Виктор Исьемини.

Под знаменем Воробья

(страница 4 из 31)

скачать книгу бесплатно

– Да не знаю я больше ничего… О-ой-й! – Никлис, приблизившийся во время разговора к шкиперу сзади, резко взмахнул дубинкой.

Публика в углу зала вяло зашевелилась – Кендаг вытащил второй кинжал. Шумок утих. Шкипер задумался, потом повторил:

– Больше ничего не знаю.

– Знаете, мастер Ротт. Но не говорите, потому что не боитесь дубинки. Никлис, погоди… Совершенно с вами согласен, мастер Ротт, дубинка – это не очень больно, – в голосе демона послышались зловещие нотки, – больно – это когда сгораешь заживо…

Ингви пошептал в левый кулак, затем раскрыл – в горсти пылало зеленое пламя.

– Я буду считать до десяти, мастер Ротт, затем – если ничего не услышу – прикоснусь к вашему левому глазу… Раз… Два…

– Стойте!

– Три…

– Нет! Не надо!

– Четыре… «Не надо» – это все еще не то, что я хочу услышать… Пять…

– Ладно, колдун, будь ты проклят!.. Он нанял фургон. Он расспрашивал о дороге в Андрух. Через Неллу и Анновр. Мы посоветовали ему ехать до Мерна, там сесть на барку и по Золотой реке…

– Шесть… Андрух меня не интересует. Я еще не услышал ничего о дороге в Ренприст.

– Ладно, Гангмар тебя возьми… все равно ты уже знаешь. Он собирался в Ренприст. Нанял фургон и пару лошадей. Еще двух человек по совету хозяина «Башни Талликона». Фургон с зеленым верхом. Он собирался ехать старой дорогой – огибая Малые горы с севера.

– Допустим… – Ингви задумался и считать перестал. – Вставай, пойдешь с нами.

– Куда это с вами? Никуда я не пойду… – однако прежнего гонора в голосе мастера Томена уже не было, – как только выйдем на улицу – я подниму шум. Это только здесь, в кабаке, вы можете духариться… Пока стража не видит…

Вместо ответа Ингви поднес к носу моряка пылающую ладонь.

– Как только раскроешь рот… Знаешь, что бывает, если прикоснуться этим к коже? Очень больно и вонь потом такая, что, кажется, в век не отмоешься… В общем давай, вставай-ка и пойдем. Пройдемся до этой «Башни Талликона», пусть хозяин подтвердит твои слова.

– Ладно… Гангмар… Твоя взяла. Фургон с синим верхом. Лошади гнедые… По старой дороге, южнее Малых гор… – шкипер поник.

– Теперь уже лучше, – Ингви картинно дунул на ладонь, пламя потухло, – ну а теперь, почтенные, вам пора вздремнуть… Не беспокойтесь – пара суток хорошего сна пойдет вам на пользу, заодно и протрезвеете…

Прочитав заклинания и погрузив посетителей таверны в сон, Ингви покинул заведение, следом за ним вышли его спутники.

– Ингви, – поинтересовался Никлис, – а что это морячок протрезвел от пары ведер воды? Интересно…

– Нет, не только от воды, я еще и прочел заклинание. Ты мне зубы не заговаривай, где его кошелек?

– Да вот он, вот кошелек… Ты, твое демонское, если будешь попрошайкам золотом подавать – так мы и сами по миру пойдем. Ты рассказчику в порту-то… Золотой…

Ингви прищурился и глянул на воришку:

– Когда про тебя такие байки расскажут – посмотрим, как ты себя поведешь… Хотя, конечно, ты прав…

* * *

– Вот мы и на месте, сэр рыцарь, – объявил слуга, которому было поручено сопроводить сэра Медра ок-Рабона к месту свершения молодецкого подвига.

Сам герой брезгливо оглядел открывавшуюся картину.

В долинке под ними торчали между скал и груд валунов десятка полтора башен, грубо сложенных из дикого камня. Вокруг некоторых из них теснились халупы поменьше.

– Так что же, это и есть поселение, страдающее от притеснений колдуна?

– Именно так, сэр рыцарь. И сама эта Черная Башня неподалеку.

– Но я понял так, что это должно быть что-то вроде города… Здесь вроде бы правит рыцарь… Или как его, лорд?..

– Лэрд. Не лорд, а лэрд, с позволения вашей милости, – отозвался слуга, – он не рыцарь, хотя и пользуется почти всеми правами благородного сословия. И все там – его родичи…

– Хм-м… Вот как? Ну ладно, – всадники пустили коней шагом.

Перед въездом в поселок Лан-Анар их встретил дозор. Сэра Медра несколько удивило равнодушие местных. Впрочем, посчитал он, такой уж видно нрав здешних тупых ограниченных горцев. И, между прочим, никакого почтения к благородному гостю они не проявили.

– Что, Перпиль, – спросил слугу-сопровождающего один из дозорных, – нового рыцаря прислал добрый принц?

– Да, – отозвался тот, проезжая мимо.

– Хорошая лошадка, – хлопнул второй страж по крупу боевого коня, которого вел в поводу оруженосец.

Спокойствие местных мужиков было уж чересчур нарочитым, но странствующий рыцарь нагляделся в своих скитаниях на всякое. Чего удивляться – ведь его это не касается. Конечно, такое поведение крестьян недопустимо… Но ведь принц, кажется, что-то говорил насчет статуса горцев – они не крепостные, а свободные общинники. Дикие нравы в этих Малых горах… А еще может быть так, что сами здешние камни накладывают на жителей этих мест отпечаток тупого равнодушия. Это было так свойственно гномам, что жили здесь веками. Вот и эти горцы – пожив словно гномы среди камней, сами становятся подобны гномам.

Возле башни лэрда всадники спешились. Дой-Лан-Анар вышел встретить знатного гостя на крыльцо.

– Приветствую вас, благородный сэр. Позвольте узнать ваше имя.

– Медр ок-Рабон, э-э-э… лэрд… – рыцарь не знал, как правильно обратиться к собеседнику.

– Лэрд Каст дой-Лан-Анар, – с достоинством кивнул тот, – завтра с утра приступите? Или пожелаете отдохнуть?

– Да чего же откладывать… Завтра с утра проводите меня к этой вашей Черной Башне.

– Добро, – еще раз кивнул лэрд, – эй, Перт!

На зов явился тощий мальчишка со злыми глазами.

– Перт, – важно объявил Каст, – отведешь доброго сэра рыцаря в дом… Знаешь, куда гостей определяем… Скажешь, я приказал – пусть Норил их милость накормит. И коням чтобы все необходимое. А завтра поутру проводишь сэра Медра к Черной башне.

– Завтра Лой Анра-Зидверскую стражу несет, – пробурчал мальчишка, но осекся, встретив суровый взгляд лэрда, – да отведу-отведу…

– Ступайте с этим юношей, сэр Медр, – напутствовал гостя лэрд, – вас устроят на ночлег…

Глава 7

Во всех приключенческих романах пишут, что погоня – чертовски увлекательное занятие. Неправда. Пока мы мчались на всех парусах, меняя корабли и швыряя деньги горстями, это еще выглядело хоть сколько-нибудь увлекательно. Мы боялись потерять след Проныры, прозевать, не проследить вовремя его высадку на сушу. Теперь же… Теперь все стало просто – мы всего лишь тащились по дороге, по-прежнему изображая из себя подмастерьев «Никлиса-мага». Время от времени наш «наставник» расспрашивал о фургоне с синим верхом, запряженном парой гнедых лошадок. Ошибки быть не могло – если Проныра (и сам-то по себе достаточно колоритный) мог где-то остаться незамеченным, то уж его телохранителя примечали все. Второй выделялся своими исключительными габаритами – и если Никлис заводил где-нибудь на постоялом дворе или в таверне речь о фургоне, то в ответ всегда слышал: «Ну как же, в этом фургоне еще был такой здоровенный детина… Эх и здоровенный…» Ну и кое-кто замечал еще странно одетого темнокожего иностранца. Кстати, Проныра теперь перестал скрываться и сбивать с толку возможную слежку. Все его финты… вплыть в гавань перед самым закрытием, затем «запереть» эту гавань при помощи драккара северян. Даже такой довольно экзотический прием, как поставить шкиперу условие – напиться сразу же после прощания… Проныра, очевидно, был уверен, что достаточно надежно запутал свой след. О том, что его преследует кто-то из старых знакомых, он и не думал – просто старался предусмотреть все варианты. Ведь он наследил вполне изрядно уже в империи. Тьма народа в Ливде знала о его безумных операциях с золотом и самоцветами – вполне могли найтись желающие наложить лапу на такие сокровища…

Он не учел лишь одного – моих магических способностей. Если бы Никлис не смог сговориться с викингами, я нашел бы другой способ, я мог при помощи заклинаний заставить протрезветь мертвецки пьяного моряка – словом, я мог почти все. Конечно, магию практически всегда требовала подкреплять не менее мощной силой – золотом и серебром. Беда была в том, что в этом Проныра меня значительно превосходил. Собственно говоря, к тому моменту, как мы покинули Неллу-город, наши деньги уже подошли к концу… Просто удивительно, как быстро можно спустить большущую сумму… Еще, бывало, Альдийский канцлер, Лорд-Хранитель королевства сэр Мертенк поражался моим способностям в этом деле. Чушь! Деньги для того и предназначены, чтобы их с толком тратить. И Проныра, кстати, думал точно так же. Скупердяй и жмот, он швырял теперь огромные суммы, когда считал, что это необходимо.

Да, именно так – когда считал, что это необходимо. Не знаю, какими именно соображениями он руководствовался, однако на берегу он перестал предпринимать специальные меры предосторожности. Просто двигался к своей цели кратчайшим путем с оптимальной скоростью. Я говорю «оптимальной» – то есть той, какая соответствовала его «легенде» – а он изображал мелкого купчишку из какого-нибудь городка с океанского побережья Сантлака. Мы тоже использовали отработанную маску – странствующий маг с четырьмя подмастерьями. Обычай позволял нам прятать свою экзотическую внешность под капюшонами. Очень удобно. И кстати еще один аспект – вполне спокойно мы могли расспрашивать о Проныре или «купце Фельпе», как он себя стал называть. Объясняли мы свой интерес просто – нашего наставника наняли, чтобы свести кое-какие счеты с южанином. Стоило нам только заявить об этом – все вокруг понимающе кивали, достаточно вороватые повадки Проныры замечали многие. И спешили помочь нам – причем совершенно бесплатно. Людишек грела уже сама мысль, что Проныру догонят и каким-то образом покарают. Вот если бы сам преследуемый обратился к тем же самым обывателям с просьбой о помощи – с него бы слупили как следует, выкачали столько денег, сколько удалось бы… Такова натура человеческая – совершенно бескорыстно, даже с наслаждением помогать топить ближнего, а выручать – только за мзду! И в лучшем случае умывать руки, если потенциальная жертва не может заплатить. Забавно, да? И я бы смеялся, если бы все это не было так горько…

Боже мой, с каким рвением, с какой истовой радостью все бросались помогать нам в поисках следа Проныры! Они словно предвкушали, как мы настигнем беглеца и каким-то образом расправимся с ним! Или наоборот – что мы «нарвемся», что называется. Не сможем одолеть здоровенного телохранителя нашей жертвы (такие мнения тоже высказывались) и пострадаем сами. Не важно кто – но лишь бы кто-то пострадал, вот их девиз.

Нет уж, вы как хотите – но я не человек! Демон я, демон…

* * *

Единственным местом, где друзья едва не сбились с пути, оказался городишко Арстут, лежащий на своеобразном перекрестке – здесь сходились границы герцогства Неллы, Ванета и Малых гор. Никлису пришлось расспросить нескольких человек, прежде чем подтвердилось, что Проныра собрался огибать Малые горы с юга. Причиной тому были два факта: во-первых, пограничные чиновники всех трех владений проявили несколько болезненную заинтересованность к цели странствия «мага с учениками» – каждого пришлось долго и путано убеждать в том, что ничего существенного им за информацию не обломится. Словно бы в отместку стражники герцога Нелльского пытались направить по ложному пути Ингви, не проявившего в разговоре с ними должной почтительности. Неуважение выразилось в том, что Ингви поставил им по стакану кислого анноврского вина. Всего лишь, а солдаты рассчитывали еще на несколько монет – ну и понятное дело, обманувшись в своих ожиданиях, они отомстили демону по-своему: «Да кто ж его знает, мастер колдун, может он и по северному тракту свернул…» Ингви был после этого разговора в растерянности – впервые Проныра отступил от спланированного маршрута… Положение спас Никлис, получивший более точные сведения у сержанта ванетской стражи. Второй причиной трудностей было то, что Проныра не стал в Арстуте темой номер один. Его появление затмили слухи о знаменитом маге Анра-Зидвере, который якобы воскрес из мертвых и теперь терроризирует какую-то долину в Малых горах. По сравнению с этой историей меркли все мелкие происшествия. Наконец друзья покинули Арстут и двинулись на юг – теперь они шли по земле Ванета.

Ннаонна воодушевленно болтала о загадочной истории с Анра-Зидвером, пересказывая подслушанные в городке сплетни. Ингви был склонен воспринять эту историю более скептически:

– Не верю я в сказочки о колдунах, которые воскресают из мертвых. Выдумки!

– Точно, – поддержал демона Филька, – людишкам постоянно требуется что-то придумать, дабы самоутвердиться, доказать, что они способны на большее, нежели другие народы Мира! Вот нам, эльфам, не требуется таких сказочек. Умер… Воскрес… Умер… Воскрес… Мы и так живем столько, что на веку одного эльфа какой-нибудь чернокнижник может проделать трюк с воскресением сколько угодно раз…

– Молчи уж… Восемьсот лет… – напомнил Кендаг. – Если кто и любит сказочки о себе сочинять, так это ты, эльф.

– Знаешь, Кендаг, а Филька все же кое в чем прав, – продолжал гнуть свое Ингви, – людям действительно постоянно требуется придумывать что-то для самоутверждения. И как правило что-то скверное. В том городишке, как его… Забыл… Ну в общем в том, что рядом с сантлакской границей. Так там на рынке продавали невольников, помните?

– Ага, – откликнулась Ннаонна, – туда сантлакские дворянчики пленных вывозят.

– Да. Так вот там – я сам слышал – один такой мужичонка (раб, выставленный на продажу!) хвастался, какие у них в Сантлаке боевитые господа рыцари. Один, значит, такой храбрый господин этого серва увел у соседа, такого же храбреца, и через границу – продавать. Так мужичонка от гордости перед местными прямо надувался – его значит храбрый рыцарь продает, а не какая-то шушера. Он гордился, понимаете? Гордился, что его продает такой геройский господин… Это ж надо, какой повод для возвышения в собственных глазах… Теперь этот колдун. Нас не просто какой-то там, допустим, разбойник грабит, а сам великий маг и бывший покойник Анра-Зидвер! Есть от чего зазнаться…

– Ну, это ты, твое демонское, – встрял в разговор Никлис (обычно бывший вор отмалчивался, поскольку все еще чувствовал себя несколько отчужденно в «благородной» компании), – это ты зря. Колдун действительно есть. Да он же в этом самом Арстуте и объявился впервые. Прежде чем в своей Черной, слышь-ка, башне засесть, колдун прямо в этом самом кабаке, где мы обедали, устроил драку. Подрался, говорят, с какими-то наемниками.

– Вот как?

– Да уж так. Говорят, побил весь их отряд и из Арстута вышиб. А тогда уж холода были… Наемникам страсть как хотелось в городе в тепле переночевать. Уж просились, говорят, а колдун – ни в какую. Во какие, слышь-ка, дела!.. Выгнал гевцев на мороз… Ему за это весь город поначалу был благодарен…

– Один выгнал из города целый отряд? – восхищенно спросила Ннаонна. – Вот это да!

– Что-то не верится, – кисло заметил Ингви.

– Ну уж, что слыхал – то и вам сказал. Правда кое-кто говорит, что колдунов было двое.

* * *

– Что-то маршал задерживается, – толстячок-канцлер нервно встал с кресла и подошел к окну.

– Терпение, сэр Гвино, терпение, – отозвался из угла молодой высокий голос, – ведь у нашего великого военачальника нет такой свободы в перемещении по дворцу, как у нас с вами. Тем более, что он собирался прибыть не один…

– Завидую вашему хладнокровию, мастер.

– Пустое… Это как раз наименьшее из искусств, что должен изучить начинающий маг. Наше ремесло не терпит суеты. Осмелюсь заметить, не терпит суеты так же, как и управление державой, сэр канцлер. Подождем еще немного.

– М-да… – коротышка слегка отодвинул край тяжеленной шторы и вгляделся в сумерки.

Скрипнули рассохшиеся половицы за дверью. Канцлер резко обернулся к входу в комнату, его собеседник поднялся из кресла и машинально привычно-резким жестом подернул широкие рукава балахона, высвобождая ладони для жестов. Обычная для мага реакция.

Дверь распахнулась – на пороге комнаты стояли два огромных человека, выглядевшие особенно рослыми по сравнению с низкорослыми магом и царедворцем. Передний здоровяк держал свечу.

– Приветствую вас, – гулким басом поздоровался первый из вновь прибывших.

– Вы опоздали, сэр Каногор, – неприятным тоном заявил Гвино.

– Это из-за моего спутника, – в голосе маршала не было ни капли раскаяния, – он впервые в Валлахале… Вы же знаете эти наши строгости. Даже имперский маршал не может водить во дворец незнакомцев…

– Эти строгости оправданы, – голос канцлера не потеплел, – однако кто же этот… гость?

– Да, – маршал посторонился, впуская в комнату своего спутника, – позвольте представить вам. Сэр Метриен ок-Ревт, добрый сантлакский рыцарь. Отличный воин и достойный дворянин с незапятнанной репутацией!

– Ага-а, – канцлер вдруг заинтересовался незнакомцем, приблизился к гостям, взял канделябр из руки сэра Каногора и, привстав на цыпочки, бесцеремонно вгляделся в лицо рыцаря, – отличный воин с незапятнанной… Ага-а-а… Достойный кандидат на престол Сантлака, как я понимаю…

«Достойный кандидат на престол» смущенно переминался с ноги на ногу и не произнес еще ни слова. Очевидно он не привык вращаться в высшем обществе и смущался своих огромных габаритов в присутствии столь миниатюрной – и при этом столь высокопоставленной – особы, как имперский канцлер.

– Я прав? – обернулся сэр Гвино к маршалу. – Вы это имеете в виду?

– Да, естественно это.

– У него и впрямь будут приличные шансы на турнире?

– Да как сказать… Я проверил сэра Метриена у себя в Эстаке. Мы съезжались десять раз. Шесть раз победителя не было, трижды победил мой гость, один раз – я…

– Это не убеждает, – отрезал коротышка канцлер, который сам ни разу в жизни не участвовал в турнире, хотя и не любил афишировать этот факт.

– Вас не убеждает, – обиженно надулся маршал, – а я лично не каждый день встречаю рыцаря, способного хотя бы раз померяться со мной силой и удержаться в седле! А такого, что одолел меня три раза из десяти – встретил впервые!

Граф Эстакский словно гордился своим поражением.

– Однако не следует сбрасывать со счетов случайность. То что однажды удалось вам, сэр Каногор, может случайно удаться – так же однажды – и кому-то другому! Что же нам тогда делать? Убирать королей Сантлака одного за другим, пока не посчастливится «нашему» кандидату? Впрочем… Впрочем, ведь на нашей стороне лучший маг империи. Что скажете, мастер?

– Должен напомнить вам, благородные господа, что пока я – не лучший маг… – отозвался из своего темного угла молодой колдун, – однако в целом вы, сэр, правы. Толика магии может подправить дело. За турниром, естественно, следят и маги… Следят, чтобы все было честно… Хе-хе. Но в Сантлаке нет никого, кто был бы ровней мне. Там я всегда отведу глаза любому колдунишке. А позвольте спросить, это – единственное препятствие?

– Нет, – ответил маршал, – есть еще кое-что. По закону Сантлака в турнире бьются за корону только владельцы ленных владений этого края, а замком Ревт пока владеет дядя нашего друга. Но это я возьму на себя.

– Отлично, – канцлер потер мягкие лапки, – значит все заботы о правах кандидата возьмете на себя вы, его победу – мастер Велиуин, а о короле Игрине позаботится наш благородный и могущественный союзник, добрый король Гевы. Пусть же его светлость принц Велитиан развлекается в Лентвере, куда его отправил батюшка. Дела нашего повесы в надежных руках. Чем меньше этот сумасброд будет путаться у нас под ногами – тем лучше. А чтобы принц меньше скучал в своем имении – я отправил к нему графиню Кларенту.

Все рассмеялись, даже сантлакский рыцарь деликатно хихикнул раз-другой. Упомянутая графиня, юная сумасбродка и ветреница, была знаменитой распутницей, затмившей в последний год всех дамочек Валлахала.

Глава 8

После того, как мы пересекли границу Ванета, многое резко изменилось. Эта страна, не в пример Нелльскому герцогству, гораздо лучше управлялась, а вернее сказать, гораздо больше подчинялась центральной администрации. В каждом маленьком городишке сидел граф, подотчетный непосредственно Ванетской, то есть имперской, канцелярии. Эти графы номинально были важными персонами, а на деле – мелкими чиновниками. Реально они обладали достаточно большими полномочиями – но в пределах своих крошечных графств (и далеко не все они сами владели достаточным леном, чтобы прокормить богатый двор). Каждый такой господин считал своим святым долгом жить на широкую ногу, содержать отряд стражи в форменных плащах с пышными гербами. Все это дело стоило недешево – и графы драли по семь шкур с крестьян и городских общин. При этом они то и дело конфликтовали и с городами, и с местными дворянчиками, чьи феодальные права постоянно оказывались попранными. По всем дорогам рыскали разъезды латников в разноцветных плащах, гевских кондотьеров, нанятых графами, рыцарями, цехами городов, а также всевозможные вооруженные субъекты, которые просто были не в состоянии связно объяснить, под чьими знаменами они состоят. Впрочем, особого вреда от них не было – просто масса мелких неудобств и постоянные задержки в пути.

Еще вся эта сумятица усугублялась тем, что как раз тогда же по дорогам шли поиски какого-то преступника – то ли осквернителя святынь, то ли опасного еретика. Разыскиваемый молодчик успел прославиться тем, что уложил полдюжины стражников, посланных за ним в погоню, что явилось причиной подозрений о наличии у злодея сообщников. К тому же сам «виновник торжества» обладал магическим даром – это сильно нам навредило. Судите сами, тут и маг, и сообщники – то и дело не в меру ретивые графские стражники порывались заглянуть нам под капюшоны. Отговориться удавалось тем, что сами стражники толком не знали, как выглядит пресловутый злодей – да по правде говоря, они не очень-то стремились его хватать – слухи о том, как он расправился с погоней, ходили самые разные… Но все эти слухи – одинаково впечатляющие. Вместе с тем можно было предположить, что наше продвижение не останется без внимания властей – наверняка эти латники с дорожных застав о подозрительных иностранцах будут докладывать начальству, ведь за поимку злодея обещана награда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное