Виктор Исьемини.

Львы и драконы

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

Смена темы должна была показать ок-Икерну, что с казнью – вопрос решенный.

– Э… Ваше императорское величество, я, кажется, не вовремя… – забормотал рыцарь. – Я со списками прислуги… Видите ли, кто-то должен заняться хозяйством… Но я не… никогда не… И еще им нужны деньги, потому что кладовые пусты…

– Разумеется, – кивнул император, – я понимаю. Нет, сэр, не беспокойтесь, вам не придется заниматься такой ерундой. Отыщутся дела, более соответствующие вашим талантам и заслугам. Кого-то надо назначить на эту должность… Кого бы? Как вы полагаете, маршал? И как этот человек должен именоваться?

– Нужен кастелян или управляющий. И еще не хватает лошадей, все разграблено, – робко подсказал Кенперт.

– Да, да… Назначить управляющим Коклоса? – глядя поверх склоненной головы рыцаря, протянул Алекиан. – Нет, это глупость. Честный управляющий – это глупость. Мне никто не приходит на ум… Кстати! Нам нужен палач! Сэр Брудо, подумайте и об этом заодно… И самое главное – архиепископ! Управляющий, палач, архиепископ… С архиепископом – сложнее всего.

– Еще бы! – пискнул Коклос, осторожно выглядывая на балкон. Пользуясь правом свободно разгуливать по Валлахалу, шут прокрался следом за Кенпертом и подслушал конец разговора. – Конечно, сложнее! Ведь архиепископу придется быть и управляющим, и палачом одновременно!

* * *

Наконец Ингви решил, что переговорил со всеми, с кем должно, Филька и Кендаг собрались восвояси, причем каждый пообещал явиться немного позже с супругой, а король отправился в свой старый кабинет – устраиваться. Выяснилось, что Кадор-Манонг успел переоборудовать помещение под свой вкус. Большой рабочий стол исчез, вместо него появился другой – поменьше, овальной формы, на тонких гнутых ножках. Стулья здесь теперь тоже были под стать – резные сиденьица энмарской работы. По углам рядами выстроились кувшины – большей частью пустые, но в некоторых булькало, как тут же успел выяснить неугомонный Никлис. И – повсюду грязь. Тот же старый слуга, распоряжавшийся за завтраком, пояснил, что «злой король» время от времени уединялся здесь, чтобы предаться размышлениям над государственными делами, а прислуга в этой комнате убирать побаивалась, поскольку монарх, наразмышлявшись, бывал подчас несдержан и проявлял недовольство очень уж бурно. Случалось, и кувшином запустить мог.

Олифеннча Прекрасная против частых монарших размышлений не возражала, она вообще во всем «злому королю» потворствовала… да и кто она такая, чтобы перечить государю?

– Ясно… – протянул Ингви, окидывая кабинет печальным взглядом. – Ну что ж, это барахло – вон отсюда. Разыскать мой старый стол, а если не удастся – найдете что-то похожее. Полки вернуть на прежнее место. А куда книги делись?

– Госпожа Олифеннча в сундук сложить велела, – развел руками старик, – а нам ключей от сундука не давали. Должно быть, там и пылятся…

– Книги – сюда. Никлис, сундук вскроешь. Сумеешь?

– Так эта, твое демонское… Я не мастак-то, я больше по другой части.

Замок сломать – вполне могу.

– Ну, попробуй по-хорошему все-таки с замком. А не выйдет – что ж, ломай. Я привык, чтобы книги были под рукой. И еще мне понадобится карта королевства. И карта Мира тоже. Начинайте уборку, а кадор-манонгово барахло – на помойку.

– Зачем же на помойку, твое демонское? Если оно тебе без надобности, может, я себе что подберу?

Никлис покосился на вереницу кувшинов.

– Да хоть все забирай, – согласился Ингви, – только не напивайся.

– Как можно!

Слуги удалились за водой и тряпками, Никлис тоже исчез, прихватив пару кувшинов – поволок в комнату, где устроил себе логово. Ингви прошелся по кабинету, избегая наступить на подозрительные темные пятна, испещрявшие пол… оглянулся. Вампиресса стояла в дверях, облокотившись на косяк, и внимательно наблюдала за Ингви.

– Ты чего так смотришь? – поинтересовался король. – Я что-то забыл?

– Нет… нет… ничего…

– Ну, так в чем дело? Ты как будто чего-то ждешь.

– Я присматриваю, чтобы ты не приказал сюда снова кровать приволочь.

– Ах, это… Нет, не беспокойся. Меня вполне устраивает спальня.

Оба улыбнулись. А в коридоре тем временем шумел Никлис. Он объяснял альхелльским слугам, что, во-первых, обращаться к нему следует «господин, слышь-ка, начальник стражи», а во-вторых, чтобы не смели ничего ни на какую помойку, Гилфинг упаси, выбрасывать! Всему применение найдется… Да, и чтоб пол оттирали чище. Для его, значить, демонского величества стараются, так-то!

– По-моему, жизнь налаживается, – заметил Ингви. – Идем отсюда, не будем слугам мешать, а?

Вернувшись в спальню, Ингви обнаружил, что сундук уже открыт. Никлис поспел и здесь в перерыве между рейсами за кадор-манонговым вином. Демон откинул крышку и взял в руки первый попавшийся том – конечно, «Гвениадор и Денарелла»! И книгу явно недавно читали – между страниц был вложен цветок… Вероятно, ведьма Фенька увлеклась чтением… Ннанонна тоже глянула. Взяла цветок, повертела в пальцах и заявила:

– Видишь, она тоже читала, оказывается.

– Выходит, так.

– Ну, разумеется. Что ей, бедной, оставалось, пока Кадор в кабинете напивался? Только книжки читать да гобелены штопать.

– А ты чем предполагаешь заняться в свободное время?

– А оно будет, свободное-то?

– У меня – похоже, нет. Столько всего предстоит сделать… Королевство в таком же состоянии, как и мой кабинет… Заблевал его коллега. Мне теперь нескоро отдыхать придется. Или сбежать куда-нибудь отсюда?

– Ну, значит, и мне тоже!

– Что – тоже?

– Или скучными делами заниматься, или сбежать.

– Ваше величество! Ваше величество! – раздалось в коридоре.

– Ну вот… – Ингви пожал плечами. – Начинается. Идем, узнаем, что им надо?

* * *

Скорей! Скорей! Гезнур отправил часть людей домой, взамен – взял андрухского сеньора, понимающего по-тролльски, с отрядом латников. Сменили лошадей и снова в путь. Солдаты не роптали, всех захватил ритм быстрого рейда, передалось настроение Гезнура: скорей! Скорей! Скорей – или будет поздно. Латники и королевские стрелки не считали себя патриотами, не любили рассуждать о высоких материях, вроде преданности королевскому дому или верности короне… но полагали естественным чувством ненависть к Империи, готовы были жертвовать многим ради торжества собственного короля (которого за глаза называли «наш пройдоха») над императором. Это считалось нормальным порядком вещей – ненавидеть Империю. Теперь все они верили новому королю, который объявил – только быстрота поможет спасти Геву от кровожадного врага… Скоро ли «нашим пройдохой» станут величать младшего короля? Наверное, да.

Сперва Гезнур вел колонну шагом – привыкал к коню. Затем перешел на рысь, топот копыт позади сначала стих, затем опять приблизился, нарастая – конвой вслед за королем перешел на новый аллюр. Андрухский рыцарь нагнал короля и пристроился сбоку.

– Скажите, сэр, – окликнул дворянина Гезнур. – Это вы говорили с троллем? Насчет предстоящей аудиенции?

– Да, ваше величество. Среди наших сеньоров немногие овладели речью булыжников.

– А из этих немногих далеко не каждому можно доверить посольство, верно? – подхватил король.

– Именно так! Потому переговоры поручают, как правило, мне. И тролли меня знают…

– Стало быть, вы станете переводить?

– Нет, зачем же! Верховный Тролль отлично говорит на общем. Разве вы не слыхали? Он долго служил в гвардии, с тех пор ненавидит Империю и все, что с ней связано. В чем-то я его понимаю, конечно…

– Да, разумеется. А что его связывает с Альдийским демоном?

– О, вы и об этом слыхали! Нынешний Верховный Тролль сбежал от Алекиана, когда тот, будучи герцогом Гонзора, воевал в Альде с демоном. Воспользовался неразберихой в бою и сбежал. Теперь булыжник втемяшил в свою уродливую башку, что обязан свободой альдийцу. Глупость, но с троллями вечно так! Если что решил, то уж никак из него этого не выбить. Одно слово – булыжник!

– Что ж, – кивнул Гезнур, – пусть так. Зато его любовь к демону наверняка облегчит мою задачу. Мы с альдийцем приятели. А скажите-ка, если тролль понимает общий, почему посла выбирают из числа тех, кто говорит на их языке?

– Ну как же! Для того, чтобы сговориться с другими троллями. Пока доберешься к их главному, приходится иногда стольким каменюкам втемяшить, что ты посол, а не добыча… Гунгиллиных ветвей они не понимают. Дыррыдам умгррумргх…

Гезнур расхохотался.

– И что вы сейчас сказали?

– А, не обращайте внимания! На общем эта фраза не имеет смысла. Что-то вроде: «чтоб тебе стать мягким»… Конечно, это не точный перевод, в нашей речи нет такого слова… а звучит неплохо. Но вы не беспокойтесь, тролли нас ждут.

– Сколько еще до границы? – спросил король. – Сегодня не поспеем?

Теперь расхохотался андрухский сеньор.

– Ваше величество, вы такого невысокого мнения о моей стране? Андрух не пересечь за день! Нынче мы остановимся на ночлег в замке Вернест, принадлежащем герцогу. Там приготовлены сменные кони. И с рассветом – в путь!

– А этот замок уже близко? – с беспокойством осведомился Гезнур.

Его спутник снова рассмеялся.

– Его светлость герцог Бельвар знает, что вы спешите, поэтому назначил ночевку как можно дальше на восток. Мы прибудем заполночь.

– Тогда чего же мы ждем? Вперед!

Гезнур пришпорил коня. Скорей! Скорей!

Глава 11

Санелана велела накрыть на стол и послала служанку пригласить императора к обеду. Алекиан вошел и, едва окинув стол быстрым взглядом, сел рядом с женой. Схватил первый попавшийся кусок и принялся жевать, уставившись в скатерть перед собой.

Супруга, обернувшись к нему, принялась неторопливо объяснять, что нынче обед очень скромен, так как она просто-напросто не могла подготовить достойную трапезу… И на кухне все разграблено, и готовить пришлось в основном из того, что она прихватила с собой… Алекиан, едва покосившись в ее сторону, торопливо прожевал и буркнул:

– Пустое, дорогая. Я прекрасно понимаю, что сейчас творится на кухне… Представь себе, то же самое – во всем Ванете… по всей Империи…

И потянулся за следующим куском. Санелана расстроилась, ей хотелось поговорить о пустяках, о делах мелких, но приличных, подходящих для обсуждения за столом. Из подобных незначительных, казалось бы, вещей и складывается жизнь двора… А из приличной жизни двора, как дуб из желудя, вырастет порядок в Империи, и если Алекиан не желает этого понять, Санелана ему объяснит. Императрица положила пухлые пальцы на мужнино запястье (ох, манжеты грязные!), и проворковала:

– Милый, что тебя беспокоит? Чем я могу помочь?

– Вряд ли ты сможешь помочь. Представь себе, у меня нет никого, кто мог бы распоряжаться финансами, кто мог бы управлять дворцом… пока мы шли в бой, у меня не хватало солдат, а теперь – когда мы уже победили – то же самое! Ну, подыскать кастеляна для Валлахала – это еще как-то можно… кого-то из старых слуг, пока что, временно… Но канцлер! Мне нужен человек, которому я смогу доверить казну… Но мало того, потребуется целый штат чиновников – понимающих, грамотных… Надежных чиновников… Их неоткуда взять.

Санелана позволила себе улыбнуться. Она знала, что рано или поздно все станет, как прежде, и муж снова будет слушать ее советы и делать по ее, Санеланы, слову. А она знает, что сказать!

– Назначь епископа.

– Что?

– Нашего гонзорского епископа, отца Фенокса. Он сам распоряжался делами епархии, вспомни! И он привезет из Гонзора достаточно клириков, привыкших к подобной работе. Ну а потом…

– Санелана, дорогая! – Алекиан развернулся всем корпусом к жене и ухватил ее ладошки. – Отличный совет! Я как раз раздумывал, как бы половчее отказать этому попу… Он же добивается поста архиепископа и, конечно, ждет, что я поддержу его притязания. А меня он как раз не устраивает, вот пост канцлера – это должно его примирить с отказом от архиепископского кресла! Умница моя…

Улыба жены стала шире, Санелана поздравила себя с удачным ходом… но немного огорчило ее, что муж не улыбнулся… что-то с ним не то, прежде Алекиан вел себя куда естественней. Видимо, тяжелый поход… и эти ужасные похороны Элевзиля… Он оправится, конечно!

– Конечно! – продолжал тем временем император. – Он привезет свою свору, они разберутся с делами… ну хоть как-то разберутся. В таком вопросе главное – начать… Они здесь окажутся чужаками, значит – будут стараться и побоятся воровать. По крайней мере – поначалу… Постой, а гонзорская епархия?

– Он останется ее главой, хотя и номинально, – живо отозвалась Санелана. – Назначит вместо себя какого-нибудь викария. Только ты должен переговорить с ним очень вежливо и…

– Разумеется! Разумеется, вежливо! Кстати, он как раз собирался в Гонзор за какой-то реликвией… Там хранится в Пинедской обители… Попрошу его, чтоб поторопился обратно, да не забыл прихватить с собой попов пограмотней.

Алекиан резко встал, с грохотом отодвинув стул. Склонился, чмокнул жену в лоб и объявил:

– Еще раз благодарю, сокровище мое. Я немедленно отправлюсь переговорить с отцом Феноксом. Потом смотр, маршал просил меня явиться… это ободрит наших рыцарей…

– Постой, а десерт?

– Спасибо, милая. Я сыт. Заканчивай обед, пожалуйста, без меня. Столько дел… И ведь непонятно, кому бы лучше занять пост главы Церкви! Это очень важно.

Император развернулся и широкими шагами спешно двинулся прочь.

– Хорошо, я подумаю над этим, – торопливо бросила ему в спину Санелана.

Интересно, услышал или нет?

Из-под стола выполз Коклос Полгнома, который, даже получив дворянский титул, не изменил прежним привычкам.

Взобравшись на оставленный Алекианом стул, карлик придвинул к себе блюдо со сладкими пирожными и объявил:

– По праву ближайшего родича мужеска полу я наследую место братца. Видишь, сестрица, каким он умеет быть неблагодарным? То-то же! Сколько я ему советов дал, вел, можно сказать, его от победы к победе… направлял на добрую стезю! И прогонял со стези недоброй! В шею прогонял! В три шеи!

Карлик набил рот, не прерывая обличительных речей.

– А где, спрашивается, благодарность? Нигде. Вот теперь ты, сестрица, ему будешь давать советы и получать в ответ черствую неблагодарность, – Коклос вытер крем со щек и тихо шепнул. – Обязательно позаботься, сестрица, чтобы епископ узнал, благодаря кому получит важный пост. И еще – обязательно растолковать, что архиепископом ему не бывать все равно! Фенокс должен уразуметь, что получил все, что только мог! Если хочешь, я возьму это на себя.

И снова принялся за пирожные. Санелана подумала, потянулась, привстав… и придвинула поближе к карлику еще одно блюдо со сластями.

* * *

Ингви полагал, что за день принял всех желающих поглядеть на короля-демона… но просчитался. Никлис снова поутру, улыбаясь с деланным смущением, доложил: аудиенции дожидается немаленькая толпа. Дышал начальник стражи в сторону и к его величеству не приближался, чтобы тот не уловил запах перегара. Но по блестящим хитрым глазенкам и так было ясно: следуя букве приказа, Никлис не напивался допьяна, но к кадор-манонгову наследству прикладывался регулярно.

– Ну и кто сегодня? – со страдальческой миной поинтересовался король.

– Известно, кто. Городские явились сызнова, у кого жалобы, кому просто желательно твоим демонским величеством поближе полюбоваться. Кендаговы орки пожаловали, сто рыл. Ну, эти-то прилично себя ведут. А толстяк больше всех орет.

– Какой еще толстяк?

– Ну, этот – бывший старшина кузнечный. – Желаю, орет, самолично полюбоваться нашим законным королем! Уж так, орет, его ждал! Я его и так, и этак – мол, уймись, мастер… А он ни в какую. И орет.

– Паршивый, значит, из тебя начальник стражи, если не можешь унять.

– А я и не просился на должность собачью, между прочим… эта… Так что мне просителям-то сказать?

Ингви тяжко вздохнул.

– Нет, я должен куда-то скрыться… На неделю, на две или на три. Пока все привыкнут, что у них есть король… не такой король, который наконец-то вернулся и сделал всех счастливыми, а такой, которому нужно повиноваться и платить налоги. Да, трех недель, наверное, хватит! Я на некоторое время исчезну… Никлис, Мертенка ко мне! И командира орков! Кто у них за старшего?

За старшего у орков оказался Звент – молодой воин успел сделать карьеру и дослужился до звания сотника. Ингви велел ему организовать караульную службу в городских воротах, обходы стен и прочее, что положено в укрепленном городе. Мертенку демон поручил «привести в порядок финансы», а когда канцлер принялся жаловаться, что все запущено и развалено, и что непонятно, с чего начать, и что предстоят выплаты, а в казне свищет ветер, строго отрезал:

– Вы, сэр, мой канцлер и подобные вещи должны понимать лучше меня самого. У нас имеются поместья покойного Кадор-Манонга, все, что можно оттуда вывезти и реализовать – пускайте в ход… Кстати, Звент, а твой сеньор не собирается вручить нам налоги с графства Ничейные Поля?

Молодой орк доложил, что – конечно, да, собирается. Обоз уже формируют… Мертенк немного успокоился, он прекрасно знал, что если орки привезут денег, то этого хватит надолго.

Ингви раздал кое-какие указания (да, кстати, велел канцлеру назначить толстому инвалиду-кузнецу пенсию), и приказал собирать конвой – он отправляется на запад. Хочет, не спеша, проехать по Энмарскому тракту до самой границы, до Благословенного Края. А Звент пусть выделит два десятка солдат, желательно каменщиков – нужно снова основать пограничный пост, таможню… Вообще-то у Ингви были большие планы по благоустройству Энмарского тракта – верстовые столбы, места ночевок с казенными питейными заведениями… Конечно, в царствование Кадор-Манонга торговля существенно сократилась. Но демон надеялся, что в скором времени убедит энмарцев в безопасности старого пути, тем более что в Апльду дошли слухи с западного побережья – там снова активизировались морские разбойники, северянам удалось сильно потрепать энмарский и имперский боевые флоты. Сухопутный путь наверняка должен выглядеть сейчас предпочтительней… Еще неплохо организовать такую же благоустроенную трассу через Ничейные Поля в Геву – надежно охраняемую орками и с комфортабельными стоянками. Постоялые дворы на оживленной дороге – тоже прибыльное дело! Конечно, людей для этого не хватает, придется завлекать добровольцев – соблазнять помощью казны и налоговыми льготами.

Конвой собрали за час, Ингви прихватил с собой, помимо Ннаонны и выделенных Звентом орков, чародея Вентиса, Карикана с Аньгом, полдюжины солдат во главе с верзилой Стером… Прихватили с собой три фургона – припасы, инструменты…

Поскольку колонна, включающая повозки и пеших орков, ползла по тракту неторопливо, Ингви с вампирессой поскакали вперед – просто так, чтобы побыть наедине. Стеру было велено вести колонну, не дожидаясь короля, он потом сам их нагонит или подождет.

Демон с Ннаонной проехали вперед, затем свернули в лесок. Выбрали поросший рыжеватой травой пригорок, привязали лошадей и повалились на залитой солнцем лужайке. Они лежали в траве и глядели в синее-синее небо. Им было хорошо. Никуда не надо спешить, ни о чем заботиться… Даже глядеть никуда не надо – только бездонное небо перед глазами… хорошо…

* * *

Скорей! Скорей! Гезнур поднял конвой до рассвета, быстро позавтракали, оседлали коней – и в путь! Туда, где над округлыми верхушками сопок предрассветное серое небо начало наливаться розовым светом… Все ярче и ярче… И вот уже над холмами Тролльхейма поднялся ярко-алый слепящий диск.

Спустя два часа после того, как покинули замок Вернест, анрухский сеньор догнал Гезнура и, перекрикивая стук копыт о каменистую почву предгорья, прокричал:

– Скоро граница! Придержите коня, ваше величество! Здесь не годится спешить!

Король вскинул левую руку, подавая знак свите, а правой подобрал поводья. Когда перешли на шаг, спросил:

– А почему бы нам не поторопиться? Вы говорили, сэр, что тролли будут ждать на границе.

– Э, видите ли, ваше величество… – сопровождающий замялся. – Граница-то – она, конечно, рядом… Но ее как бы и нет, хотя, разумеется, граница есть… Граница нерушима и невидима.

– Как это?

– Мы знаем, где проходит граница, и соблюдаем ее весьма тщательно, поверьте! Но каменюки-то этого не знают! Им бессмысленно объяснять некоторые вещи. Вот, скажем, граница… Наши все знают, начиная с каких пор в холмы лучше не соваться. Вы заметили, что после Вернеста мы не встретили ни единой души?

– Но ведь утро, в такую рань – кого же можно встретить?

– Однако ни дымка, ни жилья! Ничего! А все эти земли принадлежат Андруху! Тролли бродят здесь, когда хотят, не соблюдая границ. Просто не знают и не желают знать, какие камни и холмы считаются принадлежащими Андруху, а какие еще нет. Вот здесь никто и не селится, потому что рискованно. Тролль, проходя, может разрушить дом, растоптать стадо – не со зла, а просто потому, что не пожелал переступить через овцу. Или, допустим, если он голоден… Эти булыжники – такие тугодумы! Такой, если случится над чем-то задуматься, может часами шагать…

– Не замечая ничего на пути? – покачал головой Гезнур.

– Учитывая из размеры – скорей, не замечая ничего под ногами… А теперь, ваше величество, велите своим людям придержать коней. Отсюда мы поведем вас так, как положено передвигаться в Тролльхейме.

– Однако я думал, мы еще на Андрухской земле?

Гезнур огляделся, рельеф был уже совершено не тот, что в западной, равнинной части Андруха. Местность представляла собой монотонное чередование пригорков и долинок между ними – будто вздыбились волны на море, да и застыли каменистыми холмами…

– Мы полагаем так, – согласился дворянин, – но булыжники могут считать иначе.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное