В. Вейнланд.

Руламан

(страница 5 из 11)

скачать книгу бесплатно

Наконец Репо отважился заговорить о сватовстве Обу.

– Где юноша? – спросил Наргу.

Репо позвал жениха. Лицо вождя омрачилось.

– Где ты видел Ару? – спросил он.

Обу рассказал все без утайки. Тогда Наргу достал наконечники стрел, еще красные от крови.

– Узнаешь ли ты их? – сказал он юноше.

– Эти наконечники моих стрел, – отвечал тот.

Как укушенный змеей, вскочил старик и закричал:

– Так это вы воры из пещеры Тульки! Вы убиваете моих медведей, крадете мясо для ваших жен и детей и смеете после этого сватать мою внучку! Я покажу вам, убийцы!..

Он бросился с ножом на Обу. Но в ту же минуту каменный топор Репо выбил оружие из его рук, и нож, звеня, покатился по полу. Большой пес Наргу яростно прыгнул на грудь Репо, но Обу ударил его топором, и животное с воем упало.

Страшный шум привлек жителей Налли и они бросились на пришельцев. Оба аймата, бешено пробивая себе дорогу, скрылись в лесу.

Глава 17. Нападение на пещеру Налли

Наступили короткие зимние дни. Долина Арми ярко белела снегом.

Тисовые и сосновые леса притихли и замерли.

С того дня, как вернулись домой Репо и Обу, веселье и радость исчезли в пещере Тулька. Обидой и кровью ответил Наргу на предложение Руля. И вот теперь на шесте посередине площадки висела шкура волка, обрызганная кровью, в знак мести и борьбы с обидчиком.

Серьезно и молчаливо ходили мужчины, вооруженные с головы до ног, с лицами и руками, выкрашенными в красную краску войны. Шепотом, озабоченно говорили между собою женщины и удерживали детей от игр. Каждый день можно было ожидать нападения Наргу.

Руль целыми часами совещался с Паррой. А однажды он один ушел к Ангеко и вернулся от него бодрый и веселый. Хитрый вождь Гуки, надеясь на долю добычи, обещал помочь Рулю самому напасть на пещеру Налли. Таким образом у Руля составился отряд человек в тридцать, но этого все-таки было мало для войны с сорока хорошо вооруженными людьми Наргу. Все были готовы к выступлению и только ждали сигнала вождя. Руламана Руль решил оставить дома, не желая обагрять руки сына в человеческой крови.

И вот разведчики принесли известие, что люди из Налли отправились на охоту за буйволами к реке Нарге. Было решено немедленно напасть на опустевшую пещеру врага. К Ангеко послали одного из айматов. Плотно подкрепившись мясом медведя, семь воинов Тульки спустились вниз в долину Арми, где должны были ждать людей Гуки. Руламан, оставшийся защищать пещеру, пошел их проводить.

С тяжелым сердцем прощался он с отцом и печальный вернулся к старой Парре.

Айматы были одеты теплее, чем летом; поверх оленьих платьев они накинули волчьи шкуры, а вместо сандалий высокие оленьи сапоги. В знак вражды и объявленной войны на шапках у них красовались перья ворона. Ангеко, как более осторожный и рассудительный, снабдил своих людей сумками с сушеной рыбой, над чем немало смеялись люди Тульки. Воины осторожно ступали на следы друг друга и шли молча, не нарушая тишины спящей природы.

Когда останавливался шедший впереди Руль, за ним останавливался весь отряд.

Во время небольшого отдыха было решено разойтись по двое в разные стороны, во избежание встречи с разведчиками Наргу. Сборным пунктом назначили всем известную высокую скалу в четверти часа ходьбы от вражеской пещеры. Крик совы был их сигналом.

Шесть пар медленно разошлись по разным направлениям. Руль первый появился у сборного пункта с одним из пещеры Гуки. Скоро подоспела другая пара. Уже брезжило утро, а не все еще собрались. Руль ходил в беспокойстве, ожидая Репо и Обу.

Вдалеке вспыхивал огонь.

– Неужели это огонь у пещеры Налли? – спрашивал Руль у разведчика. – Ведь мужчины их в отлучке, а во время войны кто же держит огонь ночью? Уж не женщины ли пируют одни? Или хитрый Наргу готовит нам западню?.. В кустах послышался предостерегающий крик черного дрозда.

– Нельзя больше ждать, – сказал Руль, и, сломав сосновую ветку, воткнул ее в снег, а рядом с ней положил шесть камней. Это значило, что они выступили в числе шести человек.

Айматы двинулись вперед, стараясь прятаться за деревьями и кустами. Кровавый диск солнца выплыл из-за гор и осветил местность. Издали был виден вход в пещеру Налли и ни одной живой души вокруг нее.

– Убей ворона, что сидит на шесте у входа, он может нас выдать! – приказал Руль одному из своих.

Стрела засвистела и ворон упал. Через минуту он поднялся с громким криком и улетел в пещеру.

– Вперед! – закричал Руль и побежал. В эту минуту из-за ближних кустов посыпался на нападающих целый дождь стрел. Руль и два брата его упали тяжело раненые. Трое из людей Гуки отступили в лес.

Пещера разом ожила. Из нее выбежали женщины и дети; из-за кустов показывались мужчины. Все окружили павших врагов, прыгали над ними, смеялись и танцевали.

Старый Наргу вышел и со смехом сказал:

– Вы хотели меня перехитрить, жалкие убийцы чужих медведей?.. Разве их только трое?..

Узнав о троих, скрывшихся в лесу, он послал за ними погоню. Через полчаса Руль пришел в себя и услышал крики и насмешки врагов, а затем издали донесся громкий военный клич Репо. Мгновенно все обитатели Налли снова попрятались в пещеру. И когда воины Тульки и Гуки появились на площадке, произошла страшная свалка. Рассвирепевшие при виде раненого вождя, люди Руля перебили стражу и ворвались к Наргу.

Ара стояла рядом с дедом, бледная и трепещущая от страха. Старик храбро встретил врагов с ножом в руке. Но Ара, бросившись вперед, закричала со слезами:

– Обу! Обу!.. Я буду твой женой, только не убивай моего деда!..

Репо и Обу остановились. Из пещеры несся страшный вопль убиваемых женщин и детей.

– Разве в обычае айматов убивать детей и женщин?.. – гордо сказал Наргу.

Репо обернулся и крикнул своим воинам:

– Оставьте женщин!

Ара, валяясь в ногах у деда, молила:

– Заключи мир с Тулькой, прекрати войну!..

Репо стоял, опустив свой топор, и в упор смотрел на старика. Вдруг он далеко отшвырнул от себя оружие и сказал:

– Мы не обагрим своих рук в крови брата старой Парры. Конец вражде, да будет впредь меж нами один мир! Ара простерла к деду руки.

Наргу склонил голову в знак согласия и просил подвести его к раненому вождю Тульки.

Руль с трудом приподнялся при приближении Наргу. Старый вождь протянул ему меч и сказал голосом, неожиданно дрогнувшим:

– Возьми его, и пусть между Налли и Тулькой с этого дня будет тесная дружба.

Луч радости промелькнул в тускнеющих глазах Руля.

– Я умру… – глухо сказал он. – Но Тулька сдержит слово…

Соединитесь против калатов…

И он опять лишился чувств.

– Поспешим домой с ним… – закричал Репо, скрывая страшную душевную боль.

На носилках из копий понесли воины раненых товарищей. Наргу подарил всем им на прощание по прекрасному каменному оружию. Ара взяла за руку Обу и пошла за ним.

В долине, у ручья, где воины омыли раны товарищам, Руль снова открыл глаза и шепнул наклонившемуся к нему Репо:

– Я умираю… Будь ты вождем моих храбрых айматов, пока не вырастет мой молодой сокол Руламан. Отдай ему на память об отце этот нож из солнечного камня… О, Руламан… сын мой… неужели я больше не увижу твоих блестящих глаз… не услышу твоего голоса?.. И он тихо умер у ручья в долине Арми.

Глава 18. Погребение руля

Когда раздался условный знак возвращения воинов, в Тульке все спали кроме Руламана и Парры.

Мальчик выбежал навстречу отцу с радостным криком:

– Рулаба! Рулаба!..

Но он не услышал призывного ответа. Сердце мальчика сжалось, когда он увидел лежащего на носилках Руля. Руламан бросился к отцу.

– Он умер?.. – спросил он, бледнея, у Репо.

– Да… умер… – ответил Репо.

– Умер!.. – закричал Руламан, и крик его долетел до пещеры.

– Умер, а я живу!..

Обу обнял его и сказал:

– Руламан! Убей меня как жертву мести на могиле твоего отца. Я один во всем виноват. Если бы я не встретил Ары…

Руламан, не слушая его, вырвался из объятий друга и упал на грудь мертвого отца.

– Рулаба!.. Рулаба!.. – повторял он, теряя рассудок от горя.

Он приложил к губам отца ухо, словно стараясь услышать его ответ. Репо в коротких словах рассказал о битве с Налли, передал последние слова Руля и вручил сыну нож, последний подарок отца. Руламан схватил нож, пожал руку Обу и исчез в лесу. Вернувшись домой, айматы нашли старую Парру без чувств у входа в пещеру. Услышав крик Руламана, она поняла что случилось. Ее внесли в пещеру и положили рядом с мертвым вождем.

На другой день столб, возвещавший объявление войны, был повален. Все население Тульки выкрасило лица черной краской в знак траура. Посреди площадки, под навесом из высоких стволов и веток, поместили тело Руля, одетое в лучшее платье; лучшее его оружие лежало рядом. В полдень явился Ангеко со своими людьми. Как каменная статуя сидела неподвижная Парра рядом с Репо. Ангеко опустился рядом с ними.

Мужчины и женщины толпились на площадке с печальными, заплаканными лицами и пели жалобную похоронную песню.

Вечером мужчины отправились на охоту для погребального пиршества. Ангеко указал им берлогу медведицы и уже на другой день они вернулись с добычей.

Кладбищем для павших в бою айматов служил один из гротов в горах между пещерами Тульки и Гуки. Это была мрачная дикая местность, и только перед самым гротом была ровная площадка с большим удлиненным камнем посередине. Кругом него валялись остатки от прежних пиршеств: угли, кости, осколки посуды. Старые угрюмые тисы охраняли вход в последнее жилище айматов, заваленное каменными плитами.

Грот делился на помещения: одно, большое, с нависшим потолком, предназначалось для погребения простых воинов; трупы и кости лежали там кое-как, друг на друге. Трупы вождей аккуратно складывали в другое помещение – узкое, с высоким потолком. Тела прислонялись к стене в стоячем положении с оленьим рогом в руках.

Старик Наргу пришел на третий день, к погребению. Парра через много лет увидела снова лицо своего младшего брата. Утром того же дня вернулся из своего уединения Руламан, он ни одним звуком не выдал своей мучительной тоски. Одна Парра вполне понимала всю силу его любви к умершему отцу. Длинное печальное шествие потянулось из пещеры Тульки. Впереди четверо айматов несли на носилках, покрытых медвежьей шкурой, тело вождя. За ним двое несли в корзине старую Парру. Потом медленно двигались Наргу, Ангеко, Репо и Руламан в праздничных одеждах и в полном вооружении. Четверо айматов несли предназначенное для пиршества мясо. За мужчинами с печальными песнями и скорбными воплями шли женщины и дети. Перед погребением Руля прислонили к скале у входа в грот и, по обычаю айматов, вожди других племен обратились к нему с речью. Первым заговорил Наргу.

Он говорил о прежней вражде между ним и Рулем, о благородном их примирении теперь, о подвигах покойного, удивлявших всех.

– Часто трепетало восторгом мое сердце, – говорил он, – когда я слышал о твоей силе, ловкости и уме. Ты был быстр как олень; твоя рука была верна, и никогда стрела, пущенная ею, не давала промаха. Ты сражался с медведями, с турами, с глазу на глаз боролся с могучим буррией. Прими же меня, друг, когда я вместе с другими вождями снизойду в теплую, светлую пещеру Вальбы на вечный покой…

Наргу надел на мертвую руку Руля кольцо и добавил:

– Когда я увижу его светящимся в пещере Вальбы, я узнаю тогда тебя, о, Руль, смелый герой!

Потом стал говорить Ангеко:

– Зачем оставил ты нас, стариков, о, цветущий Руль?.. Ты был вороном по мужеству и носорогом по силе!.. О, коротка жизнь героев, так как опасности всюду грозят им!.. Возьми с собой на дорогу вот этот любимый мой нож и скажи обо мне хорошее светлым духам в пещере Вальба!.. Я стар и скоро последую за тобой!..

Дикая пляска мужчин чередовалась с мирными танцами женщин и с пением похоронных песен, под звуки дудки и барабана.

Вечером зажгли огромный костер и, окружив мертвеца, стали в ожидании. Пламя озаряло мертвое лицо Руля, потом, постепенно потухая, вспыхивало таинственно и жутко. Айматы зажгли факелы, отвалили плиты у входа в грот, подняли труп и внесли тело вождя во второе отделение грота. За вносившими тело последовали только начальники, Парра и Руламан. Целое медвежье бедро было положено к ногам мертвеца, чтобы оно служило ему пищей во время дороги в пещеру Вальба. Погребение кончилось. Все вышли из грота, кроме Парры и Руламана.

За стенами грота картина разом изменилась. Везде загорались костры. Печаль была забыта и громкий веселый смех будил окрестную тишину. Пир продолжался до полуночи.

Вышедшая, наконец, из грота Парра впервые обратилась к Наргу:

– Наргу! – сказала она, – твоя вина велика. Твоя ненависть погубила героя, лучшего из айматов. Но через меня говорит благородный Руль: поклянитесь, что это последнее братоубийство. Кто после этого убьет аймата, тот не увидит пещеры Вальба.

Предводители торжественно поклялись забыть навсегда вражду и, простившись с Паррой и Руламаном, отправились домой. В пещере Тульке по обычаю на целый год был наложен общий траур. Никаких праздников, ни свадеб не разрешалось. Таким образом свадьба Обу была отложена на год, хотя Ара и осталась в пещере жениха.

Глава 19. Охота на туров

Айматы всех трех пещер условились отправиться вместе на охоту за турами. Эта совместная охота предпринималась в первый раз после многих лет.

Многочисленные стада туров паслись на расстоянии нескольких дней ходьбы в больших густых лесах по ту сторону реки Нарги. Низменные места этого первобытного леса представляли обширные болота, подернутые изумрудной осокой и местами сверкавшие лужами и прудами стоячей воды. Глубокая тишина царила в таком лесу. Только стук дятла да крик совы нарушал молчание и покой лесной пустыни. И человек и хищный зверь с опаской решались углубляться в лесные дебри, боясь коварных болотистых топей. Здесь-то и жили туры, находя обильную пищу в роскошной траве лесных прогалин.

Спокойно щиплют траву турицы, окруженные прыгающими телятами, в то время как туры стоят настороже и не позволяют стаду разбегаться. Если томимый голодом пещерный лев решится подползти к ним, его почует передний тур. Высоко поднимает он голову, прислушивается, глядит по сторонам, роет землю передними ногами, бьет по бокам хвостом и с яростным ревом бросается на врага, а за ним и остальные туры. Только бегство спасает льва от гибели, в противном случае он падет, пронзенный десятками пар рогов и истоптанный копытами свирепых животных.

Гораздо более, чем хищные звери, докучают этим животным маленькие летучие враги: комары, мошки, оводы, облепляющие их в летние месяцы. Когда насекомые становятся особенно надоедливыми, все стадо вдруг, как бешеное, устремляется к болоту; по целым часам валяются огромные животные в стоячей воде, а выходя оттуда, уносят на своей шкуре толстый слой тины и грязи, высыхающий на солнце и как панцирь защищающий их тело от насекомых.

Кроме исполинских туров и зубров, еще два вида жвачных населяли первобытные леса: олень и лось. Двухсаженные рога украшали лоб оленя. Лось превосходил оленя своей величиной, а рога его были короче и шире.

Зимой, когда снег в несколько футов глубиною покрывал луга, голод побуждал туров к переселению: они оставляли безопасные места и переходили на холмы, в долину реки Нарги. Айматам очень редко удавалось охотиться на лосей, так как те круглый год жили в глубине леса. Но зубры и туры в зимнее время только днем скрывались в лесной чаще, а по вечерам спускались к реке пощипать тощую траву и увядший тростник на ее берегах. Здесь-то айматы и охотились на них.

Едва прошла неделя со дня смерти Руля, как глубокий снег покрыл землю и айматы начали готовиться к охоте. Охота на туров считалась одною из самых опасных, но и самых заманчивых в смысле добывания продовольствия на зимнее время. Нужно было только подождать, пока снег плотно уляжется и подмерзнет.

Наконец, выдался солнечный день и затем сильный ночной мороз. Снег покрылся тонкой, но твердой корою льда. Репо послал послов в пещеры Налли и Гука, назначая сборным пунктом то место, где ручей Арми вливается в Наргу.

Айматы были одеты как всегда, только к подошвам оленьих сапог они прикрепляли лыжи около двух футов длиною и полфута шириною. На лыжах охотники со скоростью ветра могли носиться по снежной равнине.

Айматы из пещеры Тулька пришли первыми на сборное место.

Было свежее солнечное утро, воздух прозрачен и взор проникал далеко. По ту сторону Нарги темнел лес, где по соображениям айматов должны были скрываться туры. Нарга была покрыта блестящим как стекло крепким льдом, и только у противоположного берега течение было так быстро, что часть воды в несколько сажен шириною оставалась свободной от льда. Охотники должны были построить здесь мост, чтобы перейти на другую сторону.

По возможности не нарушая тишины, они срубили несколько ив и уложили их через полыньи в виде узенького мостика. Семь веток было воткнуто в снег для указания пути отставшим охотникам. Перейдя мост, они разошлись в разные стороны и долго безуспешно искали следов стада. Вдруг в отдалении раздался стук о ствол дерева, наподобие того, как стучит дятел. Это был условный знак, поданный одной из партий, ушедших на разведку. Все побежали туда, откуда слышался стук. Оказалось, что там останавливалось стадо туров: на снегу ясно были видны следы копыт. Айматы определили, что в стаде должен быть один большой бык, шесть коров и двадцать подростков и телят. Это очень обрадовало их, так как охота на взрослых туров была слишком опасна. Единственный бык в стаде, очевидно, достигал необычайной величины, – это узнал Обу, заметив на стволе сосны высоко от земли клок шерсти животного. Должно быть стадо ночевало здесь вчера, но где оно могло быть сегодня? Айматы решили дождаться остальных охотников и остановились на небольшой поляне; они не развели огня, чтобы не спугнуть осторожных животных. Так прошел час, потом другой. Охотники порядком промерзли пока дожидались айматов из пещеры Гука и Налли; наконец, те по следам передовых товарищей, подошли к стоянке. Так как Ангеко и Наргу остались дома, то предводительство на охоте взял на себя Репо. Насчитав, кроме своих людей, тридцать человек, он составил смелый план охоты.

Все весело тронулись в путь по дороге, проложенной стадом. Следы вели по опушке леса вниз к реке.

У реки след прерывался: по всей вероятности стадо пустилось вплавь на другую сторону. Там простиралось заросшее камышом болото, среди которого возвышался холм, покрытый сосновым лесом, словно маленький черный оазис среди снежной пустыни. Репо и Обу предполагали, что стадо укрылось на этом одиноком лесном острове.

– Прежде, чем зайдет солнце, – говорил Репо, – мы должны разузнать, где находятся туры и как к ним приблизиться. Если мы не успеем этого сделать, нам придется всю ночь мерзнуть, так как развести огонь нельзя. Шестерым айматам с Обу во главе он приказал остаться на этом берегу и исследовать прибрежные камыши. Если бы стада здесь не оказалось, то было бы ясно, что оно находится в маленьком сосновом лесу. Почти уверенный в этом, Репо торопил остальную часть охотников спуститься к реке, пройти вверх по течению и зайти животным с тыла.

Опять устроили узенький мостик и человек за человеком пробрались по нему. Каждый старался пригибаться как можно ниже к земле, чтобы его не было видно из-за камыша; таким образом дошли они до большого ивняка, находившегося шагах в ста от рощи. Этот кустарник представлял удобное прикрытие для приготовлений к охоте и для наблюдения за турами. Репо и Руламан взобрались на высокую иву, чтобы осмотреть местность. С напряженным вниманием вглядывались они в черневший перед ними лес. Там, без сомнения, находились туры. Руламану даже показалось, что он видит движение темной тени на белом снегу. Репо взобрался еще выше и привязал к иве длинную палку с шапкой на конце, чтобы дать сигнал Обу. Но как только шапка поднялась над деревом, Руламан заметил, что громадный тур показался на площадке и стал внимательно следить за вершиной дерева. Если бы он почуял охотников, наверное, все стадо бросилось бы бежать. Несмотря на свою величину и силу, туры были трусливы. Тур стоял минуты две в беспокойстве, покачивая головой и опустив вниз свои почти плоские рога, потом начал взрывать ими землю, бросая в воздух мох и комки снега. Репо быстро слез с дерева, чтобы приготовить все к нападению. Он решил загнать все стадо в глубокое, занесенное снегом болото. Там охотникам на быстрых лыжах легко было бы одолеть глубоко увязших в снегу туров. Он приказал наскоро приготовить длинные факелы из камыша; половина охотников держала наготове копья, стрелы и костяные ножи; другая половина должна была нести факелы.

Обу, не найдя, как и следовало ожидать, следов животных, присоединился к Репо. Солнце уже закатилось; густой туман спустился в долину и скрыл из глаз лесистый холм.

Но вождю Тульки казалось, что еще недостаточно темно для того, чтобы начать нападение. Охотники с напряженным вниманием прислушивались к каждому движению туров.

Вдруг все стадо поднялось и стало удаляться к горам. Момент наступил критический: все стадо могло ускользнуть.

Репо дал знак зажечь факелы. Он разделил факельщиков на два отряда: одному велел преградить турам дорогу к реке и к большому лесу. Во главе другого он поставил Обу и поручил ему отрезать стаду путь к горам и гнать его с холма к болоту. Сам же Репо с вооруженными охотниками двинулся к сосновой роще.

Не прошло и пяти минут, как Репо и его спутники услыхали тяжелый топот и прерывистое дыхание бежавших в смертельном ужасе туров. Стадо быстро приближалось. Охотники принуждены были отскочить в сторону, чтобы не попасть под ноги бегущим животным.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное