Виктор Исьемини.

Львы и драконы

(страница 5 из 30)

скачать книгу бесплатно

Глава 7

Пауза затянулась. Наконец молчание нарушил Алекиан:

– Я думаю, нам следует отправить на север сильный отряд под командованием опытного рыцаря. Достаточно сильный отряд, чтобы вразумить нелюдей.

Сказав это, юный император покосился на сэра Брудо – маршал по-прежнему, как в юности, оставался для Алекиана непререкаемым авторитетом. Ок-Икерн откашлялся и промямлил:

– Вообще-то… ваше императорское величество… хм… у нас не так много людей, чтобы… Вчера, отправляясь из замка Рехель, я велел распустить пешее ополчение. Толку от сброда немного, а прокорм его стоит дорого. В общем, войска у нас по сути дела сейчас нет, а когда сумеем собрать – наших сил едва хватит на один-единственный поход. Я хочу сказать, нам следует сосредоточиться на главном.

– Гева, – это прозвучало утвердительно.

– Да, ваше величество, так я думаю. Что бы ни происходило, откуда не исходила бы непосредственная угроза, но стоит копнуть поглубже – и обнаруживаются тайные нити, неизменно ведущие в Геву. Даже в измене Гратидиана Фенадского косвенно повинен гевец.

– Гюголан, в сущности, натравил гномов на Фенаду, на Малые горы… и Гилфингу известно, как далеко простирались планы короля-под-горой, – подтвердил Кенперт. – А то, что гномы выступили по совету Гюголана одновременно с мятежом здесь, в Впанетинии, говорит вполне красноречиво: гевец – соучастник заговора.

– Да, верно! – Алекиан пристукнул по столу.

Придворные с тревогой переглянулись – юный монарх в точности повторил отцовский жест. Прежде такой привычки у молодого принца не было. Всем вдруг показалось, что из-под мягких черт юноши проступило волевое лицо покойного Элевзиля…

– А что доносят из других провинций? Тогер с Тилой воюют…

– Да, – торопливо заговорил маршал, – они там сцепились не на шутку, но, быть может, это и к лучшему. По крайней мере, пока они там, за горами, заняты друг другом, неприятностей ждать не приходится. На севере все готовятся к войне, ждут нашествия эльфов. Увы, мы не можем послать туда войско…

– Но мы должны символически проявить заботу, – заметил Алекиан. Если нет возможности отправить войско, то хотя бы небольшой отряд под имперским знаменем… И непременно под командованием авторитетного сеньора. Пусть поможет подготовить замки к обороне, склонит северян действовать сообща против нелюдей… и постоянно шлет нам сообщения. О происходящем на севере мы должны получать сведения из первых рук.

– Разумно, ваше величество, – кивнул ок-Икерн. – Быть может, сэр Валент из Гранлота?

– Нет, он недостаточно известен на севере. И выберите кого-то познатнее. Что сообщают из восточных провинций?

– Андрух склоняется к союзу с Гевой, Ленот и Болотный Край традиционно верны… но помочь нам не смогут. Они слабы. О Дриге и Фегерне вовсе ничего не известно.

– Сантлак?

– О, Сантлак… Пока их король в наших руках, с запада не следует ждать беды. Они обязаны верностью Метриену, а он у нас в плену. Пока жив Метриен, Сантлак не опасен.

– Да? – Алекиан поджал губы, его лицо отразило недовольство. – А я-то намеревался четвертовать его на площади… Но, раз так, пусть поживет… пока.

А что с семьей предателя Каногора?

– Везут сюда, – доложил Войс. – Они пытались сбежать, жена Каногора и его дочки, но их перехватили в Эгенельском графстве. Должно быть, собирались скрыться вместе с Ирсом в Сантлаке.

– Хорошо, – Алекиан откинулся на стуле и прикрыл глаза ладонью, – семью Каногора привезти сюда, в Ванетинию, и казнить.

