Виктор Исьемини.

Король-демон

(страница 9 из 44)

скачать книгу бесплатно

– Я хотел, чтобы ты сам убедился, что не сможешь победить в этом поединке. Как видишь, ты уже устал, а я даже не запыхался (на самом деле, я тоже здорово вымотался, но надеялся, что это не заметно). А потому, думаю, теперь ты прислушаешься к моему предложению – сдавайся. Я не знаю, как ты величаешь себя, но, полагаю, никому не зазорно сложить оружие перед королем Альды. Я же даю тебе слово, что плен будет почетным, а в дальнейшем я предложу тебе поступить ко мне на службу и занять место среди первых дворян моей страны! Такому великому воину, как ты, не подобает ютиться в развалинах и промышлять ночным разбоем – на королевской службе ты сможешь жить с подобающей пышностью и почетом!

Мне показалось, что эта торжественная речь произвела на старика должное впечатление – с минуту он размышлял, тяжело переводя дыхание, затем вскинул свой гигантский топор себе на плечо и кивнул. Я, разумеется, расслабился – и тут вдруг старый злодей прыгнул на меня, взмахнув секирой. Прыгнул – это слабо сказано, у меня просто в глазах потемнело, когда эта гигантская туша взвилась в воздух надо мной, закрывая, казалось, пол-неба! Мелькнула мысль – заколдованных доспехов ему не пробить, но если этакий слон рухнет на меня – я превращусь в котлету внутри своего панциря. Машинально я метнулся вперед (чтобы уберечься от лезвия секиры) и вправо, припадая на колено. Руки в то же время действовали механически, посылая навстречу врагу клинок – сказались уроки фехтования, данные мне Сарнаком. Вся эта сцена, которую я описываю так долго, длилась, разумеется, какие-то доли секунды, мне же тогда показалось – прошла вечность. Сквозь забрало шлема видно не так уж здорово, к тому же я был малость оглушен. Поэтому я не сразу опомнился, несколько секунд неподвижно простояв на колене и по-прежнему сжимая рукоять меча, направленного вверх. Затем, все еще плохо соображая, начал подниматься, озираясь вокруг…

В двух шагах от меня лежал мой противник. Он еще дышал, с хрипом и бульканьем всасывая воздух, но дела его были плохи – мой меч буквально распорол ему грудь, когда он сам свалился на его черное лезвие. Машинально я глянул на свой меч – янтарь больше не блестел под косыми лучами низкого вечернего солнца, все лезвие было покрыто кровью. Поднявшись на ноги, я огляделся – за моей спиной молчали мои подданные, впереди, на высоком крыльце – враги. Тишину нарушил один из этих воинов, молодой рыжебородый парень – растолкав щитоносцев первого ряда, он спустился во двор и швырнув на грязный песок свой меч и небольшой круглый щит, отошел в сторону и уселся, обхватив колени руками и опустив голову. Его поступок словно подтолкнул остальных – они стали по одному спускаться со ступеней, с лязгом бросать оружие в быстро растущую груду и отходить вбок. Это, конечно, была победа, но мне почему-то стало невыносимо грустно, даже слезы на глаза навернулись. Сам не знаю, что это такое на меня нашло – я стоял, подняв забрало, не в силах оторвать глаз от умирающего гиганта и все бормотал:

– Ну зачем же ты так, старик, ну зачем же…

Вампир вдруг открыл глаза и неожиданно громко и внятно сказал:

– Я верю тебе, король, ты, верно, и впрямь хотел сделать меня своим дворянином, да только я здесь и сам жил королем – королем и умру… Никогда никому служить не стану… У-у-у… – его лицо сморщилось от боли.

– Я постараюсь снять боль – ответил я и начал припоминать соответствующее заклинание.

Оно, видимо, подействовало – на лице раненого появилось какое-то подобие улыбки.

– Благодарю тебя, король-волшебник, – гораздо тише сказал он.

Спустя пару минут глаза его закатились, а я все стоял, не в силах оторвать взгляд от этого человека, умершего свободным и предпочевшего такую свободу жизни слуги…

Не знаю сколько я так простоял – минут десять, наверное… Потом я, словно стряхивая наваждение, начал возвращаться к действительности.

Даже удивительно, как это я не замечал, как галдят вокруг меня мои вояки – они на все лады обсуждали подробности моего поединка с хозяином замка, вворачивая при этом такие детали, что я понял – сегодня я вошел в легенду. О поединке демона с вампиром сложат песни и баллады. И там все до последнего слова будет правдой – как бился бесстрашный король Альды с подпирающим небеса великаном, как пел песню смерти его черный меч, как от гула ударов рушились стены и валились наземь люди, как эхо этого гула три дня бродило по ущельям окрестных гор и как черная кровь вампира по колено затопила двор заколдованного замка… Что ж, именно этого я, в сущности, и добивался. Теперь я получу достаточно авторитета и уважения, чтобы приступить к кое-каким реформам и преобразованиям, идущим вразрез с местными обычаями и традициями – славному победителю и грозе вампиров позволено гораздо больше, чем полусамозванцу-полуузурпатору, занявшему трон лишь из-за страха местных перед демонами и каких-то старинных полузабытых обычаев…

Глава 13

Бой был окончен, оба вампира, сражавшиеся с альдийцами – мертвы. Ингви устало проковылял к крыльцу, стянул латные перчатки и шлем, вытер пот, оставляя на лице грязные полосы и тяжело опустился на ступени. Там он сидел, устремив отсутствующий взгляд в одну точку, пока ополченцы оттаскивали убитых, сортировали трофеи (в числе которых оказались несколько труб замысловатой формы, в которые и дудели защитники замка, производя шум, так напугавший вначале альдийцев) и оказывали помощь раненным. Впрочем, его участие не требовалось. Сарнак с надлежащим эскортом отправился в столицу с вестью о победе, а сэр Валент отдал необходимые распоряжения – воины распахнули уцелевшую створку ворот, впуская в замок фургоны, сам маршал тем временем, взяв с собой нескольких латников, отправился осмотреть замок. Спустя минут двадцать он вернулся к сидящему на крыльце королю:

– Ваше величество, мы обыскали помещения замка. Врагов более не обнаружено – только бабы-прислужницы… Да вот еще…

– Обнаружили что-то непонятное?

– Вроде того… Вашему величеству лучше бы взглянуть…

Ингви поднялся, опираясь на меч и пошел вслед за маршалом. Внутренние помещения замка отличала простота обстановки, да еще нарочитая мрачность – чувствовалось, что тот, кто обставлял покои, стремился сделать убранство как можно более устрашающим. В декоративных украшениях преобладали черепа, страшные маски с оскаленными клыками и тому подобное. Во всем чувствовалась глубокая древность – казалось, здесь сотни лет ничего не менялось, перила лестниц и дверные ручки были отполированы до блеска тысячами прикосновений…

Проведя короля сквозь несколько залов и переходов, маршал подвел его к дверям и остановился, пропуская Ингви. Тот распахнул тяжелые створки, вышел и замер, озираясь. Перед ним был двор – точная копия того двора, где недавно отгремела схватка с вампирами, те же стены, башни, так же земля посыпана песком, в центре двора – такой же каменный бассейн, зачем-то наполненный костями. В первую минуту королю показалось, что он туда и вернулся, однако замковые ворота были целы, не было ни фургонов, ни солдат, ни крови на песке.

– Действительно, странно… Вот что, сэр Валент. Соберите-ка десятка два солдат понадежнее. А коней провести сюда можно?

– Конечно.

– Тогда, пожалуй, не два, а четыре десятка – двадцать конных и двадцать пеших. Пока солнце не село и довольно светло, я хочу взглянуть – что там, за воротами…

Вскоре у таинственных ворот собрались почти все воины – всем хотелось посмотреть. Несколько латников взошли на стену, один из них крикнул, что по ту сторону замок окружает пустошь шириной метров сто-сто двадцать (как и с другой стороны), за ней лес и довольно хорошо накатанная дорога. По команде маршала ополченцы распахнули ворота и отряд во главе с королем двинулся по дороге в лес. В этот отряд были включены все конники, в том числе и Кадор-Манонг, несмотря на его нытье, что, дескать, надо подождать до утра, что сегодня сделано достаточно и прочее в таком же духе… Забрала были опущены, оружие все держали наготове.

– Для начала нам бы стоило допросить пленных, – спохватился Ингви.

– Да, верно, а я-то про них забыл… – ответил Валент.

– Я тоже. Ну ничего, скоро мы во всем разберемся сами, я думаю.

Через десять минут отряд вышел из леса – перед альдийцами расстилались возделанные поля, вдали виднелась деревня совершенно обычного и мирного вида, над трубами поднимался дымок…

Ингви поднял забрало и убрал меч в ножны:

– Я, кажется, понял, в чем тут дело. Наверняка в этой деревушке мы отыщем всех, кто таинственно исчез в последнее время – живых и здоровых.

– Как же так, ваше величество? Ведь вампиры… – маршал озадаченно замолчал.

В деревне тоже заметили подходящих воинов – у дороги начали собираться люди…

* * *

Я оказался совершенно прав! Даже удивительно, до чего я оказался прав! Эти пресловутые «вампиры» оказались просто-напросто ловкими прагматиками, сумевшими довести феодальную систему до абсолюта. Они властвовали над телами и душами своих крестьян не на основании законов и правил – писаных и неписаных – но благодаря чуть ли не религиозной вере последних в колдовскую природу этой власти! Разумеется, такая система имела и свои недостатки – запуганные своими господами до полусмерти крестьяне трудились не так эффективно, как их собратья «на той стороне», но зато какое послушание!

Выглядело это так – захваченных в плен людей подвергали процедуре запугивания с помощью чрезвычайно мрачного и торжественного ритуала – и весьма действенного к тому же, как показала практика. Затем ошарашенных, сломленных пленников некоторое время – не менее недели – держали в подвале замка в полной темноте. После всей этой психологической обработки их выводили из замка – но выводили из других ворот. Как выяснилось, замок запирал выход из довольно обширной долины – этакого затерянного мира. Бедняги и не подозревали, что оказывались с другой стороны замка – им казалось, что ужасные вампиры магическим образом изменили весь мир, пока они были в плену, что спасения поэтому и быть не может. Бежать было некуда (пленникам не могло прийти в голову, что путь домой лежит через замок), оказывать сопротивление – немыслимо, а Отвесные горы, окружающие долину – неприступны. Вот таким-то образом хозяева замка добились абсолютной власти над своим народцем. Конечно, походы за пленниками приходилось постоянно повторять – продолжительность жизни запуганных, морально опустошенных людей была невысока, уровень рождаемости – и того ниже. Разумеется, доставленные последними пленники рассказывали старожилам долины о том, что мир снаружи ничуть не изменился, что вампиры не властвуют над всей землей, но страх пересиливал логику – каждый знал, что его поймали, привели в замок, затем из этого замка выпустили туда же, откуда и привели – и все тут. Колдовство – сами понимаете.

Кстати, такой подход свойственен, видимо, всем жителям этого Мира – любое непонятное явление природы здесь объясняют колдовством и не делают малейших попыток отыскать более естественные причины.

Даже воины и челядь вампиров не знали этой тайны двойного замка – за исключением нескольких наиболее доверенных, родившихся в замке и являвшихся потомственными слугами его владельцев. Для всех остальных некоторые помещения замка было запрещено посещать. Впрочем, даже эти, знающие правду, считали своих хозяев могущественными колдунами, прислужниками Гангмара Темного и были уверены, что им и вправду принадлежит власть над душами всех жителей долины.

Все это мы выяснили, как только побеседовали с жителями обнаруженной нами деревушки – выглядели, кстати, эти крестьяне какими-то пришибленными – до того их запугали. Даже известие о смерти вампиров их вроде не обрадовало – они повздыхали, поохали, покачали головами – и разошлись по домам, заявив лишь, что надо бы, дескать, сообщить обо всем в другие деревни, расположенные в глубине долины и что на рассвете они отправят вестников… Действительно, в этой долине мы можем найти всех, пропавших вблизи замка, как я и сказал Валенту. И почти все они, кстати, либо бывшие вассалы принца Кадор-Манонга и его предков, либо потомки этих вассалов. Над всем этим стоило поразмыслить, да и вечерело уже – поэтому я объявил, что мы возвращаемся в замок, где и заночуем.

На обратном пути я размышлял о том, что было бы и впрямь здорово взять в плен и расспросить этого старого «вампира». Впервые я встретил в этом Мире такой прагматизм, такой здравый, деловой подход к обустройству, так сказать, власти. И ведь вот что интересно – замку «вампиров», а стало быть, и их системе ведения хозяйства, – сотни лет. Значит, кто-то очень давно, в незапамятные времена придумал все это! Загадки, загадки… В-общем, нам было бы о чем поговорить со стариком. Как жаль, что он решил все по-другому, как жаль…

* * *

В замке согласно старинным традициям, свойственным любому народу, победители отмечали победу пиршеством. В самом большом зале захваченного замка были накрыты столы, за которыми расселись победители. Поначалу мрачная обстановка давила на воинов, но после нескольких кубков вина страхи забылись, все от души веселились. В верхнем конце стола разместились дворяне – Ингви с Кендагом, который приняв участие в схватке, доблестно сразил двух неприятельских солдат и получил удар секирой старого вампира, вырубивший его минут на двадцать, маршал, Кадор-Манонг, а также сэр Мернин из Арника и сэр Лимни из Гернивы – рыцари, не успевшие убежать достаточно далеко и участвовавшие в штурме. Теперь победителям было легко убедить себя в том, что они – славные герои, доблестно взявшие приступом заколдованный замок вампиров, позорное бегство было не в счет – ведь они все же вернулись и приняли участие в схватке! Теперь весь позор достанется шестерым рыцарям, бежавшим быстрее, а они – великие воины, достойные почестей, наград, а также и доли в добыче. Вот так.

Постепенно разговор обратился к этой приятной теме – дележу добычи. Вопреки ожиданиям, делить предстояло немного – главную ценность представляла собой захваченная земля – плодородная и возделанная, населенная необычайно послушными крестьянами. Согласно традиции, хозяином земли становились победитель прежнего ее владельца и предводитель, командовавший победившим войском, то есть в любом случае – это был Ингви. Правда, возникла заминка, когда принц Кадор-Манонг предъявил свои права на сервов – крестьян-крепостных, которые являлись как-бы движимым имуществом и также представляли собой немалую ценность – вернее, без крестьян земля теряла значительную часть стоимости.

– Это мое им-мущество, ук-краденное у меня, – заикаясь, заявил слегка захмелевший принц, – и оно подлеж-жит воз… воз… возврату!

При этом рыцари согласно покивали. К правам сеньора они относились очень серьезно.

– Ну, что ж, принц, разберемся. Ваши взаимоотношения с вассалами определены уложениями короля Вензигера, – при этом рыцари вновь покивали – они никогда не читали уложений, но название знали и сами любили поминать, – а этот документ определяет как ваши права по отношению к сервам, так и обязанности. Ничего особенного – обычные нормы, то есть вассалы хранят верность сеньору, трудятся на его полях, либо платят, либо сражаются по его призыву под его знаменем.

Тут демон отхлебнул из кубка – дворяне также приложились, не забыв покивать в знак согласия и демонстрируя внимание к словам короля, а тот продолжил монотонным ровным голосом:

– …А сеньор взамен судит их, защищает и оберегает. Заметьте – защищает и оберегает! Что же касается данного случая, то вы, мой принц, не слишком уж старательно защищали и оберегали своих вассалов, не так ли, господа? – рыцари прихлебывали винцо и кивали попеременно, им спор уже успел поднадоесть, – так что лишаетесь прав на этих сервов. Таким образом, эти самые крестьяне – крепостные по своему праву состояния – становятся выморочным имуществом и в качестве приза переходят к победителю – то есть ко мне. Что скажете, господа?

– Сам Вензигер не рассудил бы лучше, – заявил маршал Валент. Не то, чтобы этот честный вояка понимал что-то в юридических тонкостях, просто его раздражало вечное нытье Кадор-Манонга и ему казалось, что ситуация ясна – кто убил вампира, тому и владеть его имуществом.

Сэр Мернин из Арника вновь покивал, а сэр Лимни из Гернивы – сосед Кадор-Манонга, задолжавший принцу к тому же солидную сумму – не рискнул ни спорить, ни соглашаться и уткнулся в свой кубок.

– Более того, – так же монотонно и нудно продолжал Ингви, – если среди этих сервов есть такие, у которых семьи проживают, скажем, в ваших, принц, владениях – эти семьи также переходят ко мне, то есть воссоединятся с принадлежащими мне родственниками, я же верну вам в качестве компенсации их стоимость, но об этом мы поговорим после. Сейчас не время для таких дел – будем веселиться, ведь сегодня мы одержали славную победу!

С этим дворяне были полностью согласны и с облегчением дружно вернулись к вину и яствам.

Зато принц всячески старался демонстрировать свое несогласие и недовольно бурчал себе под нос какие-то невнятные фразы, впрочем очень тихо, так что все могли с чистой совестью делать вид, что не слышат. Вскоре, впрочем, принц, старательно заливавший недовольство вином, уронил голову на сложенные на столе руки и захрапел. Маршал Валент брезгливо указал на него прислуге, приказав отнести куда-нибудь и уложить, а затем отправился распорядиться о смене часовых. Несколько солдат получили накануне приказ не напиваться и быть готовыми к несению караула. Теперь они заступили на посты у ворот и на стенах, а воины, несшие стражу до них, поспешили в зал наверстать упущенное веселье, переговариваясь по дороге:

– Что ни говори, а замок-то заколдованный.

– Это точно – я вот гляжу с час назад: вроде кто-то крадется по двору, какой-то черный ком. Глаза протер – никого. И звуки вроде какие-то странные слышатся…

– Верно, я вроде как тоже чего-то слышал…

– Да будет вам друг дружку-то пугать! Никакого колдовства тут не было – сами же видели – и трубы эти, и все другое прочее…

– Ну нет, что ни говори, а дело тут все же нечисто. Ну да ладно, идемте в зал – опрокинем по кружке-другой, пока без нас все вино не прикончили…

Глава 14

Возвратившись в столицу с вестью о победе, Сарнак застал город в состоянии если не мятежа, то смятения. Если бежавшие от замка дворяне помчались в свои замки и поместья, то несколько десятков ополченцев часа за два до мага добрались до Альды и теперь сеяли панику, рассказывая всевозможные небылицы об ужасной участи своих товарищей. Все цеха прекратили работу, горожане высыпали на улицы, сбиваясь в толпы и на все лады обсуждая принесенные беглецами известия, которые по мере обсуждения становились все более ужасными и нелепыми… Наконец, довольно большая группа горожан – в основном, жен не вернувшихся ополченцев, – подогреваемая и раззадориваемая несколькими ораторами с Северной стороны, надеящимися вызвать смуту и половить рыбку в мутной воде, двинулась от городских ворот к Альхелле, выкрикивая угрозы и проклятия. Как раз в это время в ворота въехал Сарнак с несколькими латниками эскорта. Мгновенно сообразив что происходит, он пришпорил коня и бросился вслед толпе и заорал, используя заклинание Громкого Гласа, которому его обучил Ингви накануне коронации:

– Радуйтесь, добрые люди! Победа! Победа! Замок взят! Наш король в поединке одолел главного вампира! Победа! Победа!

При этом колдун не стесняясь пробивался к центру толпы, расталкивая и едва не топча конем горожан. Настроение у толпы тут же переменилось, все наперебой принялись расспрашивать Сарнака о подробностях боя, горожанки интересовались, когда же вернутся мужья, кто-то первым истошно завопил:

– Да здравствует король!

– Да здравствует король! Слава! – подхватили десятки глоток и толпа вновь двинулась к дворцу, но уже совершенно в другом настроении.

Во дворце молодого мага встретил бледный и перепуганный сэр Мертенк в кольчуге и с мечом.

– Слава Гилфингу, вы появились вовремя! А я уж приказал слугам вооружиться, думал, что эта чернь попробует штурмовать Альхеллу… Так что же? Мы и вправду победили? Расскажите же, что там произошло в самом деле.

– Потом, сэр Мертенк, потом. Сейчас я должен не дать остыть этим болванам. Кто-то подстрекает их к мятежу… Идемте на балкон!

С балкона Сарнак повторил свое сообщение о победе и затем принялся пространно рассказывать о штурме замка, не жалея красочных подробностей. Толпа, затаив дыхание, ловила каждое слово оратора, разражаясь аханьем и вздохами при каждой леденящей душу сцене… Эти люди, словно дети охочие до страшных сказок, верили каждому слову мага. Минут через двадцать пять колдун призвал всех идти в храм Гилфинга Светлого, расположенный на площади напротив Альхеллы, вознести благодарственные молитвы за дарованную воинству Альды победу и вся толпа в едином порыве двинулась от дворца…

– Ну вот, с этим мы управились, – заключил Сарнак, – признайтесь, сэр канцлер, это был хороший ход – отправить их молиться. Пусть-ка остынут и разойдутся по домам в благостном настроении.

– Да-да, но скажите – это правда? Наши и впрямь победили?

– Правда – все до последнего слова! Замок взят, а наш король сейчас, должно быть, делит добычу или пирует со своими соратниками.

– Однако, говорят, наше войско бежало под ударом колдовства вампиров…

– Да, кое-кто разбежался под ударом своей трусости и невежества, но мы все же победили… А трусы будут наказаны, я думаю. Вам же, насколько я понимаю, предстоит готовить церемонию встречи победителей, да и пошлите-ка, пожалуй, людей разузнать, кто сегодня мутил воду… Но как, все же, Гангмар побери, ловко я отправил их в храм!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Поделиться ссылкой на выделенное