Виктор Исьемини.

Король-демон

(страница 4 из 44)

скачать книгу бесплатно

Впрочем, канцлеру подобная дотошность короля была по душе, иногда, выслушивая очередную идею Ингви, Мертенк даже поругивал себя – мог бы и сам додуматься… Да вот только к лицу ли такое монарху…

* * *

Да-а, мне предстоят очень тяжелые два месяца – за это время я должен не только изучить язык моей страны и «благородные науки» – верховую езду и владение оружием, которым любой местный дворянин обучен с детства – при этом я еще должен овладеть хотя бы азами местной политэкономии. Да кроме всего этого мне обязательно нужно перелопатить свою коллекцию заклинаний – проверить действие каждого. Наверняка в моем блокноте наряду с истинными магическими формулами содержится и халтура – любая наука на Земле, насколько я знаю, обрастает огромным количеством подделок, подражаний и просто-напросто конъюктурщины, а в моем случае к этому добавляется и мощный пласт суеверий, не имеющих под собой никакой основы…

Словом, режим дня у меня был тот еще… По ходу дела я узнал еще одну довольно-таки неприятную штуку: интенсивные магические упражнения здорово выматывают. Я уже говорил, что толком не представляю себе механизма действия заклинаний, но, как бы то ни было – ясно одно: от колдовства здорово устаешь. Одно дело, если произнес одно-два несложных заклинания – тогда утомление еще незаметно, но когда я начал шпарить их одно за другим… Дело было так: после ужина, когда я все равно устал (после целого-то дня физических упражнений и уроков языка…) и решил, что больше ни на что уже не способен – я решил поупражняться с моей коллекцией, думал таким образом отдохнуть… Я заперся в большом зале, достал блокнот и приступил. После первых же проб я начал ощущать слабость, вялость во всем теле – словно только что мешки таскал… Честно говоря, я поначалу здорово струхнул – подумал, что какой-нибудь местный колдун начал против меня магическую атаку. Тут же я начал вспоминать всевозможные защитные чары – стало, пожалуй, только хуже. В общем, пока разобрался – пережил несколько неприятных минут. Лишь усилием воли я взял себя в руки и принялся анализировать свои ощущения. Другого объяснения быть не могло – моя необычайная слабость могла быть лишь следствием моей же магии – побочный эффект, так сказать… Словом, впредь я решил быть с магией поосторожнее. Это неприятное открытие здорово уменьшило мой восторг от новой жизни – выходило, что я не так уж и всемогущ… Зато порадовало меня другое открытие – я обнаружил, что янтарь обладает необычайными магическими свойствами. Даже не знаю, как описать… в общем, получалось, что янтарь можно «заряжать» магией – вроде как аккумулятор заряжают электричеством, что-ли… Здесь необходимо пояснить еще вот что: однажды наложенные заклинания не держатся вечно – например, те запирающие чары, что я наложил на потайные двери в королевской опочивальне, пришлось обновлять уже недели через две – до того их сила истаяла, иссякла. А вот янтарь способен как-бы вбирать магию, сохранять ее гораздо дольше – то есть делать заклинания куда более долговечными.

Да что там заклинания – в янтаре, как выяснилось, можно собирать магическую энергию, ману, впрок – у меня даже возникла мысль мобилизовать для этого местных колдунов: представьте себе – они аккумулируют ману для меня в янтаре, а я пользуюсь ею в свое удовольствие. И никаких побочных эффектов! Конечно, это эксплуатация – но на то я ведь и король. Конечно, предстояло все это проверить тщательнейшим образом и все продумать, можно даже ввести монополию на изделия из янтаря.

Мне показалось очень странным, что магические свойства этого камня не общеизвестны, но, во-первых, здесь бытуют легенды о волшебных качествах драгоценных камней вообще (на мой взгляд – сплошное суеверие!) и, значит, на янтарь в отдельности никто особого внимания не обращал, а во-вторых – любой маг, сделавший такое открытие, постарался бы сохранить его в тайне. Это естественно – я и сам собирался поступить именно так. К тому же, янтарь здесь довольно редок…

Вот так, с открытиями на каждом шагу, я начал свое обучение ремеслу монарха и колдуна… Нельзя сказать, что меня ожидали одни трудности. Взять, например, верховую езду. Я, всю жизнь проведший в городе, и представить себе не мог – какое это удовольствие. А мой конь, Уголек – это же просто чудо, я привязался к нему с первого взгляда. Мне даже показалось, что и я пришелся ему по душе. Может это и самообман, но я верил, что эта скотинка сочувствует мне, переживает мои многочисленные падения не меньше, чем я сам. А уж переживать было что – чего греха таить – наездником я был никудышним. Тут мне никакая магия помочь не могла, разве что в лечении многочисленных ссадин и ушибов, которые неизменно сопровождали все мои уроки верховой езды. Гораздо лучше дело обстояло с изучением языка – в этом мне здорово помогла парочка заклинаний, обостряющих внимание и укрепляющих память.

Помимо уроков, я еще занимался и кое-какими практическими делами. Для серьезных решений время настанет еще не скоро – я собирался строго выдержать два месяца, прежде чем предпринять что-либо существенное, – но кое-какими мелочами занялся с первых же дней, не откладывая. В основном это были мероприятия, направленные на экономию моих, и без того довольно куцых королевских ресурсов. Попутно я начал формировать профессиональную стражу – прообраз будущей постоянной армии, которую я намеревался создать взамен недисциплинированного и ненадежного феодального ополчения. В этом важнейшем вопросе торопливость была недопустима ни в коем случае, поэтому я и начал пораньше – чтобы начали привыкать. Пока что стража должна была выполнять полицейские функции, что тоже было нужно – чуть ли не четверть городского населения составлял «деклассированный элемент», то есть это были люди, не внесенные в цеховые списки, а значит – не платящие налоги и живущие разбоем, милостыней, проституцией и тому подобное. Значительный кусок городской территории занимали трущобы, где и ютилась вся эта шваль. Разобраться с ней прежние короли, не имевшие ни полиции, ни мало-мальски дисциплинированной армии, не могли – значит заняться этим предстояло мне, тем более, что у меня – демона – руки не были связаны традициями. А уж какую роль традиции играли в этом обществе – не описать! Но ничего, дайте срок, и демон Ингви это изменит. Дайте срок…

Глава 6

«…Гангмар же поначалу не показывался никому из Рожденных – ни гному, ни эльфу, ни человеку – долгие века проводил он среди болот и пустынь, им созданных, в обществе всевозможных гадов… Но с некоторых пор стал являться он в заселенные земли, приняв облик прекрасного юноши, высокого и стройного. Его волосы были черны, кожа смугла, а глаза горели золотистым светом. Все чаще стал он встречать молодых женщин и девушек в укромных уголках – в лесу ли, в пещере ли, или у реки, выбирая притом прекраснейших из всех народов Мира. Какие слова говорил он им, какие подарки сулил – неведомо, однако все они безропотно шли за ним. Поначалу никто об этом не знал, однако рано или поздно открылась правда и тогда многие вспомнили о пропавших дочерях, сестрах, подругах. Когда же родственники и друзья пропавших спрашивали Гангмара об их судьбе – тот лишь молчал и улыбался… но не было тепла в его улыбке!.. Так было!

Явное зло было еще не ведомо тогда юному миру, да недолго уже оставалось до его прихода… В те годы лучшим кузнецом среди гномов считался Стомор – а был он великим мастером! Все знали, что Гаулда – его невеста и скоро быть свадьбе. Но однажды Гаулда исчезла и случилось так, что видели ее перед тем в обществе Гангмара. И Стомор явился к Гангмару требовать свою невесту… Так было!

Сурово взглянул на гнома Гангмар – и не было больше на его лице улыбки… но промолчал по своему обычаю. Однако Стомор не успокоился и схватив за пояс обидчика – ибо невысок был гном по сравнению со своим недругом – грубо потребовал ответа. Все также молча глянул на него Гангмар сверху вниз и – ударил гнома по лицу. От этого удара гном кубарем покатился по земле, но тут же вскочил и схватив свой тяжелый молот – а был тот молот так тяжек, что и трое гномов нашего времени не подняли бы его – кинулся отомстить. Удар молота Стомора пришелся в колено Гангмару – и с трудом устояв на ногах, с громким криком тот схватил за горло и правую руку злополучного гнома, поднял над головой и держал так, пока жизнь не оставила его… И по мере того, как умирал гном Стомор – менялся облик Гангмара. Он предстал перед гномами в обличье жутком и устрашающем – смуглая кожа почернела, сильные руки превратились в когтистые лапы, стройная фигура сгорбилась, но при этом стал Гангмар ростом вдвое выше прежнего… Так с первой насильственной смертью пришло в Мир Вечное Ничто, прорвавшись наружу из души Гангмара Темного, где таилось, пока не окрепло… Так было!

По-прежнему молча, не глядя на пораженных гномов, повернулся Гангмар и неспешно ушел прочь, хромая все же на раненую гномьим молотом ногу… А гномы подняли на руки Стомора и с печальной песней понесли к своим пещерам… Закончилась юность Мира. Так было!

Узнав об этом происшествии, призвал Гилфинг Светлый своего заблудшего сына – и не узнал его, сам же он тоже изменил свой облик – был он теперь подобен старцу, величественному и мудрому…

– Как же мог ты, – спросил он Гангмара, – принести столь великое зло в Мир, что создавал вместе с нами?

– Кто бы ни создавал Мир, однако владыка у него один – я! – ответил Гангмар Темный, и вихри хаоса бушевали в его душе, заставив забыть все – и стыд, и любовь, и почтение к родителю… – И никому не даю я отчета в том, что творю в моем владении. А тебе, старик, лучше покинуть мои пределы, не то я заставлю тебя вспомнить о второй стороне твоего естества – и уж мы с тобой наплодим уродов!

И дикий, зловещий смех Гангмара разнесся по всему Миру, заставив задрожать его. Так было!

– Что ж, сын, – молвил Гилфинг, – будь по-твоему, пора мне покинуть Мир, ибо я утомлен и должен поразмыслить о прошедшем… Однако и ты не станешь хозяином здесь, ибо в Мире останется Гунгилла – твоя сестра. Прощай!

Гилфинг покинул Мир и возвратился в свое обиталище, посреди Вечного Ничто, но народы Мира по-прежнему возносят к нему молитвы в надежде, что услышит их отец-создатель и вернется, пока же в Мире остались лишь дети его дум – Гангмар и Гунгилла… Так было!

Гангмар же рассуждал: как может сестра помешать мне стать властелином Мира? Ведь она происходит из той части естества Гилфинга, что несет в себе слабость, я же – чистая сила, потому не смог противиться мне и отец, чья сила смешана со слабостью и стало быть, даже он, породивший меня, меня же слабее…

И решил Гангмар, что отныне весь мир должен носить отпечаток его владычества и велел своим тварям распространиться по всему Миру. Так было!..»

* * *

К исходу третьей недели правления король Ингви уже довольно свободно болтал со своими приближенными на их языке, чем, впрочем, не слишком их удивил – ясное дело – демон! Скорее было бы удивительным, если бы он учился так же медленно, как и человек. Зато сам король был очень горд этими успехами и не упускал ни малейшего повода похвастаться своими достижениями. Наконец, однажды он объявил, что его познания в языке достаточны для того, чтобы показываться на людях и что он заслужил небольшой отдых. В качестве перерыва в своих упражнениях король изъявил желание совершить с Сарнаком конную прогулку по столице.

Тщеславие короля, его слабость в том, что касалось собственной внешности, была уже известна – поэтому никто не удивился, что Ингви собирался в своих апартаментах чуть ли не час. Кони были давно оседланы и выведены во двор, Сарнак давно ждал… наконец, появился король. По случаю первого выхода он оделся во все черное, монотонность его костюма нарушали лишь серебряная цепь на груди и кинжал на поясе, также украшенный серебром.

– Я должен был тщательно обдумать, в каком виде впервые покинуть дворец, – немного смущенно пояснил демон.

В ответ колдун слегка улыбнулся:

– Ну что ж, поехали…

Улицы Альды поразили демона, три недели не выходившего из тишины Альхеллы, суетой и шумом, хотя день был обычный и людей на улицах было не больше, чем всегда. К тому же, вокруг короля, где бы он ни появлялся, мгновенно образовывался островок тишины – уличные торговцы прекращали нахваливать свой товар, нищие – монотонно изливать свои причитания, горластые мещанки – перекликаться из окон, обмениваясь свежими сплетнями… Вездесущие уличные мальчишки, бежавшие следом за всадниками, норовили шмыгнуть в подворотни или присесть за лотками торговцев, стоило глянуть на них королю или его спутнику. И вообще, как только демон задерживал на ком-нибудь взгляд своих неестественно-светлых глаз – человек замирал, иногда обрывая речь на полуслове, либо старался поскорее пройти мимо, отвернуться, нарочито демонстрируя свою занятость… Ингви обратил на это внимание Сарнака. Тот в ответ кивнул:

– Ваше величество производит сильное впечатление на подданых.

– Боятся – значит, уважают – деланно-важно заявил демон.

Спутники обменялись улыбками…

Демона интересовало буквально все – он, как ребенок, засыпал вопросами Сарнака, выясняя подробности цеховых обычаев, конъюктуру городского рынка, расположение улиц и площадей. Город был невелик и вскоре всадники вернулись к площади перед дворцом, завершив объезд половины Альды.

Сарнак пояснил, что они не посетили ремесленный квартал, где расположены цеховые мастерские и куда по традиции воспрещен вход всем, кроме принятых мастерами в братство, да еще северную часть города – трущобы:

– …Но туда лучше не соваться даже днем, там свой мир, свои законы… – Сарнак боялся, что его спутник потребует отправиться туда, но Ингви неожиданно легко согласился.

– Ну, что ж, тебе виднее. Кстати, для первого раза вполне достаточно, я должен обдумать то, что увидел. Возвращаемся!

Начиная с этого дня Ингви сбавил темп в своей учебе, все чаще он делал перерывы и уезжал с Сарнаком в конные прогулки сначала по Альде, затем все дальше от города, либо подолгу просиживал в королевском архиве, копаясь в старинных манускриптах. Демона интересовало все – своды законов, собрания старинных легенд, он прочел даже пару светских романов, оказавшихся под рукой. Упражнения с оружием теперь сводились к часу-полутора занятий с утра перед завтраком. Демон за это время физически окреп, его движения с мечем стали более плавными, легкими. Иногда он, желая подшутить над своим учителем, использовал магию в учебном бою и время от времени Сарнаку приходилось лететь на землю от его ударов. Зато демон не обижался, если Сарнак без предупреждения использовал какой-нибудь новый прием…

Теперь, когда король больше не нуждался в переводчике, у Сарнака появилось время задуматься о событиях последних недель. Прежде он был настолько захвачен бурным ритмом жизни Ингви – ему ведь приходилось в качестве переводчика сопровождать короля постоянно – что некогда было и продохнуть. Но сейчас молодой колдун стал все чаще припоминать события той ночи, когда демон явился в Мир… Что тогда толкнуло его отказаться от ученичества и принять предложение таинственного пришельца? В общем-то разрыв с Гельдой назревал уже давно – старый маг в последнее время не столько учил Сарнака, сколько напускал туман в свои речи – казалось, что мудреными разговорами он хочет прикрыть некомпетентность, но все же он еще многое мог бы перенять у старика… Впрочем, все важные решения, наверное, и должны приниматься именно так – на одном дыхании. Не каждый день ученику колдуна делают предложение занять пост придворного мага – даже при таком захудалом дворе, как альдийский. А ведь Сарнак, с его благородным происхождением был честолюбив и рассчитывал сделать карьеру. Что ж, приходилось признать, что он не ошибся – демон сам оказался весьма знающим волшебником и мог научить чему-либо скорее, чем Гельда-колдун. Правда и скрытен он был не менее Гельды… К тому же приходилось признать, что демон был Сарнаку просто симпатичен. Молодому магу нравилась манера Ингви шутить в любой ситуации, его критический взгляд на тонкости королевского ремесла, даже его какая-то почти детская наивность, временами прорывавшаяся сквозь плотную маску иронии и насмешливости…

Размышления мага прервал приход слуги – Сарнака звали в кабинет, где собирался королевский совет.

* * *

Совет в прежнем составе – Лорд-хранитель, маршал, придворный маг – был созван в связи с возвращением четверых слуг из Энмара с первой суммой вырученных денег (еще двое остались в городе). Они привезли важные известия – Энмар был осажден с моря пиратами.

Вот уже несколько десятков лет эти разбойники досаждали купцам и грабили суда, ходившие между Энмаром и Архипелагом. Поначалу корабли разбойников под темно-синим флагом с белой лошадью на нем нападали на отдельные торговые суда, тогда купцы стали собираться в большие караваны, способные дать отпор – и немало пиратов отправились на дно к Морскому царю, которого они чтили. Теперь же – рассказывал Джамен, старший из вернувшихся слуг – пираты собрали целый флот:

– …Когда они появились перед Энмарской гаванью – чуть ли не двадцать кораблей – эти купчишки здорово струхнули. Никто и помыслить не мог о том, чтобы выйти из порта и дать им бой…

– На каждом корабле – больше шестидесяти воинов, то есть их, должно быть с тысячу, а то и больше, – перебив слугу, пояснил маршал Валент. Он, как военный специалист, считал нужным вставить свое слово.

Король, слушавший, задумчиво подперев голову рукой, кивнул рассказчику – дескать продолжай.

– …Ну так вот, они, энмарцы значит, заперли гавань цепями и нос из города не совали. Ночью все их городские колдуны пытались вызвать бурю, – при этом демон понимающе покивал, – да только не больно-то у них вышло. Всю ночь дождь лил, ветер то поднимался, то стихал, а наутро пол-города на стены высыпало смотреть – глядь, а разбойники тут как тут. Досталось им, конечно, помочил их ливень, однако с якорей не снялись… Говорят, что колдуны между собой переругались – одни хотели вызвать восточный ветер, чтобы прогнать разбойничьи корабли в море, другие говорили, что, дескать, пираты все равно вернутся – нужно западный ветер вызвать и погнать их на скалы и на цепи, которыми гавань закрыта… И вот то ли помешали колдуны друг дружке, то ли и впрямь Морской царь своим слугам помог – а только ничего у колдунов не вышло. Ну, в Энмаре, понятное дело, не до нарядов стало – потому и у нас дела ни с места… Три дня так прошло – а на четвертый разбойники на берег высадились. Их никто не ждал, а они на рассвете показались к северу от Энмара – человек триста, а может и все пятьсот и – пока энмарцы в затылках чесали – прошли по всему, считай, побережью. Сожгли, разграбили вдоль берега все – и опять на корабли вернулись. Так что крестьяне перепугались – кто в горы сбежал со скарбом и со скотиной, а больше – в Энмар, за стены прятаться… Ну, а мы-то наторговали к тому времени пятьдесят шесть золотых. Вижу я такое дело – не пойдет у нас торговля, оставил Мекора и Томена Черного товар стеречь, денег им оставил, а мы вчетвером сюда. Меньше, чем вчетвером, боязно – не морские разбойники, так свои, местные подстеречь могли… А деньги – вот они – пятьдесят монет, – Джамен указал на лежавший на столе мешочек.

– Ну что ж, Джамен, ты все исполнил верно, – нарушил тишину король, – все верно… Можешь идти отдыхать, да скажи своим людям – пусть помалкивают. Эти новости не должен узнать никто.

Демон потирал руки и чуть ли не подпрыгивал от нетерпения, пока дверь за слугой не закрылась, затем с улыбкой обвел взглядом свой совет:

– Ну что, господа, кажется, вся эта история дает нам возможность пополнить казну королевства – как по-вашему?

Приближенные удивленно молчали, наконец первым осмелился спросить канцлер:

– Простите, ваше величество, но я не вижу здесь ничего кроме убытков – вряд ли энмарцы станут теперь думать о нарядах…

Перехватив удивленные взгляды своих советников, Ингви перестал улыбаться и слегка даже обиженным тоном принялся развивать свою мысль:

– Ну как же, подумайте сами, господа – ведь Энмар теперь как-бы в осаде, да к тому же в город сбежались толпы крестьян с семьями. Мало того – пираты разорили часть сельскохозяйственных угодий. Я уже не думаю об одежде, по-моему, стоит отправить в Энмар караван с продовольствием – в осажденном городе с разоренными окрестностями всегда дорожают продукты. Важно только, чтобы никто кроме нас не знал о нападении разбойников. Вас, маршал, – демон никогда не забывал назвать рыцаря его новым званием, так как знал, что тому было приятно, – я попрошу вот о чем – перекройте границу с энмарской областью, чтобы никто и ничто не проскользнуло, поверьте, это важно. А вы, сэр Мертенк, займитесь подготовкой остального.

– А что, если разорив окрестности, разбойники отплывут – ведь взять город им не под силу? – спросил осторожный Мертенк.

– Да, риск есть, но продукты в Энмаре подорожают в любом случае – ведь погибла часть урожая на полях, если я правильно понял. Так что за дело!

После окончания совета Ингви, идя с Сарнаком по коридору, говорил, все еще не оправившись от возбуждения:

– Ты представь себе, эти разбойники собрали такой флот, организовали осаду, причем действовали упорно и слаженно – и все ради того, чтобы сжечь несколько крестьянских и рыбачьих хижин? Нет, они никогда раньше не воевали сообща – я специально проверил все, что известно об их нападениях, в этот раз их, видимо, объединил какой-то сильный предводитель. Я думаю, осада продлится некоторое время и мы славно подзаработаем. Ведь скоро истекут два месяца и я хочу отметить праздником свое вступление в королевские права – а это стоит дорого!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Поделиться ссылкой на выделенное