Виктор Исьемини.

Король-демон

(страница 5 из 44)

скачать книгу бесплатно

Глава 7

«…Однако твари Гангмара не смогли изменить облик Мира – они поселились в нем рядом со зверями и птицами Гунгиллы, тех же, которые были особо опасны, без пощады истребляли люди, гномы и эльфы.

– Вот видишь, братец, – смеялась Гунгилла, – сила жизни – у меня, а даже твои твари – это жизнь! И к тому же мои дети сильнее!

– Ну что ж, – ответил Гангмар, – я подумаю над этим… – И скрылся на много лет…

Так было!

И вот однажды открылось тайное убежище Гангмара и оттуда вышли орки, которые до тех пор скрывались в глубоких пещерах, никем не замечаемые. Вывел их сам Гангмар Темный – ужасен стал его облик, некогда золотые его глаза стали подобны глазам змеи, но все так же хромал он на раненую молотом Стомора ногу… И были орки привычны к труду под землей и выносливы, как гномы, привычны к долгой пешей ходьбе как эльфы, привычны к владению оружием, как люди. Это новое племя было жестоко и воинственно и сразу принялось нападать на народы Мира, убивая и изгоняя их…

– Посмотри-ка, сестра, – смеялся Гангмар, – как мои дети избивают и гонят твоих! Посмотри, какой народ я создал! Близка моя победа!

– Ты как и прежде не создал ничего, а лишь исказил и извратил то, что создано мною, – отвечала Гунгилла, – но и это жизнь! Посмотри, как ласково баюкает мама-орчиха свое дитя, как сильна в ней моя сила, сила жизни!

– Да, – откликнулся Гангмар, – это жизнь… Но я подумаю теперь, как создать живую не-жизнь, которая изгонит жизнь из Мира.

И вновь на многие века скрылся Гангмар с лица Мира, однако орки остались и вели жестокие войны с эльфами и гномами, люди же тогда были малочисленны и слабы…Так было!

Долго шли войны и все чаще побеждали в них орки. Легкие стрелы эльфов отскакивали от железных доспехов врага, гномов же орки сами засыпали стрелами из своих коротких луков. А надо сказать, что гномы не любили стрелять и лучниками были плохими. Люди же были воинственны и отважны. Их было слишком мало, чтобы бороться с врагом своими силами – потому они шли служить наемниками к эльфам и гномам. И тем, и другим, говорили люди: „Эльфы и гномы, сражайтесь вместе! Один у вас враг – орки!“

И вот однажды пошли на врага дружины гномов в прочных латах под прикрытием метких эльфийских стрел и рядом с ними верхом на конях мчались воины-люди – дрогнули орки! Повсюду бежали они… Так было!

Но вновь явился в Мир Гангмар Темный. И опять раскрылись потаеные пещеры – и вышли на поверхность из них тролли, щурясь на не виданный ими прежде свет. Были они могучи, хотя и неулюжи, шкура их была крепка как камень, но были тролли лишены разума. Так было!

– Посмотри, сестра! – воззвал Гангмар Темный, – вот не-жизнь, которая сильнее жизни. Посмотри!

И в ответ серебряными колокольчиками зазвенел смех Гунгиллы:

– Да, братец, достойных же свидетелей своей победы ты избрал! И впрямь посмотрим, как мои дети управятся с твоими любимцами! Ибо несложно победить их, неразумных…

Действительно, легко одолевали дети Мира громадных противников.

Ловкие эльфы опутывали медлительным троллям ноги прочными веревками – и рухнувших колоссов крушили гномы тяжелыми молотами… А часто летел наземь тролль, не выдержав силы удара рыцарского копья…

Однако спокойно глядел на это Гангмар и сказал:

– Да, слишком рано вышли из пещер мои тролли, не дозрел еще мой урожай… Но под солнцем Мира он дозреет быстрее. Долго ждал я – подожду еще… – И хромая, удалился в одно из своих тайных укрытий додумать свои черные черные мысли. Так он и думает до сих пор…

Тролли же и впрямь менялись под солнцем Мира. Подлинной мудрости у них не появилось, но стали они все же довольно разумны и заключили союз с орками. Эльфы же с гномами рассорились и не понять теперь – кто тому виной… Эльфы говорят, что гномы сводили леса, получая уголь для своих многочисленных кузниц и вырубили как-то даже священную рощу эльфов, под сенью деревьев которой встречал некогда Гилфинг Юный Гунгиллу в баснословные времена. И говорят эльфы, что гномы коптят воздух Мира и мутят его воды не хуже гангмарова отродья и чинят эльфам многие обиды… Гномы же кичатся тем, что молот Стомора, Храбрейшего Гнома, нанес неизлечимую рану Врагу Мира, они высокомерны и впрямь они способны нанести обиды и оскорбления, в которых их винят эльфы…

И пока вели между собою смертный бой эльфы и гномы, пока в потаеных пещерах копил силы враг, росли силы народа людей. По примеру своих прежних союзников избрали себе люди королей и велика стала власть и могущество тех королей… И росла также мудрость рода людского – стала им подвластна магия, колдовство кудесников-людей повелевало стихиями, что прежде доступно было лишь Гилфингу и его детям. Так было!..»

Ингви аккуратно закрыл фолиант и с тяжелым вздохом отодвинул его. Затем откинулся на стуле и, заложив руки за голову, тяжело вздохнул. Любопытная история, ничего не скажешь…

* * *

Демон оказался прав – осада Энмара разбойниками продолжалась, и к тому времени, как снаряженный Мертенком караван под надежной охраной прибыл в город, продукты там основательно вздорожали. Альдийцы с большой выгодой распродали все за несколько дней и уже собирались возвращаться, когда Верховный Правитель Энмара вступил наконец в переговоры с предводителем пиратов. Джамен, вновь возглавлявший альдийцев, принял решение задержаться на время переговоров, чтобы потом доложить королю об этом необычайном событии. Впрочем, половину денег он отправил в Альду – вновь под охраной четырех хорошо вооруженных слуг.

Энмар – город купцов, процветавший за счет торговли – не мог долго выдерживать морскую блокаду, делавшую бесполезными все могучие укрепления, возведенные энмарцами на суше. Все прежние войны – ведшиеся против орков и троллей и изредка против эльфов и гномов – проходили совершенно иначе. Никто из народов Мира не имел флота достаточно сильного, чтобы осадить Энмар с моря и город был совершенно не подготовлен к такой войне. Продолжение осады грозило разорением высших слоев энмарского общества и бунтом бедноты. Поэтому после двух недель ожидания городской совет, под председательством Верховного Правителя заседавший всю ночь, решил вступить в переговоры с разбойниками.

Время от времени, пока шла блокада, пираты предпринимали вылазки на берег – отрядами по несколько сот человек они на рассвете приплывали на лодках и прочесывали окрестности города, захватывая на берегу все что было мало-мальски ценного. Две последние их вылазки закончились неудачно – энмарская конница отбрасывала врагов к морю, однако оба раза была вынуждена отступить, попадая под обстрел лучников из лодок. Во время последней схватки был захвачен пленный – теперь его отправили в лодке к разбойничьей флотилии с предложением начать переговоры. Через два часа после этого лодка вернулась – в ней сидели два энмарца, попавшие накануне в плен. Они сказали, что вожди разбойников, посовещавшись, согласились.

На следующий день, в полдень от пиратского флота отделился маленький корабль и направился к порту. Цепи, которыми запирался вход в гавань, были опущены, пропуская послов, затем вновь подняты. На башнях дежурили лучники, на набережной выстроились вооруженные энмарцы в кольчугах и шлемах – Верховный Правитель опасался подвоха… Кораблик подошел к причалу, с него бросили канаты.

За спинами воинов на набережной толпились горожане – всем не терпелось посмотреть на грозных разбойников, которых почти никто не видел еще так близко. И вот с корабля на причал стали перепрыгивать высокие черноволосые люди в рогатых шлемах, вооруженные деревянными щитами и тяжелыми секирами. Густые черные волосы были заплетены в толстые косы, маленькие черные глазки настороженно разглядывали вооруженных энмарцев. Предводитель пиратов отличался тем, что был вооружен длинным мечом и одет в добротную кольчугу, несомненно гномьей работы. Его и сопровождавших его воинов окружили стражники и увели к Дому Совета…

* * *

– …Значит все-таки Верховный Правитель согласился заплатить выкуп?

– Да, ваше величество, – рассказывал Джален, – ему ничего не оставалось. В городе назревал мятеж, а Верховный правитель боится своих больше, чем разбойников. Вот он и склонил остальных членов Совета заплатить пять тысяч золотом…

– Огромные деньги! Неужели в городской казне нашлась такая сумма наличными?

– В том-то и дело, ваше величество, что наличных в выкупе почти не было – разбойникам платили золотыми украшениями, драгоценностями, дорогими одеждами. Кстати, мы весь свой товар и продали Энмарскому Совету – тут-то уж они платили звонкой монетой. В народе говорили, что самый могущественный из городских колдунов, Сопкон-Рубин, глядел в хрустальный шар и видел главного вождя разбойников. Этот вождь сумел объединить других предводителей под своим началом, но многие из них им не довольны. Вот Сопкон и измыслил такую штуку – расплатиться дорогими товарами. Если, скажем, заплатить выкуп звонкой монетой, то разбойники легко добычу поделят: начальнику – столько-то монет, простому гребцу – столько-то… А так, глядишь, передерутся разбойнички – кому какая вещь достанется. А ежели передерутся – то и не смогут больше такое войско собрать…

– Да, мудро, этот Сопкон, я вижу – малый не промах!

– Могущественней Сопкона-Рубина нет в Энмаре колдуна. Потому его и Верховный Правитель слушает. Его мудрость всем известна. Да купцы тоже своего не упустили – чтобы с разбойниками расплатиться – городская казна взяла займы у них, да под большой процент! Эти и на войне руки погрели неплохо.

В ответ раздались смешки – жадность и пронырливость энмарских купцов были излюбленной темой для насмешек их соседей – альдийских дворян, впрочем завидовавших богатству энмарцев.

Когда, закончив доклад, Джален ушел, король сказал:

– Этот слуга – настоящая находка. Лорд-хранитель, я думаю, он заслужил хорошей награды. Подумайте, как его вознаградить. Однако, к делу – нам предстоит решить много вопросов. Скоро истекают два месяца моего пребывания в Альде и я собираюсь отметить свое окончательное вступление в королевские права достойным праздником. Кажется, я задолжал этот праздник своему народу. Теперь казна полна и я могу этот должок вернуть. Господа, я все еще не знаком с обычаями Альды – мне потребуются ваши советы насчет организации праздника. Мы устроим турнир, всякие развлечения для простонародья… В общем, все, что положено. А сейчас нам предстоит еще одно, менее приятное дело. Я обещал вам, маршал, взглянуть на плененных вами орков – до сих пор руки не доходили, а теперь, пожалуй, можно. Прошу вас, господа, сопровождать меня в этом походе!

Королевский совет в полном составе спустился в темницу, расположенную в подвалах Альхеллы. Их сопровождал тюремщик с факелом, словоохотливый мужичок, дававший пространные пояснения по каждому поводу – было заметно, что он рад похвастать своим хорошо налаженным хозяйством:

– …А вот и сами темницы, ваше величество… Вот они самые и есть… Здесь у нас воришки, значит, третий день сидят…

– И долго ли они так просидят? – прервал болтуна король.

– Пока за них выкуп не внесут – по три золотых за каждого, да по два гроша за каждый их день в тюрьме.

– И кто же за это отребье вносит выкуп? – Ингви брезгливо ткнул пальцем в сторону решетки, за которой на свежей соломе уютно расположились двое оборванцев довольно мерзкого вида.

– Известно кто, ваше величество – дружки ихние.

– В северном квартале – пояснил Сарнак – свой мир, я уже говорил вашему величеству. Там что-то вроде еще одного городского цеха – цех воров. У них свои законы. Если кто-то из их братии пойман на горячем, вот как эти двое – их цеховой старшина внесет за них выкуп – это единственный налог, который платит этот цех казне. Если же пройдет тридцать дней, а выкуп не внесен – преступники переходят в собственность короны, становятся рабами. Таких, как правило, продают на площади тому, кто заплатит дороже…

– Точно так, мои прекрасные господа, точно так, – подхватил тюремщик, – у нас с этим строго, у нас порядок… А вот там, за поворотом – самые орки у нас и сидят, там у них помещение… Да… – тюремщик завозился со связкой ржавых ключей, отпирая замок решетки, отделявшей следующий коридор…

Пока дверь отпирали, члены королевского совета озирались вокруг. Король, поджав губы, задумчиво качал головой – придворные знали, что это признак недовольства, Сарнак сохранял полное спокойствие, к которому его приучила профессия колдуна, маршал с тоской рассматривал стены и решетки – ему приходилось то и дело пригибаться, чтобы не задеть макушкой низкие своды, налокотники его доспехов постоянно за что-нибудь царапали. Один канцлер бывал здесь не раз прежде и держался свободно. Наконец, дверь была отперта и процессия проследовала дальше, в еще более мрачный коридор, по стенам которого зловеще метались тени и тусклые отблески пламени факелов.

– Вот они, ваше величество, вот они самые орки и есть, – радостно провозгласил тюремщик, поднимая факел повыше.

В неровном дрожащем свете в глубине большой камеры завозились, задвигались небольшие фигуры. Ингви пригляделся повнимательнее – это были не люди…

Глава 8

…Это были не люди. Честно говоря, я был поражен. Я читал старинные предания этого странного мира, там фигурировали гномы, эльфы, орки – но мне и в голову не приходило, что речь идет о разных видах разумных существ. А может и не видах – я не силен в биологии, но, во всяком случае, различие между орком и человеком оказалось пожалуй больше, чем, скажем, между представителями разных рас людей Земли. В камере находились существа несомненно гуманоидного типа – то есть с двумя руками, двумя ногами и головой, сложение в общем-то почти не отличалось от человеческого, но принять их за людей было никак не возможно. Кожа этих орков была зеленоватой, слегка раскосые темные глаза (здесь вообще мир темноглазых), черты лица, строение рук – все было неестественным с точки зрения человека – этакие типичные марсиане из старого фильма.

Как только орки заметили нас – в их камере началась какая-то суета, узники сбились в кучку в одном углу и продолжали копошиться там, все время бросая тревожные взгляды в нашу сторону.

– Чего это они? – спросил я.

– А это они, изволите видеть, ваше величество, боятся! – тюремщик этот был болтун и, видимо, стосковался по слушательской аудитории, так что пояснения полились из него рекой, – при старом-то короле Манонге каждую неделю одного из них брали – и на казнь! Народу развлечение – каждое воскресенье на площади толпа ждет. Вот они, значит, и боятся, что опять одного…

– Да, понятно… И как же вы выбирали, кого казнить, если они в угол со страху прячутся?

– Они, с позволения вашего величества, не прячутся – они князя своего в угол поволокли прятать – вон того. А на казнь сам вышел вот этот, махонький.

В самом деле, теперь я разглядел – один из орков (самый старший на вид) отделился от общей кучи-малы и выступил вперед, тогда как остальные держали самого рослого, который, впрочем, отбивался и кажется не хотел, чтобы его спасали. Не знаю, как моих спутников, а меня такое поведение пленников очень тронуло. Я представил, что оказался в подобной ситуации с моими вассалами – вряд ли меня пытались бы спасать так самоотверженно. И еще одно меня удивило – это на редкость бесчеловечное отношение к пленным – в этой камере условия были гораздо хуже, чем в предыдущей – гнилая солома на грязном полу, сырость, по стенам стекает вода… А ведь здесь сидели военнопленные, причем учтите – в этом обществе военное сословие окружено почетом. Впрочем, не знаю – можно ли употреблять слово «бесчеловечный» по отношению к не-людям…

Вид у орков был довольно-таки жалкий, что, впрочем, неудивительно в таких условиях. Боюсь, я дал волю чувствам – отругал тюремщика, приказал ему перевести узников в лучшую камеру и дать им возможность привести себя в порядок. Затем подойдя к решетке сказал оркам:

– Не бойтесь, казней больше не будет.

Те молчали, впрочем я и не ожидал, что они кинутся меня благодарить… просто я находился все еще под влиянием нафантазированной мною сцены – я с моими приближенными накануне казни. Не знаю, какие эти орки злодеи, но хранить верность предводителю они умели – даже если этот предводитель привел их к поражению и плену.

– Они хоть понимают по-вашему? – спросил я Валента, запоздало сообразив, что у орков может быть другой язык.

Ответ я получил из камеры – ко мне обратился «князь»-орк:

– Да, мы говорим на этом языке, благородный человек, прости, если назвал тебя неправильным титулом и позволь узнать его, дабы выразить свою признательность.

– Верно, ты назвал меня неправильно, – как же я обожаю такие моменты! – ибо я не человек.

– Ты говоришь с демоном Ингви, – вмешался Сарнак, – королем Альды.

* * *

На обратном пути из темницы демон был молчалив и задумчив, зато маршал Валент, обычно немногословный, болтал за двоих. Видно было, что мрачное подземелье сильно подействовало на бравого вояку и теперь он с облегчением принялся подробно описывать схватку, в которой одолел и пленил этих орков:

– …А надо вам сказать, что было их больше сорока, в последнее время нечасто встретишь такую крупную банду. Их теперь и по сорок-то не набирается. Ну, я своим командую: «Вперед!» – и мы галопом на них! Я ведь не зря их два дня, считай, выслеживал – подстерегли мы их на ровном месте, так что им деться некуда было – ни в лесу укрыться, ни в пещеры какие… Ничего им не оставалось – только драться. Нас пятнадцать, все на конях, все в доспехах, да с разгону… Мы пока до них доскакали – как раз цепью развернулись, чтоб друг дружке, значит, не мешать – и пошла работа! Сначала при первом натиске копьями их, потом мечами. А этот-то, «князь» – хороший боец. Сразу понял, что им всем не уйти. Он им скомандовал, я заметил – десятка полтора сразу бегом ударили от нас, а он с остальными пытался нас остановить, да где им… Впрочем, тех которые сразу убежали, мы уже не догнали. А «князь» этот моего оруженосца с коня свалил – до сих пор парень не оправился, да и еще одного латника потом…

– И что же, – поинтересовался Сарнак, – они не заметили, что вы их два дня выслеживали?

– Да вроде что-то они заподозрили, потому и держались поближе к перелескам, но там место такое попалось, что им хочешь – не хочешь, а пришлось переход по полю сделать…

Затем, во время продолжения совета, король также помалкивал, хотя было видно, что он слушает внимательно. Впрочем, говорить ему было вроде и нечего – придворные обсуждали будущий праздник, заранее смакуя подробности. Ингви молча сидел, поглядывая на говоривших и время от времени делал пометки мелом на грифельной доске, которую с недавних пор приспособил для записей на память – бумаги этот мир не знал, а пергамент был слишком дорог для такого дела. Когда, наконец, после часа обсуждений фантазия придворных иссякла, король объявил, что расходы на такой праздник по его прикидкам находятся в пределах суммы, которую он решил потратить и обсуждать больше нечего. Затем он, как всегда поблагодарив, отпустил придворных. По обыкновению Сарнак задержался и посмотрел на короля – тот все так же задумчиво сидел в кресле, задумчиво черкая мелом по доске.

– Послушай, Ингви, я вижу у тебя из головы не идут орки.

– Да… мне нужно кое-что обдумать, – к этой излюбленной фразе короля Сарнак уже привык и потому спокойно ждал продолжения, – что-то здесь не вяжется. Пожалуй, мне нужно поговорить с этим предводителем орков…

Через полчаса орка привели в кабинет. Когда доставившие его вооруженные охранники скрылись за дверью, король кивнул на стул:

– Садись, я надеюсь, что разговор у нас будет долгий. – Орк, гремя кандалами осторожно сел на указанное место. – Для начала назови мне свое имя – кто я такой ты уже знаешь. У тебя ведь нет причин скрывать свое имя?

– Я Кендаг, единственный сын и наследник Могара, Лорда Каменных Ступеней, пятого из семи иерархов моего народа! У меня нет причин скрывать свое имя – оно ничем не запятнано и покрыто славой!

– Да, верно, рыцарь, пленивший тебя, слывет первым бойцом этого королевства и он сказал, что ты доблестно бился. Однако, как видишь, ты все же побежден и в плену. Мои советники доложили мне, что орки как правило терпят поражения, однако продолжают эту войну. Так почему вы до сих пор не попробовали заключить мир?

– Мир между орками и людьми? Это невозможно!

– Возможно даже это, но сейчас речь идет не о мире с людьми, а о мире со мной – а ведь я не человек!

Орк был явно растерян и промедлил с ответом, тем временем король продолжал:

– Ты ведь знаешь, что земли людей поделены на разные владения, которые подчас воюют между собой. Я же говорю о мире между моим королевством и вами, орками. Кстати, я даже не знаю, кто у вас главный, с кем можно заключать такой договор. Расскажи-ка мне об устройстве вашей жизни. У вас есть монарх?

– Странные речи ведешь ты, демон… Что ж, я расскажу тебе об орках. Правит нашим народом король, он же Лорд Священной Залы – Анзог IV. Это великий монарх и власть его не менее велика, чем власть любого из ваших королей… то есть я хотел сказать – из королей людей. Мы не просим мира и не попросим никогда, потому что людям не победить нас – так учат мудрейшие! Благословение Ганагамара лежит на нас – а значит, нам суждена война с людьми.

– Так, значит, вы тоже верите в Гангмара и других богов, о которых написано в легендах людей!

– Да, мы знаем о Ганагамаре Черном и Гилифинге Белом, которые вели спор за Прекрасную Гунгиллу и победил Ганагамар, изгнавший своего врага из Мира. Мы же орки, его дети и нам суждена война с людьми.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Поделиться ссылкой на выделенное