Виктор Исьемини.

За горизонтом

(страница 4 из 33)

скачать книгу бесплатно

– Ну тогда, может, хоть возьмешь меня завтра в замок?.. А, Ингви?..

– С тебя мало сегодняшнего представления? Завтра будет, наверное, еще веселее.

– А я тебя подожду за дверью. Даже заглядывать не буду…

– Ладно, посмотрим…

– Э, твое демонское, – встрял Никлис, – так а что было-то в замке? Интересное что?

Ингви с Ннаонной переглянулись… И дружно хихикнули. Довольно-таки нервно хихикнули…

* * *

Вскрытие покойника (особенно такого, которому невесть сколько лет) – удивительно неприятное и мрачное занятие. Тем более, если наш лежалый покойничек активно противится вскрытию. Удивительно, повторяю, мрачное занятие. Такими делами должно заниматься ночью – и чтобы за окном попеременно ухали филины, громыхал гром и завывал пронизывающий ветер, обязательно – пронизывающий! Ну и желательно, конечно, чтобы из всех щелей багрово светились чьи-то неморгающие злые глазки… Вероятно примерно так рассуждал граф Гезнур – во всяком случае он прислал за мной в тот же день, только под вечер, когда уже порядком стемнело… Солдаты в анракских цветах, факельщики – целая процессия. Конечно, на столь изысканное приглашение ответить отказом было немыслимо – и с тяжелыми вздохами я принялся собираться в замок. Оделся потеплее – ведь предстояло лезть в холодное подземелье, взял кое-какие свои штучки…

Я вообще не люблю двигаться под вечер, если уж удалось где-то обосноваться – но пришлось… Тут же примчалась из отведенной ей отдельной комнаты Ннаонна – она непременно должна сопровождать меня… А впрочем, пускай. Итак мы с вампирессой торжественно воссели в седла и направились в замок Акенр, предваряемые и сопровождаемые солдатами с горящими факелами в руках…

В замке нас препроводили в подвал с прикованным покойничком. Там нашего прибытия уже ждали – сам граф, его цирюльник (он же врач, ветеринар, писарь, палач и исполнитель еще бог знает скольких обязанностей при Гезнуре – во всяком случае, мне так пояснили), а также еще одна интересная персона – личный, так сказать, колдун графа. Удивительно неприятный и скользкий типчик, постоянно дергающийся и гримасничающий… Ну и конечно сам «объект» предстоящего исследования… Веселая компания, что и говорить – впрочем, пожалуй, вполне подходящее общество для демона и вампира…

Еще в подвале было четверо солдат – эти жались в углу и избегали приближаться и к закованному в цепи узнику, и к важным персонам… Сам узник проявлял завидное хладнокровие. Ха-ха, хладнокровие – уж у кого-кого, а у этого существа кровь была куда как холодна – можете не сомневаться. Это в том случае, если у него была кровь… И он был единственным, кажется, в этом подвале, кто сохранял спокойствие. Да, еще одно изменение – вокруг горели несколько десятков факелов и появился тяжеленный массивный стол.

Граф коротко кивнул нам и без долгих вступлений объявил:

– По-моему, тянуть нечего. Тем более, что вернулся мой собственный колдун, мастер Лопсиль… Он выполнял… – тут граф на секунду замялся, – выполнял одно мое поручение… Теперь все, кто нужен для исполнения… замысла, собрались.

Так что – приступайте, мастера. Делайте все, что сочтете нужным.

Колдун задергался с удвоенной энергией, цирюльник извлек откуда-то из-под себя тяжелый лязгающий сверток, из которого торчали рукоятки всевозможных инструментов, солдаты нервно завозились и завздыхали в своем углу…

– Погодите, ваша светлость, – попросил я, – позвольте, я сначала осмотрю его. Пока он еще в более-менее неповрежденном виде… Да, Ннаонна, может ты все же подождешь за дверью?

В ответ моя вампиресса энергично покрутила головой. Ну ладно, хочет получить новый заряд бодрости – ее дело. Я осторожно приблизился к висящему на цепях телу. Так-так, несомненное присутствие магии, причем не сырой, а упорядоченной заклинаниями. Это кое о чем говорило – я могу предположить, что предо мной – искусственно созданный зомби, а не, скажем, воин «армии мертвых» из пророчества покойного Энтуагла. Будь этот неупокоенный созданием божества – наложенные на него чары были бы вероятно более «сырыми», бесформенными, так сказать… Что еще? Мана исходит от него неравномерно, похоже, что ее источник – где-то в верхней части груди или в голове. Нет, не так – там главное, но не единственное вроде бы средоточие волшбы. Я для пробы пробормотал несколько формул – чтобы погрузить монстра в транс и облегчить нашу работу. Бесполезно – я только привлек внимание зомби, он начал шевелиться. Звякнули цепи… Странно, странно… Довольно интенсивная сопротивляемость магическому воздействию, незнакомый характер наложенных на него чар. Я попробовал еще кое-что – из того раздела моей старой коллекции, что было объединено заголовком «Некромантия» – опять мимо? Хотя нет, пожалуй что-то получилось. Вроде бы. Кажется, я догадался, что может его утихомирить – «букет» из нескольких формул. Может попробовать? Но это потребует некоторой подготовки.

– Бесполезно, мастер капитан, – прокаркал кто-то рядом со мной.

Я оглянулся – колдунишка Гезнура.

– Я говорю, бесполезно, – повторил он и скорчил особенно неприятную рожу, – ни «авенорэты», ни сдерживающая магия – ничто его не берет. Я уж пробовал…

Умник – пробовал он… Вслух я этого не сказал, а ответил:

– Ладно, будем считать, что я осмотр закончил. Делайте, что вы там задумали. У вас же есть какой-то план действий?

– Ага, – ужасающие гримасы быстро сменяли друг друга на его лице, похоже, какая-то разновидность нервного тика, – когда не действует тонкая магия, помогают простые средства… Четырех солдат, например, будет достаточно, чтобы с ним управиться. Давайте, ребята…

* * *

Ингви отступил в сторону, Ннаонна тут же пристроилась у него за спиной, а солдаты неохотно двинулись к неупокоенному. Они косились друг на друга и старались оказаться подальше от «объекта», никто не желал быть первым…

– Не робей, – прикрикнул на них графский цирюльник, – вот…

Покопавшись в своем объемистом мешке, он извлек тугой сверток:

– Разбирай!

В свертке были перчатки из толстой кожи. Естественно – в перчатках не так противно.

– Не робей, не бойсь, – тем временем продолжал разбитной мужичок, – надевай перчатки и берись за эту нечисть. Не сумлевайтесь, над нею уже служители церкви все нужные молитвы зачитали, так что все будет хорошо… И отец Роппик сейчас в часовне – за вас молится. Силы Света оберегут вас…

Но солдаты даже после упоминания молитв почему-то не прониклись уверенностью – они, натянув перчатки, все так же мялись, поглядывая друг на друга. Похоже было, что они не понимают, как им лучше взяться за дело. Наконец один робко прикоснулся к руке мертвеца, тот неожиданно резко дернул конечностью. Зазвенели цепи, перепуганный солдат отскочил назад. Видя их неуверенность, цирюльник (врач, писарь, палач и т. д.) принялся командовать:

– А ну-ка, ты и ты… да, да! Берите его за левую ногу, а вы тоже не стойте – берите за правую!.. Давай, давай – чем раньше управитесь, тем быстрее отсюда уйдете… Соедините ему ноги… А мы вот так… – он проворно надел на ноги зомби какую-то железяку.

Неупокоенный хрипел и выгибался, однако четверо солдат и впрямь были гораздо сильнее его. Цирюльник тем временем отсоединил ноги пленника от вделанных в стену цепей, затем велел солдатам схватить зомби за руки. Убедившись, что солдаты (уже слегка свыкшиеся с задачей) держат зомби крепко, он все так же ловко и со знанием дела освободил того и от ручных кандалов.

– А теперь – на стол его! И пристегните ремнями, – скомандовал «распорядитель церемонии» и принялся перебирать звякающее содержимое своего мешка.

Солдаты потащили пленника к столу. Тот уже совершенно сбросил апатию и начал вырываться из держащих его рук. Безуспешно – особой силы у мертвеца не было, четверо крепких мужчин уверенно поволокли его, хотя и не без труда. Заминка возникла, когда потребовалось поднять извивающееся тело на метровой высоты стол, графские латники никак не могли угадать и взяться согласованно…

Пока длилась вся эта безобразная сцена, графский чародей суетился вокруг солдат, что-то попискивал, но его никто не слушал – латники сопели и пыхтели, удерживая свою жертву. Ингви держался в стороне, Ннаонна отвернулась и даже закрыла глаза руками. Граф Гезнур не проявлял брезгливости или испуга – видно было лишь, что он раздосадован задержкой. От волнения он стащил одну перчатку (он тоже взял комплект из свертка, предложенного палачом) и принялся похлопывать ею по ладони…

Когда латники в третий раз попытались водрузить зомби на возвышение и он вновь вывернулся и со стуком грохнулся на пол, Ингви шагнул к столу и, негромко пробормотав некую формулу, хлопнул мертвеца по лбу ладонью. После этого мертвец обмяк, хотя и не прекратил сопротивления вовсе. Один из латников угрюмо буркнул:

– Благодарим, мастер, – и затем предложил своим, – на «и-раз»…

Покойника наконец водрузили на стол и начали пристегивать специальными ремнями с массивными пряжками, а Ингви бесцеремонно выдернул из рук палача его мешок, схватив за дно – и начал вытирать руку. Всевозможные инструменты, которые были в мешке, естественно, с лязгом обрушились на пол. Цирюльник торопливо убрал ногу из-под вороха падающих железяк и не возразил ни слова, хотя его взгляд был достаточно красноречив. При звуке стукнувшего об пол металла Ннаонна вздрогнула и, убрав руки от лица, глянула на стол. Затем опять торопливо отвернулась.

Ингви вновь принялся разглядывать зомби.

– Ну, с чего начнем? – спросил колдун Лопсиль.

– С того, что его лучше было положить лицом вниз, – буркнул Ингви, продолжая изучать труп, – у него очень интересный шрам на затылке.

– Да он весь – один сплошной шрам! – заявил цирюльник, – с чего это вас, мастер капитан, интересует тот, что на затылке?

– С того, – терпеливо разъяснил Ингви, – что из всех его ран только эта – зашита.

Глава 7

Солдаты после слов Ингви начали нервно переглядываться и потихоньку пятиться в тень – подальше от стола. Им, понятное дело, не хотелось отцеплять и переворачивать с таким трудом зафиксированного «пациента».

– А ничего, – бодро заявил цирюльник, палач и т. д., – сейчас и затылок оглядим… и все такое прочее…

И весело взмахнул топором. Колдун тем временем суетился вокруг тяжело ворочающегося в ремнях зомби и стаскивал с него клочья одежды, все еще болтавшиеся на изуродованном теле. Ингви решительно подхватил Ннаонну под руку и увлек к выходу из камеры:

– Все, хватит. Если ты собиралась кому-то что-то доказывать, то по-моему уже вполне достаточно…

Все так же не раскрывая глаз вампиресса покорно пошла, деревянно переставляя ноги… Когда Ингви вернулся к столу (прочтя предварительно несколько укрепляющих нервы заклинаний), зомби уже почти не шевелился, а граф, с подручными внимательно изучал отрубленную голову.

Ингви передернуло. Он буркнул: «Если бы знал, не ужинал бы» – но все же заставил себя приблизиться к столу. Сразу бросилось в глаза отсутствие крови, только мерзкая полужидкая субстанция, крупными каплями сочилась из раны.

– Ага! – вновь раздался радостный голос цирюльника, – вот оно! Вот эти, позвольте заметить, желтые ниточки – у живого нормального человека ничего похожего нету! Нету!

– М-да… Ты уверен?

– Точно, ваша светлость, не сомневайтесь… Уж мне ли не знать – ведь не первую голову снимаю…

– Смотрите, смотрите, – подхватил колдун Лопсиль, – действительно, рана на затылке зашита! Наверное, в этом месте и есть главный секрет неупокоенного…

– И то верно, мастер Лопсиль, – согласился веселый палач, – человек с такой раной не мог выжить, сколько ее, позвольте заметить, не зашивай. А мертвяку рану зашивать просто так никто не стал бы – стало быть, в ней весь секрет и находится… Прикажете вскрыть, ваша светлость?

– Давай…

Один из солдат торопливо отбежал в угол – оттуда послышались приглушенные звуки его страданий. Остальные латники сдерживались, но лица у них побледнели. В сторону стола они старались не глядеть.

Ингви, с трудом сохраняя спокойствие, еще раз осмотрел покойника. Вроде ничего такого особенного… Мужчина, немолодой, выше среднего роста… Что-то крутилось в голове – что-то такое, что должно было иметь значение… Но демон никак не мог сообразить – что же это все время ускользает от его внимания. Очень хотелось спать, да и к тому же давал себя знать побочный эффект наложенных им на себя успокаивающих чар…

– Не желаете ли взглянуть, мастер Воробей? – спокойным тоном позвал его граф.

– Желаю, – согласился Ингви.

Из затылка неупокоенного палач и колдун, вскрыв шов, извлекли шар размером с кулак ребенка. Шар был твердым и матово поблескивал из-под покрывавшей его слизи. Когда его вытащили из отрубленной головы – за ним потянулись несколько желтоватых слизких отростков, которые, впрочем, легко обрывались.

– Как ботва на картошке, – заметил неугомонный палач.

– М-да, – буркнул Гезнур, – знать бы, кто и когда эту картошечку посадил…

– Кто – не скажу, а вот «когда»… Похоже недавно, швы и рана вроде свежие…

– «Вроде», – передразнил палача гримасничающий колдун, – здесь задействованы мощные чары! Судя по тому, что труп не испорчен тлением, ты, мастер, еще можешь сказать, что он и убит был на днях! Чары не дают ему гнить!

Похоже было, что маг недоволен тем, что вниманием господина завладел не он, а разбитной цирюльник и т. д.

– Ну ладно, – перебил спор Ингви, – ваша светлость, я пожалуй пойду. Все, что мне следовало посмотреть, я уже увидел… И спать очень хочется…

– Но мастер Воробей, – приподнял брови граф, – неужели вы нам ничего не скажете относительно… этого?.. Я пригласил вас в надежде получить разъяснения опытного… гм… человека…

– Сэр граф, я обдумаю все это – и мы еще поговорим. А если вы желаете услышать что-либо немедленно – извольте. Этот шарик у него в голове – янтарь? Похоже, да. Довольно дорогое удовольствие – делать таких вот… Тем более, что, насколько я понимаю, для операции необходим совершенно свежий труп, а скорее – живой… объект. Итак, это существо – совершенно точно создано не божеской рукой, а человеческой, поскольку я сомневаюсь, что высшие силы стали бы использовать столь материальный предмет, как этот шар, и потом зашивать рану. Это сделал человек – или не человек, а кто-то, похожий на человека. Далее – совершенно ясно, что в шаре заложен набор заклинаний, который и превращает убитого в такого вот «неупокоенного». Шар пускает отростки, которые пронизывают, очевидно, все тело этого существа – те самые желтоватые ниточки. Они заменят ему нервную систему, кровообращение и прочее… Я думаю, что в этом вы убедитесь сами. Без меня. Вроде все?

– М-да, – в который уже раз промямлил Гезнур, – а что вы скажете относительно его боевых качеств? Четверо моих самых сильных латников едва управились с ним… Армия таких, как он…

Граф выжидательно смолк, уставясь на наемника. Конечно этот вопрос волновал его куда больше технологических тонкостей производства зомби.

– Что касается его боевых качеств, то… Четверо сильных людей – совсем не обязательно. Достаточно отрубить ему голову – верно, мастер?

Цирюльник, палач и т. д. горделиво осклабился.

* * *

Я вышел в «предбанник», где дремали двое стражей в кожухах и в стороне от них угрюмо подпирала стену мрачная Ннаонна – еще более бледная, чем обычно.

– Ну, чего там было? – спросила она, едва я вышел из камеры.

– Да ну их, надоело, – мне не хотелось разговаривать при солдатах, – пойдем отсюда, а? По дороге расскажу… Устал я чего-то…

Я в самом деле чувствовал себя уставшим. И ужасно хотелось спать… Ннаонна тут же с готовностью вынула из кольца в стене один из факелов и бодро затопала по лестнице наверх. Я поплелся следом. У выхода в галерею первого этажа здания мы миновали еще четверых солдат в бело-зеленом, они проводили нас мрачными взглядами. А выйдя во двор замка, я с удивлением обнаружил, что уже светает. Почти целая ночь пролетела незаметно – мне-то казалось, что все длилось пару часов. Неудивительно, что я так утомлен – ведь пока шло «представление», меня поддерживали заклинания, а теперь на обычную усталость наложился отходняк после использования магии…

Мы с Ннаонной потребовали у стражников подать наших лошадей и раскрыть ворота. Они поворчали, что, мол, ночь, что до рассвета не велено открывать… но все же нас выпустили наружу. Наверное, это должно было говорить о том, что Гезнур распорядился нам во всем угождать? Пожалуй, так.

Едва створки ворот сомкнулись за нами, вампиресса, хранившая до сих пор молчание, тут же промолвила:

– Ну, рассказывай! Что ты выяснил?

– Да мне все увиденное нужно хорошенько обдумать, прежде чем…

– Тебе вечно нужно «обдумать». Давай, рассказывай!

– Ну что рассказывать? Ты же все видела… Вернее, слышала. Это не воин армии мертвых, а произведение какого-то психованного некроманта. Так что граф теперь начнет приставать ко мне, просить сходить с ним в Могнак… Не нравится мне это все…

– А почему?

Ннаонна была неугомонна… Как обычно. Впрочем сейчас она скорее всего просто пытается заглушить разговорами гадливость и ужас. Стресс снимает. Я бы тоже сейчас с удовольствием поболтал бы – если бы не вымотался до последней степени.

– Потому, что я не понимаю смысла происходящего… И знаешь, меня преследует такое ощущение, что я упускаю какой-то факт, какой-то вывод… Что-то важное… Нет, не могу сообразить. Устал. Вот сейчас доберусь до какой-нибудь постели… До любой постели…

Ннаонна нахохлилась в седле и задумалась. Наши лошади спокойно шагали по уже знакомой им дороге к деревне. Небо быстро светлело… А я так и не мог навести порядок в мыслях – что-то такое вертелось в голове, но ускользало, едва я пытался сформулировать четче. Нет, все же следует сначала выспаться – а потом уж напрягать мозги.

Наконец мы добрались до нашей казармы. Здесь все было в порядке. У дверей стоял караул, ярко горели факелы – несмотря на то, что их огни уже выглядели бледновато в утренних сумерках. Я вяло подумал, что Никлис – молодец, навел отличный порядок в отряде… Из трех караульных не дремлет ни один, несмотря на то, что час – самый «сонный».

Солдаты поприветствовали нас, один принял поводья и повел лошадей за дом. Там был пристроен сарай, который использовался в качестве конюшни. Старший из наших – здоровяк по имени Стер – осведомился, следует ли немедленно поднять Никлиса.

– Нет, – махнул я рукой, – пусть спит. И я хочу поспать.

– Какие указания передать сержанту?

– Самое главное указание – не будить меня хотя бы часов шесть. Да, не меньше. Потом – тоже лучше не будить, если, конечно, не будет ничего важного.

– Тяжелая выдалась ночка?

– Не то слово…

Стер – довольно опытный наемник, он может нормально общаться со мной. А многие другие солдаты нашего отряда меня боятся. Они испытывают по отношению к «капитану Воробью» прямо-таки суеверное почтение и жутко робеют. Мне к этому не привыкать – я еще в Альде замечал, что если сделать человеку добро… То есть я хочу сказать – сделать добро тогда, когда к этому не слишком вынуждают обстоятельства – так вот в этом случае облагодетельствованный смотрит на меня чуть ли не с ужасом. Если бы я при каждом удобном случае пакостил своим подданным и всячески их угнетал – это было бы принято как должное. Объективная реальность, данная нам в неприятных ощущениях. Если бы я просто был равнодушен к ним – такое воспринималось бы с благодарностью. Но доброе отношение повергало моих вассалов в священный трепет. Я не хочу сказать, что меня это расстраивало – в общем-то правитель и военачальник должен приветствовать, если подданные трепещут перед ним, но… Это дело принимало такие… сакральные, что-ли, формы. С другой стороны по отношению к королю-демону – может быть, нормально?

И тем более интересно, что все повторилось вновь – едва я стал капитаном наемников. Мои премии и доброе отношение солдаты воспринимали с недоверием, хотя братские отношения внутри отряда – кажется, обычное дело. Вероятно, я где-то перегибаю, капитану так не подобает… И что-то, видимо, есть такое в людях Мира… Вот северяне – другое дело. Не понимали – но и не боялись. А впрочем, к Гангмару эти умные мысли… Спать!

Отчаянно зевая, я поплелся в свою комнату…

* * *

Мне все-таки удалось выспаться, даже граф Гезнур прислал за мной уже ближе к вечеру. Должно быть, он и сам отсыпался после веселой ночки. И то сказать – я уже отправился отдыхать, а у него работа только начиналась. У него и его веселых подручных.

Итак я благополучно дрых до полудня, затем все же заставил себя встать… Я совершенно не чувствовал себя отдохнувшим и башка болела невыносимо. Да и вообще – во рту пересохло, ноги подгибались – все симптомы похмелья. Или последствия вчерашних магических упражнений.

Вероятно, мое состояние отражалось на внешности – во всяком случае Никлис, едва увидел меня – сразу предложил рассольчику. Я понял, что ничто не разубедит моего сержанта, решившего, что мы с графом всю ночь пьянствовали… Из своего «номера» показалась Ннаонна.

– Ну, чего надумал? – поприветствовала она меня, – поступаем к графу на службу?

Я ее прекрасно понимал. Только недавно ей открылась тайна происхождения Семьи вампиров, а теперь перед ней реальная возможность побывать на «исторической родине», прикоснуться, так сказать, к легенде… Зато меня такая перспектива не грела. Несколько солдат, оказавшихся в коридоре, остановились чуть поодаль и с отсутствующим видом стали прислушиваться, дожидаясь моего ответа… Я постарался принять позу спокойного равнодушия и буркнул:

– Потом поговорим… Мне еще многое в этой истории не ясно. Никлис, сообрази-ка пожрать, а потом посоветуемся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное