Виктор Исьемини.

Под знаменем Воробья

(страница 2 из 31)

скачать книгу бесплатно

– Н-да, вроде правильно, – задумчиво произнес Велитиан, – что касается во-вторых и в-третьих – так я стану ругать вас и батюшку, как только смогу. Что же касается в-четвертых – кого волнует мнение сброда?

– На первых порах нам потребуется вся помощь, какую только мы сможем заполучить… Когда наши планы начнут осуществляться…

– Но когда же? Сколько еще ждать?

– Я повторю вашему высочеству – терпение и еще раз терпение. Начать следует с устранения вашего брата и короля Игрина. Мы уже работаем в этом направлении. Маршал сообщил мне, что он уже подыскал достойного кандидата на трон Сантлака. Так что терпение, ваше высочество… Ваше императорское величество…

Глава 3

«Стрела», обойдя морем Велинк, вновь приблизилась к суше. Старый шкипер Токерт вел судно, все круче забирая к востоку – вслед за береговой линией. Нетерпение пассажиров, казалось, начало передаваться и экипажу. Старички, которых вроде бы совершенно не волновали интересы их странных нанимателей, постепенно втянулись в ритм беспокойного, волнующего приключения, каким эта погоня представлялась Ингви и его друзьям. Беда только, что надолго этого запала хватить не могло – дряхлые члены экипажа «Стрелы» уже выдыхались. Скоро жесткий ритм спешного преследования должен был их доконать… Это заметил даже Филька – и обратил внимание Ингви на то, что старики копошатся на палубе медленнее обычного. Тот в ответ пожал плечами:

– А что я могу сделать? Такие условия нашей сделки… Если помнишь, они были согласны помереть под топорами викингов еще там, в Ливде… Пусть терпят. Сейчас мы пойдем в Верн. Если Проныра туда не заходил – значит, отправимся на север, в Нос. Это не слишком далеко – и там мы пересядем на речное судно, а стариков отпустим.

Однако все произошло несколько иначе. Километрах в шестидесяти к западу от Верна они увидели идущую навстречу «Стреле» «Фердалу».

– Давай, Токерт, наперерез! – рявкнул Ингви, едва глазастый Филька объявил, что встречное судно – именно «Фердала».

Едва суда сблизились, Никлис неожиданно зычно заорал:

– Эй, на барке! «Фердала», убрать парус! Ложись в дрейф… – и дальше такой поток брани, какого Ингви не слыхал даже от Кореля.

Очевидно, Никлис вспомнил свое «боевое прошлое», ведь его «специальностью» в воровском цеху было пугать «клиентов» криком и – если крик не действовал – дубинкой. Однако шкипер «Фердалы» оказался не робкого десятка. На требование остановить барку и лечь в дрейф он отвечал отказом и руганью, правда вполовину менее впечатляющей, нежели у Никлиса. Проорав ответ, он обернулся к своему рулевому, собираясь отдать приказ повернуть в сторону от курса «Стрелы», но вдруг с воплем подпрыгнул на месте и завертелся волчком, пригнувшись и схватившись руками за лицо – стрела Фильки оторвала ему кончик носа.

– Следующую стрелу получишь в глаз, клянусь Гангмаровыми клыками, – проорал Никлис, – а ну, ложись в дрейф!

Шкипер «Фердалы» рыдающим голосом проскулил новый приказ – его моряки принялись спешно убирать парус.

Они, как и шкипер, по достоинству оценили мастерство стрелка – расстояние, разделявшее суда, раза в полтора превышало то, на котором можно было говорить о просто «хорошем выстреле». А если учесть еще и качку, неизбежную на палубе… Меткость эльфа впечатляла. «Стрела» совершила маневр, становясь бортом к борту неподвижной «Фердалы». Ингви с Кендагом и Никлисом перепрыгнул на чужую палубу.

– Эй, шкипер, – где твои пассажиры? – грозно спросил бывший воришка.

– Сошли в порту… В Верне… – ответил перепачканный кровью моряк, – а мне велели тут же идти обратно…

– А что они потом? Куда?

– Того не ведаю… Они потому, видать, и отправили меня сразу обратно, чтобы я не знал, куда они потом…

– Да, похоже на то, – согласился Ингви, – это вполне в духе Проныры. А чего ж вы сразу не остановились? Лег бы ты, шкипер в дрейф – и твой нос был бы при тебе.

– Так ведь купец мне заплатил изрядно, – вздохнул тот, – я боялся, что вы – разбойные люди, что прослышали о моей удаче и отнять деньги хотите… Вы ведь меня не ограбите?

Шкипер с тревогой вгляделся в лица незваных гостей.

– Не ограбим, – успокоил его Ингви, – а барку обыщем. И если ты соврал, что пассажиров высадил – берегись…

Шкипер не соврал – Проныры и Второго у него на борту не было…

* * *

«Стрела» вошла в гавань Верна и стала у причала. Верн – крупный город, по меньшей мере в полтора раза крупнее Ливды. И отличие между ними оказалось разительным. Здесь не было и следа того всеобщего уныния, какое поразило Ингви в Ливде. В порту кипела работа, приходили и уходили каботажники, товары грузились на повозки и развозились по складам. Купеческие приказчики и чиновники магистрата, грузчики и возчики, нищие и проститутки так и клубились у каждого причала… В Верн свозились морем товары со всего севера Империи, ибо Внутреннее море пока что было свободно от варваров. Боевые суда из Верна и Носа охраняли пролив, а богатая торговля давала городам возможность содержать достаточные отряды солдат.

Едва со «Стрелы» на причал скинули трап, на борт поднялись двое чиновников с какими-то бумагами в руках и трое стражников в чистых зелено-красных плащах поверх начищенных кольчуг.

– Кто вы и с чем пожаловали? – сиплым сорванным голосом осведомился старший чиновник.

– Маг Крегвир из Венарда, – с достоинством ответил Никлис, наряженный для этого случая в соответствующий нелепый наряд мага, – а со мной мои ученики, имена которых… имена которых не известны в Мире и потому ничего не скажут достопочтенному… Э-э-э…

– Керт Торнол, – представился старший чиновник, – пристав вернского магистрата Керт Торнол. А это писец Ропит.

Младший чиновник, писец Ропит, кивнул и пометил что-то в большой книге, которую примостил на поручне, видимо ему было в привычку делать записи в любой обстановке. Никлис под взглядом пристава важно напыжился, Ннаонна тихо хихикнула под капюшоном – бывший вор великолепно сыграл роль провинциального мага. Упоминание о безвестности подмастерьев содержало прозрачный намек на то, что уж имя-то «Крегвир из Венарда», напротив, известно широкому кругу. Это совершенно соответствовало обычной манере мелких колдунишек напускать важность и постоянно намекать на собственную значимость. Все остальные члены их компании, «ученики чародея» благополучно скрывались под капюшонами ученических плащей и не привлекали внимания. Вернские чиновники восприняли все правильно – пристав Керт не удостоил приезжих даже второго взгляда, ему хватило и первого, чтобы определить для себя их статус. Привычно осведомившись о цели приезда в Верн, он глянул через плечо коллеги – верно ли тот делает записи, но и второй чиновник исполнял свои обязанности привычно и сноровисто.

– Цель нашего приезда… Личные дела, – сообщил приставу «Крегвир».

– Какой груз на барке? – обратился чиновник к шкиперу.

– А никакого, ваша милость, – отвечал старичок, – стар я уже грузы-то возить, вот пассажиров еще как-то…

Уловка не сработала, пристав был достаточно опытен и тут же заподозрил, что дело нечисто.

– Так что же, совсем никакого груза? – его взгляд приобрел твердость и цепкость.

– Да никакого, ваша милость пристав, поклажа пассажиров – и только… – Токерт даже растерялся.

– Поклажу, стало быть, осмотрим, – заключил Керт Торнол.

Как раз поклажу-то Ингви и его друзьям показывать не хотелось кому бы то ни было – там было слишком много денег и ценностей для разыгрываемого ими маскарада. Да и Черная Молния тоже… Однако такой вариант был предусмотрен – Никлис пожал плечами и сказал:

– Воля ваша… Желаете – смотрите… Там мои магические приспособления. Всякая, знаете ли, колдовская снасть. Покажите, ученики.

Не удостоив «мага» ответом, чиновники и стражники проследовали в каюту, где сунулись в поклажу пассажиров. В двух заплечных мешках было кое-какая одежка. Писец взял было в руки третий, но ойкнув резко уронил.

– Кусается, – укоризненно обратился он к Никлису, занявшему позицию в дверях.

– Кусается? – Никлис подошел поближе, – ах, понимаю… Некие ощущения, болезненные почувствования есть следствие побочного афекту магических эманациев кой-чего из моих колдовских амулетов, слышь-ка. Опасности ровно никакой нету, однако тормошить эту волшебную снасть лишний раз ни к чему.

Наклонившись над мешками и деля вид, что он что-то поправляет, «маг» ловко сунул старшему чиновнику несколько монет.

– Ну, пожалуй, вижу, что все у вас в порядке, – немедленно отреагировал тот, – Ропит, ты запиши – «цель приезда: частное дело. Облагаемый податями груз – отсутствует».

* * *

Дело было сделано. Должностные лица славного города Верна один за другим потянулись из каюты. Пристава, шедшего последним, Никлис аккуратно придержал за рукав.

– Вижу, ваша милость пристав, что вы человек опытный и рассудительный… Открою вам истинную цель моего, слышь-ка, прибытия в город. По поручению важной особы я разыскиваю купца одного. Не ведаю, каким именем он себя может здесь поименовать, а в другом месте он назвался Фельпютом. Купец сей некоторую сумму в срок не возвратил и его кредитор меня в погоню отправил.

– Понимаю, понимаю, – пристав кивнул, складывая одновременно ладонь лодочкой.

Еще несколько монет перекочевало от Никлиса к чиновнику.

– Разумеется, – объявил пристав, – никакого Фельпюта в Верне не было… Однако если вы назовете мне приметы оного проходимца… А кстати, велика ли сумма невозвращенного долга?

– Да не так-то и велика… – Никлис сделал вид, что смущен, – однако важная особа, слышь-ка, что меня послала, сказала так. Если, дескать, этот Фельпют не возвратит даже малость – люди что подумают? Подумают, что у меня можно брать и не возвращать… Много ли, мало ли – дело десятое, тут важно другое…

Пристав Керт вновь понимающе покивал – логика была понятна и рассуждения, приведенные «магом» были общепринятыми в преступной среде любого города Империи. С такими рассуждениями «короли» преступного мира выколачивали недоимки – вплоть до самых незначительных. «…Сегодня я прощу тебе грош – завтра пройдет слух, что я простил десять золотых…»

– …Однако, – продолжил Никлис, – хотя сумма и невелика, мне дадено право кой-какие деньжата тратить при розыске на всякие расходы… Вы уж пособите, ваша милость пристав, а?

– Посмотрим, что можно сделать, – просипел Керт Торнол и удалился.

Старички, пользуясь передышкой, дружно завалились на боковую – они были вымотаны до предела. Пассажиры не спали. Между ними разгорелся спор – Никлис твердил, что пока не вернется пристав, ничего предпринимать не стоит. Филька настаивал на активных действиях. Ннаонна была скорее согласна с Филькой, Кендаг, естественно, с Никлисом. Спор прекратил Ингви, сказав, что на поиски Проныры они двинутся вечером – если не объявится подкупленный ими чиновник. Однако тот вернется меньше чем через час. Он сообщил, что толстый низкорослый купец, сопровождаемый «очень крупным парнем», прибыл в Верн два дня назад, заночевал в городе и наутро отбыл на барке «Красотка», принадлежащей шкиперу Томену Ротту. «Красотка» – лучшее судно в Верне и Томен Ротт не возьмется работать задешево. Барахла на барку никакого не грузили, «Красотка» ушла пустой. По всему выходит – заплатил приезжий Томену знатно – раз уж барка-то ушла порожняком.

– …Вот как вы примерно, – осклабился пристав и сипло хихикнул, – так что думаю, что дело у вашей персоны к этому купцу немалое. Но меня это, конечно, не касается…

Получив новую мзду (достаточно щедрую), Керт Торнол добавил:

– Этот купчишка, назвался он, кстати, Фельп… Да, точно, так его в книгу записали – «Фельп Прон»… Так этот самый купчишка, говорю, хотел боевую галеру нанять. Сколько он офицерам его императорского величества сулил – того не ведаю. Но знаю, что они отказались не потому, что сулил мало, а потому что прошел слух – у западного побережья морские разбойники объявились. И за неоправданный рейс во Внутреннее море с капитанов строго спросить могут… А сам этот купец барку нанял до Неллы, вот как… Стало быть, когда с галерой у него не выгорело – он самую лучшую барку подрядил.

– А что, не говорил он, этот самый «Фельп Прон», что погони опасается?

– Никто не слыхал, – пожал плечами пристав, – но барку он выбрал самую быструю. Точно…

Проводив чиновника до трапа, Никлис и Ингви затем отправились к шкиперу. Растолкав старика, они объявили, что следует немедленно отплывать в Неллу. Шкипер застонал – и сам он, и его экипаж был утомлен тяжелым переходом.

– Ох, ваши милости, – заскулил он, – не выдержим мы больше… Уж наймите вы другое судно-то… Пожалейте стариков…

– Вот что, старик, – объявил ему Ингви, – сейчас дуй на берег. Там наймешь матросов сколько надо и через час чтобы был здесь. А новую барку нам искать некогда – Проныра ускользает…

Глава 4

Возвратился шкипер Токерт на «Стрелу» не через час, а через два с половиной часа. Вместе с ним на борт поднялись шестеро парней – нанятые им в Верне моряки. Быстро указав новобранцам места и объяснив обязанности, старый шкипер созвал своих ветеранов и шепотом что-то с ними обсудил – наверное, велел присматривать за новичками. Но так или иначе, вскоре «Стрела» была готова продолжить плавание с усиленным экипажем. Ингви и его друзья взирали на эти приготовления благосклонно и одобрительно – их обнадеживал тот факт, что они сократили отставание с четырех дней до одного-двух. Естественно это удалось только благодаря тому, что «Стрела» шла днем и ночью, тогда как все каботажники обычно останавливались на ночевку в каком-нибудь порту или просто в подходящей бухточке. Редко кто осмеливался плавать ночью, да и скорость тогда гораздо меньше, чем днем…

Короче говоря, Ингви надеялся поначалу, что Проныру удастся настичь уже в Нелле, а то и раньше. Однако Токерт охладил его пыл:

– Ты уж как хочешь, почтенный, а догнать мы твоего Проныру не догоним. Хорошо еще, если с Гилфинговой помощью хоть больше не отстанем…

– Как так?

– Да так уж… Он-то, говорят, лучшую барку здесь подрядил.

– Значит, и ты об этом слышал?

– А как же! Я ведь этих матросов искал где? По кабакам – а там уж вовсю про твоего Проныру разговоры. Что он галеру имперскую нанять хотел. И что щедрую плату сулил…

– Ясно… А куда он пробирается – об этом в кабаках не говорят?

– Да кто ж его знает… Барку нанял до Неллы…

– Ладно… Готовь «Стрелу», командуй отплытие.

С тяжелым вздохом Токерт побрел отдавать распоряжения. Он и его старички не верили в то, что им удастся выплыть из Ливды и безопасно миновать драккар северян. То есть в принципе они рассчитывали на то, что ценой своей жизни им удастся получить пятьдесят келатов – вполне приличные деньги – для своих семей. Когда же с северянами все прошло успешно – они ощутили себя сразу состоятельными людьми, которым нет смысла надрываться согласно уговору. Собственно говоря, этот уговор они не воспринимали всерьез, однако выполнять его все же пришлось. В серьезности намерений своих нанимателей они убедились, например, в истории со шкипером «Фердалы». Никто из стариков не сомневался, что Филька совершенно спокойно направил бы стрелу не в кончик носа, а в глаз или, скажем, в сердце шкипера – если бы посчитал, что от этого будет больше толку. Что касается Никлиса – то с ним все было ясно. Бывший воришка, возвратясь в Мир, словно натянул свою прежнюю шкуру – он держался и разговаривал как профессиональный преступник. Кендаг обычно помалкивал, но его острые кинжалы и взгляды исподлобья тоже смутили бы любого. Ннонна старательно подражала своим приятелям в том, что касалось наведения страха на экипаж «Стрелы» – и преуспела в этом пожалуй еще больше, чем они. Что же касается Ингви – то он никого не старался запугать, зато его поведение вообще казалось всем настолько неестественным, что смущало еще больше… Словом, старички смирились с тем, что им придется все же надрываться до тех пор, пока странные пассажиры не сойдут на берег и не оставят их наконец в покое… Кряхтя, ругаясь и сквернословя старые моряки засуетились на палубе, готовясь к отплытию. Свою злость они срывали на вновь нанятых помощниках, ругая их – частенько, пожалуй, без причины…

Проводив «Стрелу» взглядом, вернский пристав Керт Торнол раздал своим сподвижникам по несколько монет – в зависимости от «заслуг» каждого. Его помощник, писец Ропит пересчитал свою долю и сказал:

– Вишь ты, как люди-то живут. Гоняются друг за дружкой, полмира так обскачут… Сколько всего повидают… И дела у них большие, огромные дела…

– Пусть себе скачут, – мудро ответил пристав, – а нам ни к чему. А нам нашу долю в этих огромных делах они сами сюда принесут.

И встряхнул свой, изрядно потяжелевший за день, кошелек – монеты глухо звякнули…

* * *

В плавании по Внутреннему морю не было ничего интересного. Острова с их древними эльфийскими капищами и башнями шкипер старательно обходил – на всякий случай, чтобы ничего не задерживало «Стрелу». Морских разбойников Севера пока что сюда не пускали – боевые суда имперского флота, базирующиеся в портах Верна и Носа, надежно стерегли проливы. Поговаривали, что кое-кто из жителей здешних островков тоже грешит разбоем – но эти не осмелились бы напасть на барку. Кроме того, опытный моряк, едва взглянув на «Стрелу», мог определить – судно идет порожняком. То есть добычи скорее всего не будет.

Погода тоже не отличалась разнообразием… Словом, во Внутреннем море плавание проходило размеренно и гладко. Экипаж, усиленный набранными в Верне парнями, справлялся легко, «Стрела» целеустремленно и ровно шла на восток, время от времени слегка отклоняясь от основного курса, чтобы обогнуть очередной островок. Пассажирам оставалось лишь наслаждаться покоем, бездельничать да гадать – как они сегодня, не отстали ли от барки, везущей Проныру…

Собравшись на носу, путешественники лениво наблюдали за проплывающими в отдалении островками и скалами, зачастую увенчанными причудливыми руинами.

– Странно, – проговорил Филька, – здесь прежде жили эльфы. Мои соплеменники славили Мать, пели древние песни в ее честь, справляли обряды… Это было красиво. А теперь… Ингви, для чего люди прогнали отсюда эльфов? Я слыхал, что на здешних островах процветают самые дикие, самые мрачные культы, какие только есть в Мире… Да вот, глядите сами.

«Стрела» как раз проходила мимо небольшой отмели, которую венчал массивный камень, несомненно носивший следы обработки. Это явно был алтарь – но не для отправления обрядов ортодоксальной религии. Серый камень весь был покрыт многослойными темными подтеками подозрительно бурого цвета. Ннаонна поежилась:

– Жуть какая-то… Чем же это они здесь занимаются?

– Жертвы приносят, естественно, – мрачно ухмыльнулся эльф. – И кровь жертв, похоже, они не выпивают. А тебя что, расстраивает напрасная трата материала?

Вампиресса смолчала, что было странно. Не менее странным было и то, что она, кажется, задумалась над словами Филлиноэртли. Во всяком случае спустя несколько минут Ннаонна заявила:

– То, что вершили в нашем замке дед Коннахья и Кеннон, было необходимо. Порядок такой.

– Какой такой порядок? И чем это ваш порядок лучше того, что заведен у здешних людишек?

– Ну чего ты ко мне пристал, – наконец-то окрысилась на эльфа Ннаонна, – говорю же тебе, порядок такой. Мы вампиры, так? Нам от предков завещано – совершать над плененными людьми обряд и… и… и… Вампиры мы. А они люди! Люди не должны быть как вампиры! Вот…

– М-да… – включился в разговор Ингви. – Это точно. Как ты хорошо сказала: «люди не должны быть как вампиры…»

– Да! – как-то судорожно выкрикнула девушка. – Да…

– Интересно, – продолжил Ингви, – о людях я уже узнал мно-ого нового за последний год. Побольше, чем они сами о себе знают… А о вампирах – ничего.

– Вот именно. Коннахья мне говорил о реликвии рода. Там, в подвалах башни. Ингви, ты помнишь, что мне обещал?

– Помню…

– Так вот, при первой же возможности – меня в Замок Вампиров, ясно?

– Да ясно, ясно…

– А мне вот не ясно, – подал голос Кендаг, – то, что для родичей Ннаонны – нормально, для этих людей, значит – варварство… и это… язычество, так получается?

– Тебе никогда ничего не ясно, – подколол приятеля эльф, – все очень даже просто. Семья Ннаонны – вампиры. Вампиры, а не люди! Ты что же, разницы не видишь?

– Вижу… Я вижу, что Ннаонна наша становится все больше похожа на эльфа.

– Вот еще! – возмутилась Ннаонна.

– Вот еще! – возмутился Филька. – Эльфов с черными волосами не бывает… Хотя…

– Хватит, – Ннаонна ударила кулачком по поручню, – хватит этих глупостей! Я – вампир, ясно вам? Не эльф, не человек – вампир! Я похожа не на эльфа, а на вампира… Я на маму похожа… Мне Коннахья говорил. Ингви, помни о своем обещании! Я вернусь, я найду реликвию рода – и тогда вы все узнаете… Мы узнаем, откуда взялись вампиры…

* * *

Принц Малых гор задумчиво почесал щеку и произнес:

– Итак, сыр рыцарь, вы ныне – в благородном поиске.

– Точно так, ваша светлость! – бодро ответствовал сэр Медр ок-Рабон, третий сын своего батюшки, владельца болот, лужаек и развалин, носящих гордое имя «замок Рабон».

Медр, конечно, не мог рассчитывать на приличную долю в наследстве – и не собирался этого делать. Пусть старшие братья делят крохи и отбиваются от набегов соседей – хулиганистых ок-Ренгов и ок-Тральтов. А он вытребовал в качестве компенсации за отказ от доли в наследстве парнишку-конюха, лошадь, старые доспехи – и отправился странствовать. Странствия, или, как принято было выражаться здесь, «благородный поиск», длились уже четвертый год. Мальчишку, ставшего его оруженосцем, убили в позапрошлом году в стычке, коня сэр Медр менял уже седьмого или восьмого – однако потери и лишения не убавили в рыцаре непоседливости, живости нрава и благородного пыла. Теперь же судьба занесла его сюда, ко двору владыки Малых гор.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное