Виктория Лайт.

Девушка без Бонда

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

Через десять минут с помощью Эда Келли разобралась, где плита и как она включается, что есть в холодильнике и из чего можно приготовить еду.

Фултон сидел на высоком барном стуле и с интересом наблюдал за ее ловкими движениями.

– Ты что, серьезно собираешься готовить ужин?

– А что ты предлагаешь? Умереть от голода? В холодильнике нет ничего готового.

– Можно заказать в ресторане.

– Фу, терпеть не могу такую еду.

– Смотря в каком ресторане заказывать, – усмехнулся Эд. – Я же тебе не пиццу предлагаю.

Келли подбоченилась. Она была поклонницей итальянской кухни.

– А что плохого в пицце, скажи, пожалуйста?

– Ничего, кроме того, что она невкусная. Мы можем позвонить в японский ресторан, и нам через час привезут отличную еду.

– Через час? – ужаснулась Келли. – Ну уж нет, это слишком долго. Через десять минут я приготовлю такой омлет, что язык проглотишь.

Она порезала помидоры, перец и лук, сбила в эмалированной миске три яйца.

– А у тебя хорошо получается, – заметил Эд. – Я думал, няни только сидят с детьми.

– Няня – это мастер на все руки! – Келли вылила яйца на раскаленную сковороду. – Однажды мне даже пришлось чинить электропроводку.

– Да ты что?

– Разразилась страшная буря, а дети боялись спать без света. Дозвониться до электрика я не могла, потому что телефон не работал тоже. Соседи уехали, и звать на помощь было некого. Пришлось самой выкручиваться.

– Какая ты умница.

– Я всего лишь человек, который привык во всем полагаться только на себя. Кстати, тебе тоже кое-чему не помешает научиться, Эдди. – Келли лукаво улыбнулась. – Давай-ка накрывай на стол.

– Ты всегда заставляешь детей работать?

– По возможности да. Им это нравится.

– Ну а мне бы понравилось совсем другое… – Эд подошел к девушке сзади и обнял ее за талию. – Хочешь, покажу, что именно?

Она застыла, понимая, что, если сейчас шваркнет наследника Барбары Клеверли по голове горячей сковородой, агентству «Суперняня», как и вкуснейшему омлету, придет конец. Поэтому вместо решительного отпора, который заслуживал этот нахал, Келли обхватила Эда за запястья и осторожно сняла его руки со своих бедер.

– Веди себя как хороший мальчик, иначе омлет тебе не достанется.

– Какая страшная угроза, – усмехнулся Эд, но протестовать не стал и полез в ящик за тарелками.


Омлет получился на редкость вкусным.

– Действительно… язык проглотишь, – пробормотал Эд, положив в рот первый кусочек.

Келли довольно улыбнулась. Пусть богатенький красавчик убедится в том, что она годится не только на то, чтобы хватать ее за бедра.

– Если тебя уволят в «Суперняне», я возьму тебя к себе поварихой, – продолжал Эд. – Моя Элизабет готовит намного хуже.

Улыбка сползла с лица Келли.

– Никто меня не уволит, можешь не надеяться.

– То есть, если я пожалуюсь бабушке, что ты плохо за мной ухаживала, а она пожалуется твоей начальнице, тебе ничего за это не будет?

Келли побледнела.

– Ты этого не сделаешь!

– Почему нет?

– Потому что это глупо! Потому что тебе не восемь лет, а двадцать девять, и то, что я нахожусь здесь, – недоразумение чистой воды!

Похоже было, что выражение ее лица напугало Эда.

– Да я пошутил, не волнуйся.

– Дурацкая шутка.

– Не злись, тебе это не идет.

Хочешь, я в наказание помою посуду?

Келли невольно улыбнулась.

– А ты умеешь?

– Чего там уметь? – удивился Эд. – Ставишь в посудомоечную машину, нажимаешь на кнопку, и все готово. Ну что, договорились?

– Договорились.

– А в награду за примерное поведение ты искупаешься со мной в бассейне.

Вилка выпала у Келли из рук.

– Что ты так на меня смотришь, няня Келли? Ребенок хочет купаться. На улице жара страшная, а ты меня в доме сидеть заставляешь.

– Уже слишком поздно. Ребенку пора спать.

Эд поиграл бровями.

– Спать? Знаешь, эта идея нравится мне еще больше, чем купание.

Он вытянул губы в трубочку и потянулся к Келли. Она засмеялась.

– Хватит паясничать. Тебе это не идет.

– Неужели? А мне говорят, что у меня отлично получается. Из меня вышел бы хороший актер, тебе не кажется? В амплуа героя-любовника.

– Тебе нагло соврали. Любовник из тебя, может, и получится, а вот герой – ни в коем случае.

– О, женщины, женщины. Разве можно так безжалостно разрушать самые светлые мечты?

Эд состроил скорбную мину, и Келли снова рассмеялась. Он действительно умел смешить…

– Так, хватит баловства, приступаем к делу, – сказала она с притворной суровостью. – Если ты хочешь искупаться, надо поспешить, а то скоро стемнеет.

– Купаться в темноте намного романтичнее.

– Эдди!

– Все, понял, молчу. – Он встал и собрал грязные тарелки. – Иди к бассейну, няня Келли, я тебя догоню. Что тебе принести выпить?

– Сок.

– И все?

– И все.

– От вашей правильности, леди, кровь в моих жилах скисает как молоко.

Келли пожала плечами.

– Если не нравится, я могу поехать домой.

– Нет. – Эд картинно вздохнул. – Ты – мой крест на эти выходные, и я донесу его до конца. Иначе бабушка никогда меня не простит и лишит наследства. Ты же не возьмешь меня на содержание?

Ответить Келли не успела. Эд повернулся к ней спиной и стал исследовать холодильник на предмет прохладительных напитков. Спина у него была что надо. Рельефная, но в меру, как раз в Келлином вкусе. Наверное, его кожа очень нежная на ощупь… Келли на миг представила себе, как она встает, подходит к Эду и кладет руки ему на плечи… Что он тогда сделает? Ох, лучше об этом не думать…

Келли с трудом оторвала глаза от соблазнительной спины «малыша Эдди» и побрела вон из кухни. Надо было ему сказать, чтобы не забыл надеть плавки, вяло подумала она. Но если скажешь, он нарочно забудет.

Дневник Авроры Каннингэм


30 августа


Правильнее было бы написать тридцать первое, потому что сейчас четыре часа утра. Но так как я до сих пор не ложилась, то для меня еще продолжается тридцатое августа.

У меня такое ощущение, что оно не закончится никогда. Какая же я идиотка… Страшно вспомнить. Но я должна вспомнить и все записать, потому что иначе мне не избавиться от чувства стыда и не забыть того, что произошло сегодня, то есть вчера. Тьфу, неважно.

Как я уже писала, мы всей семьей были приглашены на прием к О’Коннорам. Мистер О’Коннор отмечал пятидесятилетие и снял по такому случаю главный банкетный зал отеля «Хилтон Плаза». Насколько я поняла, там присутствовали все, кто хоть что-нибудь значит в Нью-Айленде. Собралась огромная толпа. Я и не подозревала, что здесь так много людей со значением. Серьезных, состоятельных, солидных. Эти три «С» могли быть напечатаны на визитной карточке каждого гостя.

Мы были, естественно, в числе гостей первой важности, и не только потому, что папа – один из самых богатых бизнесменов штата. А еще и потому, что они с мистером О’Коннором давние друзья и я должна выйти замуж за его младшего сына Билли.

Одним словом, я была как на иголках. Первый официальный прием, выход в высший свет Нью-Айленда, знакомство с семьей жениха, да и с самим женихом, собственно говоря. Меня причесали, накрасили, затянули в узкое, неприлично открытое платье и взгромоздили на высоченные каблуки. Мне было страшно посмотреть на себя в зеркало. Я считаю себя привлекательной девушкой, хотя и не такой красивой, как мама, но мне казалось, что мой наряд способен изуродовать даже королеву красоты.

Правда, мама сказала, что я ослепительна, да и папа похвалил. Все пройдет отлично, сказал он, если ты не будешь опускать глаза и переваливаться как гусыня. Порой папе очень не хватает такта. Как еще я могу ходить, скажите на милость, если туфли на высоких каблуках я примерила впервые в жизни только несколько дней назад?

Мама оказалась более понимающей. Она поддерживала меня под руку и помогала практическими советами, но у меня все равно тряслись колени. А как могло быть иначе? Волнение, страх плюс абсолютная неспособность владеть своим телом. Сестра Эллис, преподававшая гимнастику, умерла бы от смеха, глядя, как я шатаюсь при каждом шаге и пытаюсь удержать равновесие.

Но это были пустяки. Только начало. Кошмар случился в «Хилтон Плаза», когда я поднималась по лестнице. На самой верхней ступеньке стояли О’Конноры всем составом и поджидали нас. Я не запомнила ни сколько их было, ни как они выглядели. Я полностью сосредоточилась на своей походке и достаточно уверенно передвигала ноги. Но, разумеется, это не могло продолжаться слишком долго. Когда до О’Конноров оставались какие-нибудь жалкие три-четыре ступеньки, я умудрилась наступить на подол своего чересчур длинного платья и… кубарем скатилась вниз.

До сих пор уши горят от стыда. К несчастью, я ничего себе не повредила. Если бы меня увезла машина «скорой помощи», меня, по крайней мере, пожалели бы, а так на мою долю достался только смех. В лицо, естественно, не смеялся никто, но уж за спиной похихикали вволю. Достаточно было только видеть мамино лицо, чтобы понять, что моя репутация безвозвратно разрушена.

У подножия лестницы мое падение закончилось. Кто-то помог мне встать, отряхнуть платье. Хоть убей, не помню, кто это был. Дворецкий или горничная, или еще кто-нибудь из прислуги. А может быть, гость, что было бы совсем ужасно.

За это время, видимо, мама успела меня представить О’Коннорам, потому что сам именинник спустился ко мне и поинтересовался, как я себя чувствую. Я ответила, что все в порядке, хотя на самом деле все было отвратительно. Мистер О’Коннор благородно сделал вид, что поверил мне, и, опираясь на его руку, я во второй раз стала штурмовать лестницу. На этот раз все прошло удачно.

Но прием был для меня испорчен. Каждый, кто подходил к нам знакомиться, смотрел на меня со снисхождением и жалостью. И самое обидное заключалось в том, что со своим женихом я так и не встретилась, потому что накануне Билли где-то подцепил ветрянку и в день приема валялся в постели. Беда на самом деле никогда не приходит одна. Теперь нам придется встретиться с глазу на глаз, без спасительного присутствия посторонних людей.

Одно я знаю точно – туфли на каблуках я на встречу с Билли надевать не буду.

4

У бассейна Келли осознала, что ей следует волноваться не о плавках Эда, а о собственном купальнике. Вернее, о том, что его заменит. В ее фирменной бело-голубой сумке «Суперняни» было припасено немало интересных и полезных вещиц, которые могли бы пригодиться в работе с восьмилетним карапузом, но, увы, ни одного бикини. Лазурная вода бассейна манила долгожданной прохладой, но Келли, к сожалению, могла позволить себе разве что расстегнуть верхнюю пуговичку рубашки.

– Как, ты еще не готова? – услышала она голос Эда.

Келли повернулась. Стеклянные двери были полностью сдвинуты в сторону. Он стоял, прислонившись к стене, и с негодованием смотрел на девушку. К счастью, плавки на нем были. Зато не было ничего другого, и у Келли перехватило дыхание. Конечно, она видела в глянцевых журналах фотографии потрясающих мужских тел, но одно дело – рассматривать картинки, и совсем другое – лицезреть подобную красоту в жизни. Сохранять необходимое для няни хладнокровие было все труднее и труднее…

– Ты собираешься раздеваться или нет?

Эд шел прямо на нее. Одной рукой он держал поднос с напитками, на второй, как у заправского официанта, висели полотенца.

– Я все приготовил, а ты ведешь себя как монашка.

Келли подскочила на месте.

– Что ты сказал?

– Ведешь себя как монашка, – удивленно повторил Эд.

Он поставил поднос на стол под уже ненужным зонтиком, а полотенца кинул на ближайший шезлонг.

– Купаться в одежде я тебе не позволю.

– Я вообще не буду купаться, – отвернулась Келли. – У меня нет купальника.

– Как нет купальника? Ты что, не знала, куда идешь? Бабушка не сказала, что у меня есть бассейн?

– Сказала.

– И ты не взяла купальник?

– Нет.

Эд плюхнулся на шезлонг.

– Ничего не понимаю. Хозяев нет. Бассейн есть. Все выходные купаться можно, а ты без купальника.

У Эда был такой растерянный вид, что Келли захотелось погладить его по голове.

– Я пришла работать, а не купаться.

– Серьезно?

– У тебя странное представление о нянях, – рассмеялась Келли и села на шезлонг рядом. – Мы действительно сидим с детьми, развлекаем их, общаемся с ними, вовремя укладываем спать и читаем сказки на ночь. А вовсе не веселимся в доме их родителей.

– Да, отстал я от жизни. Может быть… Мне пару раз родители нанимали бебиситтера. В первый раз девочка закрылась в подвале и нюхала клей. Мне было девять.

– Какой ужас.

– А второй раз няня назвала к нам домой кучу своих гостей, принесла пива и врубила музыку на полную катушку. Мы здорово провели время. – Эд мечтательно прищурился. – Мне было уже тринадцать, и мы с няней…

– Без подробностей, пожалуйста! – Келли вскинула руки. – Я поняла, с нянями тебе не везло. Я другая. И купальника у меня нет.

Эд улыбнулся.

Очень не понравилась Келли эта улыбка.

– Купайся так.

Она сделала вид, что не поняла.

– Ты же сказал, что в одежде нельзя.

– Я имею в виду без одежды. С улицы не видно, не бойся. Я сам проверял.

– Спасибо, но что-то не хочется.

– Стесняешься?

– Не имею привычки разгуливать нагишом перед своими подопечными.

– Зря. Им бы понравилось.

Эд обвел ее взглядом, задержавшись на груди. Келли поежилась.

– Ты не представляешь, от чего отказываешься. Водичка супер.

– Ничего страшного, я потерплю.

Эд вздохнул.

– Вот упрямая девчонка. Придется поискать для тебя купальник. – Он встал, потянулся. – Одни хлопоты с тобой.

– Не надо ничего искать, – запротестовала Келли.

Она понимала, что купальники подружек блистательного Эдуарда Фултона должны грудами валяться по этому дому. Но как ни хотелось бы искупаться, надевать чужой купальник она не будет!

– Без тебя разберусь, – небрежно бросил Эд через плечо и пошел к дому.

– Эд, я не хочу! – крикнула Келли ему вслед, но Эдуард уже исчез в доме. Оставалось только ждать и надеяться на лучшее.

Он вернулся минут через пять с вазой фруктов.

– Подумал, что тебе захочется чего-нибудь вкусненького. Угощайся.

– Спасибо. – Келли отщипнула одну виноградину. – А где купальник?

– Сейчас привезут.

У нее округлились глаза.

– Кто привезет?

– Не забивай свою хорошенькую головку пустяками, дорогая няня. Давай лучше подумаем, чем займемся в выходные. Кажется, они обещают быть долгими и интересными.

Келли нахмурилась.

– На твоем месте я бы не стала на это рассчитывать.

Эд в этот момент брал со стола коктейль и поэтому ответил не сразу.

– Почему? В «Суперняне» не умеют развлекать детей?

– Детей умеют, взрослых нет.

– Значит, у тебя будет шанс научиться… Я очень хороший учитель…

Он наклонился к ней так близко, что Келли было достаточно протянуть руку, чтобы дотронуться до его щеки или плеча. Аромат его кожи сводил ее с ума. Ни один мужчина никогда не действовал на нее так…

Неужели все дело в том, что он красив? А ведь она всегда так гордилась своей принципиальностью… Неважно, как человек выглядит, главное, что у него внутри… Вот тебе и живое доказательство обратного. Эдуард Фултон никчемный, развратный прожигатель жизни, который достоин только ее презрения. Но он сногсшибательно красив и сексуален, и она тает от одного его взгляда…

Келли собрала остатки воли в кулак и небрежно проговорила:

– Ты забываешь об одном, Эдди. Сегодня командую я, а ты подчиняешься.

Глаза Эдда игриво блеснули.

– Принести наручники? Кажется, у меня где-то завалялась пара…

Это было уже чересчур. Келли вскочила с шезлонга как ужаленная.

– У меня твои шуточки уже в печенках сидят!

Задрав голову, Эд изучающе разглядывал ее. Он же этого и добивается, подумала Келли, холодея. Чтобы я вышла из себя, кричала, топала, махала кулаками. А кто знает, что дальше? Что на уме у этого холеного красавца, который словно вынырнул из воспаленного воображения одинокой дурнушки, мечтающей о принце? Эх…

– Прости, – сказал Эд. – Я больше не буду.

– Что?

Келли была уверена, что ослышалась.

– Я извинился. Я действительно перегнул палку. Это больше не повторится. Садись, пожалуйста. – Он похлопал по шезлонгу. – Вот твой сок, кстати.

Келли послушно взяла высокий бокал, наполненный яркой желто-зеленой жидкостью.

– Здесь точно нет алкоголя?

– А ты совсем не пьешь?

– Практически нет.

– По принципиальным соображениям?

– В какой-то степени. Это вредно для организма и репутации.

– Почему? – удивился Эд. – Насчет организма, конечно, не спорю, но какой ущерб для репутации в том, чтобы немного расслабиться?

– Представь себе, что расслабляющаяся няня столкнется в баре с родителями ребенка? Что они подумают?

Эд пожал плечами.

– Только то, что она живой человек.

– Агнесс думает иначе.

– Кто такая Агнесс?

– Агнесс Мерчисон, владелица «Суперняни».

– Та самая, которая не позволила тебе бросить меня одного? – хитро улыбнулся Эд.

– Да.

– Она мне нравится, несмотря на абстиненцию.

– Ты обещал без шуточек!

– Это не шутка, это констатация факта. Да ты пей, пей. Нет там алкоголя, не бойся. Я только несколько соков смешал.

Келли чуть пригубила.

– Мм… вкусно…

– Вот видишь, я тоже кое-что умею, – улыбнулся Эд.

Лучше бы не улыбался. Келли уже определила для себя, что в арсенале мистера Фултона имеются самые разные улыбки. Издевательская. Слегка ироничная. Провокационная. Дружелюбная. Последняя представляла наибольшую опасность. Она усыпляла бдительность и пробуждала бесконечное доверие к этому высокому, сильному, мужественному человеку… За мужчиной с такой улыбкой любая женщина готова отправиться на край света…

Пронзительный крик со стороны улицы привел Келли в чувство.

– Хэй, есть тут кто? У меня товар для мистера Эдуарда Фултона.

– О, подожди секунду, это ко мне, – встрепенулся Эд, подхватил одно из полотенец, небрежно повязал его на бедрах и пошел к воротам.

Келли с тоской проводила его глазами. Да, именно из-за таких неотразимых красавцев женщины теряют разум и не замечают по-настоящему достойных мужчин. У Эда Фултона есть все, чтобы нравиться. Он красив, находчив, обаятелен, богат…

Тем больше причин вести себя с ним холодно. Тот, кто один раз обжегся на молоке, будет дуть и на воду. Эд для нее – только работа. Несколько… эхм… необычная, но все-таки работа. И, несмотря ни на что, относиться она к нему должна как к восьмилетнему ребенку!

Однако Эд как будто поставил себе цель сделать все, чтобы Келли не могла относиться к нему как к ребенку. Он вернулся с небольшой красной лаковой коробкой и протянул ее девушке.

– Держи. Это тебе.

– Что это?

На коробке красовался золотистый вензель, логотип компании «Шик Андервеа», выпускающей безумно дорогое белье.

– Открывай. Сама все увидишь.

Келли распечатала коробку. На подстилке из перьев, украшенных бусинами, лежал сочно-голубой раздельный купальник. Расшитый тоненькими золотистыми нитями, он был настолько прекрасен, что Келли боялась дотронуться до него.

– Я не знал, какой цвет ты любишь, и поэтому выбрал под цвет глаз.

– Ты заказал для меня купальник в «Шик Андервеа»? – пролепетала Келли.

– Тебе не нравится эта марка? Я думал, она ничего. А что ты предпочитаешь? Давай позвоним вместе, выберем что-нибудь другое.

– Не надо никуда звонить! – покраснела Келли. – Зачем ты это сделал? Этот купальник обойдется мне в половину моей зарплаты!

Лицо Эда потемнело.

– Это подарок.

– Я не принимаю подарки от посторонних мужчин. – Келли протянула ему коробку обратно. – Тем более такие дорогие.

Он не шелохнулся.

– Возьми, – сказала Келли. – Забирай.

Эд смотрел на нее со странным выражением в глазах. Келли не понимала его, и от этого чувствовала себя еще более неловко.

– Ты хотя бы понимаешь, что оскорбляешь меня? – наконец спросил он. – Я так надеялся, что тебе понравится. Боялся, что размер не подойдет, или фасон, или цвет…

– Но, Эд…

– Что «но, Эд»? Неужели обязательно из-за каждой ерунды раздувать скандал? Это всего лишь купальник. Я не дарю тебе машину или бриллианты. Я ничего не требую от тебя. Мне хочется, чтобы ты искупалась в бассейне, чтобы тебе было хорошо. Это так трудно понять?

Келли стало стыдно. Пожалуй, она слишком далеко зашла в своей принципиальности.

– Извини, я не думала, что все так… – пробормотала она. – Большое спасибо за заботу. Я… я возьму этот купальник. Он… очень красивый…

Эд чуть улыбнулся.

– Ну вот. Теперь получается, что я тебя заставил. Отдавай обратно.

– Нет!

– Я сказал, отдавай!

– Ни за что! – Келли прижала коробку к груди. – Я сейчас пойду и переоденусь. Ужасно хочется искупаться. Где можно переодеться?

– Да прямо в холле, – улыбнулся он. – Я не буду подглядывать, не бойся.

Келли не боялась. Но с Эдом надо было держать ухо востро, и на всякий случай она задернула плотные шторы над стеклянной дверью. Еще не хватало устроить для малыша Эдди стриптиз.

Купальник оказался на удивление впору. Его бархатистая ткань была очень мягкой и приятной для тела. Келли поискала глазами зеркало. Хотелось бы посмотреть на себя, прежде чем появляться перед Эдом. Зачем? Да просто так, на всякий случай…

Зеркало обнаружилось на противоположной стороне холла. Причем чудесное зеркало, широкое и в полный рост. То ли из-за особенного освещения, то ли из-за баснословно дорогого купальника, но Келли показалась себе изумительной красавицей. В последнее время она мало задумывалась о собственной внешности. Работа забирала все силы, и ей гораздо важнее было выглядеть деловой, надежной и компетентной, чем обворожительной и сексуальной. Мамочкам вряд ли понравится няня, на которую их мужья пускают слюни. Но, черт побери, ей всего двадцать три года, а она уже стала забывать о том, что красива.

Келли провела рукой по волосам. Они всегда были ее гордостью. Пышные, кудрявые, белокурые, они достались ей в наследство от бабушки по папиной линии. Как и голубые глаза, которым так завидовали девчонки в школе… А вот фигуру она унаследовала от матери. Невозможно поверить в то, что когда-то ее тело раздражало ее. Ступни казались чересчур большими, щиколотки – толстыми, грудь – бесформенной. Глупые подростковые комплексы… Теперь то она точно знает, что красота совсем не обязательно должна быть изможденной и тощей и что мягкая округлость линий смотрится гораздо женственней и ценится выше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное