Виктор Точинов.

Псы Господа

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Они пришли к самому очевидному выводу: кто-то (предположительно – хорошо организованная группа) где-то (предположительно – в Псковской области) и с какой-то неясной целью проводит эксперименты по искусственной мутации. Либо взята под контроль мутация природная, стихийная. А отходы производства прячут подальше от места проведения опытов, в глухом углу Ленинградской области… Но в этом логическом построении всегда оставалась возможность ошибки и случайного совпадения.
   К чертям! – разозлился сам на себя Лесник. В кои-то веки выбрались отдохнуть – так отдыхай!
   Покончив с застольем, они отправились к снастям уже втроем. Но и вечерняя прохлада не подвигла рыбу на активный клев. Ройтман, впрочем, не терял оптимизма и уверял, что на утренней зорьке они непременно возьмут реванш у подводных обитателей… У нормальных подводных обитателей, которым от природы положено иметь хвост и жабры.
   Ветер к ночи стих. Сумерки наполнились негромкими звуками. И отнюдь не всегда можно было определить источник их происхождения – даже активизированным слухом полевого агента. Лесник поглядывал то на застывший колокольчик-сторожок, то на катящиеся мимо воды Плюссы. И думал, что ничуть не удивится, если сейчас в прибрежном камыше раздастся громкий всплеск, а затем послышится зазывающий девичий смех… Очень уж обстановка располагала. И тут…
   Плеснуло – громко, в вечерней тишине вовсе оглушительно – у камышей, как раз там, куда поглядывал Лесник в своем иррациональном ожидании встречи с русалкой… Ему показалось, что он увидел огромный, невообразимо большой рыбий хвост – и тут же всё исчезло, лишь круги широко расходились по воде.
   – Щука… Утятница… – восхищенно прошептал Ройтман. – Килограммов десять, а то и все пятнадцать… Редко такие из ям на мелководье выходят… А вот мы ей ерша на жерлице подкинем…
   Он торопливо рылся в своем рюкзаке с рыболовными причиндалами.
   «Конечно же щука, – подумал Лесник. – Всего лишь щука…»


   Утром они ехали обратно.
   Костоправ вслух дивился сельскому пейзажу, действительно весьма странному: ограды скотных выгонов выглядели сюрреалистично – между столбиками были натянуты здоровенные полотнища толстой резины с густо прорубленными в них отверстиями. Причем отверстия имели форму подошв. Некогда город Сланцы славился на всю страну производством резиновых шлепанцев…
   Курлыкнул мобильник Лесника. Он ответил и узнал голос старого знакомца – Алладина. Когда-то они вместе учились в Академии, но медики решили, что организм Алладина имеет противопоказания к СКД-вакцинации, и полевым агентом тот не стал.
   – Как улов? – жизнерадостно поинтересовался Алладин. И продолжил, не дожидаясь ответа:
   – Я приехал, тебя ищу, а господин Лесник, оказывается, рыбку ловит.
   – Уже наловились, подъезжаем… – ответил Лесник, удивившись про себя: каким ветром занесло коллегу в эти края? Алладин курировал в зоне ответственности Северо-Западного филиала Новгородскую и Псковскую области.
   – Тогда давайте сразу на «аэродром».
Я подвез кое-какие материалы, думаю, тебя заинтересуют.
   Лесник удивился еще больше. Что же это за материалы такие, что доставляет их не обычный курьер, а заместитель начальника оперативного отдела?
   Полчаса спустя все выяснилось.
   – У тебя тут найденных девиц некуда уже складывать, – сказал Алладин, вручая Леснику толстую картонную папку и несколько CD-дисков. – А у меня с пропавшими проблема…
   Затем началась работа – Лесник просматривал документы, Алладин давал необходимые пояснения.
   – Откуда девицы исчезли, понятно, – констатировал Лесник. – Где объявлялись, живые или мертвые, – тоже. Вопрос в другом: что, где и как с ними происходило между начальным и конечным пунктами…
   – Вот это вы с Костоправом и будете выяснять, уже на моей территории. Потому что оперативников филиал отзывает – хорошего, говорят, помаленьку. Ваша пара, дескать, экспериментальная – вот и продолжайте эксперимент в стартовом составе. При нужде ребята из Псковской резидентуры помогут.
   Лесник пожал плечами. Не привыкать… Без сомнения, в Псковской области будут автономно работать и другие группы, – причем кое-кто из высшего начальства наверняка надеется, что успеха добьются именно другие, а не Лесник с Костоправом. Противников у идеи привлечения специалистов Трех Китов к оперативной работе хватает.
   – Я слышал, тебе наш Скрипач не приглянулся? – спросил Алладин. – Не больно-то ласково ты его в отчете помянул.
   – На безрыбье и рак рыба… – поморщился Лесник.
   О чем тут говорить? Ясное дело, те из командоров и прочих высших чинов Инквизиции, что имеют сильные суггестивные способности, – не поедут в глухую провинцию снимать рутинный допрос… Да и не так уж их много в Конторе – Лесник знал Юзефа, еще троих-четверых. И всё…
   – А у меня тут суггестор намечается – пальчики оближешь!– похвастал Алладин. – Вот выполнит пробное задание, даст клятву на клинке, и…
   Он сделал паузу и закончил неожиданно мрачно:
   – Одного боюсь – заберут его в распоряжение Капитула, а нам опять со Скрипачами всякими мыкаться.
   Помолчал и спросил другим тоном:
   – Правда, что ты тут русалку отловить сподобился?
   – Что-то вроде того.
   – Так не бывает же русалок! Миф…
   Лесник не стал спорить.



   Дышать прохладным, влажным после дождя воздухом было приятно. До назначенного времени оставалось полчаса – и Светлов решил пройтись до новой квартиры Софьи Немировой пешком.
   Лужи высыхали на глазах, несмотря на то, что уже вечерело. Слишком сильная стояла жара. Природа, словно компенсируя холодную весну, в июне не поскупилась на солнечные дни…
   Получить командировку в родной город Светлову оказалось совсем не сложно.
   Четыре дня на прошедшей неделе были заполнены обработкой поступающей информации. Из милицейских сводок, из открытых источников, из агентурных данных. Окружение пропавших и объявившихся голышом девиц, их родственные связи, работа, контакты…
   Постепенно кое-что стало выясняться.
   Все восемь пропавших и обнаружившихся женщин в настоящее время резко улучшили свой социальный статус. Кто-то получил новую работу, с высокой заплатой, четверо вышли замуж, причем крайне удачно с материальной точки зрения. Три дамы открыли свои дела и, судя по всему, процветали; одна уехала за рубеж. Две девушки из Ленинградской области, которые, кстати сказать, действительно оказались знакомы, более того – учились в одном классе – отлично сдали все экзамены в школе. Собственно, что особенного? Ничего. Если не считать того, что десять предыдущих лет Валя и Вика слыли завзятыми троечницами…
   Так что, как ни крути, а случившееся с «жертвами» событие ничем им не повредило. Даже наоборот.
   Подобные случаи многократно описаны. Стресс активизирует все резервы организма, заставляет по-иному оценить и собственную жизнь, и свои способности; убирает ложный страх, – кому-то мешавший объясниться, наконец, в любви с приглянувшимся человеком, а кому-то – открыть свое дело.
   Но разработка продолжалась. Потому что причина стресса оставалась неизвестной. И оттого настораживающей.
   Ибо известны и другие случаи – когда у людей, выживших в запредельно критической ситуации (например, после удара молнией), открываются способности и возможности, нормальным людям не свойственные… И использовать на практике их можно по-разному… Одни уникумы безобидно удивляют народ, читая кончиками пальцев письма в запечатанных конвертах или удерживая «прилипшие» к груди металлические предметы. Другие же пытаются применить свои паранормальные свойства в криминальных целях – и становятся клиентами Конторы.
   Честно говоря, Светлов считал, что Инквизиция перестраховывается и понапрасну растрачивает силы и средства, пытаясь удержать под наблюдением всех паранормалов. Молотком ведь тоже можно забивать гвозди, а можно и проломить череп, – не повод, чтобы продавать молотки по лицензиям, как оружие…


   Светлов сам пришел к Борису Евгеньевичу с идеей: поехать в Великие Луки и встретиться с Софьей Немировой на правах старого знакомого. Возможно, школьному приятелю она расскажет больше, чем работникам милиции. И, возможно, только Светлов сумеет понять, чем новая Софья отличается от той, что он знал прежде. Если вообще отличается.
   Куратор с демонстративным сомнением смотрел на сотрудника аналитического отдела Северо-Западного филиала Новой Инквизиции, возомнившего себя в одночасье если уж не особым агентом, то оперативником всенепременно.
   Но когда шеф аналитического отдела подписывал командировочное удостоверение, на лице его мелькнула удовлетворенная улыбка. Словно Александр сделал именно то, что от него давно ждали…
   Вникать в начальственные мысли Светлову не хотелось. И заниматься оперативной работой тоже… Собственно, это разовое поручение. Которое он получил лишь потому, что хорошо знает объект разработки.
   Но радостное предвкушение чего-то нового и необычного имело таки место. Себя не обманешь – Светлову до смерти хотелось заняться чем-нибудь вдали от начальственного взора и письменного стола.
   И опробовать на практике полученные в ходе шестимесячного обучения знания и навыки. Тоже вдали от начальственного взора…


   Подъезд обшарпанной пятиэтажки украшали железные двери. Толстые сварные листы сделали бы честь любому танку. Замок, однако, был выдран с мясом и, похоже, давно, – первые два этажа успели обжить местные тинэйджеры, склонные к употреблению изделий бытовой химии: запах в подъезде стоял кисловатый, специфический.
   Стараясь дышать через раз, Светлов добрался до четвертого этажа. Наверху воздух оказался посвежее. Ненамного.
   Дверь в квартиру Сони порадовала. Тоже металлическая – но обшита хорошим деревом, стильные ручки «под бронзу»… И замок присутствовал. Даже не один – целых три. Воров-домушников здесь опасались всерьез.
   Звонок сыграл что-то из классики, глазок на миг потемнел. Затем Светлов услышал настороженный голос:
   – Кто там?
   – Соня, это я, Светлов! – Александр помахал рукой глазку. – Не узнала? Я вчера звонил.
   Послышался звук отпираемых замков. Дверь приоткрылась, но не до конца. Цепочка. Похвальная осторожность.
   – Привет! – Светлов улыбнулся, глядя в серьезные глаза.
   – И в самом деле ты… – протянула девушка. Судя по тону, ее донельзя раздражали визиты самозванцев, прикидывавшихся школьными друзьями. – Подожди секунду.
   Дверь закрылась снова, потом открылась окончательно.
   – Заходи.
   – Ну, ты даешь, Сонь. Просто швейцарский банк. Держи, – Светлов сунул хозяйке в руки коробку конфет.
   – Жизнь такая. Видел, что внизу творится? Вечно в дверь ломятся – то ватки им дай, то воды. Задолбали! Проходи в комнату. Чай будешь?
   – Буду.
   Да, Соня Немирова на жизнь пожаловаться не могла…
   Светлов отлично знал, сколько стоят стеклопакеты, паркетный пол и межкомнатные двери из натурального дерева. Сам не так давно делал ремонт, не столь роскошный, но рынок стройматериалов пришлось изучить досконально. Аренда такой квартирки тоже обойдется в весьма приличную сумму. Странно… Коли уж старая знакомая так разбогатела – не лучше ли купить новую квартиру, чем вкладывать деньги в евроремонт съемной хрущобы?
   Убранство комнаты тоже не разочаровало. Мебель явно делалась на заказ – и не из ДСП, из натурального дерева. Музыкальный центр, компьютер, телевизор (вернее, домашний кинотеатр) – всё самых последних, самых престижных моделей…
   Светлов уселся на диван, хозяйка в кресло, выключив попутно огромный плоский экран в углу комнаты.
   – Чай скоро будет, – сообщила она, искоса поглядывая на Светлова.
   Изучает реакцию гостя на этакое благосостояние? Похоже, что так…
   – Классная хата, – сказал Светлов достаточно равнодушно, словно и сам обитал в похожих апартаментах.
   Лицо хозяйки несколько расслабилось.
   – А твои дела как?
   – Нормально. Работаю в Питере.
   Где и кем он работает – Соню абсолютно не заинтересовало.
   – С чего ты вдруг решил меня повидать?
   – Ты знаешь… Вот приехал домой на пару дней… Хотя… ты не поверишь…
   – В смысле?
   Голос Сони звучал спокойно. Слишком спокойно. Или у Светлова разыгралось воображение?
   – Мне сказали, что ты погибла… Понимаешь?
   – Что? Светлов, ты спятил?!
   – У тебя чайник вскипел. Сейчас все расскажу.
   Девушка встала, окинув гостя удивленным взглядом. Светлов проводил ее глазами. Она всегда была симпатичной. Даже красивой. Но, кажется, стала стройней, чем в пятнадцать лет… Изумительное изящество движений. Кожа словно светится изнутри, роскошная волна волос закрывает половину спины.
   Соня вернулась, катя за собой небольшой сервировочный столик: чайник, чашки, конфеты Светлова, ваза с фруктами.
   – Я бабуле твоей звонил… Она злится, что ты не живешь дома.
   – А зачем? Мне и здесь неплохо.
   – Она сказала, что ты снимаешь жилье.
   – Нет. Квартира моя.
   Хозяйка произнесла это с вызовом. Словно ожидала вопрос: откуда, мол, деньги на такие покупки? Но Светлов не стал допытываться.
   – Солидно, – кратко прокомментировал он. – Не бойся, я в налоговой полиции не служу.
   – Мне нечего бояться, Саша. – Она разлила чай. – Угощайся. Так что там насчет моей гибели? Кто сказал такую чушь?
   «Тщательно скрываемое любопытство?– пытался на ходу выстроить анализ Светлов. – Но почему скрываемое? Вполне естественный интерес».
   – Я в газете прочитал, – ответил он. – Случайно на глаза попалась. Позвонил бабке твоей: нет, говорит, в порядке все. Ну, я когда в город приехал – дай думаю, повидаюсь.
   – Понятно, – она кивнула. – Пей, остынет.
   – Как у тебя вообще дела, жизнь?
   Чай оказался хорош. В меру терпкий и обжигающе горячий. Как раз такой Светлов любил.
   – Все отлично, Саша. Просто замечательно, – ответила Соня без всякого энтузиазма.
   – С кем их наших видишься?
   – Да не с кем особо. А ты?
   – И я. Жаль, правда?
   Разговор пробуксовывал.
   – А классом собраться никто не думал?
   – Я не слышала. Вкусные конфеты, Саша.
   – Классно выглядишь, Сонь, просто супер. Не узнать!
   – Так уж и не узнать, – комплимент явно был приятен хозяйке. – А что Танечка твоя, подурнела?
   Светлов вздохнул. Соня после восьмого класса поступила в училище. И не знала, чем закончилась его юношеская влюбленность…
   – Не хочу об этом. Мы расстались. Давно.
   – А… вон оно что… Что ж ты так… упустил свою любовь?
   – Какая любовь? Дети мы были. Дети.
   – Так ты что, мириться сюда пришел? – в голосе Сони зазвучало раздражение и даже злоба.
   «Разговор может досрочно завершиться», – понял Светлов. А он так ничего и не узнал…
   – Нет, не мириться. Зачем нам мириться – разве мы ссорились?
   Он взглянул ей в глаза. Как смотрел в глаза очень многим девушкам после памятного новогоднего бала. Но сейчас Светлов знал, что и как он делает. Зрительный контакт – один из приемов. Но есть еще кое-что, то, что у него было раньше, и то, чему его осторожно учили… Еще кое-что, некий посыл, некое касание чужого разума. Касание мягкое и аккуратное. Не толчок. «Силой ты ничего не сможешь сделать», – говорил инструктор.
   И все получается. Объект попросту не понимает, что с ним происходит. А когда не понимает – то и не сопротивляется.
   Два сознания как одно. Теплая, дружеская волна.
   Нет ссор, мы давно знаем друг друга. Мы друзья. Мне нечего скрывать. Так, Соня?
   – Извини, Саня. Боюсь, твой визит запоздал. Лет на десять. – Былого равнодушия в ее голосе не осталось, слова звучали с напором, с вызовом. Неужели всё произошедшее тогда, в школе, – для нее до сих пор важно и серьезно?
   – Ну что ты, Сонь, что ты… – забормотал Светлов смущенно.
   Какая она красавица! Чуть порозовевшая от возмущения кожа, пухлые губы, глаза темные. Зрачки людей, подвергшихся суггестии, всегда расширяются… У Сони расширились совсем чуть-чуть… Повышенная сопротивляемость организма? Или?..
   – Так что с тобой случилось-то? – сменил он тему. – В газете писали, будто ты пропала без вести.
   – Что за газета?
   – Не помню… Значит, ничего не было? Расскажи мне! – Он усилил напор.
   Девушка облизнула губы.
   – Это… не интересно… Я в лесу заблудилась… Ты в Питере выписываешь псковские газеты?!
   – В лесу? Где? – проигнорировав вопрос Сони, он сопроводил свои слова резкой посылкой: – Расскажи!!!
   Не помогло – Светлов видел, как сужаются зрачки, взгляд становится все более и более осмысленным. Пожалуй, достаточно… Нельзя, чтобы объект заподозрил неладное.
   А объект тем временем вновь сменил тон, вновь заговорив как старая школьная приятельница – всего лишь приятельница…
   – Ой, да ладно тебе, Сань. Ерунда, в общем. Приехала к тетке, пошла прогуляться по лесу, ну и заблудилась.
   И блуждала две недели? Ну-ну…
   – Страшно, наверное? Что с тобой было в лесу? Расскажи мне.
   Светлов сделал последнюю попытку. Без прежнего грубого напора – наоборот, расслабляясь и делая шаг назад в ментальном противостоянии. Зачастую такое срабатывает. Если два барана стоят, упершись лбами на узеньком мосту, – тот, что поумнее, должен быстро шагнуть назад, тогда противник вполне может оступиться и рухнуть в пропасть… – именно такой «бараньей» аналогией иллюстрировал этот прием Светлову инструктор.
   Вновь не помогло.
   Стоял ли у собеседницы гипноблок, или Светлов попросту столкнулся с сознательным сопротивлением человека с сильной волей, – он так и не понял. Вроде в школе Сонечка Немирова впечатление волевой личности не производила, но всё ведь течет, всё меняется…
   Умение обнаруживать у объекта следы чужого суггестивного вмешательства к числу стихийных талантов Светлова не принадлежало. Для помянутого обнаружения существуют специальные методики, доступные даже людям без задатков суггестора – но в курс обучения Александра они не входили. А зря…
   – Ничего в лесу не было, – ответила Соня по завершении короткого и незримого ментального поединка.
   – Ну ладно. Я рад, что у тебя все в порядке. Слушай, а где ты работаешь?
   – Торгую… Кое-чем…
   – Магазин, наверное, свой? – Светлов постарался улыбнуться как можно обаятельней.
   – Нет, аптека, – равнодушно ответила она и встала.
   Намек был более чем прозрачен.
   Ладно, раз так. Глупо, конечно, но правила есть правила. Светлов достал ручку-тестер.
   – Да ты что? – с фальшивым энтузиазмом воскликнул он. – Как удачно! А у меня один приятель фармацевтикой торгует. Хочешь, я вас сведу?
   Софья пожала плечами.
   – У меня свои поставщики.
   – Да ладно тебе, Сонька. Запиши координаты своей конторы, вдруг пригодится. Лист бумаги есть? Комиссионные мои, идет?
   Девушка машинально взяла предложенную ручку. Повертела в руках, потом вернула Светлову.
   – У тебя есть мой рабочий телефон. Захочешь – звони.
   Его просто-напросто выпроваживали из квартиры. Это было очевидно. Светлов не стал упираться, но сделал шаг вперед, намериваясь обнять хозяйку на прощание. Возможно, она позволит поцеловать себя, хотя бы целомудренно, в щечку? Но девушка отстранилась.
   Ладонь Светлова скользнула по гладкой, чуть прохладной коже обнаженного плеча.
   Сейфовая дверь мягко закрылась за его спиной.
   Н-да… Похоже, вы сделали не лучший ход, господин суб-аналитик…
   На улице он достал из ручки тест-полоску. Индикатор не изменил цвета. Это означало, что Софья не принадлежала к объектам, интересующим Контору.
   Или то, что приборчик слишком мало пробыл в ее руках.
   Комплексный тест Семаго-Ружича реагировал в данном случае на потожировые выделения. Но для проведения такой проверки выделения должны быть хотя бы в минимальном количестве. Соня только повертела в руках ручку, плотного кожного контакта не было.
   На обратном пути Светлов продолжал анализировать встречу.
   Как, интересно, Соне Немировой удалось так быстро раскрутить бизнес? И почему она прервала разговор? Людям обычно свойственно рассказывать, как они пришли к жизненному успеху… Почувствовала внушение? Как, каким образом? Вопросы, вопросы… Что он вообще знает о ней? Что произошло в лесу? Ведь было же что-то… И почему не сработала попытка суггестии? Все-таки зря его не научили умению определять следы чужого внушения…
   Ничего, еще научат. Заодно умению налагать сложные гипнограммы научат – и многоуровневые, и самоактивизирующиеся, и самостирающиеся, и…
   Программирование креатур ему тоже предстоит освоить – созданных суггестором псевдо-личностей, тихо и незаметно сидящих в мозгу ничего не подозревающего человека, а по кодовой команде включающихся и перехватывающих управление телом…
   Но это дело будущего – а в настоящем придется произвести проверку на каком-нибудь нейтральном объекте. Повторить те же посылки, что разбились о невидимую броню Сонечки и сравнить результаты. Благо, теперь есть с чьей помощью провести работу над ошибками, прошли времена, когда он вслепую, ощупью пытался найти применение своему дару убеждать людей…
   Сейчас стоит отправиться домой, – вернее сказать, в квартиру матери. Хорошенько продумать формулировки и отправить рапорт начальству при помощи портативного компьютера. Неплохую, кстати, игрушку ему выдали перед заданием – Светлов знал, что оперативники ласково называют их «персиками».
   Интересно, что за тетка, у которой Софья якобы гостила? Хотя почему якобы? Может быть, как раз и гостила…
   Вот только про ее тетушек он ни разу не слышал за все годы знакомства…


   Квартира пустовала, мать, как и все последние годы после выхода на пенсию, проводила лето у сестры, под Мелитополем. Маришка же болталась непонятно где, мобильник ее не отзывался… Вообще-то Светлов догадывался, где, чем и с кем она занимается. Намекала в последнем разговоре, что новый ее шеф – мужчина весьма интересный, и всё у них складывается совсем иначе, чем в анекдотах про директоров и секретарш… Н-да, если женщина в тридцать два питает такие иллюзии, ничем уже не поможешь…
   Хотя, хотя… Помочь как раз можно – нанести дружеский визит ее шефу и потолковать, использовав все полученные в последние месяцы навыки и умения. Светлов удивился – мысль, поначалу несерьезная, неожиданно захватила, он начал уже прикидывать оптимальную гипнограмму, способную подвигнуть бизнесмена к разводу и новому браку.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное