Виктория Лайт.

Девушка без Бонда

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

Келли подергала волосы у корней, делая их еще пышнее. Она должна выглядеть достойно, чтобы… чтобы… понравиться Эдуарду Фултону? Конечно нет! Как такое только в голову могло прийти… Чтобы поддержать высокую репутацию «Суперняни».

Утешив себя этой маленькой ложью, Келли сложила свои вещи в аккуратную стопку, раздернула шторы, отодвинула в сторону дверь и… замерла в немом восхищении.

Эдуард тоже не терял времени зря. Пока Келли переодевалась, совсем стемнело, и он зажег подсветку в бассейне и вокруг него. Лампы снизу подсвечивали воду, а мини-прожекторы, установленные на деревьях, придавали этой части сада сказочный вид. На столике у шезлонгов неизвестно откуда появился магнитофон, и мягкая медленная музыка создавала атмосферу неги и расслабленности.

Против воли Келли была очарована. Можно сколько угодно рассуждать о принципах, но устоять перед очарованием теплого летнего вечера у бассейна со светящейся водой было не в человеческих силах.

– Ты прекрасна, – прошептал мужской голос у нее над ухом.

Келли вздрогнула. Эд стоял справа, прислонившись к стене, и с откровенным восхищением рассматривал девушку.

– Спасибо за купальник. Он подошел.

– Я вижу.

Его взгляд скользнул по ее груди, и Келли захотелось залепить Эдду пощечину. Но она сдержалась. Один раз он обозвал ее монашкой. Не стоит давать ему повод думать, что он совершенно прав.

– Идем купаться? – спросила она невозмутимо.

– Иди. А я лучше…

Судя по его усмешке, Эд собирался сказать очередную пошлость, но Келли его опередила.

– А ты лучше приготовь мне, пожалуйста, какой-нибудь коктейль, Эдди. Они у тебя великолепно получаются.

Дневник Авроры Каннингэм


2 сентября


Билли примчался к нам, как только ему стало получше. Дома была одна тетя Мэгги, и я ужасно растерялась, когда Баттерфилд объявил, что меня ожидает мистер О’Коннор. Я по глупости даже решила, что речь идет об отце Билли, но умница Баттерфилд объяснил, что к чему.

Моим первым желанием было притвориться больной и натравить на Билли тетушку Мэгги. Но потом мне стало стыдно. Нельзя всю жизнь прятать голову в песок как страус. Кстати, я где-то читала, что они вовсе не прячут голову в песок. Тогда мое поведение тем более постыдно. Не могу же я быть трусливее какого-то страуса.

Баттерфилд проводил Билли в гостиную, я быстренько припудрила носик и спустилась вниз. По дороге убеждала себя в том, что Билли ничего не известно о моем роковом падении. Ну а даже если известно, что в этом страшного? Надо проще относиться к себе и не думать, что люди смеются за твоей спиной.

Если бы самоубеждение преподавали в школе, я бы получила самый высокий балл. В гостиную к Билли я вошла с высоко поднятой головой, и даже колени дрожали не так сильно, как я ожидала.

Он сидел в кресле и листал сегодняшнюю газету, которую Баттерфилд всегда кладет на журнальный столик для папы. Как я и запомнила, у него были рыжие волосы, но вот о чем я не имела ни малейшего понятия, так это о том, что у него ослепительно-белая, словно фарфоровая, кожа и глаза… как два сапфира… Мне хотелось провалиться сквозь землю.

Почему мама не предупредила меня, что Билли О’Коннор так красив? Хотя, наверное, она как раз это имела в виду, когда говорила, что Билли должен мне понравиться.

Он и понравился. Очень понравился. С ним было так легко, что уже через пять минут мы болтали как старые знакомые. Он расспрашивал меня о школе и так искренне всем интересовался, что я обнаружила, что рассказываю ему вещи, о которых бы не посмела и заикнуться в присутствии родителей. Это было здорово…

Билли пробыл у нас целых два часа, а потом поехал по делам, но мы договорились встретиться завтра и пойти кормить лебедей в Центральном парке. Я смотрела из окна, как он шел по двору, и старалась запомнить каждую деталь его облика… Он высокий, стройный, грациозный… самый красивый из всех мужчин, которых я когда-либо встречала. И хотя я встречала не так уж много мужчин, я твердо знаю одно – лучше Билли О’Коннора нет никого!

5

Вода в бассейне была прохладной и бодрящей. Келли с наслаждением нырнула и коснулась руками гладкого дна. Она очень любила плавать, но работа не оставляла ей ни секунды свободного времени, чтобы ходить в бассейн муниципального спортивного комплекса. А о такой роскоши, как личный бассейн, она не могла даже мечтать. В крохотной квартирке, которую она арендовала на окраине города, едва умещалась ванна. Бассейн можно было устроить разве что на крыше, да и то вряд ли бы позволили злобные соседи…

Келли вынырнула. Солист «The Platters» бархатным голосом распевал о настоящей любви и о дыме, который попадает в глаза. Мягкий летний ветерок колыхал кроны деревьев, электрический свет рисовал на воде диковинные узоры…

Все атрибуты романтического вечера были налицо. Хотелось любоваться звездами, пить терпкие коктейли, выслушивать признания в любви и чувствовать себя бесконечно грустной и счастливой одновременно…

Келли вылезла на бортик, свесила ноги в воду и задумалась. Два года ей удавалось бежать от любых мыслей о чувствах. Но разве можно вечно изображать из себя монашку? Ее подружки, коллеги по «Суперняне», влюблялись и флиртовали напропалую.

У Мерил есть Колин. Он носит очки и слегка заикается, но на самом деле лапочка и душка. Всегда встречает ее после работы и дарит цветы. Мерил рассчитывает, что он в самое ближайшее время сделает ей предложение, и сама не прочь выйти за него замуж.

Нэнси тайно встречается с очаровательным женатым мужчиной. Его имя она держит в строжайшем секрете, и в «Суперняне» подозревают, что это так называемый служебный роман. Наверняка ее друг – отец ребенка, с которым она работала. В агентстве за такие вещи наказывают, но не пойман – не вор, и поэтому Нэнси строго блюдет свою тайну.

Даже Агнесс, хозяйка «Суперняни», при всей своей занятости изредка позволяет себе интрижку. Одним словом, влюбляются все. Но только не Келли Хиггинс. Кажется, девушки злословят на ее счет и строят немыслимые предположения. Что бы они сказали, если бы узнали правду? Наверное, были бы очень разочарованы…

– Скучаешь? – Эд присел на бортик рядом с Келли.

– Просто думаю.

– И о чем, интересно, думает самая красивая девушка Тотенхэма?

Келли собралась рассердиться, но Эд улыбнулся так нежно, что злость испарилась сама собой.

– Я понял, это секрет, – кивнул он. – Скажи только, ты же не мечтаешь сейчас о каком-нибудь сногсшибательном красавце?

– А почему бы и нет? – спросила Келли с шутливым вызовом.

– Потому что в таком случае я буду пытать тебя до тех пор, пока ты не назовешь мне его имя.

– А дальше?

– А дальше я разыщу его и придушу собственными руками.

– Тогда я тем более буду молчать.

– Да, шантажист из меня неважный, – признал Эд. – Зато бармен хоть куда. Хочешь, принесу тебе мой фирменный коктейль?

Келли знала, что если она сейчас скажет «да», Эд уйдет. Пусть на несколько минут, но он оставит ее в покое, и она получит необходимую передышку и попытается прийти в себя. Опасно поддаваться очарованию вечера и задумываться о любви в обществе Эдуарда Фултона.

Очень опасно…

– Принеси, пожалуйста, – кивнула Келли. – Только чтобы без спиртного.

– Я помню.

Эд поднялся и пошел к столику, на котором успел устроить некое подобие бара. Он взял высокий прозрачный бокал и принялся ловко смешивать напитки из разных бутылок. Келли как завороженная следила за его движениями, совсем позабыв, что хотела «передохнуть» и «прийти в себя».

Ее можно было понять. Малыш Эдди был совершенством от пальцев на ногах до кудрявых черных завитушек над ухом. Если бы Келли попросили нарисовать портрет прекрасного принца, она бы нарисовала Эда. Когда-то давно, мечтая об идеальной любви, она представляла себе именно такого мужчину. С умопомрачительно красивым лицом и фигурой Аполлона, умного, обаятельного, ироничного, смелого, не признающего никаких ограничений…

Стоп. Келли с усилием заставила себя посмотреть на воду. У детских фантазий давно истек срок годности. Она уже убедилась на горьком опыте, что богатое воображение мешает жить. Не надо придумывать безукоризненный облик Эда Фултона. Она видит только красивую картинку и понятия не имеет о том, что внутри. Если сейчас дать волю фантазии, последствия могут быть ужасны.

– Держи.

Перед носом Келли очутился доверху наполненный бокал. Насколько она могла судить, помимо жидкости в бокале были какие-то листочки.

– Спасибо. А что там внутри?

– Попробуй и узнаешь. – Эд снова сел рядом, нечаянно задев плечо Келли. – Извини.

– Ничего страшного, – пробормотала она, надеясь, что в неярком электрическом свете он не заметит, что от его прикосновения ее бросило в краску.

Келли пригубила коктейль.

– Нравится? – спросил Эдди.

– Божественно…

Листочки в бокале оказались мятой. Они придавали напитку освежающий прохладный вкус. Другие ингредиенты Келли определить не смогла, да и не очень-то пыталась. Пусть секрет Эдди остается его секретом.

– Я добавил две капли рома, – признался он, когда Келли выпила половину.

– Что?! Я же просила…

– Всего две капли. Иначе вкус был бы не тот. Но от двух капель с тобой ничего не случится. В моем коктейле их десять, и я и то почти ничего не чувствую. Не паникуй.

Келли отпила еще глоток. Действительно, чего она так разволновалась? Она вовсе не собирается напиваться в компании Эдди. Тем более что коктейль такой вкусный, что отказываться от него – настоящее преступление!

– Хорошо, не буду паниковать, – улыбнулась она. – А как называется твой коктейль?

– Никак. – Он пожал плечами. – Просто фирменный коктейль Эда Фултона.

– Это слишком долго. Ему нужно придумать красивое название.

– Ты думаешь? Может быть… Тогда я назову его в честь тебя. Келли.

Келли начала смеяться.

– Нет, только не это. Я этого не переживу.

– Почему? По-моему, отличная идея. Я буду вспоминать о тебе каждый раз, когда буду готовить коктейль для друзей. Или тебе это неприятно?

– Не в этом дело. Понимаешь, имя Келли… не очень романтичное, тебе не кажется?

– Да, героиню любовного романа так вряд ли назовут, – кивнул безжалостный Эд. – Только не обижайся.

– Я не обижаюсь, я и без тебя это знаю, – вздохнула Келли. – Поэтому для твоего чудесного коктейля такое название не подходит.

– Хорошо, тогда предложи свое.

Келли мечтательно улыбнулась.

– Почему бы не назвать его Аврора?

– Аврора? – переспросил Эд. – Утренняя заря?

– Да. Красиво, правда?

– Красиво, – согласился он. – Но уж как-то слишком торжественно. И опасно.

– Опасно? – удивилась Келли. – Что же может быть опасного в богине утренней зари?

– Хотя бы то, что Аврора славилась пристрастием к красивым юношам, с которыми впоследствии обходилась весьма жестоко. Меня пугают жестокие женщины.

– Ты знаком с римской мифологией?

– А ты считала меня необразованным болваном? – усмехнулся он.

Келли смутилась. Конечно, болваном она его не считала… но ей и в голову не могло прийти, что ему известны такие подробности об античных богах.

– Но раз ты этого хочешь, я готов назвать свой коктейль Авророй, – продолжал Эд. – Исключительно ради тебя. Слышишь, Келли?

Она слышала. И вдруг почувствовала, что ей жизненно необходимо окунуться сейчас в воду. Причем не просто окунуться, а уплыть как можно дальше от проникновенного голоса Эдуарда Фултона и его чудо-коктейля.

– Я хочу купаться, – вполголоса сказала Келли, поставила свой бокал на край и соскользнула в бассейн.

То ли те две несчастные капли рома, то ли осознание того, что Эд на нее смотрит, прибавили Келли ловкости и силы. Она чувствовала, как вода бережно несет ее тело, и казалась себе легкой как пушинка. Бассейн стал ее царством, ее неприступной крепостью, а она превратилась в прекрасную Русалочку, дочь могущественного короля Тритона…

Большое гибкое тело промелькнуло рядом, вернув Келли из сказки в реальность.

– Ты отлично плаваешь! – крикнул ей Эд.

Но он сам плавал не хуже. Только что он разговаривал с Келли, а в следующую секунду уже скрылся под водой. Она почувствовала, что он обхватил ее за ноги и потащил вниз за собой. Келли не стала кричать или сопротивляться, тем более что руки у Эда были на зависть сильные, и сопротивляться смысла не было. Она глотнула воздуха и, наклонившись к своему обидчику, вцепилась в его роскошные волосы. Через пару мгновений они оба вынырнули, глубоко дыша и отплевываясь. Келли по-прежнему держалась за волосы Эда, а он сжимал ее талию.

– Ты меня чуть не утопила, чертовка, – рассмеялся Эд, когда обрел способность говорить.

– Ты меня тоже! Терпеть не могу, когда меня хватают в воде за ноги!

– Извини.

– Тебе не кажется, что ты слишком часто просишь у меня прощения? – усмехнулась Келли. – Может быть, тебе пора начать вести себя приличнее?

– А может быть, тебе просто пора расслабиться?

Миллион остроумных ответов заполнил голову Келли, но ответить она не успела. Эд с силой прижал ее к себе. Ее руки соскользнули с его головы на плечи, и получилось так, что Келли, совершенно не по своей воле, обняла его за шею. Их губы встретились.

Оказалось, именно этого она и жаждала с той минуты, когда впервые увидела его. Обнять его, ощутить жар его тела, позабыть о самой себе и своих принципах и решениях, будь они трижды неладны… Губы Эда, вначале холодные от воды, с каждым мигом становились все теплее. У Келли закружилась голова. Она была счастлива. Так счастлива, как никогда в своей коротенькой жизни. Келли чувствовала, что в груди поднимается гигантская волна, грозящая в одночасье смыть плотину, которую она возвела вокруг своего сердца…

Руки Эда опустились на бедра девушки и принялись развязывать бечевку трусиков. Келли очнулась. Иллюзорное блаженство моментально исчезло, оставив горький привкус разочарования.

– Отстань от меня! – выкрикнула она и с силой оттолкнула Эда.

Оттолкнуть кого-либо в воде достаточно сложно, но он все понял и сам убрал руки.

– Не смей дотрагиваться до меня! Никогда!

Келли била мелкая дрожь. Она сознавала, что ведет себя глупо и необъяснимо. Один-единственный поцелуй – не такой уж страшный проступок, чтобы срываться. Откуда Эду знать, что злится она не на него, а на себя?

– Я не хотел тебя обидеть… – Было видно, что Эд растерян. – Но почему…

– Не надо! – воскликнула Келли. – Я не хочу об этом говорить!

– Почему? Я хочу знать. Неужели я тебе настолько противен?

Его лицо исказилось от боли. Пару секунд Келли ошеломленно смотрела на него, потом до нее дошло. Он думает, что она испытывает к нему отвращение!

– О нет, нет, что ты, ты мне вовсе не противен!

– Тогда в чем дело? Ты замужем?

– Нет.

– У тебя есть жених, возлюбленный, приятель?

– Н-нет.

– Я тебе нравлюсь?

Очень не хотелось Келли отвечать на этот вопрос правдиво. Но солгать она не смогла. С мокрыми волосами, с растерянностью, застывшей в зеленых глазах, Эдди был так хорош, что сердце замирало в груди…

– Да, – еле слышно произнесла Келли.

– Ничего не понимаю, – вздохнул он. – Ты мне очень нравишься. Ты свободна. Я тоже. Что нам мешает?

– Я… я не могу так…

– Как?

– Вот так, сразу…

Келли чувствовала себя полной дурой. Ну почему она не может с насмешкой отказать Эду, оттолкнуть его от себя и поиздеваться вдобавок? Пусть не считает себя неотразимым донжуаном, способным покорить сердце любой женщины. Не помешало бы немного сбить спесь с Эдуарда Фултона.

Но нет, она не смогла даже этого. Призналась в том, что он ей нравится, сомлела от единственного поцелуя… А теперь не знает, как выпутаться из неловкой ситуации. Совсем как в былые времена, когда она совершала ошибки на каждом шагу и вела себя как слон в посудной лавке.

Вернее, как корова.

– Я понял, – кивнул Эд. – Я полный идиот.

Келли вытаращила глаза. Хотелось бы знать, что именно он понял.

– Ты не спишь на первом свидании, да?

Дневник Авроры Каннингэм


10 сентября


Я не видела Билли уже три дня и ужасно скучаю. Он потрясающий. Он все время смешит меня, с ним я становлюсь другим человеком. Не застенчивой ученицей католической школы, которая краснеет по любому пустяку и вечно попадает в истории. С ним я такая, какой вижу себя в мечтах. Остроумная, уверенная в себе, даже кокетливая. Одним словом, настоящая женщина, способная произвести впечатление на мужчину. Мама говорит, что мы прекрасная пара, и я очень надеюсь, что так оно и есть. Больше всего на свете я боюсь не соответствовать Билли. Он блистательный молодой человек, и любая девушка была бы счастлива выйти за него замуж. Но он выбрал меня, и когда я думаю об этом, мне хочется прыгать на одной ножке и кричать от восторга.

Хотя, если быть справедливой, выбрал меня не Билли, а наши с ним родители. Но это ни о чем не говорит. Если бы я ему не понравилась, он бы ни за что не стал жениться на мне. В этом я уверена. Билли очень свободолюбивый человек, и он не позволил бы принуждать себя. Но я ему понравилась, и поэтому запах свадебного пирога витает в воздухе.

Но это, конечно, шутка. Папа считает, что со свадьбой надо повременить до моего совершеннолетия. Я не особенно вникала в подробности, это как-то связано с моим наследством, контрольным пакетом акций и прочими скучными вещами. Ждать еще целых два года. Я немного расстроилась, когда узнала об этом. Два года – это ужасно долго, и что со мной произойдет за это время, никому не известно. Но вечером пришел Билли и сказал, что в этом нет ничего страшного. У нас будет время получше узнать друг друга.

Он был весел и беззаботен, а мне почему-то стало грустно. Во всех любовных романах, которые я читала в школе (с какой изобретательностью мы прятали их от сестер!), герои и дня не могли прожить вдали от своих возлюбленных. Ждать два года, когда можно сыграть свадьбу прямо сейчас, было для них смерти подобно.

Келли и Линда, которым я об этом написала, тоже сказали, что влюбленные женихи так себя не ведут. Но это просто зависть, я знаю. У них женихов нет. Келли ждет работа в папиной фирме по ремонту обуви, а Линду услали в Айдахо, помогать бабушке на ферме. Совсем о другой жизни мечтали мы в школе. Но одно дело – фантазии, а другое – реальность. Я тоже хочу как можно быстрее стать миссис О’Коннор, но должна ждать.

Билли говорит, что два года пролетят как секунда. Что ж, ему виднее. Но я не понимаю, как это может быть, если один день без него кажется мне вечностью.

6

– Знаешь, мне не очень хочется разговаривать о том, кто с кем и когда спит, – лениво сказала Келли.

Она полулежала на шезлонге, закутавшись в большое мягкое полотенце. Эд расположился на шезлонге рядом. Келли смотрела прямо перед собой, но все равно видела его. Лежит на боку, облокотившись о край шезлонга; под кожей вздулись упругие мускулы. На лице написана искренняя заинтересованность, и так хочется поверить, что он на самом деле интересуется ею и желает знать все о ее чувствах, страданиях, мыслях…

– А что в этом такого? Мы взрослые люди, в конце концов. Я говорю откровенно и жду того же от тебя.

Келли усмехнулась. Сам Казанова не сказал бы лучше. Ладно. Он хочет поговорить начистоту? Она выложит ему правду в лицо и даже не покраснеет при этом.

– Хорошо, давай поговорим обо мне. Если я правильно тебя поняла, ты хочешь знать, почему я не могу с тобой переспать прямо сейчас?

Краем глаза она увидела, как Эд оскорбленно поджал губы.

– Для няни ты удивительно груба в выражениях.

– Предпочитаю называть вещи своими именами. Ненавижу ходить вокруг да около. Но ты не ответил. Я права?

– Эхм… я считаю, что два свободных молодых существа, испытывающих друг к другу определенную симпатию…

– Эдди, ближе к делу.

Он вздохнул.

– Хорошо, пусть будет по-твоему. Да, ты права.

– Отлично. – Келли победно улыбнулась. – А для меня такие отношения недопустимы.

– Строгое воспитание? – пошутил Эд.

– Строже не бывает. Закрытая католическая школа для девочек.

Эд даже подскочил на шезлонге.

– Правда?

– Да. Родители решили, что такое образование в наше время – единственное спасение для девушки.

– Бедняжка.

Эд погладил Келли по руке. Она недовольно дернула плечиком. Пусть не рассчитывает, что раз они разговаривают начистоту, она позволит ему лишнее.

– Да нет, в школе было даже весело. У меня были хорошие подруги. Наши проделки попортили некоторым сестрам немало крови…

– Ты хулиганила в школе? Ни за что не поверю.

– Тем не менее, это так. У нас был в кабинете директрисы специальный угол для наказаний. Я каждую неделю в нем стояла.

– Поверить не могу… Ты меня удивляешь. Я в школе был примерным мальчиком и приносил домой только положительные отзывы.

– И хорошие отметки?

– А как же. Бабушка требовала только высший балл.

– Бабушка?

– Да. Эдне и Роджеру до моей успеваемости не было никакого дела.

– Ты называешь родителей по именам? – удивленно спросила Келли.

– Да, они сразу приучили меня. Эдна считала, что так она выглядит моложе. Лет до пяти я вообще был уверен, что бабушка – это моя мать.

– Наверное, поэтому она до сих пор думает, что тебе восемь.

– Наверное, – рассмеялся Эд. – Надо будет в понедельник навестить старушку. Пусть удивится.

– Да, хотела бы я при этом присутствовать… Я бы ей все высказала…

– Разговаривать с бабушкой не так просто, как ты думаешь, – усмехнулся Эд. – Она уверена в том, что повелевает миром. Все должны перед ней пресмыкаться, не иначе.

– О, совсем как мой отец. Он думает, что банковский счет…

– Твой отец? – насторожился Эд. – А кто твой отец?

– Э-э… у него свое дело, очень маленькое… Фирма по ремонту обуви. Прибыли почти нет, но кое-какие деньжата водятся. Достаточно для того, чтобы мечтать о громадном счете в банке и думать, что смысл жизни заключается в накоплении богатств.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное