Виктор Исьемини.

За горизонтом

(страница 2 из 33)

скачать книгу бесплатно

– А у меня все готово, – пожал широченными плечами Каногор, его металлическая сбруя звякнула, – Беронк безусловно верен мне. В ночь, когда… э-э-э… в ночь операции в карауле будут стоять назначенные им гвардейцы. Кроме того, я подготовил двадцать молодцов для исполнения самой деликатной части плана. Они войдут в Валлахал непосредственно перед началом. Затем сотня наемников, которым все равно, кого резать… Да они будут даже рады, когда узнают, для чего их наняли.

– Рады? – переспросил канцлер.

– Ну конечно – это ж гевцы! Они всегда рады нанести ущерб империи. А тут такое… Ну и помимо всех этих головорезов – мои вассалы с их латниками… В общем, вооруженных людей как будто вполне достаточно для этой операции… Единственная загвоздка – тролли. К ним у меня нет подходов. Да еще и колдуны…

– Ну, что касается колдунов, – заметил Велиуин, – то ночью в Валлахале их останется не больше дюжины. Они не будут ожидать нападения… Да и к тому же отнюдь не все наши Изумруды – великие мастера.

– А сам Гимелиус? – деловым тоном осведомился маршал. Он уже чувствовал себя в привычной стихии и просто обдумывал очередную военную операцию, прикидывал расстановку сил, очередность этапов и так далее.

– Гимелиус – один из величайших тавматургов Мира. С ним как раз могут возникнуть сложности.

– Хорошо, – кивнул маршал, – я поручу Изумруда лучшим из моих людей. А вы, маг, посодействуете им?

– Нет, – спокойным тоном ответил толстый юноша, – полагаю, что мне будет более целесообразно помочь с троллями. Но я изготовлю для нейтрализации Гимелиуса специальное оружие. Или лучше так – под каким-нибудь предлогом пригласите меня к себе в дом. Там я поработаю с оружием ваших, как вы выразились, молодцов. Во-первых им лучше драться привычным оружием, а во-вторых – меньше возни в Валлахале.

Маршал наморщил лоб и с подозрением поглядел на молодого мага, затем переглянулся с канцлером. Каногора очень насторожил отказ Велиуина драться с дядей. Это скорее всего означало, что Гимелиус опаснее, чем хочет показать юнец.

Канцлер перехватил взгляд маршала и задумчиво потер двумя пальцами переносицу, затем объявил:

– Пусть так. Мастер Велиуин поможет с троллями, а вы, сэр Каногор, позаботьтесь о том, чтобы Гимелиусом занялись достаточно компетентные исполнители. И в достаточном числе. В конце концов, непобедимых не существует. И еще раз прошу вас, маршал, не забывать об осторожности. Теперь все зависит от вас…

– До сих пор у вас не было поводов упрекать меня, – буркнул маршал.

– Разумеется. До сих пор вами все было исполнено превосходно. Тем более – будет обидно оступиться, делая последний шаг.

Глава 3

У ворот замка все повторилось. Едва узнав, что прибывшие – отряд Воробья, стражники в бело-зеленом мгновенно распахнули ворота и подчеркнуто уважительно предложили капитану войти в замок.

– А мои люди? – осведомился Ингви.

– Мастерам солдатам мы предоставим подходящее жилье и снабдим всем необходимым.

Что до вашей милости, мастер Воробей, – ответствовал старший стражник, – то велено немедленно вести вас в графские покои, в какое бы время ваша милость не изволили пожаловать. Так что почтительно прошу следовать.

Ингви на минуту задумался, потом принял решение:

– Ннаонна, ты со мной. Никлис, с остальными двигай в это жилье, куда покажут. Смотри, поосторожнее там…

– Ясно, – отозвался тот.

Смысл слова «поосторожнее» был ясен – гостеприимство графа, оставившего наемников за стенами замка, выглядело несколько двусмысленно. Никлису следовало держаться настороже.

Ингви с Ннаонной въехали в замок, тяжелые створки ворот тут же с лязгом сомкнулись за ними. В общем-то ничего особенного в этом не было. Осторожность такого рода была совсем не лишним делом в Геве, где крошечная война могла разразиться где угодно и в любой миг… Во дворе гости спешились, слуги – все такие же внимательные и почтительные – приняли поводья и отвели животных на конюшню. У дверей графского замка встречавший их стражник еще раз поклонился и отправился обратно на свой пост, «передав» посетителей акенрскому мажордому. Тот, поприветствовав гостей, предложил следовать за ним.

Нутро замка оказалось сырым и мрачным, отчетливо несло гнилью… Мажордом с подсвечником в руках шел уверенно, но гости постоянно поглядывали себе под ноги, опасаясь споткнуться на неровном, местами скользком, полу. Поднимаясь в полумраке по скрипящей лестнице, Ингви шепнул Ннаонне:

– На, смотри в оба… Что-то слишком уж здесь все вежливы с нами.

Девушка как бы невзначай положила ладонь на рукоять кинжала, не спуская глаз с маячащей впереди спины, подсвеченной по контуру огнями свечей… Несколько раз они проходили мимо скучающих в нише стражников, кое-где чадили факелы, бросая тревожные отсветы на закопченный, покрытый многими слоями сажи потолок… Все в целом выглядело очень мрачно. Время от времени Ингви как-бы невзначай касался стен, чиркая по сырым грубым камням перстнем…

Наконец мажордом остановился у какой-то двери и распахнул ее. Из проема ударил яркий свет. Ингви придержал свою спутницу и постоял с минуту, дожидаясь, пока глаза привыкнут после полумрака. Затем шагнул через порог – и очутился в просторной галерее. Из больших стрельчатых окон доносился щебет птиц и потоками лился солнечный свет, играя пестрыми красками гобеленов, которыми была увешана противоположная стена.

Мажордом, погасив свечи, терпеливо ожидал.

– Эй, почтенный, – обратился к нему Ингви, – я понимаю так, что граф обитает где-то здесь, в светлых покоях… Так зачем же водить нас по темным коридорам?

– Таков порядок для всех посетителей, – ответил тот.

– В каждой избушке – свои игрушки… Мы по несколько раз прошли по одним и тем же галереям. Это что же – чтобы дорогу потом сами найти не смогли, а?

– Таков порядок для…

– Хорошо-хорошо, я понял. Между прочим, я не заблудился и в самом центре Черной Скалы – слыхал ты о таком местечке, любезный?.. – «любезный» невозмутимо хлопал бараньими глазками и молчал, – ладно, веди дальше.

Мажордом повернулся и все так же спокойно затопал вдоль светлой галереи, гости за ним. Ннаонна с любопытством оглядывала гобелены, вышитые всевозможными сценами – от сюжетов, взятых из «Житий блаженных» до сцен, изображавших эпизоды из известных светских книг. В конце галереи перед массивной дверью провожатый остановился и постучал. Дождавшись утвердительного возгласа из-за двери, он распахнул створки и объявил:

– Его милость капитан Воробей со спутницей!

Затем слуга посторонился и пропустил гостей вперед. Ингви перешагнул через порог, огляделся и хмыкнул.

* * *

Кабинет графа Гезнура приятно напомнил мне мои собственные апартаменты в Альхелле. Во-первых, одну стену занимала огромная карта Мира. Не гобелен, не анноврский ковер, не мозаика – карта Мира. Этот скромный граф, правитель небольшой области в захолустном окраинном королевстве, желал всегда иметь под рукой изображение своей вселенной – несомненно он ежечасно печется о ее судьбах. Не иначе! Затем мой взгляд скользнул по другим элементам обстановки кабинета графа. В углу – чучело, обряженное в боевые доспехи этого почтенного сеньора. Правильно, я тоже держал оружие в кабинете, не помешает. И наконец, заваленный пергаментами и книгами стол. Сам хозяин кабинета как раз восседал за этим столом в окружении груд всевозможных документов. Для полного сходства не хватало только кровати – конечно, до такой экстравагантности граф Гезнур еще не дошел – это только я… И то, лишь после того, как меня потеснила в моих апартаментах Ннаонна…

Едва мы с вампирессой вошли, граф тут же встал нам навстречу и весьма вежливо – под стать своим слугам – поприветствовал дорогих гостей.

– Очень рад, – заявил он, – что вы, ваше величество, соблаговолили счесть возможным откликнуться на мою просьбу и посетили меня в Акенре.

Мы в кабинете были одни и он спокойно мог называть меня «величеством», но все же – какая впечатляющая обходительность!

– Право же, граф, – не менее куртуазно, надеюсь, отозвался я, – не стоит так благодарить меня, ибо ваше письмо с приглашением было составлено в столь любезном и высокопарном духе, что мне невозможно было не принять оное приглашение… Но ближе к делу! Что, собственно, было причиной вашего беспокойства?

Тут граф задумался:

– Э-э-э, ваше величество… Даже не знаю, как рассказать… Пожалуй лучше вам прежде увидеть это своими глазами. Соблаговолите пройти со мной в подземелье.

– Ну что ж, ведите…

Интересно, интересно, приключения продолжаются. В начале мы с Ннаонной подверглись занятной обработке, предназначенной для всех гостей замка – даже для таких почетных и долгожданных, как я. Мне-то все стало ясно почти сразу. Посетителей некоторое время водят кругами по сырым, темным и мрачным закоулкам, прежде чем проводить в «светлую» часть апартаментов, где, естественно, обитает граф. Зачем? Затем разумеется, чтобы гости не могли самостоятельно отыскать обратную дорогу и чтобы пришли в нужное расположение духа. Предок Ннаонны обыграл все куда остроумнее… Ну и еще я, обладая колдовским даром, легко могу раскусить такие штучки – и все же!.. Мало того, что слуга водил нас кругами по мрачным закоулкам надземной части замка – теперь граф приглашает меня в подземелье. Для полноты впечатления, что ли… И что там у него? Винный погреб, склеп, темница?

Приглашение посетить подвал выглядело как-то подозрительно, но было достаточно вежливо сформулировано и уважительно высказано. Ладно, поглядим…

– Прошу следовать за мной…

И Гезнур, не теряя времени тут же быстро повел нас вновь в темную, лишенную окон, часть замка. Теперь уже без проволочек и хождения кругами. Пройдя пару галерей, скупо освещенных факелами, хозяин оказался перед низенькой неприметной дверцей, у которой стоял стражник. При нашем приближении солдат отступил в узкую нишу и прижался к стене, освобождая нам место в тесном коридоре. Сняв с пояса тяжелый массивный ключ, граф отпер замок и толкнул дверцу. Не говоря ни слова, он взял со специальной стойки факел (там было несколько запасных – очевидно, как раз для таких посещений подземелья), зажег его и протянул мне. Я тут же передал его Ннаонне. Не слишком вежливо, но у меня руки должны быть свободны. Затем Гезнур, пригнувшись, проскользнул за дверь и оттуда приглашающе махнул рукой. Мы с вампирессой последовали за ним. Дверь за нашими спинами не захлопнулась – и на том спасибо, но в целом все выглядело донельзя мрачно и подозрительно. Если мажордом провел нас по просто мрачным и грязным галереям – то теперь, спустившись в подвал, мы оказались в каком-то, так сказать, активно устрашающем месте. Сырые стены с плесенью и мерзкими насекомыми, мечущиеся тени и отблески тусклого огня факелов, какие-то ржавые кольца в стенах, склизкий мусор под ногами…

Разумеется, граф вел нас в свою собственную темницу. Для полноты картины не хватало только прикованных цепями скелетов – очевидно, это ожидало нас впереди… Десерт, так сказать…

* * *

Подземелье замка Акенр могло оправдать самые мрачные ожидания – сырые стены из дрянного кирпича, гнилые ошметки на полу, затаившийся по углам мрак… и совершенно жуткий смрад. Тем не менее здесь тоже стояла стража – двое солдат жались в углу у горящих факелов и кутались в облысевшие вытертые меховые накидки. В подвале было очень холодно. При появлении посетителей охранники встали, не делая, впрочем, никаких попыток принять бодрый или молодцеватый вид.

– Ну как? – осведомился у них граф.

Один солдат просто пожал плечами, другой, оттянув повязку, прикрывавшую лицо, буркнул:

– Все по-прежнему, ваша светлость.

Оба солдата прикрывали нижнюю часть лица материей, сложенной в несколько слоев – скорее всего, просто по привычке, ибо их тряпки наверняка уже давно пропитались зловонием.

Ингви пробормотал подавляющее запахи заклинание и широко развел руки, определяя вектор воздействия своей волшбы. Огонь факела Ннаонны, которая стояла рядом с ним, заметался при этом движении, бросая тревожные отсветы и играя бликами в капельках воды на сырых стенах. Вонь уменьшилась…

– Никаких изменений? Он не двигался? – уточнил Гезнур.

– Даже не пошевелился, – ответил стражник, машинально привычным жестом натягивая на нос ткань.

– Ладно, – граф передал факел стражнику и, отцепив от пояса другой ключ, еще более громоздкий и ржавый, чем первый, принялся возиться с громадным замком на двери, обитой железом.

Отомкнув замок и сняв его, он небрежно сунул железяку другому солдату. Затем вновь взял у первого стражника факел, обернулся к гостям и, подумав с минуту, объявил:

– Сейчас я продемонстрирую вам то, что побудило меня обратиться за помощью. Предупреждаю – зрелище не из приятных. Более того, сказать точнее – зрелище гадкое, ужасное и отталкивающее. Я считаю, что даме не следует входить и предлагаю, мадам, подождать нас здесь.

– Вот еще, – буркнула Ннаонна, – я с вами.

– Пусть так, я предупредил, – констатировал граф и, сделав приглашающий жест, исчез внутри.

Ингви шагнул вслед за хозяином замка. За дверью оказалось довольно просторное помещение, еще более мрачное и зловещее, чем прежнее. На стенах в ржавых кольцах были укреплены два факела, дававших больше копоти, чем света. Ингви мгновенно определил, что огонь в них поддерживается за счет каких-то магических заклинаний. Иначе и быть не могло – простое пламя давно бы потухло, ведь у стражи за дверью не было ключей, а в их обязанности несомненно входило наблюдение за этой комнатой. Погасни огонь внутри – и они ничего бы не смогли рассмотреть. В камере не было заметно никакого движения и Ингви, слегка успокоившись (довольно странное поведение хозяина настораживало демона, он начал даже подозревать, что их с Ннаонной заманивают в какую-то ловушку), посторонился, давая войти внутрь Ннаонне. При свете ее факела, более яркого, он вновь огляделся, не находя причину их появления здесь… Стены, ржавые крюки и цепи по углам… Ага!.. В дальнем углу на цепях провисло тело… Но что это было за тело – полуразложившийся мерзкий покойник, уродство которого совершенно не прикрывали какие-то жалкие лохмотья…

Ингви настороженно взглянул на графа – ему пришло в голову, что «экскурсия» имеет целью запугать гостей, смутить видом чьей-то жестокой участи. Демон положил ладонь на рукоять Черной Молнии:

– Как прикажете понимать это, граф? Вы что же – собирались удивить меня зрелищем результатов местного правосудия?.. Или?..

Гезнур удивленно взглянул на него, качнул головой, затем ответил:

– Нет, ваше величество. Вы, кажется, превратно меня поняли. Сейчас.

Гезнур воткнул свой факел в железное кольцо рядом с отвратительным телом и нагнулся. Подобрав с пола какую-то палку, Гезнур выпрямился, смерил взглядом своих гостей и объявил:

– Приготовьтесь… И постарайтесь держать себя в руках…

Дождавшись ответных кивков, гевец обернулся к неподвижному телу, глубоко вздохнул… Еще раз вздохнул… И резко ткнул палкой куда-то в живот трупа.

Ннаонна тихо пискнула и выронила факел, Ингви выругался на демонском языке – тело, закованное в цепи, и до того казавшееся безнадежно мертвым, задергалось. Это выглядело дико и невероятно – тлетворная куча гнилой плоти несомненно почувствовала прикосновение палки и реагировала, корчась и пытаясь увернуться… Ржавые цепи звенели и скрежетали о камень…

Глава 4

Пока Ннаонна, нагнувшись в дальнем от узника углу, извергала недавно съеденный завтрак, всхлипывая и повизгивая, Ингви то медленно тер виски, то чесал затылок. Весь его вид выражал растерянность и удивление. Наконец он промямлил:

– М-да… Что же это такое?

– Именно это я и сам хотел бы знать, – ответствовал гевец, – может, для начала достаточно? Вернемся в мой кабинет?

– Ага, ик!.. Вернемся, – донеслось из угла.

Гезнур бросил под ноги палку, с помощью которой демонстрировал посетителям способности «узника» и огляделся, держа раскрытую ладонь на отлете. Не найдя ничего подходящего, чтобы вытереть руку, он сделал неопределенный досадливый жест и пошел к двери. У выхода граф остановился и кивнул:

– Кстати, вот эти штуки сняли с нашего… существа, когда его изловили.

«Штуками» оказались ремешки с застежками, к которым были привешены колокольчики. Ннаонна уже выскочила из камеры, всхлипывая и вытирая рот рукавом, снаружи тут же послышались ее торопливый топот по лестнице. Вампиресса устремилась вверх – прочь из мрачного акенрского узилища с его жуткими тошнотворными тайнами. Ингви чувствовал себя немногим лучше девушки, но постарался не спеша рассмотреть ремешки и колокольчики и даже пошевелил кучку носком сапога.

– Браслеты и ошейник, – пояснил граф, – у этого существа несомненно был хозяин, который желал слышать, как оно движется. Другого объяснения я не вижу.

– Такие колокольчики носят иногда шуты, – буркнул Ингви, – хотя мне трудно вообразить кого-либо, у кого подобный скоморох мог бы вызывать веселье.

– М-да, шут, достойный самого Гангмара, но мне больше по душе мое объяснение.

– Мне тоже. Пойдем и мы?

– Да. Такое самообладание делает вам честь, ваше величество. Но я попрошу вас еще раз осмотреть… хм-м… тело. Собственно, я хочу чтобы вы присутствовали при вскрытии. Позже, разумеется – сейчас, пожалуй, в самом деле довольно.

Когда демон и Гезнур вышли из камеры, граф аккуратно затворил дверь и тщательно запер массивный замок. Потом строго глянул на стражников – ответом ему были тяжелые вздохи, один солдат прятал руку за спиной.

– Пить не запрещаю, – бросил им граф, – запрещаю напиваться…

– Вы хотите делать вскрытие? – уточнил Ингви, поднимаясь следом за хозяином по темной лестнице.

– Да. Дело в том, что в качестве пленника этот… это… это нечто стоит недорого. Оно ничего не говорит, почти не реагирует на происходящее… Не чувствует боли от ударов – во всяком случае, на удары ножом оно обращает внимание не больше, чем на удары ножом… Словом, узнать что-либо у него невозможно. Вот я и решил, что его внутреннее устройство расскажет мне больше…

– Логично, – откликнулся Ингви, когда они с Гезнуром поднялись по лестнице на первый этаж замка, где вампиресса ожидала их, переминаясь ноги на ногу, – Ннаонна, ты как?

– Нормально, – буркнула девушка, – вообще-то там не было ничего такого… Просто неожиданно очень…

– Я предупреждал, – пожал плечами граф Гезнур, – и предлагал барышне не входить… Ладно, идемте ко мне – там и поговорим. Я расскажу все с самого начала, а вы, ваше величество, скажете мне, что это, по-вашему, означает… По дороге ничего говорить не буду – мало ли кто услышит… Кстати, прошу учесть – это существо тайна даже для многих обитателей замка Акенр…

Когда они миновали темные закоулки и вернулись в галерею с окнами, Ингви посмотрел на вампирессу. Та выглядела почти нормально – разве что была несколько бледнее, чем обычно, да под глазами образовались темные тени.

– Ты точно нормально себя чувствуешь? – уточнил он.

– Да нормально, нормально, – нервно отозвалась девушка, – извини, что я убежала. Просто…

– Пустяки, – махнул рукой демон, – это неважно. Но если тебе нехорошо, то лучше скажи.

– Да? Тогда слушай – мне мерзко, погано, отвратительно. Я только что была в гадком подвале, где на цепи сидит живой мертвец. Вот этот вот, – Ннаонна кивнула в сторону графа, – тыкал в него палками и собирается резать ножами и спрашивать твое мнение по поводу той гнилой требухи, что отыщется у трупа внутри. Я вырыгала свой завтрак, я… Но я покинула подвал с мертвецом на своих ногах и могу тебе сказать: «мне мерзко, погано, отвратительно». Ясно?

– Ясно, – ухмыльнулся Ингви, – молодец.

– В самом деле, – подхватил Гезнур, выслушавший тираду девушки не меняясь в лице, – мадам, вы великолепны. Как только почувствуете в себе силы – скажите. Я велю подать завтрак, чтобы возместить…

Тут – услышав о еде – вампиресса скорчила ужасную гримасу и отвернувшись перегнулась пополам. Она хрипела и корчилась, но все было понапрасну – ее желудок полностью освободился от своего содержимого еще в подвале…

* * *

Когда все вернулись в кабинет графа, девушка плюхнулась в стоящее в углу кресло и демонстративно уставилась в окно, словно рассказ графа ее не интересует. Впрочем, демон знал, что любопытная вампиресса будет внимательно слушать каждое слово. Сам Ингви подсел к столу, граф занял свое место и принялся рассказывать:

– Эта история началась довольно давно. Наш покойничек вышел – то есть я хочу сказать, вышел сам, на своих собственных ногах – к южной границе Болотного Края. Тамошний принц не друг мне и не союзник, так что я вынужден следить за всем происходящим в его стране. От принца Лонервольта всегда можно ожидать неприятностей, так что… Словом, опуская ненужные подробности, скажу лишь, что об этой загадочной «находке» мне стало известно почти сразу же…

Ингви кивнул – «опускание ненужных подробностей» означало, что граф не желает даже вскользь упоминать работающих на него приближенных принца Болотного Края. Конспирация…

– Естественно, меня это заинтересовало, этот живой покойник…

– Естественно?

– Мы мало знакомы, иначе вы, ваше величество, не удивлялись бы… словом, я предложил принцу Лонервольту выкупить у него «забавную диковинку». Принц вечно нуждается в наличных – долго он не раздумывал.

– И принц Болотного Края не удивился вашей заинтересованности, граф? И вашей осведомленности?

– Повторяю, вы мало меня знаете, иначе не удивлялись бы широте моих интересов… что же касается осведомленности – то, подозреваю, сей алчный принц сам через продажных вельмож поставляет мне сведения о собственном дворе, о своих сношениях с Валлахалом – подлинные сведения… Да, да! Я уверен, что он сам приторговывает своими же секретами, ибо его жадность и бесстыдство не знают границ… В их семейке все жадные мерзавцы – вообще, в этом Болотном Крае люди такие, с гнильцой. Однако Гангмар с ним, с принцем Лонервольтом – вернемся к этому мертвецу. Когда люди принца хватали его и заковывали в цепи, этот… он сопротивлялся. Его движения не были стремительными, а сила ударов не была велика. Ежели оценивать это чудище, как бойца – то его преимущества в ином. Мертвого нельзя убить – во всяком случае, весьма сложно. Он способен терпеть любую боль, хотя, безусловно, способен ощущать ущерб…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное