Виктория Александер.

Милая грешница

(страница 3 из 23)

скачать книгу бесплатно

Она с довольным видом приподняла бровь:

– Хорошо, милорд. Очень хорошо.

Гидеон посмотрел ей прямо в глаза:

– Да, я такой.

Леди Честер рассмеялась и отобрала у него руку.

– Я имела в виду ваши слова, и вы отлично знали, что я имею в виду.

– Да, но разве можно отделить человека от его слов?

– Думаю, что можно.

– Чем или, вернее, кем бы был Китс без своих слов? Или Байрон? Или Шекспир?

– Понятия не имею.

– И никто этого не знает. – Он улыбнулся самодовольной улыбкой. – И я так думаю.

Она окинула его изучающим взглядом.

– Вы очень умный, милорд.

– И хороший, – добавил он, поигрывая бровями. – Не забудьте слово «хороший».

– Похоже, что вы не позволите мне забыть это слово.

– Нет, – сказал он тихо. – Не позволю.

Он встретился с ней взглядом, и они оба долго молчали. Тем не менее между ними происходил обмен информацией: признание взаимного желания, взаимного любопытства и предвкушения. Приятного и волнующего.

Она сделала глубокий вдох, и момент был упущен. А жаль. Это был такой момент, когда мужчина может заключить женщину – даже ту, которую едва знает, – в объятия и женщина с готовностью подчинится ему. Хотя, возможно, это было к лучшему. Его дыхание, как ни странно, тоже было прерывистым, и кто знает, к чему могла привести утрата контроля над собой.

Ее взгляд скользнул к свертку в коричневой оберточной бумаге, который он оставил на ближайшем к двери столике.

– Это мне?

– Вопрос прямой и задан деловым тоном. Никакого притворства, будто вы не заметили большой пакет, в котором не могло быть ничего другого, кроме подарка, – сказал он с самым серьезным видом. – Вы не желаете играть в игры, миледи. Мне это нравится.

– Ошибаетесь, – рассмеялась она. – Мне доставляет удовольствие играть в игры, и я твердо намерена поиграть с вами. Только к подаркам это не имеет отношения.

Он поморщился:

– Довольно меркантильный подход, вам так не кажется?

– Отнюдь. Я назвала бы его… – она помедлила, подыскивая слово, – практичным. Да, именно так. Если гость принес мне подарок и положил его на виду у всех, это означает, что он не имеет намерения устраивать сюрприз, а следовательно, с моей стороны было бы абсолютно непрактично притворяться, будто я его не заметила. Меркантильность подразумевает жадность, а ваши подарки пока что были недостаточно экстравагантными, чтобы спровоцировать жадность.

– Я не хотел оскорбить вас экстравагантностью, – медленно произнес Гидеон, подумав, что с этой женщиной на данном конкретном этапе экстравагантность была бы непростительным тактическим просчетом. – Надеюсь, я не ошибся.

– Разумеется, не ошиблись, хотя экстравагантность редко бывает оскорбительной. – Она одарила его лучезарной улыбкой. – Однако, насколько я знаю по собственному опыту, мужчины дарят дорогие подарки, чтобы завлечь женщину в свою постель. Предваряя, так сказать, ее положение любовницы. Поскольку я не имею намерения стать вашей любовницей, ваши подарки были именно такими, какими им следовало быть.

– Правда?

– Абсолютно уверена в этом.

– Боюсь, вы совсем меня запутали и немного разочаровали.

– Дорогой мой лорд Уортон, – сказала она и снова рассмеялась тем самым грудным смехом, который ему так понравился.

Смех зарождался где-то глубоко внутри. О, глубоко внутри она, очевидно, находила его более забавным, чем ему хотелось бы. – Вы и я столкнулись с разницей в понимании или, возможно, определении слова. Любовницам джентльмены оказывают финансовую поддержку в обмен на их благосклонность, а возможно, и любовь. Я не нуждаюсь в получении от джентльмена финансовой поддержки, а поэтому считаю сам термин «любовница», – она сморщила носик, – неточным, неприемлемым и ставящим человека в зависимое положение. А я не имею намерения находиться в зависимом положении. Никогда.

– Понимаю, – сказал он, хотя ровным счетом ничего не понял, а поэтому счел за благо помалкивать. И все же не удержался: – Но как насчет отношений между вами и мной…

– Я уверена, что вы не будете разочарованы. А теперь, – она кивком указала на пакет, – вы позволите?

– Прошу вас. – Он не имел ни малейшего понятия, что здесь произошло, однако был уверен, что была достигнута какая-то договоренность. Но будь он проклят, если знал, в чем она заключалась.

Она подошла к пакету и с любопытством взглянула на него. Ему казалось, что любой сразу же понял бы, что там завернуто растение. Он усмехнулся в предвкушении. Потому что растение было великолепным.

Она аккуратно сняла обертку, под которой оказалась высокая орхидея с крупным цветком с бледно-розовыми лепестками, переходящими ближе к центру в сиреневый цвет, и несколькими толстыми листьями. Он мало разбирался в растениях вообще, а об орхидеях тем более ничего не знал, но это был великолепный экземпляр. По крайней мере так ему говорили.

Она отступила на шаг и застыла, глядя на орхидею.

– Силы небесные!

– Это каттлея, – с гордостью произнес он.

– Вижу, – пробормотала она, не отрывая от цветка взгляда. – А точнее, каттлея губастая.

Он шагнул к ней, делая вид, что заинтересовался орхидеей.

– Насколько я понимаю, это отличный экземпляр.

– Экземпляр превосходный, – сказала она, наклонившись к растению. – И в отличном состоянии. – Она взглянула на него. – Вы хорошо за ней ухаживали.

Он скромно пожал плечами:

– Должен признаться, что она у меня недавно.

Она выпрямилась и улыбнулась ему.

– Как вы узнали?

– О вашем увлечении экзотическими растениями, в частности орхидеями? Об этом мне сказал один наш общий друг. – Разве не было чрезвычайно умно с его стороны поговорить с лордом Хелмсли о том, что любит и чего не любит леди Честер?

– Наш общий друг? – Она продолжала улыбаться, но в голосе появилась какая-то странная нотка. – Вы имеете в виду лорда Хелмсли?

– Да, – кивнул он.

– Вы обсуждали мои вкусы с лордом Хелмсли?

Весьма неудобно говорить женщине, которая, как вы надеялись, скоро станет вашей любовницей, что ее бывший любовник рассказал вам, чем завоевать ее расположение. Теперь эта идея уже не казалась ему такой удачной, как мгновение назад. Но поскольку леди, похоже, не рассердилась, с ней, наверное, лучше быть абсолютно откровенным. И все же он, отвечая, предпочел осторожно выбирать слова.

– Должен признаться, что именно так я и поступил.

– Но зачем? – спросила она, прищурив глаза.

Зачем? Он обдумал вопрос. Честность, пожалуй, была единственным выходом из сложившейся ситуации, хотя честность в отношениях с женщинами была для него чем-то абсолютно новым. Он глубоко вздохнул.

– Я хотел произвести на вас впечатление, покорить вас своим вниманием. Я пытался быть…

– Великолепным?

– Именно так, – кивнул он.

– Очаровательным? Неотразимым?

– И это тоже. – Он улыбнулся с покаянным видом. – Позвольте спросить, удалось ли мне это?

– Это зависит от того, что, помимо моего увлечения орхидеями, вы узнали обо мне от лорда Хелмсли, – сказала она.

– Смею заверить вас, леди Честер…

– Джудит. – Она улыбнулась. – Если мы будем друзьями, – в ее глазах вспыхнули озорные искорки, – то вам следует называть меня Джудит.

– А мы будем друзьями?

– Вы слишком нетерпеливы, милорд.

– Это один из моих недостатков. – Он пожал плечами. – Я уже говорил, что у меня есть недостатки. И если я буду называть вас Джудит, то вы должны называть меня Гидеоном.

– В честь библейского Гидеона?

Он фыркнул.

– В честь дедушки по имени Гидеон, который настоял на том, чтобы его единственный сын назвал в его честь его единственного внука мужского пола.

Она приподняла бровь:

– Но у библейского Гидеона было семьдесят сыновей.

– А также многочисленные жены и наложницы. – Он усмехнулся. – Если мне не изменяет память, он дожил до весьма преклонного возраста и умер счастливым.

– Ни на минуту не сомневаюсь в этом. – Она жестом указала на орхидею: – Будьте любезны, помогите мне отнести это в зимний сад.

– Ваш знаменитый зимний сад? – Он осторожно взял горшок с цветком и последовал за ней. – Мне не терпится увидеть его своими глазами.

– Значит, вы интересуетесь растениями? – Выйдя из гостиной, она повела его по длинному коридору.

– Должен признаться, что абсолютно ничего не знаю о растениях. Смогу, пожалуй, отличить маргаритку от розы – не более того. Однако меня интересует все, что привлекает ваше внимание, – вкрадчиво сказал он. Получилось очень хорошо. Честно и очаровательно одновременно.

Она улыбнулась ему через плечо:

– Лорд Хелмсли и про зимний сад вам рассказал?

– Он упомянул о нем в связи с вашим интересом к растениям.

– Должно быть, вы довольно долго беседовали?

– Да. То есть нет. Не очень, – быстро сказал он, продолжая следовать за ней по бесконечным коридорам. – Должен заметить, что Хелмсли был очень осторожен во время нашего разговора.

– Значит, это был не тот лорд Хелмсли, которого я знаю.

– Возможно, «осторожный» – неподходящее слово. Лучше сказать «осмотрительный». – Осмотрительный? Он чуть не застонал. Так говорят, когда пытаются что-нибудь скрыть. А он ничего не скрывал. – Правда, я не спрашивал его ни о чем личном, – добавил он.

Она рассмеялась, но ничего не сказала.

– Я начинаю чувствовать себя довольно глупо, – продолжил он. – Надеюсь, леди Честер – Джудит, – вы понимаете, что, обратившись к лорду Хелмсли, я всего лишь имел намерение…

– Вот мы и пришли. – Она распахнула застекленную дверь и шагнула внутрь.

– Послушайте, Джудит, остановитесь на мгновение и позвольте мне объяс… – Он шагнул за ней следом и замер на месте. – Боже милостивый, да это настоящие джунгли!

– Вы так думаете? Я всегда считала его чересчур разросшимся садом. – Она огляделась вокруг. – Если уж он и напоминает джунгли, то джунгли цивилизованные, ухоженные.

Несмотря на то что Хелмсли описал ему зимний сад, Гидеон не был готов к тому, что увидел у Джудит. Само собой разумеется, он бывал в пальмовом павильоне в Королевском ботаническом саду, а также несколько раз гостил у герцога Нортумберлендского в Сайон-Парке, где видел великолепный зимний сад. Этот сад был значительно скромнее по размеру, но не менее великолепен.

Строение почти полностью было сделано из стекла и кованого железа с единственной кирпичной стеной. И повсюду, куда ни глянь, росли, как в джунглях, роскошные экзотические цветы. Пальмы и другие деревья достигали высокого стеклянного потолка, сквозь который проглядывали звезды. Воздух был насыщен влагой, где-то слышалось журчание воды. «Уж не Амазонка ли это?» – подумал он. Что за странные мысли лезут в голову? Обычно такого рода фантазии у него не возникали. А тут уже второй раз подряд…

– Уверяю вас, здесь все вполне цивилизованно. И нет никаких диких зверей, прячущихся за банановым деревом, хотя, признаюсь, у меня имеется несколько экземпляров растений-хищников, которые могли бы проявить агрессивность, если бы вы были насекомым. – Улыбнувшись ему, она пошла по вымощенной плитами дорожке, ширина которой соответствовала ширине ее юбок. Дорожка довольно хорошо освещалась газовыми фонарями. – Идемте.

– Постараюсь не отставать. Одному мне никогда не выбраться отсюда, – сказал он.

Окружающее ошеломляло и оставляло глубокое впечатление, как будто он попал с упорядоченных лондонских улиц в хаос тропиков. Судя по всему, Джудит была значительно богаче, чем он себе представлял. Она вела его по дорожке, обсаженной папоротниками, пальмами и всякими прочими растениями, разросшимися, как на воле, и обильно цветущими. В воздухе чувствовался какой-то сладкий аромат. Жасмин, наверное, подумал он, или какое-нибудь неизвестное ему растение. Подаренная им орхидея показалась ему очень жалкой. Это было все равно что подарить хорошенький цветной камешек владелице королевских драгоценностей. Он с трудом подавил желание взглянуть, не завяло ли бедное растение от сознания собственной неполноценности.

Дорожка привела их к фонтану из белого мрамора. Фонтан был значительно выше его, и вода, низвергаясь тремя каскадами, падала в округлый бассейн диаметром не более пяти футов. За фонтаном, вымощенным плитами, дорожка продолжалась. По обе ее стороны стояли легкие деревянные столики, почти сплошь заставленные горшечными растениями, стоявшими также и на полу.

Обогнув фонтан, Джудит остановилась перед столом, на котором стояли горшки с орхидеями различных размеров, форм и расцветок. Ему стало жаль принесенный им цветок, хотя к тому времени он и сам немного сник, утратив самоуверенность.

Она взяла у него горшок и разместила его между двумя другими орхидеями. Он нахмурил лоб. Это были две совершенно одинаковые орхидеи. Он мог бы, пожалуй, поклясться, что все три растения не отличаются друг от друга.

– Силы небесные! – пробормотал он сквозь зубы. Она усмехнулась. – Мне придется убить Хелмсли.

У Джудит в глазах появились озорные искорки. Она явно забавлялась ситуацией.

– Но, насколько я понимаю, он был вашим очень старым и очень хорошим другом?

– Был. И тем не менее мне придется его убить. – Он прищурил глаза. – Я уверен, что он не только поймет меня, но и, готов поклясться, ожидает этого.

Она рассмеялась.

– Лорд Хелмсли приходил вчера с просьбой подарить ему одну орхидею. И, хотя я никогда не продаю их, он получил орхидею, которая была нужна ему для благородной цели. Для доброго дела. Я, конечно, будучи натурой щедрой, отказалась от какой-либо компенсации. Цель была благотворительная, а мне лишнее доброе дело никогда не помешает.

– Как и всем нам, – пробормотал он. – Возможно, я оставлю Хелмсли в живых.

– Это тоже будет хороший поступок, хотя мое доброе дело было связано с гораздо большей жертвой, и я рада получить растение назад. – Она повернулась к орхидеям. – Изо всех забавных и завораживающих растений, которыми я заполнила свой зимний сад, больше всего я люблю орхидеи. – Интонация, с которой это было сказано, и взгляд, брошенный ею на цветы, могли бы осчастливить любого мужчину. – Они великолепны, не правда ли?

Он взглянул на нее, на грациозный изгиб шеи и безупречную кремовую кожу.

– Великолепны.

– Мне бы очень хотелось увидеть, как они растут на природе. В Колумбии они растут тысячами. Я намерена когда-нибудь поехать туда, чтобы увидеть это собственными глазами. Это будет замечательное приключение.

– Не сомневаюсь. – Его взгляд скользнул к низкому вырезу платья, который был не глубже, чем того требовала мода, но провоцировал и соблазнял. – Это будет увлекательное приключение.

– Знаете, их считают весьма эротичными цветами, – задумчиво сказала она, понизив голос. – Леди не подобает их выращивать. Опасаются, видимо, что нас охватит страсть при одном виде цветка орхидеи.

Он судорожно глотнул воздух.

– Я мечтал бы взглянуть на это.

– Вы опасаетесь, что меня охватит страсть?

– Молю Создателя, чтобы такое случилось.

Она повернулась к нему:

– Скажите, что именно обсуждали вы с лордом Хелмсли?

– Исключительно то, что вам нравится и не нравится. Чтобы выбрать подходящий подарок, – торопливо добавил он.

– Вы говорили, что не обсуждалось ничего личного. Полагаю, вы подразумеваете под этим, что не обсуждалось ничего интимного свойства?

– Абсолютно ничего подобного не обсуждалось, – решительно запротестовал он.

– А почему?

– Потому что тогда была бы утрачена вся прелесть приключения.

Она приподняла бровь:

– Приключения?

– Меня, не считая ранней юности, никогда особенно не привлекали такие вещи. Но я никогда еще не встречал женщины, которая без предупреждения и без всякой причины заставила бы меня ощутить предвкушение приключения. Великолепного приключения. – Уже произнося эти слова, он понял, что именно так он представлял себе развитие отношений между ними. – Дорогая моя Джудит. – Он шагнул к ней, взял за руки и заглянул ей в глаза. – Я хотел бы сам узнать все, что вам нравится и не нравится, даже вещи очень личного, интимного характера. – Он поднес ее руку к губам. – Я никогда не буду охотиться за орхидеями в Южной Америке или изучать джунгли в Африке, но твердо намерен исследовать то, что происходит между нами. – Он поднес к губам и поцеловал вторую руку. – И вас.

– Понятно, – сказала она, прерывисто дыша. – И когда вы намерены начать свои… исследования?

– Мне кажется, – он решительно заключил ее в объятия, – что сейчас самое время. – Он наклонился, приблизил к ней лицо, и она сразу же потянулась ему навстречу. Губы у нее были теплые и именно такие приятные на вкус, как он себе представлял. Казалось, время на мгновение остановилось, чтобы дать ему возможность насладиться этой лаской.

Страсть, дремавшая до сих пор, неожиданно вырвалась наружу. Он еще крепче прижал ее к себе. Ее губы раскрылись, впуская его язык.

Вдруг она высвободилась из его объятий и пристально посмотрела на него.

– То, что мы испытываем друг к другу, – это всего лишь похоть. Примитивная животная похоть. Вы знаете это, не так ли?

– Конечно, знаю, – кивнул он.

– Вот и хорошо. – Она схватила его за лацканы сюртука и снова прижалась к его губам. На вкус она была экзотичной, великолепной, пьянящей. Сколько ни целуй ее, все было бы мало. Оторвавшись от ее рта, он скользнул губами вдоль подбородка и вниз по горлу. – И я не жду ничего большего, – пробормотала она, затрепетав от его прикосновения.

– Согласен, – сказал он.

Она запрокинула голову и оперлась руками о стол, стоявший позади нее. Он поцеловал ее в ямочку у основания шеи. Она тихо охнула.

– Это не подразумевает… никаких обязательств между нами.

– Я не жду никаких обязательств, – сказал он. Его губы скользнули ниже, к видневшейся над вырезом лифа груди. Если бы он был подвержен фантазиям, то эта сцена могла бы стать одной из них. Ароматы тропиков в воздухе, тепло летней ночи среди зимы и красивая женщина в его объятиях. Хотя, будь это фантазией, на ней не было бы платья, имевшего в соответствии с последней модой многочисленные широкие юбки, избавиться от которых в пылу страсти было нелегко даже самому опытному мужчине. И почему мужчины позволили женщинам отказаться от простоты, отличавшей одежду, которую носили греки? На тоге он, наверное, смог бы развязать тесемки зубами.

– Мы едва знаем друг друга, – почти шепотом сказала она.

– Я намерен исправить это упущение, – пробормотал он, зарывшись лицом в ложбинку между грудями.

Однако, если он никогда не испытывал особого желания узнать женщину до того, как ляжет с ней в постель, с Джудит все было совершенно по-другому. Может быть, страсть заставляла смотреть на вещи иначе? Он презрительно фыркнул. Тут и сомневаться нечего.

– Вы полагаете, что нам следует получше узнать друг друга… прежде чем… до того, как мы?..

– Несомненно. Это было бы разумно. Однако в данный момент мы, кажется, знаем друг друга достаточно. – Она улыбнулась озорной улыбкой. Закинув руки ему на шею, она прижалась губами к его губам.

Ее страстный порыв застал его врасплох, он едва удержался на ногах и едва сумел сохранить равновесие. Продолжая обнимать ее одной рукой, он ухватился другой за верхний ярус фонтана. Вода потекла по его рукаву и неожиданно окатила их обоих.

Она посмотрела на него округлившимися от неожиданности глазами.

– Пожалуй, мой энтузиазм еще никогда в жизни не охлаждали подобным образом, – сказала она, но из его объятий не высвободилась.

– Ну и как, удалось его охладить?

– Ну что ж, мы с вами промокли почти насквозь. – Она приподнялась и провела губами по его губам. – Думаю, что нужно как можно скорее избавиться от мокрой одежды, иначе мы рискуем простудиться.

По его лицу медленно расплылась улыбка.

– Не так уж сильно мы промокли.

– Вздор. Нас словно из ведра окатили. Мы промокли насквозь. – Ее губы прикасались к его губам, сквозь несколько слоев ткани он ощущал ее соблазнительное тело, так что если и были у него какие-то сомнения, то они улетучились. – А со здоровьем шутить нельзя.

– В таком случае, Джудит, – он заглянул ей в глаза и улыбнулся, – пусть начинается наше приключение.

Глава 3

Поразительно! Абсолютно поразительно! Она бы никогда не поверила, что такое возможно.

Как, черт возьми, удалось им преодолеть весь путь от зимнего сада до ее апартаментов, расположенных на втором этаже, так, что он не овладел ею прямо на полу зимнего сада или в одном из бесчисленных коридоров? Или на лестничной площадке? В библиотеке, в бальном зале или в одной из многочисленных комнат, мимо которых они проходили по пути в спальню? Хотя была парочка моментов, когда она хотела, когда она надеялась… А еще поразительнее было то, что она удержалась и сама не овладела им.

Прижавшись спиной к двери, ведущей в ее апартаменты, она с трудом переводила дыхание. Губы Гидеона находились повсюду одновременно: на ее губах, на шее, на плечах. Она запустила пальцы одной руки в его волосы на затылке, не отпуская его, а другой нащупала двери.

Видит Бог, такой страсти она еще никогда не испытывала. Даже с теми немногими мужчинами, с которыми она ложилась в постель, все всегда было… скажем, цивилизованно. Интимные отношения развивались по определенной схеме: флирт, совместные выходы в свет, ужины вдвоем и продолжительные предварительные любовные игры. И хотя отношения всегда были вполне удовлетворительными, она никогда раньше не чувствовала, что наверняка умрет, если джентльмен, о котором идет речь, немедленно не овладеет ею. Сию же минуту. Овладеет ею? Силы небесные, да ей никогда прежде и не хотелось, чтобы ею овладели!

Она повернула дверную ручку, и дверь распахнулась за их спинами. Они упали в комнату прямо на роскошный ковер, но, поскольку благодаря ее многочисленным юбкам, смягчившим падение, не ушиблись, она почти не заметила случившегося. Он пинком захлопнул дверь, и она той частью сознания, которая еще не была окончательно затуманена страстью, восхитилась его ловкостью. Его руки обнимали ее, а ее ноги переплелись с его ногами. Она смутно слышала какой-то повторяющийся звук, но не обращала на него внимания. Для нее существовали лишь прикосновения его рук и жар его губ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное