Виктория Александер.

Скандальная страсть

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

Мгновенно в его воображении возник образ сильной женщины, одетой в практичную грубую одежду, такую же грубую обувь, с посохом в одной руке и компасом в другой. Господи помоги ему…

– …и уже начала писать о своих путешествиях, приключениях, о своих впечатлениях и о чужих странах. Статьи для женских журналов. Вот думаю, не помешает ли всему этому муж каждой из нас?

– Значит, леди Корделия не стремится выйти замуж? – с надеждой спросил Дэниел. Безусловно, этот факт сделал бы его жизнь проще.

– Нет, на самом деле она хочет выйти замуж, очень хочет. Но она еще разборчивее.

Слишком большие надежды. Дэниел не отличался скромностью, когда дело касалось собственной оценки в роли достойного мужа. Он полон честолюбивых замыслов и планов, способных увеличить его состояние. Восхищенные взгляды, часто бросаемые в его сторону слабым полом, подтверждали, что он привлекательный субъект. Правда, он американец, и это не в его пользу в рафинированном лондонском светском обществе. Но он не занимался активными поисками жены, поэтому это его не особенно беспокоило. Итак, Дэниел не сомневался: леди Корделия сочтет его более чем привлекательным.

– Расскажите мне о ней.

– Это обмен, о котором вы упомянули?

– По-моему, это справедливо.

– Что вы хотите знать? – со вздохом спросила Корделия.

– А что мне следовало бы знать? Или, вернее, – быстро поправил себя Дэниел, – что следовало бы знать мистеру Синклеру?

– Хорошо. – Она насупилась. – Думаю, мужчина его положения захотел бы узнать о ее характере. Она умная, много читает, пишет книгу советов для путешественников. – В голосе мисс Палмер звучало возбуждение, не соответствующее обсуждаемой теме. – Специально для путешествующих леди.

– Она очень… умна, – тихо сказал Дэниел. На образе представляемом им сильной женщины появились очки.

– Да, это правда! – радостно воскликнула мисс Палмер. – В наши дни все больше и больше женщин путешествуют самостоятельно, поэтому такая книга очень полезна.

– У меня складывается впечатление, что леди Корделия столь же независима, как и вы.

– Да. И она гордится своей независимостью.

Теперь образ леди Корделии приобрел черты амазонки.

– Но все же она хочет выйти замуж?

– Конечно, она хочет выйти замуж. Независимый характер этому не мешает. Ее ожидает замужество. Ее с детства воспитывали для этого. Не сомневаюсь, леди Корделия станет великолепной хозяйкой дома, хорошей женой, образцовой матерью. – Она высокомерно посмотрела на Дэниела, словно тот слишком туп, чтобы понять главные жизненные принципы. – Не знаю, как воспитывают молодых леди в вашей стране, но в Англии девушка из хорошей семьи помнит об обязательствах, соответствующих ее положению в обществе. Первое из них – сделать хорошую партию.

– А она уверена, что мистер Синклер хорошая партия? – холодно поинтересовался он, как будто ответ не имел абсолютно никакого значения.

– Не будьте глупым, – фыркнула Корделия. – Она совсем в этом не уверена.

Она знает о мистере Синклере только то, что у него приличное состояние, что его отец вмешивается во все его дела, как и ее собственный, что он американец.

– Он лучший из лучших, – напомнил Дэниел.

– Да, так вы сказали, – сухо откликнулась она. – Но вы его друг, так что непредвзятость вашего мнения – это еще вопрос.

– Вероятно, леди Корделии следует искать подходящую партию где-то в другом месте.

– Вряд ли у нее большой выбор в этом смысле. – Мисс Палмер остановилась и посмотрела на своего спутника. – Вы уверены, что осведомлены о деталях предполагаемой сделки?

– Думаю, да. Мистер Синклер полностью доверяет мне, – с расстановкой произнес Дэниел. Существовало ли еще что-то, о чем ему следовало знать? – Но, возможно, я ошибаюсь.

– Тогда вы должны знать, что этот брак настолько же коммерческое дело, насколько и личное, верно?

– Смутно припоминаю что-то такое, – тихо ответил он. Честно говоря, Дэниел был настолько раздосадован вмешательством отца в его жизнь, что не удосужился прочитать в письме почти ничего, кроме имени и возраста леди Корделии. – Должен признаться, подробности в письме носили исключительно личный характер, я не мог уделить им пристального внимания.

– Ну так уделите сейчас, мистер Льюис. – Зеленые глаза мисс Палмер блеснули в лучах утреннего солнца.

Что, кроме возмущения, заставило их заблестеть? Дэниел отмахнулся от пришедшей ему в голову мысли, решив, что сейчас совершенно неподходящее время для сладострастных мечтаний об очаровательной мисс Палмер.

– Мое полное и безраздельное внимание уделено вам, мисс Палмер. – Он отвесил ей поклон.

– Великолепно. – Корделия набрала в легкие воздуха. – Отец мистера Синклера владеет исключительно успешной пароходной компанией. Мой о… мой дядя Филипп имеет не слишком прибыльную судоходную линию, но состояние семьи можно спасти объединением бизнеса дяди Филиппа и старшего мистера Синклера. Условие такого делового партнерства – брак их детей.

– Да, конечно, теперь припоминаю, – проворчал Дэниел. Проклятие, как он мог это упустить?

– Значит, вы не слишком прилежны в своей работе? – Скрестив на груди руки, Корделия пристально смотрела на него.

– Очень прилежен, – взглянув на девушку, огрызнулся он.

– Тогда почему вы не знали об этом условии?

– Знал, просто оно выпало у меня из памяти. Кроме всего прочего, это личное дело мистера Синклера, младшего мистера Синклера.

– Полагаю, что вы и его лучший друг, разве не так? – Она насмешливо подняла бровь.

– Я и считаю мистера Синклера своим другом, но существуют границы, которые нельзя переступить, – с пафосом объявил Дэниел. Для настоящего Уоррена таких границ, безусловно, не существовало, когда дело касалось личной жизни Дэниела.

– Почему я в этом сомневаюсь, мистер Льюис?

– Понятия не имею, мисс Палмер. Возможно, причина в моей откровенности и любезности. – Он одарил ее озорной улыбкой.

– Да, уверена, именно в этом. – Она оглянулась назад, в ту сторону, откуда они пришли. – Меня ждет экипаж, мне пора. Всего хорошего. – Она кивнула и пошла обратно.

– Подождите, мисс Палмер. – Дэниел шагнул за ней. Она слишком заинтересовала его, чтобы позволить ей так просто уйти из его жизни. – Вы полагаете, что узнали все, что собирались узнать о мистере Синклере?

Корделия остановилась.

– Наше будущее – и служащих, и близких друзей – связано с мистером Синклером и леди Корделией, поэтому в наших общих интересах продолжить обмен информацией. – Или, быть может, это его личный интерес и Дэниелу просто захотелось снова увидеться с этой девушкой.

– Я согласна, – немного подумав, медленно кивнула она. – Существует еще много такого, что хотелось бы узнать о мистере Синклере.

– Тогда нам следует еще раз встретиться.

– Пожалуй, следует.

– Здесь?

– Нет, – покачала она головой. – Не исключена возможность, что мои знакомые увидят нас вместе, и это будет чрезвычайно трудно, можно сказать невозможно, объяснить. Свою репутацию я хотела бы сохранить.

– Тогда…

– Вы знаете магазин книготорговца Мердока?

– Да, конечно. – Он усмехнулся, словно она задала нелепый вопрос. Честно говоря, он никогда не слышал о Мердоке, но Уоррен, вероятно, знает все книжные магазины в Лондоне. Уоррен всегда внимательно читал книги, касающиеся бизнеса и права. Хотя Дэниел и считал, что много читает, но в эти дни он пролистывал лишь газеты. – Я прекрасно знаю этот магазин.

– Отлично. Буду там завтра, пожалуй, сразу после открытия. В это время там не так многолюдно. И, мистер Льюис, будь я на вашем месте… – она наклонилась к нему, – я бы пришла подготовленной. Прошу вас составить список вопросов о леди Корделии, что, по вашему мнению, хотел бы знать о ней мистер Синклер. Я сделаю то же самое. Откровенно говоря, если, получив возможность разузнать о леди Корделии, вы не выясните ничего существенного, мистер Синклер в вас разочаруется.

– Вы застигли меня врасплох. – Он сосредоточенно смотрел на девушку. – Я просто не ожидал вас встретить.

– Можно надеяться, эта неожиданность миновала и вы будете искуснее в своих расспросах. Всего наилучшего, мистер Льюис. – Мисс Палмер кивнула, повернулась и пошла к экипажу, ожидавшему ее за воротами парка.

– Нельзя сказать, что я неискусен, – бросил он ей вдогонку.

Девушка не ответила, но Дэниел мог поклясться, что слышал, как мисс Палмер тихо засмеялась.

Проклятие, она права! Он не узнал ничего важного о леди Корделии, даже не поинтересовался, как она выглядит, хотя считал, что составил довольно точный ее образ. В его представлении амазонка критически поднимала бровь, но на самом деле совершенно не важно, как она выглядит. Он не собирался жениться на девушке, которую отец снова выбрал ему в невесты. Однако Дэниел не мог сразу отвергнуть ее. Пусть он не британский аристократ, но его семейный круг так же важен для него, как и для любого титулованного англичанина. Нет, предстоит найти красивый способ отказаться. Первый шаг к этому – постараться узнать все, что только можно, о взбалмошной леди Корделии.

И если при этом он завяжет дружеские отношения с хорошенькой мисс Палмер, это просто неожиданный подарок.


– Гиллиам, вы сегодня видели мистера Льюиса? – Дэниел отдал шляпу и перчатки дворецкому, который вместе с другими слугами приехал в небольшой дом, который Дэниел снимал в Лондоне.

– Он в… – лицо обычно невозмутимого дворецкого подергивалось, как будто он старался сдержать себя, произнося это слово, – в конторе, сэр.

Дэниел подавил улыбку. Гиллиам был недоволен, если не сказать возмущен, тем, что Дэниел превратил гостиную на первом этаже в кабинет. И это при том, что Дэниел и Уоррен имели на верхних этажах собственные апартаменты – личные гостиные и спальни. Нанять дом и удобнее, и выгоднее. Дэниелу не имело смысла снимать номера в отеле для себя и Уоррена и отдельно контору, когда дом служил всем целям одновременно.

После Нового года Дэниел приехал в Лондон, перед этим недолго пробыв в Италии, и совсем не предполагал, что задержится здесь на какое-то время, и, конечно, остановился в отеле. Первоначально он планировал остаться, только чтобы познакомиться и, как надеялся, избавиться от невесты, которую нашел для него отец, а потом вернуться в Америку. То, что его невеста – кузина Оливера Лейтона, графа Норкрофта, – к тому времени влюбилась в Джонатана Эффингтона, маркиза Хелмсли, наследника герцога Роксбороу, стало для Дэниела шансом, который он никогда не позволял себе упустить. Хелмсли и Норкрофт вместе со своими давними товарищами виконтом Кавендишем и виконтом Уортоном были друзьями Дэниела и его главными инвесторами. Перевод капиталов из одной страны в другую, контракты, договоры, другие бесконечные проблемы, сопутствующие таким операциям и оформлению отношений между инвесторами и учредителями бизнеса, задержали Дэниела в Лондоне более чем на пять месяцев. У него возникла необходимость попросить Уоррена присоединиться к нему.

– И как он?

– Он утверждает, что чувствует себя намного лучше, сэр. – Гиллиам сжал губы. – Несмотря на протесты миссис Рампол, он встал с постели и вернулся к своим обязанностям.

– Жалко, что я не видел этого сражения, – усмехнулся Дэниел. Экономка миссис Рампол считала себя приемной матерью для двух мужчин, живших сейчас под одной крышей.

– Я бы сказал, сэр, – со вздохом отозвался Гиллиам, – сражение еще не закончено.

Уоррен говорил, что подхватил всего лишь обычную простуду, но у него был такой страдальческий вид, что накануне его наконец-то уложили в постель. Миссис Рампол принесла несколько галлонов горячего бульона и странно пахнущий чай, названный лекарственным средством.

– Наверное, так, – снова усмехнулся Дэниел. Пройдя через пустой холл, он распахнул дверь и увидел давнего друга за одним из двух больших письменных столов, занимавших почти всю комнату. – Сегодня мы чувствуем себя лучше?

– Я уже не чувствую себя так, словно смерть была бы спасением. Значит, чувствую себя лучше, – ответил Уоррен, подняв взгляд от лежавшей перед ним тетради. Глаза у Уоррена оставались красными, голос гнусавым и немного хриплым, но все же далеко не таким, как вчера.

– Ты выглядишь… – при этих словах Уоррен приподнял бровь, – лучше, – уверенно закончил Дэниел. – Не очень хорошо, но значительно лучше.

– Благодарю. Не хотелось бы выглядеть лучше, чем я себя чувствую. – Уоррен выдавил из себя слабую улыбку.

– Стоило ли тебе подниматься с постели? – Дэниел внимательно всматривался в друга.

– Если бы я еще хоть на минуту остался в постели, то сошел бы с ума или начал бы выть от скуки – если бы сначала не захлебнулся супом и чаем миссис Рампол. – Вздохнув, Уоррен покачал головой. – Как ни тяжело в этом признаться, но, когда болеешь, приятно быть объектом материнской заботы.

– И никто не проявляет такой материнской заботы, как миссис Рампол, – усмехнулся Дэниел, проходя к своему столу.

Оба они потеряли матерей в раннем возрасте. Незадолго до того как Уоррен поступил в колледж, умер его отец, оставив лишь небольшое наследство, обеспечившее сыну образование. Дэниел, сын состоятельного человека, имел неограниченные средства. В том, что они встретились, не было ничего странного, но то, что они стали закадычными друзьями, оба считали не чем иным, как чудом. Уоррен изучал право, Дэниел – экономику и финансы. Теперь у них общие честолюбивые стремления и мечты о создании огромной замкнутой сети железных дорог, которая станет революцией на транспорте в Соединенных Штатах и сделает их безмерно богатыми. В настоящий момент Уоррен формально числился у Дэниела наемным служащим в должности секретаря, но это временно. Когда их планы начнут приносить плоды, Уоррен станет партнером Дэниела. А пока что Уоррен был так же упрям, как мисс Палмер, в отношении того, чтобы самому зарабатывать себе на жизнь.

– Ты не видел письмо от моего отца? – Дэниел перебирал одну из многочисленных неаккуратных груд бумаг, которыми были завалены и его, и Уоррена столы.

– То, на которое ты вчера едва взглянул перед тем, как гордо выйти из комнаты?

– Да, да, я знаю, знаю, – проворчал Дэниел. – Мне следовало прочитать его целиком и не выходить из себя. Но черт побери! Попытки отца управлять моей жизнью разозлили меня. И вообще, он пишет, только когда у него есть что сказать такого, что непременно доведет меня до бешенства.

– Хорошо, что он занят своими путешествиями и вы месяцами не пересекаетесь.

– Пожалуй, мы вряд ли поладили бы, окажись вместе. Да где же, в конце концов, это проклятое письмо?

– Разве ты не скомкал это письмо и не швырнул его через всю комнату?

– Проклятие! – Дэниел плюхнулся на стул. – Наверное, миссис Рампол…

– Знаешь, я даже в свои предсмертные минуты был предусмотрительным и спас его, не дав миссис Рампол возможности выбросить его. Оно здесь. – Уоррен посмотрел сначала на кучу бумаг у себя на столе, потом перевел взгляд на стол Дэниела. – Или там. В общем, где-то здесь.

– Приятно сознавать, что существуют моменты, когда твоя обычная аккуратность тебе изменяет, – протянул Дэниел, перебирая ближайшую стопку документов.

– Я болел.

– Временами я чувствую себя просто… – В голове Дэниела промелькнуло замечание мисс Палмер о его некомпетентности.

– Ничто никогда тебя не сражало, – хмыкнул Уоррен, – и, насколько могу представить, не сразит и в будущем.

– Ты бы удивился, – тихо пробормотал Дэниел, неожиданно вспомнив взгляд сияющих зеленых глаз. – Полагаю, ты его прочитал?

– Несомненно. Письмо от твоего отца. Он планирует всю твою будущую жизнь. Его невозможно оставить без внимания. – Уоррен издал звук, который можно было бы назвать усмешкой, если бы он прозвучал немного бодрее. – И должен признаться, благодаря всевозможным откровениям и порицаниям письмо послужило приятным развлечением, пока я лежал больной в постели и меня насильно кормили супом. Оно совершенно отвлекло меня от мысли, что миссис Рампол прижмет меня к груди и убаюкает.

– Но это ей не удалось. – Дэниел засмеялся, но сразу замолчал. – Или удалось?

– Конечно, удалось. Нам с тобой уже за тридцать, тем не менее она смотрит на нас как на сыновей, которых у нее никогда не было.

– По крайней мере обхожусь без вмешательства матери. Достаточно, что отец настойчиво старается руководить моей жизнью. – Откинувшись на стуле, Дэниел постарался взять себя в руки. – Продолжай, Уоррен. Я готов. Что это за откровения?

– О, – усмехнулся Уоррен, – не думаю, что ты полностью созрел.

– Я готов как никогда. Не было ли там, случайно, упоминания о каких-либо деловых операциях с отцом этой леди Корделии?

– Великолепное предположение. Я поражен. – Уоррен постучал ручкой по столу. – Твой отец хочет приобрести половину акций отца леди Корделии – не помню его имени – в…

– Лорд Маршам, – подсказал Дэниел.

– Значит, ты прочитал большую его часть? – Уоррен пристально посмотрел на друга.

– Нет. Я объясню через минуту. Продолжай.

– Хорошо. Лорд Маршам владеет довольно солидной судоходной линией. Твой отец хочет слить ее со своей пароходной компанией, чтобы заняться судоходством в этом регионе мира и укрепить свое положение в британских портах. Очевидно, как следует из письма, лорд Маршам в настоящий момент нуждается во вливании капитала, чтобы удержаться на плаву. Сделка в полной мере реальна. Итак, предложение в деловом смысле привлекательно.

– И как связать его с этим браком?

– Твой отец считает, что союз сына крупного американского промышленника с дочерью человека из старинной знатной английской семьи выгоден обеим сторонам и с финансовой, и с социальной точки зрения.

– Так вот что он придумал! Отец не может смириться с мыслью, что не обладает положением в обществе.

– А твоя женитьба на девушке из титулованной семьи поставит его вровень с такой семьей, обеспечит ему престиж и все права, которых ему так не хватает?

– Совершенно верно, – кивнул Дэниел. – В такие моменты я жалею, что у меня нет сестры, которую можно было бы выдать замуж в угоду его прихотям.

– Не говори глупости. – Уоррен ткнул ручкой в сторону друга. – Я тебя знаю. Ты никогда бы не допустил, чтобы твоя любимая сестра послужила товаром для обмена в коммерческой сделке.

– Я без колебаний пожертвовал бы будущим сестры, если бы это могло спасти меня.

– Тогда, – засмеялся Уоррен, – хорошо, что у тебя нет сестры, хотя я ни капли тебе не верю.

– Поверь, – твердо сказал Дэниел, не желая задерживаться на мысли, что именно так поступает отец леди Корделии. Несчастная леди Корделия находилась в таком же неприятном положении, как и он сам, если не считать, что она хочет выйти замуж, а он не собирается этого делать. Боже правый, возможно, он единственный шанс этой решительной леди. Проклятие! Он все равно не намерен жениться на ком-либо из чувства сострадания. – Знаешь, – задумчиво протянул он, – мне пришло в голову, если цель отца – упрочить свое социальное положение, ему следует жениться самому.

– Ты правда так думаешь? – спросил Уоррен.

– Конечно. Это блестящая идея. Тогда каждый получает то, что хочет. Я хочу свободы. Мой отец хочет породниться с престижной семьей.

– Не слишком ли молода для него леди Корделия?

– Нисколько. – Это действительно хорошая идея. Дэниел жестом пресек возражения. – Ей двадцать пять лет, а молодые женщины часто выходят замуж за мужчин гораздо старше.

– Несомненно, такие случаи бывают, – признал Уоррен.

– И моему отцу всегда нравились женщины моложе его. – Дэниел на мгновение задумался. – Полагаю, актриса или певица была бы привлекательнее для него, но, думаю, ее семейные связи и молодость компенсируют все остальное.

– А что же сама эта леди? Что получит она?

– Именно то, что хочет, – мужа, и притом богатого. – Дэниел фыркнул. – И какая разница, будет это один богатый американец или другой.

– Думаешь, твой отец подойдет для молодой леди? – Уоррен спрятал улыбку. – Быть может, со времени нашей последней встречи с ним твой отец стал выше, стройнее, у него снова выросли волосы, он стал очаровательным?

– Мой отец всегда очаровательный, когда в этом есть необходимость, а что касается остального… – Дэниел махнул рукой, – внешность не имеет значения.

Уоррен задохнулся, откашлялся, потом достал носовой платок и высморкался.

– Внешность не имеет значения? И когда же ты пришел к такому заключению?

– Это просто мое мнение, ведь это не я ищу брака, чтобы упрочить свои деловые и социальные позиции.

– Значит, это твоему отцу следует жениться на леди Корделии?

– А почему бы и нет? Ведь это была его идея и он сам все подготовил.

– Действительно, почему нет? – Уоррен сделал паузу. – Но от этого союза может появиться ребенок, еще один наследник состояния Синклера.

– Меня это мало беспокоит. – Настойчивое желание Дэниела создать собственное состояние без помощи отца было предметом многочисленных безрезультатных препирательств между отцом и сыном. Уже сейчас предприятия Дэниела финансировались из наследства, оставленного ему родителями матери. – Конечно, я согласен, кто-нибудь ближе к нему по возрасту подошел бы больше. Это не решит вопроса, что делать с леди Корделией, но предотвратит подобные казусы в будущем, если мне удастся выпутаться сейчас. По-моему, в этом городе есть немало вполне подходящих титулованных и с хорошими связями вдов. У виконта Уортона есть вдовствующая тетя, леди Редбери. – Дэниел усмехнулся. – Тоже очень активная женщина. Она бы устроила настоящую охоту на моего отца.

– Да, вероятно, могла бы. – Уоррен прикусил губу.

Некоторое время Дэниел разглядывал друга, у которого был вид человека, знающего что-то очень интересное, очень занимательное. Дэниелу этот вид был хорошо знаком.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное