Виктория Лайт.

Девушка без Бонда

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

– А ты так не считаешь?

– Деньги – это еще не все, – просто сказала Келли.

– Согласен. Но ты бы отказалась их иметь?

Келли задумалась. Романтическое настроение плавно превращалось в ностальгическое. Иногда в разговоре с посторонним человеком скорее хочется открыть душу, чем с родным и близким. Выходные пройдут, и она больше никогда не увидит Эдуарда Фултона…

Конечно, это только к лучшему, но почему бы тогда ей не поговорить о том, что уже два года тяжелым грузом лежит на сердце?

– У одного человека… моей подруги по школе, – начала Келли, – было очень много денег… Целое состояние. Но счастья они ей не принесли. Незадолго до свадьбы она узнала, что ее жених изменяет ей, а жениться на ней собирается только из-за ее семьи и наследства.

– И что она сделала?

– Сбежала от него.

– Молодчина, – одобрил Эд. – Так подлецу и надо.

Келли покосилась на него. Неужели он говорит искренне? Обычно мужчины не считают измену преступлением. Особенно красивые мужчины, у которых отбоя нет от кандидаток в подружки.

– Но ведь деньги здесь в любом случае ни при чем, – продолжил он. – Твоей подруге просто не повезло. Такое с каждым случиться может. И с богатым, и с бедным.

– Если бы она была бедной, то ничего бы не случилось.

– Неужели твоя подруга настолько непривлекательна, что ничем другим, кроме денег, она не могла заинтересовать мужчину?

– Она настоящая красавица! – сердито бросила Келли.

– Красивее, чем ты?

– В сто раз!

– Разве такое возможно?

Келли резко повернулась к Эду, но гневные слова замерли на ее губах, когда она увидела его улыбку. Он не издевался и не посмеивался. Он восхищался… Келли смутилась.

– Ты очень любезен. Но Аврора была первой красавицей нашей школы, можешь поверить мне на слово.

– Твою подругу зовут Аврора? Мой коктейль назван в ее честь?

– Д-да… Ты же не против?

– Не знаю, – пожал плечами Эд. – Первая красавица католической школы, богачка, сбегающая от жениха из-за какой-то ерунды… Мне кажется, она просто дурочка.

– Измена – не ерунда! – Келли покраснела от злости. – И, между прочим, ты только что назвал его подлецом!

– Назвал, – согласился Эд. – Но в жизни всегда должно быть место прощению, ты не находишь? Если человек раз оступился и раскаивается, его нужно простить.

– Это не так просто сделать. Особенно когда любишь…

– Она его любила?

– Безумно.

– И смогла от него уйти?

– Да.

Эд с видом заправского философа пожал плечами.

– Тогда это точно не любовь. Если любишь, то прощаешь легко.

– Так может говорить только тот, кто никогда не любил, – отрезала Келли и отвернулась.

Губы ее дрожали. Зря она затеяла этот разговор о чувствах. Зря она вообще осталась в доме Фултонов. Бассейн, коктейль, трогательная музыка, задушевные беседы, многозначительные взгляды… Знает она, к чему все это ведет. На самом деле Эду наплевать на то, что творится у нее в голове.

Главное для него – затащить ее в постель. И она должна ни на секунду не забывать об этом…

– Ладно, давай не будем о грустном, хорошо? – Эд обошел шезлонг Келли и сел перед ней на корточки. – Я не хотел тебя расстраивать.

Келли улыбнулась. Его простые слова так растрогали ее, что слезы покатились из глаз.

– Это обстановка так на меня подействовала, – проговорила она, злясь на себя. – Обычно я гораздо лучше владею собой.

– Со мной тоже сегодня творится что-то неладное. Говорю глупости, веду себя как идиот…

– Ну это уже чересчур… и совсем не как идиот, – запротестовала Келли.

– Даже хуже, чем идиот. Не спорь, я знаю. И знаю, почему это со мной происходит.

Келли чуть было не спросила «почему». Хорошо, что вовремя спохватилась. Как же, давно известная игра под названием «когда ты рядом со мной, я превращаюсь в другого человека». Сколько бы на женщинах ее ни испытывали, они все равно попадаются в ловушку снова и снова. Но она начеку и не даст Эду начать игру, которая заведомо окончится ее поражением.

– И я знаю, что с тобой происходит, – по-матерински заботливо проговорила Келли. – Ты переутомился, и тебе пора спать.

Она чуть не рассмеялась, увидев, как вытянулась физиономия Эда.

– Спать? Но сейчас часов двенадцать, не больше!

– Восьмилетнему ребенку полагается ложиться в постель не позднее десяти.

– Я обычно ложусь под утро.

– Что отрицательно сказывается на твоем внешнем виде.

– Я плохо выгляжу? – усмехнулся Эд.

Келли закусила губу. Не надо было ей заводить этот разговор. Трудно представить себе мужчину, который выглядел бы лучше, чем Эд Фултон.

– Сейчас ты выглядишь неплохо. Но надолго тебя не хватит. Если все время ложиться утром, гулять всю ночь и злоупотреблять спиртным, то скоро от твоей красоты не останется и следа.

Она надеялась, что менторский тон остудит пыл Эда, но он, похоже, понял из ее напыщенной речи только одно.

– Ты считаешь меня красивым?

Келли поняла, что няне пора рассердиться.

– Все, мне это надоело! – Она встала с шезлонга. – Ты немедленно отправляешься в свою комнату спать!

Эд встал и с наслаждением потянулся.

– Что ж, спать так спать, милая няня. Только я требую какао с печеньем перед сном и сказку.

– Из журнала «Плейбой»? – съязвила Келли.

Эд озадаченно глянул на нее.

– Хорошенькое чтиво ты предлагаешь своим малышам. Нет, меня вполне устроит что-нибудь из жизни Братца Кролика. Пойдем.

Эд развернулся и вальяжно направился к дому. Келли, кипя от негодования и злости на себя, поплелась следом.

Он вошел в холл, поставил ногу на первую ступеньку и покровительственно бросил через плечо.

– Приготовь, пожалуйста, какао. Печенье должно быть в самом правом шкафчике. А я пока устрою тебе комнату.

– Мне? Комнату? – переспросила Келли.

На губах Эда заиграла язвительная улыбочка.

– Конечно. Гостевые комнаты у нас на втором этаже. Или ты всегда спишь в комнате своих подопечных? Это тоже можно устроить, хотя будет тесновато…

Кровь бросилась Келли в лицо.

– Спасибо, мне подойдет и гостевая.

Как можно дальше от тебя, добавила она мысленно.

– Вот и хорошо. Поднимайся на второй этаж, как закончишь с какао. Я оставлю дверь открытой.

– Будет исполнено, хозяин, – сказала Келли со всем сарказмом, на который была способна, но Эд даже ухом не повел.

Она с ненавистью проводила его глазами, точно зная, что если бы ей сейчас под руку подвернулся тяжелый предмет, она бы с превеликим удовольствием запустила его Эду в прекрасную, загорелую, мускулистую спину. Какое счастье, что в этом доме булыжники на полу не валяются! Иначе миссис Клеверли была бы очень недовольна синяками на теле своего драгоценного внука…

– Келли, я жду какао, не забывай, – донесся до нее сверху голос Эда.

Она пробормотала себе под нос невнятное ругательство, которое явно порочило моральный облик няни месяца, и пошла на кухню.

Дневник Авроры Каннингэм


28 июня


Недавно разбирала старые вещи и наткнулась на этот дневник. Какая же я была маленькая наивная дурочка! Можно подумать, что те строки писала современница прекрасной Скарлетт О’Хары. С тех пор прошло почти два года, и огромная пропасть разделяет тогдашнюю Аврору и нынешнюю.

Дневник я забросила незадолго до того, как мы с Билли официально обручились. Некогда было, да и желания особого не возникало. Нужно было столько всего успеть, что тратить время на бессмысленную писанину казалось потерей времени. Сейчас попытаюсь вкратце отчитаться о своих достижениях.

Я поступила в школу верховой езды и стала посещать уроки танцев, чтобы на вечеринках не стоять в углу и не стесняться каждый раз, когда меня приглашают. По правде говоря, я всегда отличалась коровьей грацией и танцев боялась как огня. Но невеста Билли О’Коннора должна появляться на вечеринках и балах и не имеет права ударить в грязь лицом. Ради Билли я хотела измениться в лучшую сторону. Через два года я вижу, что мне это удалось.

Почему бы, в самом деле, не похвастаться в дневнике собственными успехами? Когда-нибудь потом, лет через десять или двадцать я снова перечитаю его и переживу сладкие моменты своего триумфа… Потому что иначе, как триумфом, мои достижения назвать нельзя.

Я научилась ездить верхом, хотя, когда мне было десять, я свалилась с пони и с тех пор ужасно боюсь лошадей. Но для Билли я преодолела свой страх и теперь с легкостью перепрыгиваю на своей Снежинке через изгороди.

Я перестала ощущать свое тело как неподвижную колоду и выучила па всех модных танцев. Торжественные балы теперь для меня не наказание, а наслаждение. Я больше не прячусь за креслами и колоннами, когда меня разыскивают, чтобы пригласить потанцевать…

Может быть, для кого-то это и пустяк, но только не для меня. К тому же я знаю, Билли нравится, что я блистаю на вечеринках. Поэтому я счастлива вдвойне.

Чем бы еще похвастаться? Джеймс и Альфред научили меня играть в бильярд, и теперь я нередко обставляю их обоих. Джеймс говорит, что если я буду продолжать в том же духе, у меня есть все шансы стать профессиональным игроком. Он шутит, конечно, но все равно приятно. Он не ожидал того, что его маленькая неловкая сестричка когда-нибудь будет его обыгрывать. Один раз даже Билли поиграл со мной. Правда, партию мы так и не закончили, ему нужно было куда-то спешить…

Вечно он занят, мой Билли. Но ничего, когда мы поженимся, у нас будет масса времени друг для друга. И для игры в бильярд.

Вот наконец я и подошла к самому главному… Самое главное событие в моей жизни уже не за горами. Свадьба назначена на пятнадцатое июля! Мама сбилась с ног, занимаясь подготовкой, и когда я представляю себе, сколько гостей прибудет на торжество, мне становится дурно. Толпы почти незнакомых людей, и я в центре всеобщего внимания. А вдруг у меня испортится прическа или потечет макияж? Что, если у меня сломается каблук или порвется платье? Лопнет ожерелье, упадет кольцо? Вдруг я забуду слова свадебной клятвы или упаду, как на том приеме у отца Билли?

Я бы предпочла тихую спокойную свадьбу. Только родственники и очень близкие друзья. Но меня не понимает никто, даже Билли. Ему хочется, чтобы гостей было как можно больше, чтобы все восхищались им, его богатством и (как говорит он) его красавицей-невестой.

Он удивительно тщеславен, мой Билли, и иногда, когда я остаюсь одна, мне кажется, что я недостойна его. Он привык иметь все самое лучшее, и его женой обязательно должна быть блистательная светская красавица. А я хоть и научилась танцевать и ездить верхом, но так и не избавилась от дурацкой привычки краснеть и смущаться в присутствии посторонних людей. Я не очень-то умею поддерживать беседу «ни о чем» и притворяться, что мне интересно то, что на самом деле мне совсем неинтересно.

Но ради Билли я изменю в себе и это. Когда он будет рядом, он поможет мне стать и блестящей, и светской. Если бы сейчас он проводил со мной больше времени, я бы уже стала более раскованной. Но он так много работает, что мы видимся не чаще, чем пару раз в неделю, да и то всего лишь час или два. Иногда он ходит с нами в театр или сопровождает на светскую вечеринку, где нам не удается толком поговорить.

К сожалению, даже это случается очень редко. Билли с головой ушел в бизнес своего отца. Мистер О’Коннор зарабатывает огромные деньги и справедливо хочет, чтобы сын до мелочей изучил семейное дело и с успехом продолжил его. Я все понимаю и никому не жалуюсь. Когда у нас с Билли родится сын, мы тоже будем готовить из него наследника миллионов О’Конноров и Каннингэмов. Но все же я постараюсь научить его тому, чтобы он не оставлял надолго свою невесту одну накануне свадьбы…

Раз уж я решила продолжать дневник, то напишу еще и о том, что не дает мне покоя. Я никому не рассказываю об этом, даже маме, потому что она назовет меня дурочкой и скажет выкинуть весь этот бред из головы. Но я больше не могу молчать.

В последнее время мне все чаще приходят в голову мысли о том, что мое идеальное счастье совсем не так идеально. Любит ли меня Билли по-настоящему? Он говорит, что да. Но вот муж Линды, с которым она убежала с бабушкиной фермы в Айдахо, не позволяет ей развлекаться с друзьями без него, потому что безумно ревнует. В письмах Линда жалуется, что Адам не отпускает ее от себя ни на шаг и что однажды устроил жуткую сцену только из-за того, что ее после работы подвез до дома начальник, когда ее машина сломалась.

А Билли и ухом не повел, когда Стэнли Гриншоу пригласил меня в круиз по Средиземному морю на своей яхте. Поезжай, чудесно проведешь время, сказал он. У Стэнли отличная яхта. И это при том, что всем известно о чувствах Стэнли ко мне. Но Билли не знает, что такое ревность. Однажды Стю Паркенхерст не отходил от меня весь вечер на приеме в честь румынского скрипача (мне даже мама потом сделала выговор за неприличное поведение), а Билли даже голову не повернул в нашу сторону…

Ny a toujour’s un qui baise, et 1”autre qui tend la joue, как говорят французы. В любви всегда один целует, а второй подставляет щеку.

Неприятно сознавать, что я – та, кто всегда целует, а Билли всего лишь снисходительно подставляет мне щеку. Но я верю, что после свадьбы все изменится. Когда Билли поймет, как я люблю его, его спокойная привязанность превратится в настоящую страсть!

7

В правом шкафчике помимо рассыпчатого печенья с кусочками шоколада нашелся овальный серебряный подносик. Келли поставила на него чашку с какао и вазочку с печеньем и поднялась на третий этаж. Она шла медленно, стараясь ничего не расплескать, и заодно успокаивала себя. Ей осталось пережить сутки, а потом еще чуть-чуть. Не так долго терпеть. Эд может измываться на ней как угодно, она не дрогнет. И не такое выносила. Она прошла хорошую школу в «Суперняне», ее не смутить надменным взглядом, презрительным тоном или нелепым приказанием…

Дверь в спальню Эда на третьем этаже оказалась запертой. Келли тихонько постучалась, но он не открыл. Либо уже уснул, либо придумал какую-нибудь пакость, поняла она. Ладно, главное – не паниковать. Если он перейдет границу приличий, всегда можно будет уехать из этого дома. Агнесс ей никогда этого не простит, но на «Суперняне» свет клином не сошелся. Найдется работа и в другом месте.

Печально, конечно. Здесь у нее не просто работа, а настоящие друзья, и жертвовать ими из-за Эда Фултона глупо… Может, Агнесс и не очень рассердится на нее, если она пару раз съездит внуку миссис Клеверли по нахальной смазливой физиономии?

Рассуждая в таком духе, Келли спустилась на второй этаж. Она не собирается искать Эда по всему дому. Какао она и сама выпьет. А если ему приспичило поиграть в прятки, то может прятаться хоть до утра!

Третья дверь по коридору была настежь распахнута. Келли заглянула внутрь и невольно ахнула. Это была комната ее мечты. Не особенно большая, но квадратная, с высоким окном и широким подоконником. В углу стояла большая кровать из черного дерева, покрытая темно-зеленым покрывалом, рядом платяной шкаф. У стены напротив книжный шкаф до потолка, а ближе к окну расположился изящный туалетный столик с зеркалом. Довершали обстановку пара стульев с гнутыми ножками и низенький пуфик перед туалетным столиком, на котором лежала бело-голубая сумка Келли. На полу красовался светлый ковер с длинным ворсом; хрустальная люстра ярко освещала всю комнату. Слева виднелась дверь в ванную комнату.

Келли вспомнила свою убогую комнатенку со скрипящей кроватью и шкафом, в котором не открывалась одна дверца, и загрустила. Как было бы приятно возвращаться в такую комнату, где все дышит уютом, а мебель подобрана в соответствии с удобством и хорошим вкусом, а не найдена на ближайшей свалке…

– Я подумал, что тебе будет здесь комфортно, – раздался вдруг голос Эда.

Келли вздрогнула от неожиданности и чуть не уронила поднос. Эд стоял у окна, полускрытый от глаз темной портьерой, и она его сразу не увидела. Он успел переодеться и сменил плавки на светлые льняные брюки и легкую рубашку с открытым воротом. Келли впервые видела его в цивилизованной одежде, а не в халате, плавках или полотенце, и была очарована с первого взгляда…

– Да, здесь мило, – кивнула она, сообразив, что Эд ждет от нее ответа.

– Предупреждаю сразу, это не самая роскошная комната в доме. Но больше всех пригодна для жилья. Остальные гостевые комнаты мама заставила мебелью в духе Луи XVI, которой самое место в музее. Только эта комната и моя спальня на что-то годятся. Но если ты желаешь поселиться в филиале мебельного музея…

– Нет-нет, мне эта комната очень нравится!

– Вот и отлично, устраивайся. Я постелил чистое белье и принес твою сумку. Если хочешь, могу поискать ночную рубашку или что-нибудь в этом роде.

Келли с улыбкой покачала головой. В роли горничной Эд смотрелся непривычно, но привлекательно.

– Спасибо, я захватила с собой все необходимое. Я же знала, что буду здесь ночевать.

– А, точно. Тогда спокойной ночи и приятных снов.

– Тебе тоже.

Эд уже вышел из комнаты, когда Келли вспомнила, что все еще держит в руках его какао и печенье.

– Эд, постой! – негромко позвала она.

Его голова тут же проснулась в дверную щель.

– Твое какао, – сказал Келли и протянула поднос.

– Спасибо, но это тебе, – улыбнулся он. – Я подумал, что тебе не помешает перекусить перед сном, а это печенье просто тает во рту. Попробуй.

Он исчез, прежде чем Келли успела что-то сказать. Не попытался подшутить над ней в очередной раз и намекнуть, что не прочь задержаться в ее комнате подольше… на всю ночь. Похоже, он действительно взялся за ум.

Как хорошо… и как плохо.

Келли поставила поднос на туалетный столик и села на кровать. Странные существа женщины. Никогда толком не знают, что им нужно. Когда Эд в открытую приставал к ней, она злилась и была готова убить его на месте. Но когда он исправился и стал милым радушным хозяином, ей стало грустно. До слез грустно. Как будто она уже успела поверить в то, что на самом деле нравится ему и что он хочет понять, кто она такая, узнать ее поближе…

Эх, меньше размышлений и больше здорового сна. Не хватало еще раскиснуть из-за Эда Фултона!

Келли быстро приняла душ, достала из сумки пижаму с мелкими розочками, переоделась и выключила свет. Постояла немного у окна, полюбовалась садом, залитым лунным светом, и легла в постель. От белья шел едва уловимый аромат пачули и розмарина, и Келли глубоко вздохнула, чувствуя, как расслабляются все мышцы, а события и переживания сегодняшнего дня погружаются в неизведанные глубины сознания…

Бум. Келли вынырнула из сладкой дремы и прислушалась. Кажется, был какой-то глухой несильный удар. Или ей приснилось?

Бум, бум, бум. Стук повторился. Келли села на кровати. Перед тем как ложиться, она задернула шторы, и теперь в комнате царила кромешная тьма. Страшно Келли не было. Когда работаешь с детьми, привыкаешь ко всему. И к лягушкам в раковине, и к улиткам в чашке, и к скелетам в шкафу, и к привидениям за окном.

Бум. Кстати, о привидениях за окном. Если ей не изменяет слух, что-то стучит в оконную раму. Келли встала с кровати, потянула штору в сторону… Она не боялась, но сердечко все равно билось как у пойманной птицы. Кто знает, что для нее там уготовлено.

За окном на веревке висел небольшой розовый букет. К стеблям был привязан камешек, который и стучал в раму. Келли улыбнулась, открыла окно и посмотрела наверх. Конечно, как же она сразу не сообразила. Спальня Эда находится прямо над ее комнатой!

– Надеюсь, я не разбудил тебя, няня Келли? – услышала она его голос. – Это тебе.

– Спасибо.

Келли отвязала букет и вдохнула аромат душистых роз. Совсем свежие. Откуда у него в спальне цветы?

– Откуда у тебя розы? – спросила Келли.

В ночной тишине ей не нужно было даже повышать голос, чтобы разговаривать с Эдом.

– Нашел у себя в комнате.

– Что-то я не помню там у тебя никаких цветов…

– Ты обыскивала мою спальню? – рассмеялся он.

– Нет, но я же видела, что цветов в комнате нет! – воскликнула уязвленная Келли. – Не в шкафу же они случайно завалялись.

– Может быть, и в шкафу. Когда имеешь дело с Эдом Фултоном, возможно все.

Келли улыбнулась. Несносный мальчишка. Никогда не знаешь, что у него на уме.

– Ау, няня Келли, ты здесь? – позвал Эд. – Или уже спать улеглась?

– Нет, я здесь. Я стою у окна и смотрю на звезды.

– А если сядешь на подоконник, то любоваться звездами будет удобнее.

Келли распахнула окно пошире и забралась с ногами на подоконник.

– Вот так гораздо лучше, – удовлетворенно заметил Эд.

Келли увидела, что он до пояса свесился из своего окна и смотрит на нее.

– Немедленно залезай обратно! – вскрикнула она. – Ты же упасть можешь!

– Я держусь крепко. Но спасибо за заботу.

– Эд, пожалуйста! У меня голова кружится, когда я на тебя смотрю.

– Какой изысканный комплимент. Если бы на твоем месте была другая женщина, я бы тут же спустился по стене к тебе в комнату.

– Почему?

– Потому что ты только что призналась мне в любви.

– Я? Нет, я просто хотела сказать… то есть я… тьфу… голова у меня кружится, потому что ты так висишь, а не потому…

– Я все понял, заканчивать не надо. Вот поэтому я и не полезу по стене в твою комнату, а вернусь в свою.

Эд исчез, и Келли перевела дух. Насколько безопаснее общаться с ним, не видя его.

– Но раз к тебе мне вход запрещен, то, может быть, хотя бы поболтаем немного? – спросил Эд.

– Хорошо, – согласилась Келли. – Если ты не хочешь спать.

– Я же говорил, что практически не сплю ночью. Боюсь пропустить самое интересное.

– А днем не боишься?

– Днем не происходит ничего интересного. Одна суета и скука. А ночью можно смотреть на звезды и думать о вечном.

– Ты не похож на человека, которому хочется думать о вечном, – усмехнулась Келли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное