политики на национальных окраинах.
   Конфликт между царизмом и Государственной думой, обозначившийся в ходе работы и роспуска I Думы, преодолевался не на основании компромиссов, укрепления демократии, а через подстраивание Думы под самодержавие.
   Выборы во II Думу прошли в конце 1906 – начале 1907 г. Депутатский корпус значительно полевел. 516 мест в парламенте поделили между собой трудовики, эсеры, энесы (157), социал-демократы (65), кадеты (98) и правые (52). Число беспартийных уменьшилось вдвое. Сформировалась казачья группа (17). Выросло число представителей от национальных окраин (76). Резкое сокращение числа кадетов (почти вдвое) сопровождалось увеличением числа социалистов (в 10 раз).
   Этот состав также не был готов к конструктивной законодательной работе. Предложение по проведению ряда реформ, с которым выступил новый премьер-министр П. А. Столыпин (введение государственного страхования рабочих; неприкосновенности личности, свободы вероисповедания, обязательного начального образования, расширение компетенции земств и др.), не встретило поддержки у большинства думцев. Делегаты от левых партий вновь потребовали принудительного отчуждения частновладельческих земель. Последовали многочисленные запросы к правительству, имевшие главной целью дискредитировать его. Началось открытое противостояние между исполнительной и законодательной властями.
   В итоге 3 июня 1907 г. II Государственная дума, после трех с половиной месяцев работы (созвана 20 февраля), была распущена. По новому положению о выборах представительство крестьян, рабочих, национальных районов было резко сокращено в пользу помещиков и предпринимателей.
   Больше половины мест было закреплено за правыми партиями. Вновь почти вдвое сократилось представительство кадетской партии. Трудовики и социалисты были представлены только 33 депутатами. Большинство мест получили октябристы, проводившие курс на умиротворение страны, на конструктивную оппозицию.
   Этот курс проводил и Государственный совет. Изменение функций Совета было закреплено указами от 20 февраля и 23 апреля 1906 г. Отныне он являлся верхней палатой законодательного парламента и наделялся правом законодательной инициативы. Госсовет, хотя и участвовал в проведении реформаторского курса, тем не менее, подчиняясь интересам высших, консервативных слоев общества, всячески тормозил его осуществление.
   Третьеиюньский переворот, связанный с разгоном II Государственной думы, знаменовал собой окончание первой российской революции. Наметился глубокий кризис революционных партий, сопровождавшийся их расколом. В среде социал-демократии усилились течения отзовизма (ухода из Думы, из легальных и полулегальных обществ и организаций) и ликвидаторства (отказа от нелегальной деятельности). Богостроительство и богоискательство (т. е. смена философских основ политической работы, поиск компромисса с религией, Православной церковью) отражали разочарование в социализме и теории классовой борьбы значительной части интеллигенции, увидевшей оборотную сторону революции – эксцессы, жестокость, разрушения, многочисленные жертвы.
   Встав на путь реформаторства, правительство тем самым открыло простор для деятельности созидательных общественных сил, для ускорения темпов модернизации страны. III Государственная дума внесла решающий вклад в проведение реформ Столыпина.
   Реформы П. А. Столыпина. Реформаторский курс, проявившийся в области государственного устройства (парламентаризм), получил развитие и в сфере экономики. Аграрный вопрос оставался основополагающим для хозяйственного развития страны. Не развязав этого «узла», страна не могла уверенно двигаться по пути модернизации. Реформа 1861 г. нуждалась в продолжении: необходимо было разрушить полунатуральный уклад жизни большинства сельского населения, осуществить техническое перевооружение труда земледельца. Крупный вклад в решение проблемы внес С. Ю. Витте, возглавлявший «Особое совещание о нуждах крестьянской промышленности». На основании богатой земской статистики был сделан вывод о возрастающей тормозящей роли крестьянской средневековой общины.
   С назначением 8 июля 1906 г. председателем Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина (1862–1911) правительственная программа, существенно доработанная, начала осуществляться на практике.
   Новому премьеру было 44 года. Он был убежден в необходимости укрепления монархии и государственности путем глубокого и последовательного реформирования общественного строя, усиления носителя реальной власти – крупного и мелкого собственника. Премьер хорошо знал положение в деревне, требования основных групп ее населения – помещиков, предпринимателей, крестьян. Первые были заинтересованы в государственной поддержке для перехода к рыночным отношениям, ликвидации общины; вторые – в осуществлении комплекса мер по обеспечению хозяйственной независимости; третьи – в ликвидации малоземелья, финансовой поддержке, изменении отработочной системы (повышении платы за труд и снижении платы за аренду земли).
   Столыпин видел свою задачу в успокоении и возрождении великой Родины. Волевой, энергичный, работоспособный, обладавший ораторскими способностями, он объединил вокруг себя прогрессивных деятелей страны, вызывая злобу и ненависть у ретроградов и революционеров. На него был совершен ряд покушений, и 1 сентября 1911 г. выстрел террориста Д. Г. Богрова, раздавшийся в киевском театре, оборвал жизнь этого столь необходимого России государственного деятеля. Лев Троцкий впоследствии признавал: если бы реформа Столыпина была завершена, «русский пролетариат не мог бы прийти к власти в 1917 г.».
   Аграрная реформа, для осуществления которой был принят ряд законодательных актов, проводилась по нескольким взаимоувязанным направлениям.
   Во-первых, предоставление крестьянам права свободного выхода из общины с последующим закреплением надельной земли в личную собственность. Формой ведения хозяйства мог стать хутор (с переселением из деревни) и отруб (с выделением в собственность отрубника части общинных земель, не подлежавшей переделу). Для проведения всех необходимых переделов земли в уездах и губерниях создавались землеустроительные комиссии.
   Во-вторых, обеспечение защиты интересов зажиточных слоев деревни, помощь им в обособлении от общины, уничтожение чересполосицы, превращение земли в объект купли-продажи.
   В-третьих, возрастание роли финансового капитала в развитии деревни. Крестьянский банк, пуская в продажу скупленные у помещиков земли, ориентировался главным образом на предпринимательские слои (хуторян, отрубников), насаждая фермерский тип хозяйства.
   В-четвертых, уменьшение аграрной перенаселенности в европейской части страны за счет массового переселения малоземельного крестьянства в Сибирь, на Дальний Восток, в Среднюю Азию. За период с 1906 по 1910 г. на восток страны выехало более 2,5 млн человек. При переезде и в местах расселения им оказывалась значительная материальная помощь со стороны государственных органов.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Поделиться ссылкой на выделенное