После этих слов будто ветерок пронесся по залу, дрожащее пламя факелов на стенах стало темней и тусклей…

– Но дети?..

– Сэр Войс, это необходимо, – тихо, но отчетливо произнес император. – Ирса также казнить, равно как и всю их свору, всех, кто был в дружбе с заговорщиками. Земли Эстаков конфисковать, все, что можно – распродать. Кстати, сэр Войс… неплохо бы создать такую комиссию, куда честные подданные смогут подать доносы на мятежников, все сведения будем собирать и виновных – безжалостно казнить. Я хочу, чтобы моих вассалов пугала сама мысль о мятеже!

Все замерли, только Гиптис Изумруд удовлетворенно кивнул – ему пришлась по душе идея жесткого отмщения. Семья Изумрудов понесла чересчур большие потери во время мятежа, от клана осталась жалкая горстка…

В дверях возник гвардейский солдат.

– Прошу прощения… Ваше императорское величество, найдены тела… покойного императора и архиепископа… в подвале…

– Идемте туда! – Алекиан порывисто вскочил, пламя свечей заколебалось от ветра поднятого полами алого плаща императора. Гигантская тень монарха вырисовалась на дальней стене, угловатая, темная, зловещая. Голова тени сливалась с мраком, сгустившимся под высокими сводами тронного зала – будто тень поддерживает плечами тьму…

* * *

Когда покончили с приветствиями и привычными шутками, Кендаг завил:

– Ингви, я хочу кое-что сказать… Только ты не шути. Так вот, эти люди, которых мне велено стеречь… Забрал бы ты их сюда, а?

– Это о ком речь? – Ингви сперва растерялся. Потом припомнил. – А, парочка из Ничейных Полей и ученик Гериана… Ученика я, разумеется, возьму, пусть живет при дворе. Мне колдуны нужны, а вот те двое…

– Что, боишься пленников? – ухмыльнулся неугомонный Филлиноэртли.

– Не боюсь, – спокойно ответил лорд. – Хочешь, ты их забирай. Ингви, поручи ему стеречь бродяг. Я их привез с собой, пусть хорек их забирает.

– Не хочу, они скучные… Да, а ты – жаба.

– Их надо прикончить, – спокойным тоном завила Ннаонна. – Они дедушку убили.

– Только старший, – заметил Ингви, – младший-то был со мной, там… Ну, там… На нем будто бы Гилфингова печать, он не простой человек.

– Гилфинг теперь злой, – девушка твердо стояла на своем. – И младший, если ему служит – тоже злой. А старший? На нем тоже печать? Я бы его припечатала…

– Он говорит, что был против нападения, и я ему верю. Он интересный. Кстати, насчет младшего – вампиры тоже злые, разве не так? Убивать за одну лишь злобу? Нет…

– Этот человек опасен, его нужно прикончить. Видишь, даже Кендаг с Филькой стеречь пленников не хотят. Ингви, зачем тебе этот прохвост? Ты же видел, какой он скользкий? Ну, пусть младший живет, пусть. Но этот бородатый бродяга… Знаешь, как на меня смотрел?

– Ну и как?

– Как на товар, смотрел, будто прикидывал, сколько стою.

– На, я вернулся с миром, я не хочу, слышишь? Я никого не хочу убивать. Даже Токса, а уж этого бродягу – тем более.

Никлис приоткрыл дверь (сразу стал слышен многоголосый шум из коридора), всунул голову и многозначительно откашлялся. Ингви воспользовался поводом, чтобы не отвечать Ннаонне, которая вдруг стала кровожадной и настойчивой.

– Что там, господин начальник стражи?

– Эта… цеховые, твое демонское. Волнуются, кого первым ты примешь, кому почет, стало быть.

– Ладно… Пусть смешаются в одну толпу, – ухмыльнулся Ингви, – и все вместе входят. Потому что я всех одинаково ценю.

Демон притянул к себе Ннаонну и быстро чмокнул в щеку.

– Не злись. Мне тоже жаль твоего деда, но что поделать? Он уже мертв, его не вернуть… А этот бродяга может оказаться интересным. Я не хочу, чтобы вышло, как с твоей семьей. Злые, добрые… все так перемешалось… я не хочу никого убивать…

В зал, толкаясь и переругиваясь, вступили одинаково ценные представители городских цехов. Нестройно поклонились королю и хором завели многословные приветствия. Ингви улыбнулся. Все возвращалось на круги своя. Когда прием был окончен, и мастера удалились, чтобы в коридоре закончить спор, какой цех выше в глазах демона, король велел Кендагу привести пленников.

Первым вошел Вентис. Двое бродяг – следом, причем старший, все еще слабый после полученных ран, брел, шатаясь, навалившись на локоть приятеля, долговязого юнца с роскошной блондинистой шевелюрой.

– Ну, – начал Ингви, – с кого начнем? Вот ты, ученик Проклятого Принца… Слушай-ка, мне твое лицо кажется знакомым. Мы встречались?

– Да.

– Однако ты немногословен. Хочешь получить службу при моем дворе?

– Нет.

– Странно.

– Да.

– Хм… – Ингви слегка растерялся. – Интересно, как ты будешь выкручиваться, если я задам вопрос, на который нельзя будет ответить просто «да» или «нет»?

Вентис пожал плечами.

* * *

После коронации Гезнур спешно отправился на восток. Теперь у Гевы – два короля, но и этого мало. Дряхлому Гюголану едва удается держать под контролем события на севере… и ведь его уже единожды обставили гномы! Нет гарантий, что Гравелин окажется честнее Грабедора… хотя нельзя сказать, что король-под-горой нарушил договор. И договора-то никакого не было, имелось лишь словесное согласие действовать сообща – Грабедор не погрешил против условий сделки, когда заключил союз с фенадским королем. Однако на планах Гевы такой союз ставил крест. Теперь Гезнур больше не уверен в дипломатическом гении старика Гюголана. Совсем недавно казалось, что отца никто не сможет обвести вокруг пальца – а вот поди ж ты, удалось даже гномам! Тупоголовым карликам! Поэтому Гезнур спешил, он боялся надолго оставлять отца распоряжаться единолично, мало ли что какой еще промах тот допустит!

Итак, Гезнур спешил. Он то скакал галопом, то переходил на рысь, чтобы кони не слишком утомлялись… Позади тяжело топали сотни копыт и гремели латы конвоя – король взял с собой почти две сотни копий. Громоздкая свита могла бы оказаться задержкой, но Гезнур помнил, сколько у него врагов – многочисленная охрана должна была отбить у них охоту пакостить. Внушительная охрана – гарантия того, что непредвиденных задержек не будет.

Гезнур ненадолго остановился, встретив неторопливо ползущий навстречу обоз – разобранные осадные машины и небольшой конвой. Возвращаются в столицу из Стредвера, последнего баронского владения на землях Гевы, до недавних пор хранившего верность императору. Ныне строптивый барон Стредвер признал власть гевского короля и готов принести оммаж – еще бы, в его замке нынче расквартирован отряд королевских стрелков, хорошая гарантия верности. Гезнур обменялся несколькими фразами с сержантом, командиром конвоя, подозвал оруженосца и велел последнему скакать в Стредвер с вестью: король Гезнур лично явится в замок, чтобы принять присягу у барона. Не сейчас, на обратном пути, а будет это несколькими неделями позже, Гезнуру предстоят большие переходы… но барон пусть ждет! Его величество прибудет к нему в замок непременно. То, что принадлежит Геве – то принадлежит навеки, раньше или позже, но Стредвер принесет присягу королю. А осадная техника вскоре отправится на север – она потребуется, и весьма скоро, если на сей раз гномы не подведут Гюголана.

И снова в дорогу! Гезнур пришпорил коня, принимая вправо, что бы объехать громоздкие осадные машины, груженные на неуклюжие возы. За спиной зашевелился конвой, всадники поочередно пускали лошадей, перестраиваясь в колонну по одному. Кое-кто из молодых латников уже выезжал на обочину, чтобы, не теряя времени скакать рядом с дорогой – им передалось нетерпение короля. А Гезнур спешит, Гезнур торопится, многое нужно успеть и вовремя возвратиться в столицу, чтобы возглавить войско в предстоящих походах. Над головой короля развевается знамя с белым драконом. Неистовый брат Адорик пал на поле брани, успев выкрикнуть рыцарям: «Если мы победим сегодня здесь, то завтра это знамя будет развеваться над всем Миром! Мир будет называться „Гева“»… Гезнур не столь поэтичен, нет, он не претендует на власть над Миром, однако для того, чтобы знамя с драконом по-прежнему развевалось над Гевой, Гезнур готов драться насмерть.

Король почувствовал, что конь выдыхается, и снова сменил аллюр, чтобы животное перевело дух, еще не меньше часа пути, потом остановка в замке Мнорих… там готовы сменные лошади – и снова в путь. Скорей, скорей!

Глава 8

Император шагал по гулким темным коридорам вслед за солдатами. Участникам совета ничего иного не оставалось, как последовать за ним – теперь они топали за его величеством, а впереди, поминутно озираясь, шагал гвардеец с факелом. Солдатик был вовсе не рад выпавшей на его долю чести, уж больно печальным казался повод… Валлахал был безлюден и мрачен – ночью особенно. Коклос, не поспевавший за размашисто шагающими спутниками, принялся ныть:

– Решительно не понимаю, почему такая спешка. Дело предстоит темное, страшное и зловещее, неужто нельзя исполнить его хотя бы днем? Именно ночью, именно ночью! Гремящие цепи, зловещие порывы холодного ветра… Перед каким зрителем мы разыгрываем темную мистерию?!

Алекиан остановился. Маршал, который шагал следом, едва не врезался в резко развернувшегося императора и спешно посторонился.

– Мистерию? Ты считаешь, что я разыгрываю мистерию?

Шут сообразил, что ляпнул лишнее, и попятился, растворяясь во мраке.

– Мистерию… Перед Гилфингом, перед Гангмаром… Какая разница? Я тебе велел убираться, дурак! – Коклос не узнавал голос «братца», вдруг ставший резким и суровым. – Я же говорил тебе: убирайся! Ты мне не нужен, Коклос!

Алекиан отвернулся, и солдаты с факелами поспешно, даже суетливо двинулись дальше. Коклос прекратил жалобы, но не отстал и семенил следом, хотя ему приходилось время от времени пускаться бегом, чтобы не потерять огонь факела.

Провожатые указали Алекиану темный подвал, заваленный хламом – туда заговорщики в беспорядке сбросили несколько десятков трупов, издающих теперь совершенно нестерпимую вонь. Солдаты, обнаружившие тела, закутали лица тряпьем и объяснялись между собой знаками, но выказать недовольства не посмел ни один. Гиптис пролаял несколько слов – благодаря его чарам смрад несколько уменьшился. Императору указали тела отца и двоюродного дяди, откопанные солдатами из-под других – обезображенных раздетых покойников. Алекиан подошел и остановился над жуткими останками. Все притихли.

Сэр Брудо пробормотал что-то насчет носилок и удалился, прихватив с собой нескольких солдат. Коклос выскользнул за ним. Войс с Кенпертом были бы рады сбежать следом, но не могли решиться – император-то оставался! Прошло не меньше получаса, прежде чем возвратился маршал. Его солдаты в самом деле приволокли наспех изготовленные из плащей и древков пик носилки. Тела Элевзиля и Кениамерка осторожно погрузили – Алекиан оттолкнул солдата и сам вцепился в импровизированную рукоятку.

– В храм! – велел юноша.

По счастью, из подвала можно было довольно быстро пройти к часовне во дворе Валлахала, под которым располагалась подземная усыпальница. Тела положили на поспешно сооруженный помост у алтаря. Священники, которых гвардейцы разбудили и приволокли в часовню, сдерживая зевоту, принялись нараспев читать молитвы. Они глянуть боялись на жутких покойников, да и на Алекиана тоже – черты лица императора заострились еще больше, лоб покрывала испарина… время от времени капли сбегали по лицу на грязный воротник – Алекиан не замечал.

За стенами часовни стучали топоры, сэр Брудо распорядился сколотить временные короба, чтобы разместить в них венценосных покойников – пока будут готовы саркофаги… Держать в часовне разлагающиеся трупы не станут, их следует нынче же упокоить в усыпальнице, едва только будут готовы гробы. Алекиан, похоже, не слышал ни стука топоров, ни молитв клириков – сжав побелевшие губы, он вглядывался в обезображенное лицо отца, будто надеялся, что разлагающийся труп подаст некий знак… Коклос дважды тихонько заглядывал в часовню и так же тихонько исчезал. Наконец маршал велел солдатам внести ящики и переложить тела в них… Тут только Алекиан как будто возвратился к действительности и отвернулся, пока гробы не прикрыли крышками. Снова застучали молотки, вгоняя гвозди в сырую древесину…

– Отец, великий император Элевзиль, был достоин иных похорон, – тихо пробормотал Алекиан, шагая следом за солдатами, которые понесли тяжелые ящики в склеп, – и я клянусь, это только начало. Отец получит такие похороны, о которых заговорит Мир! Нынче – только начало.

Когда наспех сколоченные саркофаги встали в ряд со старыми, каменными (свежеоструганная древесина сразу бросалась в глаза на фоне потемневших плит), император велел:

– Оставьте меня. Я хочу побыть с отцом. И попов отпустите, завтра допоют. Идите все, ждите снаружи. Не смейте беспокоить меня здесь.

– Ваше величество, – робко промямли Кенперт, – вы устали, вам нужно отдохнуть…

– Идите! – голос Алекиана прозвучал резче.

Свита и солдаты, притащившие гробы, склонились перед повелителем, а затем торопливо устремились прочь…

До утра Алекиан не показывался из часовни. Придворные, собравшиеся во дворе, с беспокойством переглядывались. Коклос несколько раз заглядывал в храм – зев ведущей в подвал лестницы был темен и тих… Наконец, когда маршал ок-Икерн уже собрался объявить, что отправляется, вопреки приказу, за императором, тот показался на пороге. Как ни странно, выглядел юноша даже лучше, чем накануне – был спокоен и сосредоточен, двигался уверенно. «Кажется, пришел в себя», – шепнул Кенперт Войсу, тот кивнул. Все почувствовали облегчение, поскольку вчерашнее поведение императора казалось странным и пугающим.

У дворцовых ворот послышался шум, голоса, скрип колес… Створки поехали в стороны – из замка Рехель прибыла императрица. Должно быть, торопилась и выехала с рассветом, чтобы поскорей присоединиться к супругу. Повозки, окруженные конвоем, остановились, латники охраны спешились, слуги отворили дверцу и помогли спуститься Санелане.

Алекиан молча пошел навстречу супруге, свита расступилась, образуя коридор, затем, сомкнувшись за спиной императора, последовала за ним. Санелана улыбнулась и протянула руки, Алекиан склонился к ней и ответил сдержанным объятием. Что-то прошептал на ухо, улыбка императрицы померкла. Затем супруг двинулся прочь, кое-то заторопился следом, солдаты и слуги разбрелись. Коклос подошел к Санелане, которая осталась посреди двора едва ли не в одиночестве, и буркнул:

– Братец сильно изменился, а?

– Я прежде не замечала, как сильно он походит на отца… – рассеянно произнесла императрица.

* * *

Ингви еще раз медленно оглядел Вентиса с головы до ног и вынес вердикт:

– Ну что ж, не хочешь – дело твое. Задерживать не стану, можешь отправляться на все четыре стороны. Денег с собой дам. А если передумаешь… у меня вакантно место придворного чародея. В конце концов, ты такой немногословный – это уже плюс. Ну и рекомендация у тебя превосходная.

Вентис молчал. Вмешался Филька:

– Рекомендация? Я что-то пропустил?

– Его покойный наставник – Проклятый Принц Гериан. Это подходящая рекомендация, – и снова обернулся к Вентису. – Хлопот будет много, свободного времени – наверняка мало. Работа грязная, опасная, неблагодарная – зато веселая. У нас не соскучишься. Ну что? Да или нет?

Вентис помолчал с минуту, затем кивнул:

– Я немного подумаю, хорошо?

– Лады…

Вентис отступил в сторонку, а Ингви обернулся к Счастливчику с Аньгом. Молчание затянулось… Наконец демон заговорил, адресуясь в основном к Кари.

– Ну а с вами, голуби мои, что делать? Ну, паренек – ладно. Он, сдается мне, человечек убогий, и вреда от него не будет. – Аньг слушал, хлопая огромными черными глазами, будто слова демона его не касались. Он и впрямь после схватки Создателей так и не пришел в себя, пребывал в прострации. – А вот ты, борода? Ты, знаешь ли, в большом долгу перед Ннаонной.

– Мадам, – Кари обернулся к вампирессе и галантно опускаясь на колено. – Поверьте, лишь злая судьба столкнула нас именно таким печальным образом. Я признаю свою вину и готов отслужить. Хотя место придворного мага, по-моему, занято…

– Да, – подал голос из угла Вентис. К нему вернулась прежняя немногословность.

– …так и думал, – Кари покачал головой. Ну, если не магом, то я – хоть кем. Хоть палачом, Гилфингом клянусь.

– А тебе службы никто и не предлагал, – пожал плечами король. – Речь пока что о том, как ты собираешься уговорить нас сохранить тебе жизнь. Может, найдешь хотя бы одну причину? Кстати, кто ты таков?

– Меня зовут Кари Счастливчик. И я не собираюсь расшибаться в лепешку, уговаривая ваше величество… Я – Счастливчик.

– Ты уже представился, к чему повторять? Или это имя должно мне говорить о чем-то важном?

– Это имя означает, что мне всегда невероятно везет. Повезет и теперь, так что я за себя не беспокоюсь…

– Нахал.

– Вовсе нет! – Кари поднял брови. – Просто я знаю, что если существует хоть малейший шанс уцелеть, то он непременно мне выпадет. Ну, как тогда… гм… когда мы встретились на границе Альды. Если же мне суждено помереть, то это означает: уцелеть было невозможно.

– Либо, что твое везение исчерпано, – заметил Ингви.

– Это невозможно. Я – Кари Счастливчик. Ваше величество, сохраните мне жизнь, я пригожусь. Да будет вам известно, что я не всю жизнь разбойничаю, бывали у меня и лучшие деньки. Совсем недавно под моим началом было больше тысячи человек, мы разрушали замки и…

Аньг всхлипнул и смахнул слезу.

– …Они все погибли в Эгенеле, наши мальчишки – продолжил Кари. – Но пароли и связи у меня сохранились.

– Эгенель… – задумался Ингви. – Граф Ирс? Это неинтересно, он удрал в Сантлак. Что ты еще можешь вспомнить?

– Хорошо. Мое полное имя – Карикан из Геведа. Граф Карикан.

Услыхав имя, Ингви сразу оживился. Граф Карикан – знаменитый авантюрист и мятежник!

– А еще, – торопливо продолжил Кари, – я могу рассказать вам о проделках, совершенных мною прежде, чем я стал графом. Довелось ли вам слыхать имя Эвильет Изумруд? Тот, что был придворным магом императора до Гимелиуса? Это я прикончил его. Занимательная тогда вышла история, скажу вам…

– И я не узнаю этой истории, если прикажу тебя казнить? Ловко. Но ты выиграл. Живи! Живи, Счастливчик.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное