Василий Головачев.

По ту сторону огня

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

Игнат-«гость» кивнул:

– Внучка.

Шоммер посмотрел на ошеломлённого Артёма.

– Поздравляю, у тебя есть «фрактальная» сестра.

– Давайте вернёмся к делу, – сказал озабоченный Калаев. – У него ещё будет время обдумать устройство Вселенной и побеседовать со своим родичем из соседней Ветви.

– Да, – заговорил «настоящий» Игнат. – Хотя мы и будем говорить о времени, у нас его мало. Артём, у твоей Зари-мы сохранилась связь с Лам-кой?

– Что? – Артём не сразу понял смысл вопроса. – А-а… не знаю, не спрашивал… может быть.

– Если нет – вообще отпадает смысл вникать в суть проблемы, – мрачно сказал Калаев. – Да или нет? Зари-ма знает, где его искать?

Артём заставил себя успокоиться под взглядами старших, помедлил:

– Думаю, знает.

– В таком случае продолжим.

– Проблема вот в чём, – начал «настоящий» Игнат, покосился на «гостя». – Давай лучше ты.

– Наша хроноразведка, – продолжил «второй» Игнат, – случайно вышла на Ветвь, где обосновался один деятель – Дьявол, по терминологии её жителей, который вознамерился избавиться от конкурента – земного человечества, единственной гуманоидной цивилизации в той Ветви. Сам Дьявол, естественно, представляет собой конгломерат негуманоидных цивилизаций, базирующийся на нелинейных логиках абсолютной волевой нетерпимости. Мы бы хотели помочь нашим родичам выжить. Если у вас и в самом деле есть выход на таких могучих помощников, как «джинны», то есть боевые суперроботы иксоидов и гиперптеридов, то задача решаема. Если нет – мы попробуем найти помощников в других Ветвях. Но, похоже, ваша Ветвь в этом смысле уникальна. Во всяком случае в соседних Ветвях мы «джиннов» не нашли.

– Что скажешь? – поинтересовался у внука «настоящий» Игнат.

– А что нужно? – Артём внутренне поёжился (все продолжали разглядывать его) и торопливо добавил: – Я, конечно, согласен помочь… Только не понимаю, что мы обязаны сделать.

– Конкретную задачу тебе поставит он, – кивнул Игнат-«настоящий» на Игната-«гостя». – Вообще же надо будет найти Лам-ку, перейти с ним в ту Ветвь, где Дьявол гасит звёзды, пытаясь в первую очередь погасить солнце, и вежливо попросить его успокоиться. С Лам-кой это можно будет сделать проще.

Артём покачал головой.

– Боюсь, он не станет нас слушаться.

– А вот это уже твоя проблема, – сказал Калаев. – Поговори с женой, пусть она убедит «джинна» послужить доброму делу.

– Попробую, хотя…

– Я могу пойти с ним, – сказал Шоммер. – Интересно было бы сравнить параметры той Ветви с нашими.

– В этом нет необходимости.

– Хочется.

– Перехочется.

– А-а… э-э… – промямлил Артём. – Такой вопрос… Чем та Ветвь отличается от нашей? В глобальном… э-э… плане.

– Время в той Ветви, как и у нас, – ответил «первый» Ромашин, – есть динамическая характеристика континуума. Иными словами – это количественная и качественная мера движения. Однако есть глубокое отличие базовых параметров.

– Ну-ну? – заинтересовался Шоммер.

– Если главный этический закон нашей Метавселенной, да и вашей тоже, можно сформулировать так: «Везёт сильнейшему», – то у них он звучит так: «Везёт влюблённому».

В кабинете наступила тишина.

– Это правда? – хмыкнул Калаев.

«Первый» Игнат с улыбкой кивнул.

– Можно сформулировать эти законы иначе, но смысл будет тот же.

– А какому физическому состоянию они соответствуют? – живо заметил Шоммер. – Как их различие сказывается на различии физических параметров континуума?

– Могу ответить лишь в этическом плане.

В наших Метавселенных жизнь возможна, однако требуется определённое усилие, чтобы она развивалась и не уничтожила себя. В той Ветви, где в дела человечества вмешался Дьявол, разумная жизнь ограничена таким нелогическим параметром, как любовь. Разум, преступающий этот закон, в конце концов исчезает.

– И всё же я не понял…

– Подискутируем на эту тему потом, – прервал Шоммера Калаев. – Вернёмся к насущным вопросам.

– Я бы хотел задать ещё один вопрос нашему гостю, – не унимался учёный. – Вполне конкретный. Каким образом вам удаётся путешествовать из Ветви в Ветвь?

– Это длинная история, – сказал «первый» Игнат.

– Хотя бы в двух словах.

– Ну, если вы не возражаете… – Ромашин-«чужой» бросил взгляд на Калаева. – В одной из Ветвей была создана своеобразная шахта для «бурения» времени. Мы назвали её Стволом. Неожиданно для его создателей Ствол внедрился в уже существующую транспортную сеть – трансгресс, – соединяющую абсолютно все Ветви. С тех пор мы имеем возможность с помощью этой сети посещать почти все Метавселенные Древа Времён.

– Почему почти?

– Потому что существуют Ветви с такими физическими законами, которые не позволяют жить в них человеку. Многие Ветви вырождаются, схлопываются в сингулярность. Ну и так далее.

– Кто создал трансгресс?

– Самые первые разумники, чьё рождение скрыто в безднах времён. Наши учёные называют их Корневыми.

– Зачем это им понадобилось?

– Гилберт, остановись, – сказал Калаев. – Успеешь потешить свою любознательность. Итак, ваше решение, милостивые государи. Артём?

Младший Ромашин сжал губы, сдерживаясь, чтобы не показаться легкомысленным.

– Я… готов.

– Хорошо. Мы со своей стороны сделаем все возможное. – Калаев перевёл взгляд на «второго» Игната. – Ты не в курсе, чем сейчас занимается Селим фон Хорст?

– В курсе, – усмехнулся Ромашин-старший. – Выращивает кактусы у себя на участке.

– Кактусы? – Калаев озабоченно поскрёб пальцем переносицу. – Зачем?

– Наверно, ему нравится это занятие. До похода с Артёмом он выращивал цветы. Теперь кактусы.

– Странное увлечение для полковника особого отдела контрразведки.

– Бывшего полковника.

– Мы можем привлечь его для участия в походе?

– Не знаю, не уверен. Ты же знаешь, он дважды побывал в шкуре негуман и едва ли сохранил все человеческие качества.

– И всё же поговори с ним. Лучшего напарника нам не найти.

– Я сам поговорю, – пробормотал Артём.

Все изучающе посмотрели на него.

«Настоящий» Игнат пожевал губами, но ничего не сказал.

Игнат-«гость» спросил:

– О ком идёт речь?

– Полковник фон Хорст занимался расследованием истории с «джиннами» почти с самого начала, – нехотя произнёс Калаев. – Ему удалось проникнуть на планету с могильниками, внутри которых были захоронены гиперптеридские боевые роботы… но давайте лучше поговорим об этом отдельно. Я дам всю имеющуюся по этому делу информацию.

– Я могу идти? – осведомился Артём.

– Иди, – сказал «настоящий» Игнат. – Поговори с Зари-мой, я загляну к вам через пару часов.

– Мы отдыхаем на Марсе…

– Знаю.

Артём коротко поклонился, вышел.

«Первый» Игнат задумчиво смотрел ему вслед.

– Хороший внук у тебя, дубль.

– Не жалуюсь, – усмехнулся Игнат-«настоящий».

* * *

Зари-ма всё поняла как надо. Уговаривать её не понадобилось. Хотя она и поставила условие:

– Я полечу с тобой!

– Но это опасно! – начал отговаривать её Артём. – Ты беременна, тебе противопоказаны волнение и тревоги, экстремальные нагрузки!

– Я пойду с тобой! – заявила полюсидка, и он понял, что или придётся уступить жене, или не браться за задание вообще.

Дед Игнат, прилетевший к ним, как и обещал, через два часа, тоже попытался отговорить Зари-му от рискованного мероприятия, но и ему это не удалось. Волей полюсидки можно было дробить камни. В конце концов мужчины согласились с её доводами, – их было всего два: «я так хочу» и «без меня он пропадёт», – и Зари-ма приступила к главному вопросу повестки дня – вызову гиперптеридского робота Лам-ки.

Женщина уединилась в спальном отсеке палатки, не желая, чтобы за ней наблюдали.

Артём поколебался немного, не зная, чем помочь жене, потом махнул рукой Игнату, и они выбрались из палатки.

По среднесолнечному времени было семнадцать часов, но для той местности Марса, где молодожёны разбили лагерь, ещё только-только начинался рассвет.

– Вы договорились с Лам-кой, что будете поддерживать связь? – негромко спросил Игнат, выдыхая облачка пара: температура за стенками палатки упала до минус шестнадцати градусов.

– Специально нет, – мотнул головой Артём. – Подразумевалось, что Лам-ка «услышит» вызов, если Заря его позовёт.

– Лучше бы вы сообразили соорудить какой-нибудь маячок. Кстати, я видел у вас бриллиантиду. Она не может послужить передатчиком? Всё же Лам-ка тоже когда-то вылупился из бриллиантиды.

– Это скелет бриллиантиды… как кусочек коралла… Хотя всех её свойств я не знаю.

– Будем надеяться, Заре удастся.

Помолчали. Потом замёрзли (на обоих были летние уники, не имеющие встроенных систем кондиционирования) и вернулись в палатку.

Зари-ма выглянула из «спальни», виновато развела руками и снова скрылась за прозрачной перегородкой.

Дед и внук обменялись взглядами.

– Возможно, тебе и не придётся никуда лететь, – усмехнулся Игнат.

– Да я уже, честно говоря, приготовился, – ответил ему улыбкой Артём. – Интересно было бы посмотреть, как живут наши двойники в другой Вселенной.

– У тебя там нет двойника.

– Всё равно интересно. Там ведь тоже есть Ромашины?

– Мой дубль есть, да и копия твоего отца. Однако, насколько я понял, у отца-два ещё нет детей.

– Дед… твой двойник говорил, что есть внучка.

– Это у них, в той Ветви, откуда сам Игнат-два, а там, куда надо лететь, у Кузьмы нет детей.

– Значит, это как бы прошлое? Та Ветвь отстаёт в развитии?

– Всё не так просто. По-моему, трансгресс «вморожен» в Древо Времён и представляет собой своеобразный скелет Большой Вселенной, ну, или позвоночник. Но почему он соединяет Ветви именно таким образом, мне неизвестно.

– Гилберт, наверно, замучил твоего тёзку вопросами.

– Еле отбили.

– Где он? Я имею в виду твоего двойника.

– Калаев забрал его к себе домой. Вечером мы встретимся. – Игнат глянул на инфор, высветивший точное время. – Не буду ждать. Если у вас получится, позвони.

Артём обнял деда, и тот исчез, включив свой микрик.

Снова выглянула Зари-ма, огорчённая и смущённая.

– Ушёл?

– У него куча дел.

– Я понимаю… а у меня ничего не получается.

– Попробуй помедитировать с бриллиантидой.

– Думаешь, поможет?

– Лам-ка оставил её с какой-то целью. Почему не попробовать?

Зари-ма подумала, порылась в своих вещах и достала красивую коробочку, внутри которой лежала бриллиантида – сросток «космических алмазов», частичка «икры джиннов», сохранившейся в кольцах Сатурна. Она перестала искриться радужными переливами и казаться живой и всё же была очень красивой, напоминая изумительной работы «веточку» кораллов и алмазов одновременно.

Зари-ма забралась в кресло с ногами, поставила бриллиантиду перед собой на валик кресла и замерла.

Артём, завороженный игрой света в кристаллах, тряхнул головой, мысленно позвал: Лам-ка, дружище, отзовись!

И словно дождавшись этого момента, могучий боевой робот гиперптеридов, который помог людям справиться с их же соотечественниками, завладевшими другим боевым роботом – моллюскором, вдруг ответил.

В палатке похолодало. С потолка просыпалась струйка искрящейся изморози. В воздухе родился тонкий хрустальный звон.

– Лам-ка! – ахнула, подхватываясь, Зари-ма.

– Я вас приветствую, человеки, – прозвучал чей-то голос глубокого баритонального тембра. – Вы меня звали?

– Выходи!

– В каком облике вы предпочитаете меня видеть?

– В любом!

Палатка качнулась, в воздухе просияла ещё одна струйка тающей изморози и превратилась в мужчину, очень похожего на отца Артёма, а также ещё на кого-то, в ком смутно угадывались черты полюсидки.

Зари-ма захлопала в ладоши:

– Рада-мил! Мой па!

– Отец… – пробормотал Артём.

– Не совсем, – улыбнулся гость.

Фигура его потекла струйками, в течение секунды-двух претерпела множество трансформаций, перетекая из фигуры в фигуру – людей, зверей, иных существ, и снова обрела облик человека, соединяющего в себе черты знакомых Артёму и Зари-ме личностей.

– Рад тебя видеть! – искренне сказал Артём.

– И я! – захлопала в ладоши Зари-ма, обрадованная и ошеломлённая. – Рассказывай, где ты был, что делал.

– У вас есть ко мне предложение, – сказал Лам-ка (точнее, его представитель, созданный для прямого контакта) утвердительно.

Зари-ма и Артём переглянулись.

«Ему не нужен стандартный „радушный“ приём, – говорил взгляд Ромашина. – Он не человек».

– Ты торопишься? – огорчилась полюсидка.

– Чисто человеческое понятие, – улыбнулся гость. – Нет, я не тороплюсь, но живу иначе. И готов вас выслушать.

– Тогда садись, – предложил Артём. – Поговорим. А заодно выпьем по глотку шампанского за встречу.

– Зачем?

– Традиция!

– Ну, если традиция… – «Призрак» Лам-ки глянул на скупой интерьер тесной палатки и сел на выскочивший из воздуха стул.

Глава 6
ОХОТА НА ГЕРОЕВ

По лику Солнца бродили пятна. Их было больше, чем обычно, да и параметры пятен – размеры, температура, состав излучения – отличались от давно известных, и становилось понятно, что вторжение «огнетушителя Дьявола» в недра земного светила не прошло бесследно.

Ребров отвернулся от виома, показывающего алую гору Солнца над плоскогорьем Меркурия, и глухо сказал:

– Нас ждут суровые зимы.

– Это расчёт или предположение? – осведомился Игнат, не сводя глаз с пылающей горы.

– Предчувствие.

– Свияш утверждает, что результаты воздействия «огнетушителя» на общие характеристики Солнца скажутся еще не скоро. Зона охлаждения сокращается, солнечный «реактор» уже включился.

– И всё же нас ждут невеселые времена. Пусть через год, через два, через десять, но этого не избежать. Температура фотосферы упадёт, поток излучения сократится, и Земля замёрзнет.

– Не замёрзнет. Мы уже в состоянии регулировать атмосферные процессы. Зажжём пару небольших солнц над полюсами или одно над экватором, чтобы создавалась смена дня и ночи, и ледниковый период не наступит. Хотя, конечно, придётся поднапрячься всем.

– В первую очередь нам, нашей Службе.

– Не привыкать, – усмехнулся Игнат.

Ребров с усилием отвёл взгляд от алого купола с чёрными пятнами и более светлыми фонтанами протуберанцев, оглянулся на вход в зал визинга. В зале, принадлежавшем меркурианской базе УАСС, они были одни, но должен был подойти Филипп Ромашин, а он опаздывал.

– Полчаса, – пробурчал Ребров. – Может, случилось что?

– Нам бы доложили. Он пошёл на приём к премьеру, может, не сразу добился аудиенции, там любят мурыжить нашего брата. Ты же знаешь чиновный люд, каждый прыщик считает себя господином мира.

Ребров поморщился.

– Зря он пошёл на это рандеву. Остался бы премьером Томах, это имело бы смысл, а новый премьер не из нашего круга.

– Ты его знаешь?

– Рюйтель – тёмная лошадка, и я уверен, что сам он ничего особенного не представляет, но за ним стоят кукловоды, связанные с Дьяволом, которые и будут управлять им.

– Плохо.

– Чего уж хорошего.

В зал стремительно вошел Филипп Ромашин. В свои девяносто пять он выглядел на полтинник и держался хорошо. Лишь голый блестящий череп говорил о возрасте, да морщины у губ и под глазами.

– Положение меняется, джентльмены.

Ожидавшие его мужчины молча ждали продолжения.

– С одной стороны, премьер дал согласие помочь нам остаться в обойме Управления в качестве экспертов с правом голоса, с другой – все мы попадаем в распоряжение господина Казийски. А он у нас под сильным подозрением.

– Нам обещали разработать анализаторы агентуры Дьявола, – мрачно сказал Ребров. – Где они?

– Люди работают, – сказал Игнат. – Герман внёс кое-какие коррективы, Юэмей контролирует изготовление. Через пару дней датчики будут готовы.

– Но пока их нет, мы рискуем.

– Ничего, риск неизбежен, а наши молодые энтузиасты только приветствуют трудности. Неявный враг делает их жизнь насыщенней.

– Кто-то сказал: враги делают нашу жизнь насыщенней, но короче.

Филипп улыбнулся.

– Это верно.

– Что у тебя ещё? Солнцеход не нашли?

Лицо Ромашина-старшего сделалось каменным.

– В ядре Солнца обнаружена странная зона диаметром всего в несколько сот метров. Это не чёрная дыра, но всё же какая-то «дырка» в метрике с целым рядом интересных характеристик.

– Хрен с ними, с характеристиками. Где «крот»?

Филипп отвернулся.

– Я надеюсь, он там, в этой зоне.

– Надо запускать готовый солнцеход, немедленно! Может, ещё успеем вытащить ребят… если они живы.

– Доступ к «кроту» нам перекрыли.

– Ребята Ивана в любой момент могут взломать любые коды и пароли и захватить солнцеход.

– Ещё не время.

– Смотри, не оказалось бы поздно. Что ещё?

– Есть информация от Ивана: на горизонте появился ЮЮ.

Игнат и Ребров обменялись взглядами.

– Он же как будто погиб, – озадаченно проговорил Ребров.

– Жив, сволочь! ЮЮ видели в компании с Оскаром Мехти и его выжившим папашей. А это означает одно: жди вспышки террора в отношении наших близких и друзей. ЮЮ и Оскар злопамятны и к тому же на свободе.

– Хорошо бы упредить их, – буркнул Ребров.

Филипп покачал головой.

– Нам нельзя начинать первыми. Любой прокол сразу же поставит нас вне закона. Ты хочешь, чтобы за нами началась настоящая охота?

Ребров оскалился.

– Она и так уже началась. Двое наших бывших сотрудников убиты, исчез куда-то Шандор, эфаналитик императив-центра, кто-то пытался убить Алниса, за нами следят, нам звонят, угрожают…


– И всё-таки будем терпеть и делать своё дело, выявлять агентов Дьявола, искать главного резидента, выяснять его задачи. Первую фазу войны с человечеством Дьявол проиграл, вторую – внедрение агентуры в управленческие структуры – выиграл. Посмотрим, чем закончится третья.

– Какая?

– Стратегический перехват власти. Когда мы поймём, что собирается делать Дьявол, обзаведшийся бандой приспешников, мы нанесём удар. А пока – терпение и еще раз терпение.

Все трое посмотрели на купол Солнца, на краю которого вырос ещё один сияющий факел. Он разделился на два, образовав латинскую букву V, символ победы, словно подчеркнув последние слова бывшего директора УАСС, и мужчины невольно развернули плечи, словно почуяв поддержку огненной стихии.

* * *

Охота на бывших руководителей спецслужб и членов их семей началась с нового нападения на Игната Ромашина и его жену Дениз.

Так как Филипп с Аларикой переехали в своё бунгало на Камчатке, по соседству с коттеджем Ребровых, Игнат занял дом отца в Одоеве, не желая жить в Строгинской ветви мегаполиса. Ему казалось, что так он быстрее заметит наблюдение и угрожающее безопасности дома движение. Однако налётчиков это не смутило и не остановило, действовали они быстро, и спасли Ромашиных лишь опыт Игната и его умение ориентироваться в экстремальных ситуациях.

Сначала кто-то позвонил ему на мобильный, не включая обратку.

Игнат попытался выяснить номер звонившего, но не смог. Тогда он включил сканер связи, которым обладал как руководитель высокого ранга (эта аппаратура была доступна лишь трём десяткам человек из федеральных спецслужб), и компьютер доложил ему, что звонили из Японии, предположительно – из Дворца Правосудия. А поскольку знакомых японцев у Ромашиных не было, Игнат почувствовал раздражающее беспокойство, заставившее его задуматься о своём положении.

Будучи директором Погранслужбы, он никогда не размышлял о людях, занимающихся другими делами. А тут вдруг, оказавшись не у дел, понял, что жизнь намного шире того горизонта, который открывался ему с высоты статуса, и содержит гораздо больше проблем, чем могло бы показаться. Некоторые проблемы были приятными, некоторые странными, смешными или пустыми, хотя и не требовали оценки с точки зрения полезности; разного рода шоу он не любил, хилариты не посещал и гурманством в клубах Витановы не занимался. Однако то и дело в жизнь бывшего пограничника врывались разные люди с разным отношением к миру вообще и заставляли его делать то, чего он никогда прежде не делал. К примеру, вежливо отвечать на приветствия и выслушивать жалобы соседей на неправильные действия местных властей. С этим можно было соглашаться, так как чиновничьи структуры мало изменились за последние столетия, привыкнув жить для себя. Но случались и неприятные встречи, оставлявшие в душе осадок и неуютное ощущение причастности к творящемуся беззаконию. И Ромашин всё больше склонялся к мысли, что народ живёт иначе, проще и безответственней, чем ему казалось раньше.

Неведомый абонент позвонил ещё раз, и это было его ошибкой. Через несколько минут подключенная система безопасности подсказала Игнату, что за домом наблюдают, и он сделал правильный выбор: не стал ждать продолжения событий, не стал просить у СВР помощи, анализировать свои ощущения, а просто вскрыл запасник отца и обзавёлся оружием – парализатором «шах-и-мат» и карабином «дракон». Через минуту начавшиеся события показали, что он был прав.

В одиннадцать часов утра к дому подлетел почтовый флайт, и водитель-витс передал Игнату небольшую посылку аж с Каллисто, точнее, с одной из баз Погранслужбы, начальником которой был давний приятель Ромашиных Слава Шутов. Именно он в звуковом письме сообщил Игнату об открытии в кольцах Сатурна странных возмущений, явно говорящих в пользу их искусственного происхождения. Пограничники слетали туда, проутюжили кольцо Е, состоящее из достаточно крупных булыжников: от одного метра до полусотни в диаметре, – и обнаружили «стеклянные брызги». Эти «брызги», похожие на сростки кристаллов длиной до трёх сантиметров, вряд ли могли заинтересовать людей, несмотря на схожесть их с земными кристаллами полевого шпата, но они имели плоские срезы, отражавшие свет как идеальные зеркала. А так как вся деятельность спецслужб Федерации так или иначе касалась «больших» хронозеркал, Слава Шутов решил показать «брызги» бывшему шефу.

В другое время Игнат вскрыл бы посылку немедленно, убедившись в правильности обратного адреса и узнаваемости характерного окания абонента. Однако в душе зашевелилась тревога, вспомнились случаи нападений на соратников со стороны агентов Дьявола, и он проявил благоразумность. То есть вызвал домового и велел ему вскрыть посылку в хозблоке дома.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное