Виктор Ночкин.

Красотки и оборотни

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

Глава 8

Утро выдалось неожиданно ненастное. Ночью прошел дождь, и в сером неверном утреннем свете вода в гавани выглядела даже более мутной и грязной, чем обычно. Томен, держась за перила, чтобы не потерять равновесие на осклизлых досках причала, поднялся на борт «Одады» – принадлежащего Лотрику судна. Хозяин приветствовал его хмурым кивком:

– Собрался? Барахло свое увязал? Снеси в каюту. Сейчас сержант появится, и пойдем…

– Грузиться, значит, не будем? – на всякий случай спросил колдун.

Он знал, что шкипер собирается везти в Ливду пшеницу. Даже с пассажирами на борту «Одада» не должна идти порожняком.

– С вечера загрузились…

Томен бросил мешок в предназначенной ему каюте и поднялся на крышу кормовой надстройки к шкиперу. Несколькими минутами позже появился ливдинский стражник. Такой же угрюмый, как и все, кто находился сейчас на борту «Одады», сержант пробурчал неразборчивое приветствие и спросил шкипера:

– Скоро отходим?

– Прямо сейчас, – ответил Лотрик, – из нашей гавани иначе и не выйдешь. Часом позже начнется отлив. Так что немедля и пойдем. Я уж и портовый взнос заранее уплатил, чтоб не задерживаться. К тому же бриз поймать надо…

Неуклюжие каботажные суда вроде «Одады» были не приспособлены к движению на веслах, так что для выхода из гавани им требовался или крепкий ветерок с суши, или буксир. За буксир нужно было платить, так что моряки предпочитали бриз, дующий, по гилфинговой милости, бесплатно.

– Вот поэтому ваш городишко не вырос за столько лет, – ни с того, ни с сего буркнул сержант, – что гавань неудобная. Мирена-то постарше Велинка будет, а?

– Верно, – согласился шкипер, – нет гавани, нет и оборота. Больше четырех-пяти барок зараз у причала и не встанут. Купцам неинтересно здесь причаливать – город не растет.

Лотрик послюнил палец и поднял его вверх. Приняв глубокомысленный вид, помолчал с минуту и рявкнул:

– Отдать концы. Живей, растяпы! Отчаливаем, с гилфинговой помощью… Гангмар вас всех забери… – и, обернувшись к башне на выходе из гавани, заорал. – Эй!!! Отворяй!!!

Из башни донесся скрип и скрежет. Запирающая гавань низко сидящая барка, увенчанная стеной с зубцами и бойницами, пошла в сторону, увлекаемая грохочущими цепями. Тем временем матросы Лотрика поставили парус. Тяжелая ткань с хлопками развернулась и наполнилась бризом. Шкипер навалился на рулевое весло, направляя судно в открывающийся проход. Что-то ворча себе под нос, сержант поднялся к магу и моряку.

Едва «Одада» миновала узкую горловину бухты, как собравшихся на кормовой надстройке у рулевого весла путешественников обдал порыв свежего ветра, несущего холодные брызги и солоноватый запах моря. Позади снова послышался грохот – судно-стену возвращали на место. Не лишняя предосторожность в нынешнее неспокойное время…

– Так, говорю, Ливда велика, – вернулся к прерванному разговору шкипер, – а прав у вашей общины нет. Вот вместо самоуправления – снова граф. А у нас в Мирене – хоть и небогато, зато свободно живем.

Сами себе магистрат выбираем.

Барка тяжело развернулась, ложась на курс. Захлопал парус, надуваясь морским попутным ветром. Сержант поежился и плотнее надвинул шляпу. «Должно быть, лысина мерзнет» – подумал колдун. К удивлению Томена, стражника не обидели слова Лотрика.

– Ну и что толку в твоей «свободе»? – Спокойно возразил Коль. – Или тебе ваш миренский глава магистрата по душе?

– А тебе твой граф? – Слегка поворачивая весло, переспросил шкипер.

В долгом морском путешествии добрый спор в самый раз, поэтому оба охотно поддерживали беседу. Томен, не рискуя влезать в разговор, слушал с любопытством.

– А наш граф – он толковее любого магистрата. Молодой, наивный, да оно и к лучшему. Будь он постарше, так понял бы, что в Ливде порядка никогда не будет, да и сложил бы руки. Ну, раз все равно не выйдет-то… А наш Эрствин бьется… И, глядишь – нет-нет, да и получается что путное. По крайней мере, галеры стали в море выходить хоть изредка, так теперь моряки с нашими городскими не так часто морды друг дружке по кабакам бьют. Да и чище малость в Ливде стало.

Томена удивили теплые нотки в голосе стражника, когда тот говорил о графе. Обычно горожане не любили присланных из столицы правителей и предпочитали добиваться самоуправления. Так называемое «Вернское право», которым пользовалась миренская община, служило постоянным предметом гордости земляков чародея. Маг решился тоже задать вопрос:

– А как же вы графа-то приняли? И как вышло, что он молодой? Кто-то из дружков Алекиана?

– Вот уж нет! – Отрезал Коль. – Уж столичного хлыща мы б точно не приняли. Нет. А наш граф, хоть и молод, а успел городу послужить славно. Своей рукой сразил чудище из Семи Башен[1]1
  Упомянутое событие описано в романе «Меняла».


[Закрыть]
, слыхал о таком, чародей?

Томен кивнул – слухи об эльфе из Семи Башен дошли до Мирены, история была громкая. Можно даже сказать, невероятная история. Магу казалось, что легенда о «чудище из Семи Башен» – наивная ложь, пущенная специально кем-то из ливдинских сторонников Алекиана. Слишком уж нарочито гладко все выглядело – непобедимого эльфа, перебившего чуть ли не весь городской Совет, сразил юный дворянин, удивительно кстати оказавшийся в нужное время в нужном месте. И именно его впоследствии назначают графом в спасенный город – ясно же, что вся история шита белыми нитками. Сказочка, чтобы объяснить введение в городе имперского правления, да и ливдинцам не так обидно, что потеряли самоуправление.

– А я посчитал, это выдумки, что он чудище убил. Ну, чтобы как-то… Чтобы объяснить…

– Не, точно, – уверенно прервал его стражник. Я самолично там был. Точно, его светлость Эрствин – и есть победитель злого эльфа.

И мага снова удивило уважение, прозвучавшее в голосе ливдинца…

* * *

К полудню небо прояснилось, показалось солнце. На волнах, рассекаемых массивным носом «Одады», заиграли солнечные блики… Путешественники скинули плащи, один Томен ограничился тем, что отбросил капюшон. Плащ мага – всегда нечто большее, чем просто одежда, под полами просторного одеяния Пекондор Великолепный скрывал немало занятных штучек.

Беседа мало-помалу угасла, мореходы наслаждались покоем и теплом. Несмотря на улучшившуюся погоду, берег, медленно уплывающий за корму, производил унылое впечатление. Население оставило прибрежную полосу из-за постоянных набегов северных разбойников, и пейзаж носил явные следы разрухи и запустения. Кое-где виднелись остовы хижин, крытых сгнившей соломой, некоторые строения были сожжены и пятнали склоны холмов черными угольными грудами… А господствующую над берегом скальную гряду венчали руины замка, слепо взирающие на мир просвечивающими насквозь бойницами…

– Замок Ровек, – угрюмо бросил шкипер, – дольше всех держался. А в прошлом году и его захватили. Северяне, чтоб им утонуть всем… В нужнике чтоб утонуть…

– Ага, – отозвался сержант, – я и то дивлюсь, как ваша Мирена до сих пор-то…

– Народ у нас дружный, вот что, – объявил Лотрик, затем после паузы задумчиво добавил, – отбиваемся. А может, сами разбойники щадят город, чтобы судоходство не прекращалось… Им честные мореходы – добыча. Вы в сторону моря-то поглядывайте, не принесет ли Гангмар, неровен час, этих бандюг, ежа б им в портки…

Вопреки опасениям Лотрика, плаванье прошло гладко. Ветер дул ровно, и «Одада» мерно двигалась вдоль пустынного берега, переваливаясь с волны на волну, поскрипывая такелажем и похлопывая парусом…

На третий день шкипер ткнул пальцем в сторону берега, привлекая внимание пассажиров, и объявил:

– Семь Башен.

Томен послушно поглядел. Ничего особенного. Большого впечатления руины не производили, так себе местечко. Полуобвалившиеся стены, жалкие остовы башен… Кстати, как юный маг ни пересчитывал башни, семь у него не выходило – то пять, то шесть… Сержант длинно и грязно выругался.

– Ты чего это? – лениво переспросил шкипер. – Все эльфа вспоминаешь? Брось, дело прошлое.

– Прошлое… Ты б видел, чего эльф натворил в Большом Доме… Сорок человек на куски разделаны – представляешь? До смерти не забуду… Я в страже всякого повидал, уж таких, бывало, поганых головорезов встречал… Но в ту ночь… Эх… Да я сейчас не эльфа поминал. Гляди!

– Чего?

– Видишь вон башня? Левее гляди теперь.

– Дымок, что ли? – первым заметил Томен.

– Дымок… Гробокопатели, чтоб им сдохнуть. Сокровища ищут. Золото эльфов, Гангмар их забери…

– Думаешь, ваши? – предположил шкипер. – Ливдинские?

– Не-е, приезжие… Наши уже давно сгинули, кто туда отправился. Но все новых Гангмар несет. Все же есть что-то в этих развалинах. Эльфа его светлость в Ливде прикончил, а люди здесь пропадают. Живым из Семи Башен мало кто возвращается, факт, – сержант зябко поежился, хотя денек выдался теплый, – взял бы ты шкипер, мористее, что ли…

Лотрик внимательно поглядел на пассажира – не шутит ли? И, к удивлению Томена, потянул рулевое весло, направляя барку правее – подальше от гиблых руин…

* * *

В ливдинском порту Томена удивило сочетание лихорадочной суеты и общего впечатления заброшенности и разорения. Пристань и портовые строения были грязными, неухоженными – так, как будто их нарочно привели в такой убогий вид. Словно здешние моряки и портовая команда специально ломали и корежили сооружения порта, корабли, а заодно и засоряли воду в гавани. Бреши в стенах никто и не думал латать, облупленную краску не обновляли много лет, поверхность бухты покрывал густой слой отбросов и плавучего сора. И вонь стояла вполне соответствующая. Такая запущенная гавань просто обязана было оказаться обезлюдевшей – но, тем не менее, повсюду кипела работа. Несколько полуголых мастеров, потея, почесываясь и переругиваясь, смолили днище большого баркаса, поодаль толстый сержант в измызганном красно-желтом имперском плаще гонял среди поломанных ящиков и пустых бочек десятка полтора солдат – таких же оборванных и грязных, как и командир. Еще дальше на якоре стояла галера, вся увитая канатами и обвешанная мостками – вероятно, загорелые моряки, снующие, словно пауки, среди натянутых снастей, готовились красить облезлые борта судна.

Лысый ливдинский сержант кивнул в сторону галеры с явным удовлетворением:

– Глядите-ка, его светлость граф Эрствин имперских лодырей как расшевелил… Суетятся…

Тем временем «Одада» ткнулась бортом в пристань, матросы, спрыгнув на мостки, принялись крепить концы, подтягивая барку к причалу. Щекастый сержант, гонявший имперских солдат по порту, позволил своей оборванной команде передохнуть и подошел к сходням. Стражника он узнал и поприветствовал, по мнению Томена, довольно невежливо:

– А, Лысый… Все разъезжаешь?..

Томен подумал, что с назначением в Ливду графа вражда между прежней городской стражей и имперскими солдатами явно не уменьшилась.

– Привет, пузан, – в той же развязной манере ответил Коль, – а ты все из своих лоботрясов стараешься солдат сделать?.. Ну, что тут у вас? Грабят по-прежнему?

– Грабят, – кивнул толстяк, – а как же? Пока за порядком герои вроде тебя присматривают – чего ж не грабить?

– Посмотрел бы я, как ты, Сало, справился … – без энтузиазма парировал Лысый, – ничего, всех поймаю, вот увидишь.

– Гилфинг в помощь, хотя я это уже давно слышу, – имперец тоже не горел желанием продолжать подъелдыкивать стражника, – груз на борту есть?

– Есть груз, – ответил Лотрик, выступай вперед, – сейчас в контору зайду, отмечусь.

– Давай быстрее, – буркнул Коль, – если хочешь с нами к его светлости на прием попасть.

– О, – Лотрик оживился, – а можно?

– Быстрее давай, говорю, – хмуро повторил стражник. – Вообще-то, тебе там делать нечего… Но ежели ты с вроде как с нами, то я тебя проведу. Хочешь, небось, на нашего графа поглядеть?

– А то!

– Ну вот и поглядишь. Только помалкивай там, не разевай пасть… А то знаю я тебя, хайло бездонное…

Имперский сержант слушал совершенно безучастно. Убедившись, что Лотрик направляется в портовую таможню, толстяк пожал плечами и побрел к своим солдатам… Те хмуро поглядывали на приближающееся начальство, ожидая возобновления муштры…

Глава 9

Сходя с «Одады», Томен надвинул пониже капюшон плаща, колдуну не хотелось, чтобы его внешность запомнилась кому-либо из ливдинцев. Во время плавания у молодого мага было время поразмыслить, и он составил некий план расследования преступлений неуловимой банды. Этот план подразумевал трюки с переодеванием, изменением внешности и подобными занятными приключениями.

У Великолепного был богатый опыт ношения капюшона – его ученичество закончилось совсем недавно, и колдун не потерял навыков обращения с этой деталью туалета. Всем известно, что юноша, обладающий магическим даром, поступая в обучение к практикующему колдуну, должен отказаться от всего, что связывало его с прежней жизнью, в том числе и от собственной внешности. Кстати, не исключалось, что, пройдя ученичество, чародей изменится настолько, что его не смогут узнать прежние знакомцы. Традиция подразумевала ношение в течение всего срока ученичества пресловутого капюшона. У ученика не может быть собственного лица, потому что он уже не простой обыватель, но еще и не колдун. Он только ищет путь, ищет новое лицо… Томен был уверен, что почти не изменился за годы ученичества, но, став полноправным магом, заметил, что отношение к нему в родной Мирене изменилось. На первый взгляд он оставался для земляков прежним мальцом Томеном… но в интонации миренцев, когда они заговаривали с ним, молодому магу чудилось что-то незнакомое. Не страх, не, Гилфинг помилуй, почтение – скорее, отстраненная холодная осторожность…

По дороге в Большой дом, как именовали ливдинцы резиденцию правителя города, маг старательно вертел головой, смотрел и слушал. Огромный город поразил его неустроенностью, грязью на улицах, а также обилием всевозможных попрошаек и нищих, а также странствующих проповедников, выглядящих немногим лучше нищих и попрошаек. Обилие религиозных фанатиков, впрочем, было объяснимо – город недавно пережил совершенно удивительное приключение с чудесным явлением восставшего из Мрака легендарного князя эльфов, и с последующим – не менее чудесным – убиением этого призрака прошлого.

А Большой дом оказался в самом деле впечатляющим сооружением. Служившее первоначально городской цитаделью, возведенное на фундаменте разрушенной Белой Башни эльфийских князей, сооружение давно переросло прежние размеры и теперь представляло собой мрачную громаду, причем занимаемая им площадь была, пожалуй, не меньше, чем четверть всей Мирены. Да, впечатляет… Естественно, что в городах с такими зданиями и преступность соответствующая. Пекондору Великолепному приходилось заниматься расследованием преступлений и дома, но какие уголовники в крошечной Мирене? Правда, была еще пара занятных приключений в замках и деревнях по соседству с родным городком Томена… Но это все мелочи, мелочи…

У входа в Большой Дом стояла стража – четверо солдат в кольчугах, надраенных до блеска шлемах и красно-желтых плащах. Коль Лысый хмуро кивнул имперцам и бросил: «Эти двое со мной». Солдаты никак не отреагировали, но и не препятствовали пришельцам пройти внутрь. Лысый уверенно повел миренцев на второй этаж, там тоже стояла стража – на этот раз не в имперских плащах, а в сером и фиолетовом, Томен предположил, что это цвета самого сэра Эрствина, носившего, помимо графского, еще несколько титулов. С этими и стражник вел себя куда вежливее. Он назвал спутников по именам и пояснил причину их прибытия. Самого сержанта графская охрана, конечно, знала в лицо. Один из серо-фиолетовых кивнул:

– Подождите здесь. Я доложу его светлости. А зачем с вами шкипер?

Лотрик начал было надуваться, и Томен поспешил вставить:

– Мне потребуется его помощь в расследовании. За мой счет, разумеется.

Серо-фиолетовый еще раз кивнул и удалился. Его товарищ положил руку на эфес меча и не спускал взгляда с пришельцев. Лысый спустился на пару ступенек и облокотился о перила, миренцы последовали его примеру.

– Слышь, Пекондор, а чего это ты? Насчет моей помощи-то?

– Это насчет четырех келатов, которые я тебе обещал, – напомнил колдун, – будешь помогать, если хочешь их получить.

– Ты мне это брось! – Строго ответил шкипер. – Деньги ты заплатишь не за помощь, а за то, что без меня ты б вовсе этого заказа не получил. И не начинай заново! Зажмешь серебро – не приведу к тебе больше клиентов.

– А если я не найду злодеев, то ничего не получу и тебе ничего не обломится, – парировал Томен, он заранее продумал весь торг, – хочешь, чтобы я справился?

– Я не могу, «Одада» простаивать не должна.

– Ничего. В прошлом месяце ты пил беспробудно больше недели, а «Одада» спокойно простояла в порту, как миленькая. За четыре келата ты можешь уделить мне недельку своего драгоценного времени. Или ты думал, я стану разбираться здесь один – в чужом городе, ничего не зная?

– А я что, знаю? – из голоса шкипера исчезла уверенность, он уж не напирал, а отбивался.

– А что ж ты, врал, что ли, тогда у Ромгиля, будто знаешь в Ливде все ходы и выходы? – торжествующе заявил Великолепный.

– Хватит вам, потом сторгуетесь, – прервал их Лысый, – вон, зовут нас. Пора идти. Его светлость сэр Эрствин ждать не любит.

В самом деле, первый охранник возвратился и переминался с ноги на ногу в дверях.

* * *

Солдат в серо-фиолетовом жестом пригласил гостей идти за ним и первым шагнул в дверь. Следуя за провожатым, троица миновала короткий полутемный коридор и попала в небольшой зал, куда выходило несколько дверей. Томен обратил внимание на запущенность и грязь, царящие в Большом Доме. Должно быть, чистота новому графу не требовалась, правителя больше беспокоила собственная безопасность – судя по числу постов стражи на пути к его апартаментам.

В отличие от массивного портала у лестницы, двери, выходящие в зал, были низенькими и хлипкими – видимо, система охраны предполагала, что здесь опасаться некого. Тем не менее, в зале дежурил еще один серо-фиолетовый. Прежний сопровождающий кивнул ему и отправился обратно. Тот, что был в зале, постучал в одну из дверей, затем просунул голову внутрь и, видимо, получил позволение. Во всяком случае, солдат широко распахнул дверь и, сделал приглашающий жест. Первым в комнату шагнул Лысый, за ним – Томен и, наконец, Лотрик. Солдат вошел следом и, прикрыв дверь, остановился за спиной у посетителей, как бы невзначай опустив руку на эфес.

Томен мельком оглядел комнату – между узких, словно бойницы, окон в высоком кресле восседал человек в пестрой богатой одежде – правитель, больше некому. Затем, оглянувшись, чародей отметил напряженную позу охранника и решил, что вновь назначенный граф в самом деле не чувствует себя в безопасности, если меры предосторожности таковы. Затем только маг поглядел внимательнее на принимающего их вельможу – и едва не присвистнул. В кресле, напоминающем трон, сидел мальчишка. Лет двенадцати-тринадцати, пожалуй. Худенький, белобрысенький – обычный такой пацан… Одет, разумеется, пышно, при мече… Сперва колдун решил, что перед ними кто-то из родни или домочадцев графа, но Коль уверенно приветствовал мальчика с поклоном:

– Добрый день, ваша светлость.

И вот это дитя сразило злобного эльфа из Семи Башен? Эльфа, погубившего несколько десятков человек? М-да, бывают же чудеса на свете…

– Здравствуй, сержант, – вежливо откликнулся юнец, – привез мага?

– Да, – Лысый киком указал на Томена, – колдун не из знаменитых, но рекомендации у него прекрасные. Я взял на себя смелость пригласить его, ибо вернские маги заломили просто несусветные цены…

Томен отметил про себя заискивающие нотки в голосе стражника. Должно быть, мальчик тоже почувствовал фальшь – во всяком случае, его губы слегка скривились в брезгливой гримасе. Томен решил, что пришла пора его выхода – нужно было заявить о себе и заодно помешать сержанту наговорить лишнего. Колдун выдал самый грациозный поклон, на какой только был способен, и произнес:

– Позвольте, ваша светлость, засвидетельствовать свое глубокое почтение славному герою, сразившему величайшее чудовище, какое только знал Мир в нынешнем веке. Даже в нашем удаленном краю известие о вашем подвиге взволновало всех…

Томен был уверен, что мальчишка окажется падок на лесть, как подобает юнцу его возраста, и непременно выдаст свое тщеславие каким-нибудь жестом, выражением лица, улыбкой – ведь не сдержался же он, когда Коль упомянул вернцев, скривился. Граф молод и не научился владеть собой… Наверняка, есть при графе какой-нибудь соглядатай Алекиана, или кого-то из придворных… Кто-то здесь наверняка ведь крутит наивным пацаном… Узнать бы, кто… Но, вопреки ожиданиям колдуна, мальчишка при упоминании собственного славного подвига отвел глаза и даже немного покраснел. Вид его при этом выражал что угодно, но только не удовольствие. Томен почувствовал, что выстрел пропал зря, и поспешил продолжить:

– Позвольте назвать себя. Пекондор Великолепный, с позволения вашей светлости.

Юнец снова поднял взгляд и посмотрел на колдуна уже с большим любопытством:

– Пекондор Великолепный? Звучное имя… Странно, я думал, что помню всех выдающихся магов побережья.

– С позволения вашей светлости, я еще слишком молод, чтобы мое имя знали столь высокопоставленные особы, как ваша светлость. Однако в родном городе я набил руку именно на расследовании краж и прочих преступлений, так что, думаю, смогу и в Ливде…

– Да? – мальчик перебил Томена. – Ты так думаешь, маг? Сержант, была ли у тебя возможности проверить, каковы способности почтенного мастера Пекондора?

– Э… Я торопился… скорее вернуться с магом в Ливду… и…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное