Владимир Васильев.

Техник Большого Киева

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

Окошки в кунге «Припяти» были маленькие, да еще вдобавок густо зарешеченные. Даже когда стало потихоньку рассветать, Парду мало что удавалось рассмотреть сквозь них. Смутно мелькали все те же деревья да расписанные стены и баки, потому что ехали боковыми улочками. То ли водители, то ли машины были ушлыми и хорошо знали Центр. Первое место, которое Пард узнал, – выезд на Московский мост; второе – кольцо перед Троещиной. У кольца охотничья колонна взяла вправо. Почему Вольво выбрал этот путь – осталось загадкой. Парду всегда казалось, что через мост Метро к Бориспольской трассе и ближе добираться, и удобнее. Или даже через мост Патона. Но Вольво предпочел забрать севернее.

Вскоре Центр остался позади, строения стали ниже и стояли не так плотно. «Хортицы», «Говерлы», «Ингулы» и «Кажаны» мчали по гладкой дороге, изредка обгоняя попутные грузовики.

Легкие. Среди них попадались и дикие, с наглухо заваренными кабинами, с печатями на дверных ручках. Но легкие грузовики Вольво не интересовали. Его манила дичь покрупнее – дальнобойные трехосные монстры с тяжелыми тушами трейлеров, опирающихся на стальные седла. Не «Газоны» и «Зилки» из Большой Москвы, и даже не местные «Кразы» – а высокие «Мерсы», «Кенсуорты», «Ивеко», «Ситроены», «Форды» и даже минские «Супермазы», хотя последние приручались хуже и вообще обладали нестойким и капризным нравом.

Сегодня предстояло охотиться на семерку «Кенсуортов» из Мариуполя. Понятно, что Вольво избрал дикие грузовики. Вообще-то все дальнобойщики дикие. Если такой грузовик и удается приручить, его гоняют по Большому Киеву с солидной охраной, и, понятно, никакие данные о рейсах прирученных грузовиков в статистику перевозок не попадают. Можно копаться в файлах хоть до скончания мира и не встретить ни единого упоминания о ручном грузовике на трассе. И вместе с тем в густонаселенных районах Большого Киева сплошь и рядом замечаешь на улицах прирученных гигантов, солидно и уверенно ползущих по делам своих хозяев…

«Интересно, что эти «Кенсуорты» везут?» – подумал Пард, вжавшись спиной в хромированную стойку и глядя в окошко. За окошком мелькала буйная зелень и трехэтажные коттеджи.

Груз изловленных грузовиков становился законной добычей охотников. Сами машины Вольво перегонял на Выставку, где их обучали, тренировали не бояться живых и вытравливали ненависть к живым из их непостижимых механических душ. На Выставке варились лучшие в Большом Киеве специалисты по приручению, магистры. И, без сомнений, Вольво будет сотрудничать с лучшими из них, с элитой. Впрочем, он явно уже сговорился с кем-нибудь, и можно смело ставить сто против одного, что кто-нибудь из этих заклинателей железа сегодня присутствует на охоте. Едет в одной из машин впереди «Припяти». И, наверное, точно так же поглядывает в окно.

У поворота на аэропорт Вольво потянулся к черной шишке переговорника. Такой же черный витой шнур соединял переговорник и сервер-матку, словно диковинная спиральная лиана.

– «Припять», первая готовность.

Перекрестный по группам, начали…

Эфир немедленно отозвался голосом Бюскермолена:

– «Кажан» – два, готовность, вышли на позицию, ждем отмашки.

– Принято.

– «Говерла» – два, – без паузы вклинился Зеппелин. – Завожу «Цундап»…

– Принято.

– Саперы, есть готовность…

Голоса хольфингов отдавали стужей – нервы у этой низкорослой братии, похоже, были толщиной с буксирный трос.

– Сопровождение, заводимся…

– Перехват, готовность…

По одному охотники выходили на связь и докладывались. Вольво стал напоминать Парду гигантского паука, сидящего в центре ловчей сети и готового среагировать на малейшее дрожание любой из нитей.

– Ну, – Валентин выдохнул и потер ладони друг о друга, – начали!

Пард одновременно с полуэльфами коснулся клавиатуры.

Валентин шастал в сети, сосредоточенно и настойчиво обходя защиту сигнальной системы бориспольского сектора. Сергей-полуэльф и Пард старательно его поддерживали: запирали сторожевых церберов, затыкали или закольцовывали готовых завопить на весь Большой Киев аларм-тревожников, расчищали дорогу, обламывая неопытных техников, если таковые на дороге некстати попадались.

– Есть перехват! – буднично сообщил Валентин Вольво-предводителю.

– Отлично, – проворчал вирг. – Где они?

– Прошли сто седьмой; это перед Городищем, – немедленно отозвался Сергей.

– Зеленая волна, конечно, катится перед ними?

– Ага. «Кенсуорты» идут в этой самой волне чуть не с Золотоноши.

– Пусть идут пока. – Вольво прокрутил на одном из экранов план бориспольского сектора, пристально вгляделся в переплетение ниточек-трасс и принял решение.

– Дашь красный на светофоре у поворота на Бердникова; Зеппелин пошел по полукольцу. Бюс, Роел, на мост через Бердникова. Тип-Топыч, Ас, гоните к боковушкам, запрете трассу, когда они пройдут. Валь, поищи подходящий тупик в пределах двух-трех миль, да чтоб там ничего важного не базировалось, смотри, а то опять разнесут полквартала по камешку, так их по кумполу…

Саграда и Михай пропустили джип Банника; воодушевленный джип понесся по трассе прочь от Центра, навстречу колонне. Пард уголком глаза наблюдал за крайним обзорным экраном сервер-матки. Вольво на него тоже то и дело поглядывал.

– Начинаю отсекать случайников, – сказал Сергей, быстро шелестя клавиатурой.

Колонна «Кенсуортов» прошла очередной перекресток на зеленый свет; едва расписанный золотым трейлер последнего грузовика мелькнул у светофора, тот переключился на красный. Идущие следом машины вынуждены были притормозить. На перпендикулярных дорогах уже стояли наготове джипы охотников; один пристроился в хвост семерке «Кенсуортов» и потихоньку следовал за ними, остальные вопреки правилам стояли на перекрестке и не пускали за грузовиками случайных ездоков. Громко ревели клаксоны больших машин и тональные сигнальчики легковушек.

– Все, можете двигать, – спустя минуту позволил Вольво. Джипы тут же радостно дернулись с мест, отпирая движение.

Система регулировки уличного движения уже почувствовала неладное и пыталась восстановить равновесие, пока что без запуска экстренных конфигов. Валентин, Сергей и Пард старательно пудрили ей буферы; покамест успешно, потому что экстренные система все еще не считала необходимым привлечь.

«Кенсуорты» вели себя спокойно: шли по трассе с прежней скоростью, все еще находясь в зеленой волне. Откуда им было знать, что волна сразу за их колонной обрубается охотниками?

Зеппелин на пожилом «Цундапе» вырулил откуда-то из боковых ответвлений трассы и понесся перед головным «Кенсуортом». Непохоже, чтобы это особенно встревожило колонну…

– Прекрасно, живые. – Вольво оставался спокойным, хотя азарт охоты начинал захватывать и его. Что касается полуэльфов-техников, то у этих давно уже горели глаза, а движения стали выверенными, точными и самодостаточными, как у больших хищников из эльфийских парков.

Джип и два легких грузовика выскочили на встречную полосу.

Она была пустой – манипуляции со светофорами увели весь встречный поток с трассы. Охотники позаботились об этом заранее.

Дикие грузовики заподозрили подвох, когда Тип-Топыч и Ас на вышколенных трехтонных «Ингулах» стали методично втираться в стройную колонну «Кенсуортов», разбивая ее на две части. Вскоре это удалось: три отсеченных «Кенсуорта» вынуждены были притормаживать, отпуская первую четверку вперед. «Ингулы» шли борт в борт, перекрывая трассу. И потихоньку гасили скорость. Джип Лазуки повис на хвосте у головной четверки и медленно отрывался. «Кенсуорты» начали рыскать, пытаясь найти щель между «Ингулами» и втиснуться в нее, но Ас и Тип-Топыч знали дело: трехтонки, виляя рамами, тут же затыкали щели. Конечно, тяжелый «Кенсуорт» легко мог дать по газам и просто смять оба «Ингула», столкнуть их на обочину ко всем чертям, и ничего бы водители «Ингулов» не поделали. Но… Так ведут себя либо хорошо обученные грузовики, либо отдавшие управление живым. Дикие вряд ли бы решились на такое.

«Кенсуорты» не решились. Вожак колонны в километре впереди забеспокоился, явно пытаясь юркнуть в боковое ответвление и дождаться потерянную троицу, но Зеппелин на своем верном «Цундапе» все время опережал вожака. Просто становился поперек бокового и нагло торчал на осевой, и вожак вынужден был проноситься мимо, сердито грохоча двигателем. И оставаться на основной трассе.

Зеппелину помогали Саграда и Михай, оба на «Юсменах», по словам Вольво, втихую вывезенных недавно из Большого Лондона.

– Всполошились, железяки, – с веселым азартом сказал Вольво. – Бюс, Роел, давайте к Шабской развязке!

– Уже, командир… Перильца я снес, за трассой следим!

Голос Бюскермолена был таким же азартно-веселым.

– Ас, Тип-Топыч, отсекайте последнего – и на Шабскую его! Саграда, Михай, Шамур, помогайте!

– Ясно, ведем…

Саперы-хольфинги, успевшие оборудовать аварийный тупик, тоже погнали юркую «Хортицу» к Шабской развязке. Команда Вольво работала привычно и слаженно. Как всегда…

«Ингулы» на трассе неожиданно для растерянной троицы «Кенсуортов» вдруг уступили дорогу, прижались к правому ряду и сбросили скорость. Отставшие от вожака грузовики наддали, но долго ускоряться им было не суждено: вторая волна «пастухов» на джипах и «Ингулах» умело осадила их. А Ас и Тип-Топыч тем временем оттерли последний «Кенсуорт», окончательно впавший в панику. Он даже не рыскал по дороге, покорно шел за «Ингулами», но охотники знали, что его покорность кажущаяся. При малейшей возможности мощный металлический монстр, взревев двигателем, устремится к возможному спасению, и это нужно было помнить крепко-накрепко.

Пард с воодушевлением колотил по клавишам терминала. Охота целиком захватила и его. Он ловко манипулировал прирученной программой, что управляла дорожными светофорами. Отбитый от колонны «Кенсуорт» неотвратимо влекло к Шабской развязке, где на мосту застыли в ожидании укротители технической мощи, гномы с Карпат – Бюскермолен и Роелофсен, взявшие в последние годы не один дикий грузовик…

– Зеппелин, вожака и тех, что с ним, начинаем вести по квадрату, готовься, – предупредил Сергей-полуэльф. – Сейчас будет правый поворот, осталось километра три.

– Готов, – меланхолично отозвался Зеппелин. Его голос казался естественным дополнением к стрекотанию «цундаповского» двигателя.

Пард обернулся к Вольво и следил за гномами на нижнем экране, благо выдалась свободная минутка. Бюскермолен сидел в пикапе-«Кажане», не закрывая дверцы; его собрат отошел в сторону и переминался с ноги на ногу у пролома в перилах моста. Внизу, под мостом, серела лента Бориспольской трассы, а вдалеке уже показались «Ингулы» Тип-Топыча и Аса.

Отсеченный от колонны «Кенсуорт» шел следом за ними.

Роелофсен поманил Бюса пальцем.

– Pass auf, Kerl, wir beginnen! Reg die Pfoten!

Бюскермолен выскочил из пикапа, на ходу запахивая куртку. В металлических бляшках, нашитых поверх черной кожи, на миг отразилось утреннее солнце.

«Ингулы» Аса и Тип-Топыча замедлились до предела и едва ползли к мосту. «Кенсуорт» сердито взревывал акселератором, но деваться ему было некуда: притормаживал и он. Когда дикий грузовик вполз под мост, гномы разом прыгнули на ребристую крышу трейлера.

– Есть! – крикнул в эфир кто-то из полуэльфов-загонщиков. – Первого оседлали!

– Седьмого, а не первого, – ворчливо поправил половинчик из «Кажана» – сопровождающего. Ему тоже было все прекрасно видно.

К пикапу гномов, оставленному на мосту, подкатила свободная «Говерла» с двумя братьями-орками; Пард не знал их имен.

Бюскермолен и Роелофсен распластались на кровле трейлера, вцепившись в угловатые выступы, что тянулись вдоль всей длинной металлической коробки. Удержаться на скользком железе, когда грузовик волнуется и дергается, было трудно, но оба гнома не зря считались мастерами. Плюс на руках у каждого перчатки с крючьями и сервомагнитами. Плюс небольшая скорость загнанного грузовика.

В хвост «Кенсуорту» пристроился высокий «Жираф». В кабинке на двухсуставчатой ажурной стреле сидел один из эльфов-охранников с видеокамерой. Поэтому все, кто находился в «Припяти», видели работу гномов как на ладони.

Бюскермолен быстро и сноровисто, как таракан по обеденному столу, пополз к голове трейлера, огибая цилиндрические блины воздухозаборников. Роелофсен чуток выждал и пополз следом.

Грузовик нервничал. Он, конечно, уже почувствовал присутствие незваных гостей-охотников.

Гномы по очереди спустились по специальной лесенке из блестящих хромированных скоб на торце трейлера и ступили на раму «Кенсуорта». Тот занервничал еще сильнее, стал газовать, попытался даже растолкать ползущие по дороге «Ингулы», но те, во-первых, прекрасно знали, чего ждать от оседланного грузовика, а во-вторых, опустили стальные ковши-бульдозеры назад, так что даже гигант-«Кенсуорт», попытайся он «Ингулы» протаранить, только погнул бы себе сверкающий никелированный бампер.

Бюскермолен тем временем взобрался на крышу кабины и подполз к краю, чуть свесившись и заглядывая в левое боковое стекло. Роелофсен возился на раме у правого топливного бака.

– Правый есть, – спустя десяток секунд сказал Роелофсен, приподнимаясь и глядя в сторону эльфа на «Жирафе». На шее у гнома чернела бусина ларингофона. Он, не мешкая, полез ко второму баку.

– Все, – сообщил он почти без паузы. – Готов.

«Кенсуорт» в тот же миг чихнул, взревел и захлебнулся. Двигатель обреченно заглох, и могучий грузовик, прокатившись еще метров сто, приткнулся к обочине и замер. Остановились и «Ингулы», и «Жираф», и две «Говерлы», следующие чуть в отдалении. Трасса выглядела непривычно пустынной, кроме охотников и добычи на асфальтовой ленте ни одной машины не было видно, и даже не верилось, что Пард тоже приложил к этому руку, манипулируя со светофорами бориспольского сектора.

Бюскермолен разбил стекло и кошкой вполз в окно. Грузовик испуганно хлопнул дверью, но поздно: гном уже коснулся пульта управления. А это значило, что спустя какие-то секунды добыча станет покорной и безвольной.

Из кабины «Кенсуорта» Бюскермолен выбрался деловито и бесстрашно, словно из сортира в таверне.

– Давайте тягач! – сказал он довольно.

Вольво в фургончике радостно потер руки.

– Трейлер не вскрывать! – скомандовал он. – На Выставке вскроем… Зеппелин, вы где?

– Ползем по квадрату! – бодро отозвался полувирг на «Цундапе». – Первого вы взяли, я слышал?

– Седьмого! – со знакомыми интонациями поправил дотошный половинчик из свиты. – Седьмого! Первый – это вожак!

– Какая разница, – буркнул в ответ Зеппелин.

– Вот залезешь к нему в кабину, там и поймешь, какая разница, – со странной смесью бодрости и угрюмости в голосе пояснил Бюскермолен.

Оба гнома, не снимая перчаток с крючьями и магнитами, отошли от плененного грузовика и сели в «Говерлу», которая тут же умчалась назад к мосту на Шабской развязке.

– Попытайтесь разбить группу вожака, – сказал Вольво в микрофон. – Что-то он волнуется слишком…

Пард вновь погрузился в работу. Все движение на юго-восточных радиалках приходилось пускать в обход, а возмущенные светофоры норовили загрузить пустующую Бориспольскую трассу, так что работы загонщикам в «Припяти» хватало.

В восемь утра взяли второй «Кенсуорт», или, как поправил бы дотошный половинчик из «Говерлы», – пятый. Группа сопровождения и гномы снова сработали чисто и слаженно.

В полдесятого вожак-«Кенсуорт», не выдержав, врубил форсаж и протаранил джип Банника перед самым поворотом – остатки колонны охотники уже третий час гоняли по квадрату. Джип с ужасающим хрустом вломился в стеклянную стену мебельного магазина, вожак и второй «Кенсуорт» помчались прямо к Центру, вместо того чтобы свернуть на облюбованный охотниками квадрат. Сам Банник успел вывалиться из джипа и чудом не угодить под чьи-нибудь колеса, но его основательно протащило по асфальту и изрядно стесало кожу с левого бока.

Бело-красный фургончик эльфа-лекаря успел к месту аварии спустя только десять минут, и все это время Банник орал и ругался таким голосом, что из окон коттеджей высовывались жильцы даже в смежных кварталах, а крови на пыльный асфальт натекло столько, что казалось, будто Банник давно уже должен свалиться замертво. Но он все ругался и ругался, правда, на глазах бледнел, зато пятнистый эльфийский комбинезон, во многих местах разодранный в клочья, от крови стал тяжелым и липким.

В это же время гномы взяли третий грузовик, действительно третий, тут даже половинчик из «Кажана» не придрался бы, а спустя еще двадцать минут Лазука с досадой сообщил, что вожак со вторым прорвались-таки на неконтролируемую ветку радиальной трассы и ушли к Центру. Эти два «Кенсуорта» можно было считать потерянными.

Оставались два одиноких дикаря – четвертый и шестой. Четвертого вели по все тому же квадрату Зеппелин, Михай и Саграда; шестого направляли к Шабской развязке остальные. Охотники снова и снова прокручивали действенный сценарий захвата, и Пард вдруг подумал: а сколько раз такая ситуация повторялась в прошлом? Сотню? Тысячу? Насколько он знал, Вольво охотился на грузовики в окрестностях Центра уже около восьмидесяти лет. И команда его тоже слыла бывалой да матерой. С уверенностью можно было сказать, что наименее опытными в команде считались люди – Банник, Лазука и Ас. Исключительно в силу того, что люди живут значительно меньше охотников других рас и чисто физически не могут соперничать с долгоживущими.

Вольво дал команду на возвращение еще засветло. Шестого «Кенсуорта» долго гоняли за Вызимью, потому что поворот на Шабскую и Звенигородскую развязки он умудрился проскочить, чиркнув ребристым бортом трейлера по «Ингулам» и пройдя по обочине впритирку к бетонному поребрику. Но все-таки его взяли; Бюскермолен и Роелофсен прыгали на крышу трейлера на ходу, с «Жирафа». Четвертый грузовик едва не удрал, но не совладал со скоростью и собственным весом: выскочил на встречную полосу, а тут случился тяжелый «Супермаз» навстречу – хольфинги-саперы из заслона его остановить не смогли. Да и поди останови такую тушу, если она, не взвидя света, прет на сотне… А на светофоры «Супермаз» внимания не обратил, тут и техники-загонщики просто были бессильны. И от «Маза», и от «Кенсуорта» мало что осталось: взорвалось топливо в баках.

Из семи грузовиков охота Вольво изловила четыре. Сам по себе результат неплохой, но Вольво знавал и более удачные выходы на трассу. Впрочем, выглядел он к вечеру довольным. И усталым. Как и остальные охотники.

К таверне подъехали шумной и воодушевленной толпой, и тут же, сдвинув столы, закатили обильное гульбище. Хозяин ничем не рисковал: хотя сегодня охотники еще не могли ему заплатить, он был уверен, что заплатят завтра. Потому что уже наверняка успел выяснить о сегодняшней охоте все: от размера добычи до содержимого трейлеров.

Только за столом Пард наконец понял, насколько он проголодался. Соседи его, дотошный счетовод-половинчик и полувирг-Зеппелин, тоже не стеснялись. Пиво лилось рекой и отчего-то казалось в этот вечер особенно вкусным. С усталости, что ли?

Вольво обещал появиться наутро.

Единственное, что омрачило сегодняшний день, – потревоженный волосок-сторож в дверях. Вновь к Парду в комнату наведывались гости. Узнает ли он – зачем?

Хорошо бы. Но – не сегодня. У Парда едва хватило сил добрести до кровати, кое-как раздеться и заползти в ставшую уже привычной ложбину.

«Можно подумать, что я вместе с гномами по крышам трейлеров сигал», – подумал Пард засыпая.

Сон его был крепким и безмятежным.

6. Ильямпу – Сахама

Пиликающий вызов телефона вплелся в тишину комнаты. Именно так – вплелся, а не нарушил. Звук этот имел такую природу, что и резким не выглядел, и проигнорировать себя не позволял.

Пард протянул руку к колченогому прикроватному стулу, где обыкновенно ночевала его одежда. Добыл черный брусок сотового и утопил кнопочку ответа.

– Да?

Звонивший пренебрег стандартной формулой телефонного разговора:

– Эй, ты, сколько у тебя глаз, а?

Пард сначала ничего не понял. Голос был странно похож на голос гоблина Гонзы, но только похож. Звонил определенно не Гонза.

– Не знаешь? А ушей у тебя сколько? А? Гы-гы-гы!

– Очень смешно, – проворчал Пард в трубку.

– А то нет? Поглядим, кто будет смеяться последним. И без последствий. Гы-гы-гы!

И – короткие гудки. Отбой, стало быть.

Спросонья у Парда даже как следует разозлиться не получилось. Он поднялся, сходил коридор по известным утренним делам и с неожиданным наслаждением умылся до пояса. Даже в голове после этого будто бы прояснилось.

Глаза, уши… Что за бред? С одной стороны – слова неизвестного слишком уж напоминали пьяные речи какого-нибудь забулдыги с Подола. А с другой стороны – раз звонил, значит кое-какие формулы знает, а откуда забулдыге с Подола знать технические формулы? Впрочем, среди техников-живых и даже среди ученых сколько угодно любителей пива и кое-чего покрепче, но чтобы вот так развлекаться по пьяному делу? Нет, решительно нет. Что-то тут нечисто.

Пард спустился в зал, чувствуя, что наконец-то встал на верный путь. «Думай!» – велел он себе.

За столами говорили только о вчерашней охоте, а это сбивало с толку. Пард рассеянно кивал живым – людям, оркам, виргам, хольфингам, дотошному половинчику. Метисам тоже, хотя этих многие в Большом Киеве, да и в других городах, недолюбливали. Отчасти из тупого снобизма представителей чистых рас, отчасти оттого, что живых умных, хитрых и изворотливых среди метисов попадалось куда больше, нежели среди чистокровок.

Бюскермолен и Роелофсен, смекнув, что Пард погружен во что-то свое, только коротко поздоровались. Пард краем глаза даже заметил, как Бюс без всяких церемоний развернул какого-то не в меру ретивого и начисто лишенного наблюдательности охотника погутарить. Завтрак Пард проглотил, даже не задумавшись, из чего тот состоит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное