Виктор Ночкин.

Земля Павшего

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

Пергамент по углам быт пробит – как будто кинжалом. Джегед не стал прикладывать ладонь, он и без проверки не сомневался, что к столу в трактире был пришпилен именно этот пергамент.

– А вон смотри – священник на дороге.

– Да, – Джегед опустил руки, и пергамент свернулся в трубку. – Поспешим. К церемонии следует переодеться.

* * *

К церемонии погребения господа Скарлока облачились в черное. Впрочем, здесь, в этих стенах, траур не выглядел необычно – живущие в черной башне предпочитали черные наряды. Годвину подобрали камзол и брюки покойного – одежда оказалась узка в плечах и широка в бедрах. Пришлось надевать, ибо собственные наряды воина были куда более легкомысленной расцветки.

Слуги осторожно и медленно доставили гроб с телом по винтовым лестницам в подземелье. Позади следовали члены семьи, Эдзара несли на руках. Юноша уверял, что сумеет спуститься самостоятельно при помощи магических заклинаний, Джегед отговорил – незачем нарушать спокойствие древнего подземелья непрерывным бормотанием. Священник и Годвин следовали в хвосте процессии. Воин, чтобы не чувствовать себя лишним, вызвался помочь жрецу нести необходимые для церемонии принадлежности.

Сегодня нижние ярусы гигантского строения, обычно утопающие во мраке, были ярко освещены. Участники проследовали в фамильную гробницу – неимоверно длинную галерею со сводчатыми потолками. Между контрфорсов справа и слева в огромных саркофагах покоились предки Джегеда. Саркофаги были высечены из того же черного базальта, что послужил строительным материалом создателям башни. Годвин сперва решил сосчитать предков Джегеда, но сбился, не дойдя до сотни – ниши с саркофагами были похожи одна на другую.

Факелы и магические светильники горели над гладкими каменными гранями, тени ползали под ногами участников шествия и поворачивались, когда люди проходили между очередной парой каменных ребер. Годвину показалось, что он следует вдоль пищевода огромной каменной змеи. Саркофаги, контрфорсы, светильники – все повторялось снова и снова, свежие захоронения ничуть не отличались от древнейших. Даже с приходом Павшего ничего не изменилось. Владельцы башни Скарлока обнаружили в себе магические способности, их власть над окрестными землями стала лишь сильней. Старый обычай оказался подкреплен новой силой. Здесь, в юдоли вечного покоя, правили традиция и обычай, а время не имело никакой власти…

Наконец процессия достигла раскрытого саркофага, Эдзара поставили на ноги, Джегед возвратил племяннику костыль. Все обернулись к носилкам с телом. Слуги отступили, оставив позади родичей покойного одного лишь священника. Тот принялся устанавливать переносной алтарь, двигался служитель Павшего быстро, но старательно воздерживался от неуместной суеты. Развернул книгу и стал нараспев читать. Родичи поочередно подходили к телу, склонялись над ним… Первой – вдова, затем дети, последним – Джегед. Члены семьи безмолвствовали, каждый мысленно обращался к духу Каспера… винились, клялись, обещали помнить.

Потом священник дочитал, приблизился к скорбящим с чашей и кинжалом.

Все, не исключая Оллу, исполнили обычай – каждый провел отточенным лезвием по запястью… тяжелые струйки скатились в сосуд, вырезанный из черного камня. Вдова раздала родичам полоски ткани, пропитанной бальзамами, обмотать раны.

– Кровь – Павшему, клятвы – духу покойного! – громко и внятно произнес жрец.

Джегед поднял руки ладонями вверх, чаша взмыла к своду – во мрак. Олла обняла брата, он уронил костыль и тяжело навалился на хрупкую девушку, калеке требовались обе руки для церемонии. Затем Атильда с Эдзаром повторили жест Джегеда… повинуясь движениям их ладоней, труп воспарил над носилками и медленно поплыл к базальтовой громаде… завис над раскрытым каменным зевом и плавно опустился. Чаша с кровью родичей спланировала из темноты и опрокинулась над саркофагом.

Вдова устало уронила руки, Олла подала Эдзару костыль, все трое тяжело дышали. Джегед объявил: «Кровь пролилась!» – и заставил крышку, приготовленную в нише, закрыть саркофаг. Понятно, что перенести тяжеленную каменную плиту без подготовки он бы не смог, базальтовый блок был зачарован заранее. Церемония подошла к последней, самой простой и самой скучной, части – священник снова стал нараспев читать священные тексты. Годвин подумал, что убивать куда легче, чем хоронить. Как трудно выстоять этакую скучную службу… Да, быть аристократом, представителем древнего рода – унылое дело. Но эти мысли наемник, разумеется, держал при себе.

По окончании похорон все собрались в пиршественном зале. Сегодня за столом сидели все – даже младшие слуги и их дети, проживающие в башне Скарлока. Речей никто не поизносил, пили много, но без тостов.

Эдзар был мрачен и не ел вовсе. Он уже переговорил с дядей – Джегед отказался взять юношу с собой, когда отправится по следам убийцы.

– Дядя, ты уже решил, куда ехать? – старательно ровным голосом спросил новый правитель башни Скарлока.

– Посмотри, – дядя показал юноше находку, – это ведь не твое? И никому из слуг не принадлежит, верно?

Эдзар кивнул, принял карту и стал изучать.

– Мы не пользуемся имперскими поделками. Где ты ее нашел?

– Годвин нашел. В кустах, под стеной.

– Убийца потерял карту? Это странно.

– Не потерял, а подбросил в надежде, что рано или поздно мы ее отыщем. Но ничего лучше, чем эта находка, у меня нет. Меня заманивают в Серую Чайку? Пусть так. Я поеду туда. Если со мной что-то случится, ты знаешь, где искать след. Начнешь там, где я закончу.

Эдзар снова кивнул.

– Если ты не вернешься, я соберу наших людей и разрушу Серую Чайку, сброшу замок в море, утоплю, развею по ветру. Но лучше, если ты возвратишься и расскажешь… расскажешь, где искать убийцу. Я бы очень хотел поквитаться с ним собственными руками.

Эдзар произнес не «расскажешь, как ты нашел убийцу», а «расскажешь, где искать».

– Не уверен, что у меня будет выбор, когда я встречу виновного в смерти отца. Он слишком силен, чтобы оставлять его в живых надолго… но я постараюсь, чтобы ты принял участие.

Эдзар кивнул в третий раз. Оба понимали, что Джегеду вряд ли удастся исполнить обещанное.

3

Башню Скарлока покинули на рассвете – сразу после похорон. Годвин вообразил, будто Джегед спешит, чтобы уберечь юную племянницу от чар красавца приятеля – тех чар, что не имеют ничего общего с эманациями Павшего. Воин молчал часа два, потом не выдержал.

– Джегед! Мы ведь друзья, верно?

– Разумеется. Но если это дело тебе не нравится, ты можешь не следовать со мной, мы поделим плату за последние…

– Нет, я не о том. Ты торопишься. Значит, не желаешь, чтобы я встречался с Оллой?

– Годвин…

– Да, я не из вашей братии, не чародей, не чувствую вони, источаемой трупом в мавзолее. Но я – нормальный, слышишь?

– Годвин, послушай…

– Нет, это ты послушай! – выпалил наемник. – Вы здесь, в старых башнях вокруг столицы, конечно, родовитые господа, но и я – благородного происхождения! Да, да, у моего отца собственный замок! И я ничем не хуже, чем какой-нибудь колдунишка…

– Годвин! Ты дашь мне хоть слово сказать?

– Ну… – воин выпустил пар и стих.

– Скажи, у тебя есть племянница?

– Да полно! Мои братья – нормальные мужики. Быть такого не может, чтобы хоть пять-шесть девчонок не настругали. Я, если хочешь знать, седьмой сын… если считать законных.

– А незаконных? – Джегеда заинтересовала формулировка. Прежде магу не приходило в голову интересоваться родословной приятеля.

– А кто их считает, – махнул рукой Годвин, – папаше сейчас семьдесят четыре, он похоронил трех жен, но, полагаю, и теперь продолжает клепать бастардов с прежней скоростью. Мы расстались шесть лет назад… потом я разок наведывался… – Годвин стал вспоминать. – Когда ж это было? Да, я как раз сбежал с королевской службы, вот когда. Так вот, за два года ничего не изменилось. Жениться старику расхотелось, а так-то он до баб по-прежнему был охоч.

– Вот видишь, ты вырос там, где нравы свободны и просты, а Оллу держали в строгости. Она покидает башню Скарлока лишь несколько раз в год, да и то – непременно с большой свитой, то есть под присмотром. Она сейчас готова повеситься на любую шею.

– Я ей понравился, – обиженно заметил Годвин. – И я не любой.

– Ты всем нравишься, ты настоящий герой. Но, боюсь, дело не в тебе. Говорю же, Олла не встречала прежде героев, ты – первый. Дай ей поглядеть на свет, оценить мир и себя в этом мире… пусть тогда выберет сама, но чтобы это в самом деле оказался выбор. Потому что если она выйдет за первого же молодца, какой встретился, потом может оказаться второй… Олла поймет, что… Э, долгий разговор! Дай девочке немного поглядеть на мир, и я буду только рад, если мы породнимся! Однако сейчас я спешу вовсе не из-за вас с племянницей. Что ты думаешь о карте с отметками?

– Думать – твоя обязанность. Покажи врага, я его убью.

Выговорившись, Годвин остыл.

– Ах, моя обязанность… Так вот, я думаю, что в Серой Чайке нас не будут ждать вечно. После смерти Каспера миновала неделя, след остывает. Хотя…

– Хотя?

– Все вышло как-то слишком просто. Нарочито. Я говорил с Эдзаром, он согласен. Убийца не оставил следов, не оплошал ни в чем, однако потерял эту несчастную карту, где всего две отметки. Меня будто ведут в Серую Чайку.

– А я замечал не раз: так оно всегда и выходит. Крутые бойцы не прокалываются в серьезном, а вот потерять какую-то мелочь, упустить пустячок – это с каждым может стрястись.

– Крутые бойцы? В трактире останавливался мальчик. Хотя, с другой стороны, мальчик не сумел бы проникнуть в башню Скарлока, как это проделал наш будущий знакомец.

Годвин задумался.

– А могущественные маги – они могут менять внешность?

– Клянусь Павшим, это хорошая мысль!

– Я прав? Могут?

– Если нужно для дела… Не истинная перемена внешности, а наведенная иллюзия… очень хорошая иллюзия, ведь юнец обедал в таверне, говорил с хозяином и прислугой, а никто не обнаружил маскарад. Это сложно, особенно жрать и пить на людях… но тому, кто убил Каспера, подобный трюк по плечу. И, тем более, этот наш друг столь предусмотрителен и изощрен – и вдруг обронить сверток?

– Не забывай, при каких обстоятельствах случилась потеря, – Годвин уже вошел в роль мудрого и проницательного следопыта, голос его зазвучал покровительственно. – Во время подъема по стене, или, напротив, во время бегства – да он просто не заметил второпях подобной мелочи.

Джегед молчал.

– Что? Разве не так?

– Ему незачем было торопиться. Если его не остановили Каспер с Эдзаром, то от кого бы ему бежать? От женщин? От слуг, которые на верхних этажах даже не появлялись? И почему он не возвратился, обнаружив потерю?

– Ну… все-таки… может, он не знал, где именно посеял свою карту… может, это было во время подъема, когда он не знал, пройдет ли гладко…

– Чего он хотел, это человек? Убить Каспера? Мой брат был человеком тихим, никому не мешал, никому не мог угрожать. Убив его, наш будущий знакомец сделал владыкой Скарлока более талантливого Эдзара. Проделать такой путь, убить брата, но пощадить остальных? Не взять никакой добычи… И, кстати, прошла неделя, но ничего не случилось. Прошла неделя. Поспешим, Годвин!

Джегед погнал коня галопом, Годвин пришпорил своего жеребца, неутомимый Разбойник припустил следом, вьюки с поклажей запрыгали на тощих боках…

* * *

Серая Чайка находилась на морском побережье, западней башни Скарлока. Владел замком древний род, так же, как и семья Джегеда, сохранивший власть после нисхождения Павшего. Расстояние между землями башни Скарлока и Серой Чайки было слишком велико, чтобы между господами могли возникнуть какие-либо отношения. Джегед надеялся, что в Серой Чайке ситуация хоть сколько-нибудь прояснится.

Друзья проделали значительную часть пути и решили заночевать в небольшом городке – одном из пригородов Уртахи, нарочно вынесенном подальше от столицы. Здесь было много постоялых дворов и храмов, то есть тех заведений, в которых более всего нуждаются паломники, направляющиеся поклониться Павшему. Столицу окружает цепь таких городов, отдаленных от стен Уртахи двумя часами пешего пути. Жителям столицы нежелательно, чтобы толпы грязных паломников искали ночлег у них под боком. Вот и возникли этакие странноприимные городки на всех дорогах, ведущих к Уртахе – на расстоянии двухчасового пешего перехода от стен столицы.

Заправлял всем в городке королевский наместник, спокойствие охраняли королевские лучники, а большая часть постоялых дворов, харчевен, трактиров и лавок принадлежала короне. Казна неплохо наживалась на паломничестве – клиенты приходили толпами.

На улицах, несмотря на поздний час, было светло и людно. Повсюду горели фонари, бродили паломники, лавки продолжали торговать снедью, напитками, дешевой обувью, амулетами и оружием – словом, всевозможными товарами, какие могут понадобиться благочестивому путнику.

У входа в трактир на мостовой расположился вдрызг пьяный толстяк. Женщина – должно быть, жена – тянула его за руку:

– Вставай, идем домой! Ну, идем же! Ишь, развалился здесь, словно Павший!

– Отстань, – ныл пьяный, брыкаясь короткими толстыми ногами, – не ори… Павшего поднимать – это грех!..

Жена зашикала – мол, не болтай лишнего…

– Благочестивый здесь народ, – заметил Годвин, когда друзья проезжали мимо препирающейся парочки.

На площади стоял помост, очень высокий – чтобы итог королевского правосудия можно было заметить издалека. На помосте сидел закованный в колодки оборванец – изобличенный воришка. Несколько подростков швыряли в него комьями грязи и подобранными тут же, на площади, гнилыми фруктами. Осужденный пытался увернуться, но руки и ноги были закреплены надежно, так что ему оставалось лишь вертеть головой, поминутно тычась лицом в почерневшие пятки двоих повешенных. Мертвецов раскачивал ветерок, скрипели канаты. Воришка ныл:

– Идите по домам, детки, поздно уже… Дома-то маманя ужин приготовила… Ай!.. А у меня мамани нету-у-у-у… и дома нету-у-у-у… Ох!.. И ужина-а-а-а…

«Детки», смеясь, продолжали развлекаться. Вполне вероятно, пройдет немного времени – им тоже выпадет вертеться в колодках. По виду ребят не похоже было, что они из приличных семей, такое же отребье, как и их нынешняя жертва.

Друзья пересекли площадь – дальше от въезда в город легче отыскать приличный ночлег. Две трети расстояния от башни Скарлока до Серой Чайки они уже преодолели, так что рассчитывали завтра достичь побережья засветло. За площадью потянулись постоялые дворы, перед каждым прохаживался человек из прислуги. Увидев богато одетых всадников, начинали зазывать на постой. Джегед, который лучше разбирался в здешних заведениях, выбрал постоялый двор, друзья спешились и, поручив лошадей конюхам, прошли в зал. Договорились насчет ночлега, затем Годвин, сопровождаемый носильщиками с поклажей, отправился наверх посмотреть комнату, а маг остался, чтобы сделать заказ.

За едой друзья продолжили начатый утром разговор. Джегед растолковал Годвину, чем отличаются здешние замки и поместья от тех, что на окраине. Объяснение было простым – неподалеку от столицы, где эманации Павшего сильны, маги имеют больше преимуществ перед людьми, лишенными таланта, чем вдали от Уртахи. Там, на окраинах, воинское искусство или, возможно, численный перевес играет в бою существенную роль. Вот поэтому сложилось, что владетели, у которых после прихода Павшего обнаружился колдовской дар, удерживают древние башни до сих пор, потому что сумели окутать твердыни многослойной магической защитой. Те же, кто оказался не восприимчив к божественным эманациям, сгинули в междоусобицах, их владения достались более удачливым либо более талантливым соперникам. Точно так же время от времени рушатся сеньории на окраинах, там, откуда родом Годвин – но магия в схватках не играет решающей роли. Там сеньоры селятся в замках, которые легко оборонять без помощи колдовства, а не в башнях, где копятся эманации Павшего.

Повелители замка у моря – такие же аристократы древнего происхождения, как и хозяева башни Скарлока. Правда, почти все мужчины Серой Чайки были перебиты лет пятнадцать назад, во время семейной ссоры, когда младшая ветвь фамилии предъявила претензии на власть в замке. Королевство оправлялось после смуты, двор был занят собственными делами, не вмешивался в свары сеньоров, так что владетельные господа без помех резали и жгли магическим огнем друг дружку.

Имеют ли давние события какое-либо отношение к убийству Каспера? Вряд ли, башня Скарлока никогда не вмешивалась в дела Серой Чайки. А правда ведома лишь Павшему…

* * *

Утром Годвин первым делом поинтересовался:

– А что нынче с небом происходило? Новые звезды, одна и вовсе – крупная, красная. Я вечером глянул в окно…

– Звезды? – маг нахмурился, потом сообразил. – А… Нет, это не звезды. Ты видел огни на башнях чародеев. Странно, что прежде не замечал.

– Сам удивляюсь, – Годвин сконфузился. – Но мы ведь нечасто в срединные земли забредали.

В самом деле – приятели работали, как правило, на окраинах королевства, где купцы и путешественники больше нуждались в защите, а поблизости от столицы дороги были безопасны. Обитатели башен следили за порядком в собственной земле.

Раз в полгода Джегед отправлялся в Уртаху – совершал положенные ритуалы над телом Павшего и во время долгих бдений в мавзолее обновлял заклинания на боевых амулетах. Приятеля он оставлял в каком-нибудь провинциальном городке, где тот коротал время в обществе веселых девушек и игроков в кости. Годвин не был религиозен, и не нуждался в магических действах, которые лучше удаются в гробнице Павшего, так что в паломничество Джегед отправлялся без него.

Чтобы замять неприятный разговор, воин предложил поторопиться. Приятели спустились в зал, отдали хозяину ключ от комнаты и заказали завтрак. Владелец постоялого двора привычно похвалил путешественников, которые встают рано, чтобы скорей отправиться на поклонение Павшему в столицу. Приятели не стали его разочаровывать и согласились, что богоугодные занятия не следует откладывать.

Можно не сомневаться – тем из постояльцев, кто встанет позже, также достанется порция похвал, дескать, истинно верное служение не терпит суеты и спешки. Услужливый человек всегда найдет способ сделать клиенту приятное. Не прекращая болтовни, хозяин послал мальчишек во двор – седлать лошадей благородных постояльцев – а сам занялся снедью. Приятели позавтракали и распрощались с говоруном. Тот, едва получил плату за завтрак, мигом охладел к обсуждению угодной Павшему спешки, тем более что из комнат стали сходиться остальные постояльцы – хозяин тут же завел разговор о предстоящем столкновении с империей. Чем ближе к столице, тем чаще можно было услышать речи о войне. На окраинах королевства, особенно к северу от Уртахи, людей все-таки меньше беспокоит угроза из-за моря, там хватает собственных забот, хотя бы и незавершенный конфликт с Айдонахом.

Наемники направились к городским воротам. Годвин спохватился: не рано ли? Может, ворота еще заперты.

– Здесь ворот не запирают на ночь, – успокоил маг, – гостям всегда рады.

На площади стражники в камзолах с королевским гербом неторопливо прохаживались вокруг помоста с осужденным воришкой. Палач в маске помахивал кнутом – злодею предстояло получить очередное наказание. Исполнитель чего-то ждал – возможно, судейского пристава, а может, просто хотел, чтобы экзекуцию увидело как можно больше народа, и потому не торопился начинать. Осужденный заунывно тянул свои жалобы – упирал на то, какая тяжелая была у него жизнь (без дома и без мамки), и что он такой жизнью уже достаточно наказан, а посему нет нужды усугублять несправедливости этого мира. Иными словами, просил палача лупить полегче.

Давешнего пьяницы, разумеется, у входа в кабак не было, зато мальчишки уже сновали по улицам туда и сюда. Возможно, среди них были вчерашние – те, что развлекались на площади. Держалась ребятня дерзко, Годвину пришлось отогнать самых наглых, уже примерившихся к вьюкам, которые вез Разбойник.

Когда приятели выехали за ворота, на востоке показалось солнце – огромное, золотое. Округа сразу расцвела, краски проступили ярче, и Годвин в самом деле разглядел башни чародеев – здесь они торчали довольно густо. Не такие впечатляюще огромные, как родовое гнездо Джегеда – эти возведены после нисхождения Павшего…

Потом дорога несколько раз проходила вблизи от жилищ колдунов. Годвин убедился: ничего особенного, башни и башни – ничуть не больше, чем в Марвоке или других провинциальных городах. А что их много – тоже, в общем-то, не удивительно.

Воин припомнил рассказы приятеля. Здешние маги являются ленниками короля и вельмож – точно так же, как вдали от столицы держателями земли являлись люди, лишенные колдовского дара. Такие, как отец Годвина. Здесь бесталанные не владеют землями, потому и не видно замков, только башни чародеев. Объяснив себе, почему так выглядит округа, Годвин пришел в умиротворенное состояние духа – ему нравилось чувствовать себя понятливым и толковым. А колдунов он не боялся, не раз приходилось их убивать.

Сперва на дороге было довольно людно, паломники шли непрерывной вереницей. Потом наемники свернули с тракта, ведущего к столице, поток прохожих иссяк… Солнышко поднималось выше, стало теплей. Годвин подставил лицо солнечным лучам. В небе – ни облачка, погода хорошая. Будет славный денек! В такой день можно не думать о колдунах, их неприятных привычках и зловещих секретах. Воин зажмурился и вспомнил Оллу. Теплое прикосновение солнечных лучей неким образом вызвало в памяти улыбку девушки.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное