Виктор Степанычев.

Свободный охотник

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

«Смуглянка», как мысленно назвал противника Стас, застыл на месте, вперившись острым и злым взглядом в его лицо. Гор тоже не активничал, а внимательно наблюдал за соперником.

Пока было не понятно, что следует ожидать от этого парня.

Пускай он первым начинает, а уж Станислав подхватит его почин. Долго не выдержит, вон как глазенки сверкают!

Действительно, «смуглянка» не стал изображать из себя соляной столп. Он легко переступил ногами, а потом прыжками пару раз поменял стойку с правосторонней на левостороннюю и обратно. Было видно, что ему не терпится напасть на гринго.

Потанцевав на месте, демонстративно ударив несколько раз кулаком о раскрытую ладонь, боевик дернулся к Стасу, как бы демонстрируя начало атаки, но неожиданно ушел вправо. Казалось, он по примеру соперника не желает первым вступить в бой, однако на деле это был лишь искусный маневр. На очередном шаге, на противоходе, «эскадронец» взмыл в воздух и в прыжке попытался достать Гордеева хлестким ударом ноги. Причем исполнил это парень практически без подготовки, что выдавало в нем опытного бойца.

Вот только Станислав не дал себя поймать на подобную уловку. Он легко уклонился от удара, чуть наклонив корпус и шагнув в сторону. Но атака «смуглянки» на этом выпаде не закончилась.

Едва почувствовав под ногами землю, боевик метнулся к Стасу и провел быструю серию ударов руками, стараясь пробить поставленную соперником защиту. В ход пошли и ноги. Голенью он несколько раз чувствительно ударил Гордеева по бедру, а потом даже попытался достать круговым ударом до его ребер.

Бился «эскадронец» классно. После проведения им первых приемов Станиславу стало понятно, что судьба свела его в поединке с серьезным бойцом карате-до. Он даже примерно определился, что «смуглянка» работает стилем школы кекусинкай. Боевая стойка нэко-аси-дачи – «кошачья», еко-гэри-кэкоми – удар ногой в прыжке, серия коротких мощных ударов руками – кидзами-дзуки и маваси-дзуки были выполнены не то что безупречно – ювелирно. Стас был готов дать голову на отсечение, что перед ним мастер если не черного, то уж предшествующего ему коричневого пояса точно.

Но и Гордеев был не лыком шит. Он без особых усилий уклонился и от еко-гери-кэаге и на связку проникающих дзуки не только поставил нагаси-укэ – сметающий блок, но и сам пошел на обострение, достав грудь «смуглянки» нукитэ-дзуки – «рукой-копьем», нанеся ответные хлесткие маваси-гери по бедру противника.

Получив решительный и явно неожиданный для него отпор, «эскадронец» отскочил на несколько шагов от Станислава и остановился, переводя дыхание. Он уже не столько зло, сколько удивленно оглядел соперника.

Вот и познакомились. Стас, приняв стойку внимания – мусуби-дачи, вежливо отвесил «смуглянке» рей – ритуальный поклон – и, улыбнувшись, поманил его к себе ладонью, предлагая продолжить схватку. У него было не слишком много времени, чтобы терять его на отдых, тем более что усталости Гор не чувствовал. Наоборот, он ощутил, что мышцы и связки, несколько скованные в начале боя, обрели эластичность, а организм требует выброса накопившейся энергии.

«Смуглянка», похоже, оценил его вежливость иначе, приняв ее за оскорбление.

Глаза «эскадронца» налились кровью, и он бросился к Станиславу. Правда, гнев не затуманил его мозги, отчего не пострадало и мастерство. Протанцевав короткую «дорожку», соперник Гордеева исполнил стремительную закрутку и, целясь в его грудь, дважды «выстрелил» ногой прямым ударом мае-гери. Но и эта связка не достигла своей цели. Стас просчитал действия бойца и его намерения, однако не стал уходить с директрисы атаки и ставить блоки, а сам пошел на обострение боя.

Он взвился в воздух и хлесткими перехватами ног устроил мини-дуэль. «Воздушный бой» длился не более полутора секунд, но за этот короткий миг Станислав сумел не только парировать двойной удар «смуглянки», но и крепко достал его бедро подъемом стопы. Потеряв равновесие, «эскадронец» с трудом удержался на ногах после приземления. Однако надо отдать должное мастерству бойца: парень не задержался на месте, а, исполнив грациозное, едва не балетное па, ушел от возможной атаки соперника.

Правда, и сам Гордеев не стал обострять ситуацию. Едва почувствовав под ногами земную твердь, он отпрыгнул в сторону и в ожидании активности «смуглянки» принял боевую заднюю стойку кокуцу-дачу. Стас перенес тяжесть веса на правую ногу, отставленную назад, в готовности как атаковать, так и отодвинуться от противника.

Давно ему не встречался столь серьезный и опытный соперник.

И любой удар «смуглянки», если бы он достиг цели, мог принести Гордееву большие неприятности. Тренировочным кумите здесь не пахло: полный контакт на поражение…

Перед Станиславом остро встала проблема времени. Три минуты, которые он хотел потратить на звонок по чужому мобильнику, уже миновали. У Гордеева практически не было сомнений, что он справится с шустрым соперником, но секунды-то бегут и складываются в дополнительные, можно сказать, штрафные минуты. Товарищи его спарринг-партнера по «эскадроно муэрте», без сомнения, уже подняты в ружье и грузятся на быстроходные посудины. Стасу стоило поторопиться, чтобы не остаться на этом острове навсегда. Ребята на сейнере не станут его ждать, получив сигнал из Порто-о-Дьос о начале штурма. «Михаил Лермонтов» ту-ту! Цигель-цигель ай лю-лю!» Вот только как организовать этот самый «цигель»?

Гор не ринулся сломя голову в бой, а плавно, словно по льду, скользнул к боевику. Но эта плавность была видимой. Оказавшись на расстоянии вытянутой руки, Стас словно взорвался. Град ударов обрушился на противника. Будь класс мастерства «смуглянки» чуточку пониже, Станислав пробил бы его защиту за считаные секунды. Однако соперник умело сопротивлялся. И все же Гордеев дважды пробивал блоки, достав его грудь и бок прямым «кулак-копье» и секущим «кулак-молот». Удары потрясли тело бойца, но он стойко принял их, продолжая держать защиту.

Ошеломив «смуглянку» бешеным натиском, Стас неожиданно прервал бой. Отступив на тройку шагов, он исполнил вперед-назад «дорожку», контролируя место боя и отрезая боевику путь к отступлению на поляну. Правда, судя по поведению «эскадронца», тот несколько остыл и был не так решителен. На обескураженной физиономии парня читалось, что орешек в образе гринго ему явно не по зубам. Похоже, «смуглянка» понял, что проигрывает.

Долго думать, а тем более – действовать Станислав сопернику не дал. Он ринулся к «смуглянке», оттолкнулся, взмыл в воздух в прыжке и согнул ногу, готовясь исполнить маваси-гери. Правда, проделал это он демонстративно, и наносить удар не стал, а лишь проимитировал его, коротко дернув ногой, и после этого приземлился. Почувствовав под ногами твердь, Стас шагнул к «эскадронцу» с грозным видом и явным намерением вступить в ближний бой.

А вот «смуглянка» инициативу Гордеева не поддержал. Похоже, он выдохся, а возможно, просто морально перегорел, не сумев взять соперника нахрапом в первые минуты. «Эскадронец» отступил на шаг, а затем резко выпрыгнул назад и, развернувшись в воздухе, рванул что есть сил по едва заметной тропке, вившейся между кустами, к которым его прижал Стас.

Но отбежал он недалеко, всего на несколько шагов. Парень решил перехитрить Гордеева. Затормозив и остановившись, «смуглянка» повернулся к противнику, а его рука, закрытая туловищем, скользнула вниз к рукояти кольта. Вырывая пистолет из кобуры, он с радостью обнаружил, что ненавистный гринго стоит, опустив руки, и, никак не реагируя, смотрит, как на уровень груди поднимается черный зрачок, из которого сейчас вырвется его смерть.

Вот только безглазая с косой явилась с другой стороны и совсем не за Гордеевым. Шум, донесшийся откуда-то сзади и сверху, заставил «эскадронца» бросить косой взгляд за спину.

Он разглядел, как, набирая скорость, летит к нему с вершины дерева что-то длинное. Растерявшись, парень застыл на месте, не понимая, что происходит. Жердь, ощетинившаяся остро заточенными, длиной сантиметров пятнадцать, колышками, вырвалась из листьев. Привязанная к лианам, скользнув по касательной, она с силой вонзилась шипами в тело «эскадронца».

Это был второй сюрприз на тропе, приготовленный Станиславом.

Погоня обошла ловушку, а вот «третий лишний» ее не миновал.

Хотя удар был мощный, боевик не упал, удерживаемый шипами смертельной «расчески». Ноги «эскадронца» подогнулись, и он беспомощно повис, едва не касаясь земли коленями безвольно согнувшихся ног. Пистолет выпал из ослабшей руки. Смуглое лицо, на котором застыла гримаса искреннего удивления, стало быстро бледнеть, точнее – свинцово сереть. Глаза, еще недавно злые и колючие, наполнились слезами какой-то детской обиды. Струйка крови потекла на подбородок из уголка рта…

«Финита! Кончен день забав… – угрюмо констатировал Станислав. – Извини, боец, один из нас должен был умереть».

Радости победы он не испытывал. На Гордеева разом навалилась дикая усталость. Было ощущение, что его выжали словно тряпку. Разом из головы вылетели все мысли, а мышцы стали ватными. Подобное опустошение к нему приходило и раньше после напряжения сил и сознания на грани или за гранью возможностей организма, точнее – психики. Вероятно, так реагировал мозг на стресс за чертой разумного, защищая серое вещество и ткани от разрушения. Невозможно привыкнуть к тому, через что он только что прошел – через кровь и смерть пусть чужого и совсем не образца для подражания, но человека…

Гор опустился на траву и с минуту сидел без движения. Потом вздохнул в полную грудь и рывком встал. Нет, день забав еще не закончился.

Глава 5
Что было, что будет…

Он вытянул из нагрудного кармана мобильник. Аппарат был невредим, «смуглянка» не пробил защиту Станислава, не достал до хрупкой вещицы. В противном случае, чтобы вызвать сейнер, пришлось бы махать с берега исподним или костер жечь…

Гордеев высветил нужный номер и нажал на кнопку вызова.

– Это Алан, – доложил он в трубку, когда услышал в ней чуть хрипловатый голос Формана. – Все в порядке. Жду упряжку. Выхожу навстречу.

– Понял тебя, кони уже застоялись, – спокойно произнес Форман. – Встречаемся у фонтана.

– В фонтане, – уточнил Стас-Алан и захлопнул мобильник.

Оглянувшись по сторонам, не явился ли на свет еще какой-нибудь «лишний» – второй, пятый или, может, двенадцатый чертик из табакерки, Гордеев развернулся и побежал через полянку влево к зарослям. Вообще-то надо было гнать вправо, но следовало чуточку запутать будущую погоню.

Вдруг прибудут скоро, пойдут по следу, засекут сейнер…

Стас заранее разведал пути отхода. Лес в нужном направлении рос не слишком дремучий, расстояние от полянки до берега составляло метров четыреста – пятьсот. А дальше – вдоль береговой полосы около двух километров, не больше, до противоположного берега острова, к которому должна была подойти «упряжка»-сейнер. Легким бегом минут за десять-двенадцать доберется он до условленной точки.

Гордеев пересек полянку и приблизился к привязанным к дереву Гарсиа и его напарнику. Мулат уже пришел в себя. Оба со страхом смотрели на приближающегося Стаса. «Эскадронцы» наблюдали за боем гринго со «смуглянкой», и смерть товарища, без сомнения, произвела на них неизгладимое впечатление. По всей видимости, парни предполагали, что пришел и их черед расстаться с жизнью.

Однако опасения «эскадронцев» оказались беспочвенными. Станислав даже не взглянул в их сторону. Он пробежал мимо. Углубившись в заросли, Гор шумно продирался сквозь чащобу, ломая ветки и шурша листвой, метров примерно сто. Удалившись от привязанной к дереву «сладкой парочки», он круто поменял направление, сделал круг по лесу и бесшумно понесся по разведанной местности к берегу. Гарсиа и мулат, когда их обнаружат коллеги по «эскадроно муэрто», четко укажут направление, в котором скрылся их обидчик…

Чужой мобильник Стас тоже не стал подбирать. И время поджимало, да и на бегу разговаривать не слишком удобно. К тому же Гарсиа может запросто смекнуть, что не зря его обидчик телефон забрал. А ну как проверит, а не звонил ли он куда? Не вырубать же их опять! И так нарубался сегодня до тошноты…

Выбравшись из зарослей к берегу, Гордеев оглядел океанскую гладь. В направлении Порто-о-Дьос горизонт был чист. Пока! По его расчетам, именно в это время отчаливали от причала суда с людьми, посланные на остров Бернардино с целью покарать разбушевавшегося гринго.

Пока все шло по плану. Стас отер рукавом выступивший на лбу пот, глубоко вздохнул и побежал, солнцем палимый, по слежавшемуся песку береговой полосы. Скоро он вошел в ритм кросса. Свежий ветерок с океана обдувал разгоряченное тело.

По старой привычке Станислав в такт шагам бормотал под нос считалку, на ходу придумывая продолжение известной песенки известного персонажа мультфильма:


Хорошо живет на свете Винни-Пух.

Потому поет он эти песни вслух…

Мы с тобой считать умеем лишь до двух…

У ворот растет огромнейший лопух…

У кота от самогона хвост опух…

Если не удержишься, то сразу бух…


И так далее – бессмысленно, но в рифму и в такт бега. Вроде бы помогало, отвлекало от мыслей об усталости.

Однако скоро бормотание прекратилось. Гордеев прокрутил в голове в деталях проведенную им акцию. Вроде бы грубых ошибок допущено не было. Собственно, результат говорит сам за себя: он жив, враги повержены.

«Молодец, капитан! – похвалил он мысленно себя, но тут же с горечью поправился: – Какой, к дьяволу, капитан – ландскнехт наемный! И эти парни из „эскадроно муэрте“ ему не враги, век бы их не видеть и не знать. Эх, товарищ генерал, и на хрена же мне вся эта спектакля с переодеваниями и перевоплощением в Бармалея?!»

Память возвратила Станислава на несколько месяцев назад.

Капитан Гордеев, для друзей – просто Гор, заместитель командира боевой группы спецназа ФСБ, с треском, по статье «за дискредитацию», был уволен «из рядов». Предлогом явился срыв операции в Чечне. Правда, вины Станислава в провале было не больше, чем у других, готовивших и проводивших ту злосчастную операцию. Группа случайно наткнулась на боевиков там, где они не должны были находиться. Завязался бой. Двое погибли, командира тяжело ранили, всполошили тех, за кем охотились… Если смотреть на вещи реально, то вышибли Стаса на гражданку за несдержанность. После «разбора полетов» врезал Гордеев крепко холеному майору-порученцу из Москвы за то, что обхамил он и его, и боевых товарищей.

Генерал Веклемишев, руководитель операции, легенда спецназа, Герой России, пару раз спасавший мир, постарался спустить дело с мордобоем на тормозах, без оргвыводов. Не вышло. Папаша у штабного майора оказался крутым деятелем верхнего эшелона власти с неограниченными связями. Отправил папа, понимаешь, сынка в командировку в Чечню за орденом прокатиться, а тот вместо правительственной награды по сусалам заработал. В общем, пришел разгромный приказ, и Станислава, кавалера нескольких орденов и медалей, боевого специалиста экстра-класса, обвинили в срыве операции и вышвырнули на улицу как щенка.

Уже после увольнения у него состоялась встреча с генералом Веклемишевым. Тот был расстроен не меньше Гордеева, но поделать ничего не мог, не вышел рангом, хоть и носил на плечах генеральские погоны. Правда, беседовали они не о том, что произошло со Станиславом, а о том, что может с ним случиться в будущем.

Веклемишев проинформировал Гордеева, что последние годы в России бесследно исчезли более десятка боевых специалистов высокой квалификации: «рэксов» – разведчиков экстра класса, снайперов, бойцов штурмовых подразделений. Пропавшие проходили службу в спецподразделениях ГРУ, ФСБ, МВД, Воздушно-десантных войсках. Всех исчезнувших, помимо боевого опыта, объединяло то, что они уже не состояли на службе. Кто-то уволился по возрасту или выслуге лет, кто-то – по состоянию здоровья. А еще практически никто из них не имел семьи и тесных связей с ближними родственниками. После тщательного расследования удалось выяснить, что некоторые из пропавших без вести «спецов» делились со своими знакомыми информацией о том, что им предложена высокооплачиваемая работа за рубежом. А несколько человек попали в скверные истории. На них были заведены уголовные дела по серьезным статьям УК, и они находились в розыске.

Тщательная проверка показала, что никто из этих людей легально не выезжал из России. Однако в пригороде Рима был обнаружен труп подполковника Панченко, бывшего командира разведбата ВДВ, одного из списка исчезнувших. Он был убит ударом ножа в шею, причем, без сомнения, профессиональным киллером. И еще двое давали о себе знать из-за рубежа, обещали скоро вернуться на родину, но после этого как в воду канули.

Веклемишева тревожило, что и Станислав, высококлассный боевой специалист, может так же бесследно исчезнуть. Они договорились, что если с Гордеевым произойдет нечто неординарное или поступит сомнительное предложение о трудоустройстве за рубежом, он немедленно даст знать об этом генералу.

Долго ждать не пришлось. Правда, поначалу работу ему предложили в пределах России, и не то чтобы сомнительную, скорее скучную, если не сказать – нудную. Станислав стал телохранителем дочери бывшего генерала КГБ Анчара. Примерно с месяц он таскался за вздорной девицей по салонам красоты, дамским кафе, вечеринкам, сейшенам, охраняя ее непонятно от кого и зачем. Правда, как оказалось, не совсем уж скверной девчонкой Анна была, а просто влюбилась в Стаса, вот и взбрыкивала…

Однако скуке очень скоро пришел конец. После мелкого конфликта в вечернем клубе Гордеев оказался втянутым в серьезные разборки. Его самым наглым образом подставили под убийство охранника ночного клуба, сфабриковав улики. Станислав был вынужден скрыться, чтобы не попасть за решетку. Убежище Стасу предоставил работодатель генерал Анчар, отец Анны. Начальник его службы безопасности Белявский, обрисовав положение Гордеева как критическое, предложил ему нелегально покинуть пределы России, обещая при этом помочь с работой по боевой специальности. И открытым текстом выдал то, кем должен был стать Станислав – наемником.

Гордееву ничего не оставалось делать, как согласиться с предложением Белявского, тем более что генерал Веклемишев, с которым Стасу удалось встретиться перед отправкой «за бугор», дал добро на этот шаг. Он также проинформировал Гордеева о возможной причастности Анчара и Белявского к исчезновению из России остальных «спецов». Его нелегально переправили в Германию, в тренировочный лагерь под Ганновером. Так Станислав попал в тайную международную организацию, именуемую «Синдикатом» и занимающуюся тайными операциями по всему миру. Заказные убийства и похищения людей, рэкет и запугивание – лишь верхушка айсберга, открывшаяся взору Гордеева. В организации Стасу был присвоен оперативный псевдоним Алан.

Гордеев сначала попал в «пехоту», низшее подразделение «Синдиката». В боевой тройке, куда его назначили командиром, напарниками Алана-Стаса оказались бывший прапорщик-собровец из списка россиян, пропавших без вести, и некий хорват Горан.

Как впоследствии выяснилось, на самом деле Горан был сербом Здравко Славичем, бывшим полковником армии боснийских сербов, находящимся в международном розыске по представлению Гаагского трибунала за участие в этнических чистках в Боснии в начале девяностых годов. В «Синдикате» он являлся одним из высших чинов службы безопасности и был направлен в «пехотную» группу Гордеева для того, чтобы проверить и оценить перспективного специалиста.

Сведения о «Синдикате» и некоторых сотрудниках организации, переданные им генералу Веклемишеву, оказались очень ценными. На основе информации Гордеева и наблюдения за тренировочным лагерем были идентифицированы опасные международные преступники, находящиеся в международном розыске.

Веклемишев в свою очередь «порадовал» Станислава, сообщив, что по его предположению, в «Синдикат» легко войти, но невозможно выйти. Гибель бывшего вэдэвэшника Панченко в пригороде Рима от профессионального удара ножом в шею, а также смерть еще двоих «спецов» из списка пропавших без вести Кутепова и Гаврилова, предположительно отработавших год по контракту в «Синдикате», подтверждали слова генерала. Выходило, что ты или погибнешь во время операции, или тебя уничтожат в случае, если захочешь покинуть организацию. При любом исходе люди, попавшие в «Синдикат», словно гладиаторы, были обречены на гибель.

После успешного проведения нескольких операций Станислава отправили из «пехоты» на повышение, если можно так определить его нынешний статус. Правда, принципиальных изменений в жизни и «трудовой» деятельности не произошло, за некоторым исключением. Из Германии его переправили во Францию, где поселили не в тренировочном лагере, а в небольшом замке в безлюдном природном парке неподалеку от Нанси. И операции, в которых ему пришлось участвовать в новом качестве, были куда более сложные. Правда, следовало отметить, что и оплачивались они намного щедрее, чем в «пехотную» бытность.

Занятия по совершенствованию боевого мастерства в замке не были обязательными. Каждый из находившихся там коллег Станислава, а таковых он насчитал шестнадцать душ, сам определял себе график тренировок. Единственное, что опять же не приказали, а посоветовали Гордееву, так это плотнее заняться испанским языком. Его практически безукоризненное владение английским, чуть хуже – французским, не считая разговорных арабского и чеченского, позволило Стасу в короткий срок овладеть и языком Сервантеса. Это знание, кстати, весьма пригодилось в операции в Сент-Калебра.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное