Виктор Ночкин.

Земля Павшего

(страница 2 из 22)

скачать книгу бесплатно

Годвин справился первым и помог Джегеду влезть в зачарованные доспехи. Потом отправился на конюшню – распорядиться насчет лошадей. Растолкал сонного грума и велел седлать. Появился Джегед – огромный, бряцающий сталью. Колдун принес приятелю лук и стрелы. Воин ощутил исходящее от колчана едва заметное холодное свечение.

– Осмотри стрелы, – велел колдун. Из-под забрала голос звучал глухо и зловеще. – Особенно вот эту, запомни.

Воин кивнул. Детали они обсудили заранее. Приметная стрела предназначалась разбойничьему колдуну. Потом грум сквозь зевоту доложил: лошади готовы. Приятели взгромоздились в седла и выехали за ворота. Позади грохнул засов.

– Ну и что теперь? – поинтересовался Годвин.

– Должен появиться синдик. Без него нам не откроют ворот.

– Сами можем открыть, – буркнул воин.

Это было правдой, но сейчас звучало как шутка. Синдик объявился почти сразу – пришлепал по лужам, ругаясь и сквернословя. Помахал издали рукой, всадники направились за ним.

Стража не спала, румяный велел отворять – теперь пришел черед солдатам ругаться.

– Ну, – с чувством произнес синдик, когда друзья направились в портал, – да пребудет с вами Павший!

Годвин буркнул что-то неразборчивое, а колдун бросил через плечо:

– Мы управимся к полудню.

– Хорошо, – с готовностью отозвался синдик. – Не поздней двух часов пополудни я присоединюсь к вам!

Заскрипели ворота, солдаты зевали и ругались одновременно…

– Хорошо бы толстяк добрался в замок хотя бы к ужину… – протянул Годвин.

Колдун не ответил. Около часа они ехали в молчании, затем воин заговорил:

– Далеко еще?

– Половина пути позади. Я думаю, спешить незачем. Темнота на руку разбойникам, они свой замок знают.

– У тебя есть план?

– В деталях я не обдумывал. На месте определимся.

Снова смолкли, но ненадолго. Непоседливый Годвин опять завел разговор:

– Джегед, а скажи, почему вы с клириками не заодно?

– Что ты имеешь в виду?

– Ну как же… вы, колдуны, служите Павшему – и жрецы тоже. Почему они молятся, а за тобой я такого не замечаю?

– Мы, чародеи, используем практический аспект, а священники владеют теорией. Каждый исполняет свое дело. Присутствие Павшего делает возможной магию. Мавзолей в Уртахе – источник магической силы. Мы, маги, знаем о Павшем без объяснений, мы чувствуем его, а жрецы нужны для того, чтобы растолковать остальным. К чему ты спрашиваешь? Ты же знаешь об этом – и как раз от священников.

– Знать-то знаю… но, как ты говоришь, теоретически.

– Конечно. Будь у тебя способности к колдовству, тогда и практически познал бы. Но твой талант – иного рода. Говорю же: каждый исполняет свое дело. Ты стрелу запомнил?

– Конечно. Не хочешь объяснять – так и скажи.

– За объяснениями ты как раз и можешь обратиться к священнику. Но что-то подсказывает мне: когда возвратимся в город, ты предпочтешь вдовушку в красном – наряженным в черное жрецам Павшего.

– Пожалуй, – согласился Годвин, – в самом деле, мои таланты – они иного рода.

* * *

Замок стоял в лесу.

Когда-то владельцы старательно вырубали деревья вокруг стен, чтобы врагу трудней было подобраться к укреплениям, но теперь молодые заросли подступали вплотную к осыпавшемуся рву. Во рву воняла застоявшаяся вода из речушки, протекающей неподалеку. Канава, соединяющая ров с рекой, давно обвалилась, ее занесло мусором, ветками и илом, но сейчас, весной, воды было много, так что и ров оказался до половины заполнен мутной жижей.

Дорога проходила в стороне, довольно далеко от замка. Однако через речушку был перекинут мост из почерневших от древности бревен – поэтому у замка путникам с гружеными подводами волей-неволей приходилось задерживаться. Переправа отлично видна с башни, так что разбойники всегда могли перехватить караван на мосту.

Джегед с Годвином достигли окрестностей замка в сумерках. Луна скрылась за деревьями, но небо уже посветлело, так что укрепления были различимы среди леса. Друзья двинули коней вокруг, не приближаясь к строениям. Наконец Годвин отыскал подходящее местечко – довольно высокое дерево, стоящее неподалеку от стены с противоположной от ворот стороны. Воин указал спутнику:

– Вот здесь.

– Отлично, – тяжеленный шлем Джегеда качнулся. – По-моему, они спят.

– Я ничего не слышу.

– Сейчас я их подниму… сколько тебе понадобится времени? Я сосчитаю до двухсот?

– До двухсот пятидесяти. Мне же еще натянуть тетиву и выбрать местечко, откуда просматривается двор.

– Хорошо. Я начинаю считать.

Джегед развернул жеребца и двинулся через лес – он собирался войти в ворота, как и подобает представителю власти, у которого на руках ордер на арест разбойника Тремлака, заверенный городской печатью. Тяжелый всадник производил в зарослях немалый шум, но замок не подавал признаков жизни. Похоже, его обитатели в самом деле спали.

Годвин отъехал в сторону и спешился, прихватив снаряжение. Коня он привязывать не стал – отлично выученное животное не убежит. Ограничился тем, что накинул поводья на трухлявые ветки. Теперь конь знал, что должен ждать хозяина здесь, но, случись какая-то опасность, он может вырваться, а затем защищаться или и убежать. Шум, производимый закованным в доспехи колдуном, удалился, воцарилась тишина. Годвин, прислушиваясь, двинулся к дереву, которое указывал спутнику. Закинул за спину лук и колчан, поправил на плече моток тонкого каната… Подпрыгнул, ухватился за толстый сук, подтянулся… Потом осторожно перебрался еще выше, расположился в развилке и стал разматывать канат. От стены его отделяло около двадцати шагов. Часть зубцов осыпалась… Воин выбрал тот, что показался более сохранным.

Пора. Годвин привязал конец каната к стволу, раскрутил груз и набросил на зубец стены. Металл глухо звякнул о камни. Воин аккуратно потянул – держится крепко. Осталось увязать петли так, чтобы канат оставался напряжен, без слабины… и хорошо бы, чтоб выдержал каменный зубец…

Джегед закончил считать до двухсот пятидесяти. Годвину пора уже быть на месте. Колдун извлек из седельной сумы полированный шар, тусклый отсвечивающий в сумерках, поднял над плечом и стал читать заклинания. Шар в стальной перчатке засветился. Джегед повысил голос – по гладкой поверхности амулета побежали лиловые сполохи, сияние стало ярче. Последние слова магической формулы колдун выкрикнул во весь голос – шар в его руке превратился в гудящий сгусток холодного пламени. Ночью это выглядело бы куда эффектней, но и в тусклом свете сумерек волшебное пламя казалось удивительно ярким.

Джегед размахнулся и швырнул огненный амулет в башню. Замок содрогнулся, с грохотом осыпались камни, затрещала лебедка, сматывая цепь. Подвесной мост рухнул на вбитые в края рва бревна, хрустнул, подпрыгнул и снова лег на сваи. Колдун, потянувший было из сумы второй шар, оставил артефакт – все вышло даже лучше, чем он рассчитывал. Удалось с первого раза. Ненадолго установилась тишина, только шуршали, осыпаясь, камешки разрушенной кладки, да шипели, остывая, оплавленные звенья цепи, удерживавшей мост…

Джегед двинул коня к открывшемуся проему. В замке заорали разбуженные разбойники, звенело оружие.

– Эй, вы, в замке! – заорал маг, направляя жеребца в проем. – У меня ордер на арест беззаконного разбойника Тремлака. Выдайте поименованного злодея, и я не трону никого больше! В противном случае убью всякого, кто станет чинить препоны отправлению правосудия!

– Кто ты такой? – рявкнул хриплый бас со стены.

– Я Джегед из Башни Скорлока! Сдавайтесь или всем конец! Во имя Павшего!

Колдун остановил коня с трех шагах от края моста и взялся за палицу.

– Да он всего один! – рявкнул прежний бас. – Эй, ты, как тебя, Джегед, только сунься в мой замок! А ну, только сунься! Я из тебя самого Павшего сделаю!

– Значит, не сдаетесь? – уточнил колдун. Ответом послужил хохот нескольких десятков человек. Над воротами в бойницах показались ухмыляющиеся разбойники. – Тогда пеняйте на себя!

* * *

Копыта огромного коня загрохотали по мосту, настил стонал и прогибался под тяжестью закованного в сталь всадника. Джегед всматривался во тьму под сводами надвратной башенки. Там что-то смещалось и шевелилось. Засаду устроили? Колдун направил левую руку в темный прямоугольник, из-под устрашающего забрала полилось глухое завывание. Пальцы чародея засветились, между ними скользнули холодные искры.

– Назад! Берегись! – закричали в темноте.

Несколько человек, согнувшись, бросились прочь из ниши под сводами, Джегед метнул молнию и пришпорил жеребца. За воротами, внутри ограды, расцвел столб синего огня, солдат Тремлака расшвыряло в стороны. Когда пламя опало, всадник был уже во дворе и потрясал палицей. Огромный конь поднялся на дыбы, когда первые латники бросились на колдуна. Копыта тяжко опустились, сминая подставленные щиты, Джегед взмахнул палицей – двое латников повалились, задние попятились. Они были парнями тертыми и довольно опытными, но сейчас все случилось слишком быстро – многие не успели не то, что снарядиться к бою, но и одеться. Половина людей Тремлака была в исподнем, белые рубахи отлично выделялись в сумеречном свете.

Воин в хороших доспехах – должно быть, сам разбойник Тремлак – орал, понукая повторить нападение. Его люди пятились, выставив копья. Маг ткнул пятками в бока жеребца – конь прыгнул, солдаты бросились в стороны… невзрачный человечек державшийся рядом с господином замка, выкрикнул звонким голоском короткую фразу – из его сведенных ладоней выплеснулась струя оранжевого пламени, хлестнула конскую голову. Жеребец снова поднялся на дыбы, Джегед пригнулся, чтобы удержаться в седле. Колдун Тремлака взвыл и рухнул, скребя обеими руками оперенное древко, торчащее из спины. По судорожно корчащемуся телу пробегали сиреневые искры…

Годвин вступил в дело, едва вражеский маг выдал себя. Теперь воин уже не таился – поднявшись во весь рост, выпускал стрелу за стрелой. Лучник успел подстрелить четверых солдат Тремлака, прежде чем те сообразили, что их поражают в спину. Тогда разбойники бросились к стенам жилого строения – укрыться. Несколько человек, подняв щиты над головой, побежали к дальнему углу двора, где на лестнице, ведущей от парапета, устроился Годвин.

Джегед погнался за бегущими, одного сшиб палицей, другой попался под ноги коню, рухнул и завыл, когда тяжелые копыта обрушились на его спину…Тут сам Тремлак, изловчившись, подскочил к магу и ударил мечом в бок, сыпанули разноцветные искры – магия доспехов отразила клинок, зачарованный местным колдуном. Джегед стал разворачивать жеребца, но не успел – Тремлак снова подскочил и нанес удар мечом. Всадник взмахнул палицей, но рыцарь увернулся и отбежал за пределы досягаемости.

Когда разбойники, накрываясь щитами, сгрудились у подножия лестницы, Годвин отшвырнул лук и спрыгнул вниз – прямо на выставленные копья. Миновал острия, ударил сапогами в щит, скатился на землю и крутнулся на месте, взмахивая мечом. Взвыл солдат, раненный в ногу, несколько копий ударили в землю, где сидел Годвин, но тот уже был на ногах – и в двух шагах от прежней позиции. Снова выпад мечом – еще один разбойник рухнул, обливаясь кровью, а Годвин еще раз сместился, копья пронзили пустоту. Солдаты двинулись в стороны, окружая верткого бойца, тот не стал отступать, сам бросился в толпу разбойников, размахивая мечом. С таким противником северянам еще не приходилось иметь дело! Он приседал, отпрыгивал, вертелся волчком, несколько раз его задели по касательной, но кольчуга защитила – зато меч Годвина разил и разил, толпа вокруг него редела.

Джегед наконец загнал Тремлака в угол и стал теснить, понукая коня. Колдун успел сразить палицей еще пару солдат, так что простые воины теперь избегали грозного противника, предоставив предводителю выкручиваться самостоятельно.

Разбойник бросался в стороны, пытаясь вырваться из ловушки, колол и рубил, но магии, заключенной в его клинке, было недостаточно, чтобы пробить защиту Джегеда. Зато когда палица мага наконец задела его шлем – всего лишь легонько задела – у Тремлака, должно быть, сильно зашумело в голове.

– Сдавайся! – рявкнул Джегед. – И вели своим убираться из замка! Иначе всех перебьем! Хочешь жить? Сдавайся!

Тремлак поглядел на мрачно скалящееся забрало… на страшную рогатую маску, скрывающую морду огромного коня… и снова поднял меч.

– Как хочешь, – буркнул чародей, понукая жеребца сделать еще один, последний, шаг.

– Годвин, остановись! – велел Джегед, когда сраженный хозяин замка свалился наземь, обливаясь кровью из расколотого шлема. – А вы все – пошли прочь! У вас больше нет хозяина! Через час здесь будет городское ополчение, так что не теряйте времени.

Конечно, разбойникам было, что прихватить в замке, но теперь речь шла о спасении жизни – внезапное нападение ошеломило людей Тремлака, пришельцы казались неуязвимыми… Бандиты предпочли немедленное бегство.

Вскоре во дворе остались, не считая мертвецов, лишь победители да трое раненных, которые не имели сил, чтобы убраться. Годвин рассудил, что они все равно не выживут, и спокойно добил. В нынешней битве он прикончил втрое больше разбойников, чем Джегед. Как обычно. Потом Годвин отправился в лес, где оставил лошадь, а Джегед в это время готовился завалить лишенный ворот проем камнями и досками, какие нашлись во дворе. Он счел, что на самом-то деле ополчение явится еще нескоро, и у сбежавших солдат будет достаточно времени, чтобы решиться на какой-нибудь опрометчивый поступок – например, они захотят отбить замок. Если увидят, что проход открыт, могут соблазниться такой возможностью, а это будет глупо. Не стоит поощрять глупость. Когда Годвин вернулся, они вдвоем соорудили в портале баррикаду.

* * *

Закончив возиться у ворот, приятели двинулись осматривать жилое строение. Сперва заглянули в хозяйственные пристройки, там было пусто, разве что в конюшне четыре понурых кобылы и тощий жеребец – должно быть, на нем ездил рыцарь.

Дом покойного господина Тремлака был двухэтажным, крытым трухлявыми досками. Наверняка в дождь ветхая кровля изрядно протекает, так что если внутри и найдется что-то интересное, то скорей на первом этаже или в подвале. За дверью начинался короткий коридор, который привел в зал с двумя каминами. Обширное помещение занимало большую часть первого этажа – похоже, разбойничья дружина именно здесь проводила время между набегами. Чисткой труб себя хозяева не утруждали, так что камины отчаянно дымили – потолочные балки и низкая кровля были покрыты мощным слоем копоти. С другой стороны, равномерно черный потолок выглядел, пожалуй, даже аккуратно – по сравнению с полом, покрытым грязной соломой, в которую были втоптаны объедки и мусор.

Вдоль стен навалены тюфяки, а середину зала занимал длинный стол. Годвин тут же схватил оленью ногу, на которой оставалось порядочно мяса, и принялся жевать.

– А зачем ты отпустил людей Тремлака? – поинтересовался воин. – Мы бы их всех перебили…

Джегед задумчиво оглядывал зал, он размышлял, где покойный хозяин мог хранить награбленное.

– Они – наше стадо, – немного погодя, ответил маг, – а мы – пастухи. Хороший пастух не станет резать всех баранов за раз. Некого будет стричь после.

– Поясни-ка.

– Годвин, мы ведь уже бывали в Марвоке и, возможно, побываем еще не раз, верно? Быть может, кто-то из солдат этого господина Тремлака окажется настолько сметлив, что соберет свою банду и возьмется за прежний промысел? Тогда у нас снова будет работа. Иначе сопровождать конвои в Марвок невыгодно, здесь нет заработка для нас.

– Здорово! – искренне восхитился Годвин. – А мне-то и в голову не пришло! И как ты умеешь продумывать на годы вперед? Это потому что ты маг?

– Просто я старше. – Джегед закончил осмотр и решил, что ничего здесь не может быть спрятано тайком, потому что в зале постоянно торчала толпа солдат. – Я больше озабочен тем, как добыть денег, а ты – как их потратить. Мы – идеальная пара.

– Тут я согласен, – кивнул красавец. – Что теперь?

– Проверь кухню, а я наведаюсь в подвал.

– Может, лучше вместе?

Приятели прошли в следующий коридор, тоже короткий. На кухне обнаружились три перепуганных молодых женщины весьма потасканного вида. Годвин стащил шлем и, привычно тряхнув кудрями, заверил, что опасаться дамам нечего, они с приятелем – завоеватели весьма добродушные и галантные. В присутствии такого чудесного кавалера пленницы тут же приободрились – должно быть, сообразили, что от них не потребуется ничего сверх привычных обязанностей, к тому же теперь у них не сорок, а всего лишь два господина.

Оставив Годвина утешать девиц, колдун отправился в подземелье. Из-за близости реки подвал замка оказался сырым и частично затопленным. Как Джегед ни старался, никаких следов спрятанных сокровищ не обнаружил. Зато обнаружил темницу. Находка мага не удивила – любой замок в здешнем краю может похвастаться подобным. Выглядел застенок достаточно обыкновенно – уводящий в темноту коридор, справа и слева – стены с низенькими дверцами, тяжелыми, из дубовых колод. В окованных металлом дверцах – зарешеченные окошки. Джегед миновал пару скелетов, прикованных цепями к сырым стенам подземелья, под ногами захлюпала вода.

Первая камера была пуста и приспособлена под пыточную. Джегед осмотрел небогатый арсенал покойного разбойника и хмыкнул. Жаровня с решеткой, тиски, ножи, парочка изогнутых ржавых железяк… Скромно живут здесь, на севере.

Следующие камеры оказались заняты – трое узников устроились на грудах прелой соломы. Двое местных крестьян да некий дворянин из Айдонаха – страны, лежащей на севере по ту сторону болот. Формально королевство находилось с Айдонахом в состоянии войны, так что дворянин мог считаться военнопленным. Джегед не стал утруждать себя поисками ключей и сломал решетки, после чего велел узникам выбираться наверх. Крестьянам он позволил проваливать на все четыре стороны, даже не стал слушать многословных благодарностей.

– А вам, сударь, – обратился маг к айдонахскому рыцарю, – к величайшему моему сожалению, придется подождать. Все-таки наши владыки находятся в состоянии войны, так что я вынужден передать вас в руки местной администрации. Даете слово не пытаться удрать?

– Куда мне удирать… – развел грязными ладонями пленник. – Через леса и болота к себе я не доберусь. Да я дороги-то не найду! Даю слово, я в вашем распоряжении!

– Благоразумно, – кивнул Джегед. – Тем более что половина банды Тремлака околачивается где-то поблизости. Право слово, отправляйтесь в Марвок, не пожалеете. Я слыхал, с герцогом вот-вот подпишут мир.

– Это верно, вашему королю нужен мир, чтобы спокойно встретить вторжение с юга.

– Я давно слышу о неизбежном вторжении, – пробормотал маг, – но случится ли оно? Во всяком случае, когда мир будет подписан, местные синдики захотят восстановить торговый тракт через болота, а потому с вами они теперь станут любезны. Северная оконечность гати, наверное, находится на земле, принадлежащей вам? Значит, городские власти заинтересованы в вашем добром расположении.

Джегед привел пленника в зал и оставил подкрепляться остатками разбойничьего пиршества. Изголодавшийся дворянин накинулся на объедки, а колдун отправился искать приятеля.

На кухне Годвина не оказалось, зато Джегед нашел доспехи и оружие приятеля. Красавчик Годвин был быстр не только в битве. В самом деле, колдун обнаружил приятеля в соседней комнате, уже без штанов. Девицы даже не стали притворяться, что смущены – им-то уже нечего было прикидываться!

– Оказывается, Тремлак был патриотом, – заметил Джегед. – Совершал набеги на север. В подвале я нашел пленника айдонахца. Может, я поторопился убивать рыцаря? Наш король потерял отважного воина.

– Господин говорил, что в округе он всегда успеет взять, что пожелает, – пояснила одна из новых подружек Годвина, – поэтому нужно почаще выбираться на север, пока война, и пока гать не ушла в трясину совсем.

– Какая ты смышленая, – Годвин погладил грудь девицы, – все замечаешь, все помнишь!

– Я-то была с хозяином, – похвалилась та, – а они – с солдатами!

Подруги принялись спорить, объясняя, что и им перепадало господских милостей, особенно когда господин Тремлак напивался. Тогда ему бывало все равно, кого волочь на тюфяк.

– Если вы все такие умницы, – заметил Годвин, – то, может, знаете, куда Тремлак серебро прятал? Мы поделимся, не обидим. Не то явятся городские и все к рукам приберут!

Серебра в замке было немного, во всяком случае, с помощью пленниц друзья отыскали лишь небольшую сумму. Половину Джегед тут же выдал девушкам, затем Годвин снова уединился с ними. Женщинам завоеватель пришелся по душе, к тому же воин обещал, что не позволит городским отобрать серебро и проводит всех троих в Марвок.

* * *

Из дальнейших событий в этот день самым примечательным оказалось препирательство с горожанами, которые явились принять у наемников замок и трофеи. Вооруженных бюргеров было не меньше сотни – в начищенных кирасах и шишаках, под развернутыми знаменами. Возглавлял их все тот же румяный коротышка, с которым имел дело Джегед.

Годвин счел, что при поддержке колдуна Греспена такое войско смогло бы управиться и без наемников. Между тем, бюргеры трусили, хотя их было много. Они неуверенно заглядывали в проем ворот, который приятели расчистили для них, топтались перед мостом и требовали всевозможных доказательств, что разбойники в самом деле побеждены. Наверное, боялись, что пришлые вступили в сговор с Тремлаком и приготовили ловушку. Даже раздетый и обобранный труп рыцаря, который Годвин, бранясь, выволок наружу – и то не убедил трусов. Оказывается, горожане плохо знали Тремлака в лицо, им куда лучше было знакомо забрало его шлема. После получаса препирательств Джегед заявил, что они с приятелем и пленниками удаляются, а горожане могут делать с опустевшим замком, что пожелают. Если Марвок не хочет заполучить выкуп за знатного сеньора из Айдонаха, наемники вполне удовлетворятся этим доходом взамен обещанной городом платы за взятие разбойничьей крепости. Выкуп за важного пленника заинтересовал горожан… наконец самый отчаянный из них решился пройти по мосту и оглядеть двор, устланный окровавленными телами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное