Владимир Васильев.

Искусственный отбор

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Владимир Николаевич Васильев
|
|  Искусственный отбор
 -------


   – Эй, ведьмак! Вставай, к тебе пришли!
   «Жизнь забери! – подумал Геральт, мгновенно воспрянув ото сна. – В прошлый раз меня после этих слов пытались выселить из номера!»
   И ведь выселили, хотя уплаченные накануне деньги он, понятное дело, из администратора вытряс.
   К счастью, на сей раз никто не собирался выселять Геральта из оплаченного полулюкса винницкой гостиницы «Южный Буг».
   – Ау, ведьмак! – В дверь осторожно заглянул коридорный. – Тут посетитель!
   – Скажи ему, чтоб пришел через час! – пробурчал Геральт из-под одеяла, не особо, впрочем, надеясь на успех. – А лучше через два.
   Несколько секунд коридорный совещался с кем-то невидимым за дверью.
   – Хорошо, через два часа, – проинформировал коридорный и захлопнул дверь.
   «Счастье-то какое! – Геральт блаженно вытянулся на чистой простыне. Тело заныло от удовольствия и восторга. – Еще два часа!»
   За последние две недели с относительным комфортом он провел всего одну ночь, да и ту на заднем сиденье престарелого и полусонного джипа на дикой автостоянке. Такие старые машины обычно покладисты; если вести себя дружелюбно и спокойно, считай, ночлег обеспечен. В ту ночь как раз накрапывал противный октябрьский дождик, запускал холодную влажную лапу за шиворот, и ночевать без крыши над головой было бы грустно и неуютно. Геральт рискнул сунуться на дикую стоянку и не прогадал.
   Остальные ночи ведьмаку вспоминать не хотелось, даже сейчас, в чистой и теплой постели.
   Одно было плохо: он потратил на гостиницу последние деньги, причем оплатил номер только за сутки, а значит, уже в полдень, как раз через два часа, его отсюда попрут. И останется Геральт снова без чистой постели, горячего душа и теплого сортира. Не смертельно, конечно, но как же надоедает ночевать под мостами в компании опустившихся орков или людей…
   Впрочем, нынешний визит коридорного и кого-то невидимого за дверью вселял определенный оптимизм. Скорее всего невидимый – потенциальный клиент. Вряд ли серьезный, иначе так просто не согласился бы на двухчасовую отсрочку. Но хоть какой-то.
   Будь клиент серьезным, Геральт вскочил бы как миленький. А так можно было позволить себе роскошь целых два часа валяться и ничего не делать. Разве что думать.
   Например, о том, что жизнь ведьмака, в сущности, состоит из одинаковых повторяющихся блоков, только совершенно произвольно перемешанных. Взять хотя бы сегодняшнее пробуждение и «Эй, ведьмак, к тебе пришли». Сколько раз это уже происходило и сколько раз еще произойдет? Сколько раз Геральту и его коллегам – Ламберту, Эскелю, Койону – предстоит совершать одни и те же циклические действия? Получил аванс, разделался с каким-нибудь опасным механизмом, пошел искать очередное задание.
Нашел очередную работенку, получил аванс, разделался с каким-нибудь опасным механизмом…
   «Наверное, – думал Геральт, – бытие любого обывателя-живого тоже состоит из повторяющихся блоков. Таких же, как рабочие циклы заводских роботов, записанные на компакт. Разнится лишь способ записи да содержимое цикла. Чем обыкновенно занимаются простые живые, жители обыкновенных кварталов Большого Киева или Большой Москвы? Или любого мегаполиса Евразии?»
   Некоторое время Геральт тщетно напрягал воображение. Потом даже сел в кровати от нахлынувшего удивления.
   Он не мог вообразить – чем заняты день-деньской живые-киевляне или москвичи? Или обитатели любого мегаполиса Евразии? Ну, там, жена-дети… Понятно. Но как они добывают пропитание? Как общаются друг с другом, с домашними? С женами, в конце концов?
   Мир вокруг ведьмака состоял только из слепой злобы враждебных механизмов, скупости нанимателей да глухой неприязни окружающих – тех самых живых-обитателей, чья жизнь оказалась для Геральта непредставимой. Впервые в жизни Геральт осознал, насколько отличается от тех, чей покой призван хранить.
   Но можно ли сказать, что у ведьмаков что-либо отняли? Для этого нужно как минимум иметь с чем сравнивать.
   Что тот же Геральт знает о семье? Его семья – это такие же угрюмые одиночки, истребители механических чудовищ. Это старый Весемир и хромой Владзеж. Это сопливая пацанва в Арзамасе, еще не прошедшая испытания фармацевтикой, и подрастающие счастливчики, выжившие после клинического кабинета. Мутанты. Не-живые.
   Семья ведьмака – верный ноутбук и глобальная сеть, вместилище знаний и слабо упорядоченной информации. Не раз выручавшая в самых немыслимых передрягах помповуха и простенький нож при поясе.
   А что называют семьей остальные?
   Сон как рукой сняло. Повалявшись еще минут десять и так и не найдя ответов, Геральт уныло поплелся в душ. Раз уж оплатил последними деньгами мирские удобства, надо использовать их на полную катушку.
   Под струями горячей воды нежданно нахлынувшие вопросы и мысли отступили, уступив место простому физиологическому блаженству.
   «А все-таки хорошо, что я мутант, – подумал Геральт, изнывая под душем. – Вряд ли обыватель настолько отчетливо и выпукло, каждой клеточкой кожи, каждым сенсором ощущает, насколько это здорово – быть чистым».
   За минуту до полудня, когда Геральт, одетый и собранный, снова валялся на кровати, в дверь опять постучали.
   – Да-да!
   Вошел давешний коридорный.
   – Э-э-э… – Коридорный стрельнул туда-сюда наметанным взглядом. – Я вижу, ты не станешь продлевать номер?
   – Не стану.
   Геральт поднялся, забросил на плечо выцветший рюкзачок и приладил к боку ружье.
   – Ну, что же… Там, за дверью один живой дожидается. С самого утра. Я его до десяти не пускал.
   – Правильно, что не пускал. Спасибо. Извини, на чай ничего не будет – деньги кончились.
   Коридорный безрадостно вздохнул. А Геральт спустя пару секунд уже оказался вне номера.
   У дверей, нервно переминаясь с ноги на ногу, дежурил щуплый тип довольно жалкого вида. Он был примерно одного роста с Геральтом и почти того же телосложения. Но если ведьмак производил впечатление живого целеустремленного, сильного, решительного и уверенного в себе, то потенциальный клиент выглядел жалким и издерганным. Он казался ниже, нежели был на самом деле, плечи безвольно опущены, взгляд заполошно бегает, губы дрожат…
   Типичный нюня и неудачник.
   – А… Здравствуйте…
   Геральт молча смерил его взглядом.
   – У меня… Простите, что беспокою… У меня к вам дело…
   – В баре, – сухо, суше даже чем обычно, отозвался Геральт. – Поговорим за яичницей со шкварками и кружкой пива.
   Глаза незнакомца забегали еще сильнее.
   – Я… не могу… У меня нет денег… Совсем.
   – В таком случае не могу быть полезен, – так же сухо отрезал Геральт.
   «Проклятье, – подумал он. – Ни заработка, ни завтрака. А Весемир вчера звонил, намекал, что Арзамасу-16 нужно срочное вливание на счет…»
   Что-то там у них накрылось из жизненно важной машинерии. Пока заказали в кредит, у Халькдаффа на Выставке. Но ведь за покупку придется вскоре расплачиваться. Причем чем раньше, тем лучше. А тут, как на грех, ни у одного из действующих ведьмаков ни единого заказа!
   – Это выгодное дело, – мямлил нюня, семеня за Геральтом по коридору. Ведьмак ступал уверенно и бесшумно, а под нюней даже покрытый ковровой дорожкой пол противно постанывал и поскрипывал.
   – Без предоплаты не работаю, – не оборачиваясь бросил ведьмак и замолчал, на этот раз надолго.
   Всю дорогу до лестницы, на самой лестнице и в холле гостиницы нюня плелся позади и канючил, канючил, канючил… На месте ведьмака любой живой не выдержал бы и взорвался. Наорал бы, а то и приложил надоедливого нюню. И хорошо, если ладонью, а не кулаком. Но Геральт его просто перестал замечать. Будто выключил слух и позабыл о нервах.
   Ведьмаков не так-то просто вывести из себя. Говоря по правде, это вообще вряд ли возможно.
   На улице ведьмак на мгновение замер, оглядываясь и размышляя – куда бы пойти? Нюня едва не налетел на него со спины – в последний момент Геральт неуловимым движением ушел с пути нюни, едва заметно двинул ногами и полуобернулся.
   Нюню пронесло мимо, а ведьмак принялся спускаться по лесенке.
   Десять ступенек. Четыре секунды, если не торопиться.
   Нюня снова пристроился следом, не прекращая увещеваний.
   «Во привязался-то», – подумал Геральт без всякого раздражения.
   Раздражаться по разным пустякам? Вот еще!
   Под ложечкой начало противно посасывать – полдень уже миновал, и организм тактично напоминал о насущных потребностях. В принципе ведьмак легко мог голодать и день, и два, и больше – если потребуется. Но кто говорит, что это доставило бы ему хоть каплю удовольствия?
   Он направился прочь от гостиницы, к автовокзалу. Привычные городские шумы поглощали бы голос никак не желающего угомониться нюни, если бы Геральт сам не отсек все посторонние звуки.
   С торца к гостинице примыкал ухоженный скверик со скромным памятником в центре. Вокруг памятника, вплотную к подстриженным кустам, очень удачно разместились несколько лавочек.
   «Во! – подумал Геральт с воодушевлением. – Самое то для поразмыслить и принять решение!»
   Вскоре ведьмак уже вольготно расположился на лавочке, рядом со снятым рюкзачком. Вдохнул полной грудью… и обнаружил рядом упрямца-нюню.
   – …Это действительно выгодное дело! Там денег на все хватит, и комплекс оплатить, и на ваш гонорар, и мне, чтобы откупиться. Даже останется еще! Там почти триста двадцать тысяч!
   Названная цифра эхом отозвалась в мозгу Геральта. И заинтересовала.
   – Триста двадцать тысяч чего? – уточнил ведьмак ровным голосом.
   – Гривен! Триста двадцать тысяч гривен! Целое состояние, правда? – воодушевился нюня.
   Его заметили! Его слушают!
   – Осталось только добраться до комплекса и получить деньги! Я уверяю, дело верное!
   – Стоп. – Геральт прищелкнул пальцами. Весемир вчера упомянул сумму в сто десять тысяч гривен, потому Геральт и заинтересовался. – С самого начала. Только коротко. Тебя как зовут?
   – Лимон… Леха Лимон, – пробормотал человечек и неловко привстал. – К вашим услугам!
   «Ага, – скептически подумал Геральт, не изменившись, впрочем, в лице. – Ты наслужишь… Месяц потом разгребать придется».
   – Я занимался приручением этого комплекса…
   – Какого комплекса? – все так же спокойно и безразлично уточнил Геральт.
   – Комплекса автоматического слежения за подвижными объектами, называется «Охрана-два», растет на БугМаше. Это неподалеку отсюда. Э-э-э… Так вот, я первый распознал начальные управляющие коды и понял назначение этого комплекса…
   – Ты техник? – опять перебил Геральт.
   – Ну… в какой-то мере. – Лимон вымученно улыбнулся. – Так вот, когда я распознал коды, появилась возможность приручить этот комплекс и поставить его на службу живым – на любом охраняемом объекте такой оторвали бы с руками, потому что подобная система экономит массу сил и способна заменить до двух десятков живых сторожей…
   «Ну, положим, живых никакими комплексами не заменить, – убежденно отметил Геральт. – Любую, даже самую мудреную машинерию слишком легко вывести из строя или тривиально обмануть».
   – Но у меня не хватало прирученного оборудования, и я взял заем у «Ганса и братьев» – всего пять тысяч, – продолжал вещать о своих бедах Лимон.
   Таким плаксивым голосом можно было вещать только о бедах.
   – Еще бы неделя-две, и я довел бы список управляющих кодов до ума, а там и продал бы комплекс – он стоит хороших денег, поверьте! Но тут срок займа истек, явились подручные Ганса и стали требовать погашения займа. Я работал днем и ночью… а потом меня перестали пускать на БугМаш! Просто не пустили однажды утром на проходной, и все! Сказали – не велено! А все купленное оборудование осталось там – я не могу сдать его даже за полцены, чтобы хоть частично погасить долг перед Гансом… Они включили счетчик, теперь я должен им уже двадцать две тысячи… И на БугМаш меня по-прежнему не пускают…
   – Ну и что? – хмыкнул Геральт без особого интереса.
   – Они меня убьют, – упавшим голосом сообщил Лимон. – Сказали, если до конца недели не будет денег или комплекса – убьют.
   – Ну, так ищи деньги или доставай свой комплекс, – посоветовал Геральт не без цинизма.
   – Вот я вам и предлагаю – давайте проберемся ночью на завод и вынесем комплекс – он довольно компактен, основной модуль размером с чемодан; и комплект наружных датчиков примерно такого же размера.
   – А теперь послушай меня, – изобразив на лице маску долготерпения, сказал Геральт. – Я – ведьмак. Ведьмаки работают только при условии полной предоплаты. Тебе это известно?
   – Известно, – кивнул Лимон. – Вот я и предлагаю! Вынесем комплекс, продадим его, например, Шакиру – он высказывал заинтересованность, даже цену назвал: триста двадцать тысяч минус комиссионные агенту, это всего два процента! После этого я сразу смогу с вами расплатиться!
   – Деньги вперед. – Геральт пожал плечами. – Иначе я с места не сдвинусь.
   – Где же мне их взять? – плаксиво поинтересовался Лимон.
   – Займи.
   – Не могу! Я ведь в черном списке! Мне теперь никто не даст, Ганс постарался… И уехать куда-нибудь мне не позволят, люди Ганса все время за мной приглядывают. Вон, глядите сами.
   На перекрестке действительно некоторое время терлись два неприятных субъекта – человек и орк. С виду – типичные бандиты.
   – Поймите, – прошептал Лимон донельзя трагическим голосом. – Меня действительно убьют…
   – У тебя жена есть? – спросил вдруг Геральт. – И дети?
   Собеседник удивленно уставился на ведьмака.
   – Какое это имеет значе…
   – Понятно, – кивнул Геральт. – Нету. Действительно, какая девчонка поведется на такого нытика и неудачника?
   Лимон насупился было, но быстро снова стал тревожно-испуганным. Похоже, даже его лузерские комплексы пасовали перед реальным страхом смерти.
   – Влип ты, парень, – констатировал Геральт. – И поделом. Не был бы таким идиотом, не связался бы с бандитами.
   – Вы ведь можете мне помочь! – выпалил Лимон.
   – Могу. Если заплатишь.
   – Я не могу заплатить прямо сейчас. – Лимон чуть не плакал. – Я клянусь, что отдам вам любую сумму, которую вы назовете!
   – А если я запрошу миллион? – хмыкнул Геральт.
   – Ну… я имею в виду, что исходить нужно из суммы, которую мы выручим за комплекс, минус долг Гансу… Все, что останется, – ваше.
   Геральт натянуто улыбнулся:
   – В кредит не работаю.
   – Жизнь забери… Неужели вам меня не жалко?
   – А почему мне должно быть тебя жалко? – удивился Геральт. – Только слюнтяев разных я еще из задницы не вытаскивал!
   – Но ведь… Но ведь ведьмаки призваны защищать живых!
   – От чудовищ, – уточнил Геральт вкрадчиво. – Причем чудовищ, порожденных техникой и механикой. А разнообразные Гансы и их прихлебатели – не моя епархия.
   – Вы храните город, – одними губами взмолился Лимон. – Неужели я не достоин зваться частью города?
   – Такие, как ты, – жестко сказал ведьмак, – не достойны. По большому счету, если бандиты вырежут слюнтяев и недотеп, городу станет только лучше. Впрочем, тут и бандиты не нужны, если разобраться. Детей ведь у тебя нет? Значит, свое слюнтяйство ты никому не передашь. Вымрешь, как вымерли когда-то катапульты.
   – Ну и чем тогда ведьмаки лучше тех же бандитов? – Лимон все еще надеялся переубедить Геральта.
   – Тем, что ведьмаки никого не трогают без причины. Если таких, как ты, станет много – бандиты будут жировать. А если вместо скулежа им будут сразу стрелять в рожу, то и придется присмиреть самым отъявленным негодяям. Так что не трудись: я заинтересован, чтобы тебя и тебе подобных передавили как можно скорее. Так-то…
   Геральт не договорил. Из припарковавшейся напротив скверика легковушки выбрался грузный вирг и решительным шагом направился к лавочке, на которой обосновался Геральт. Почти минуту вирг не отрывал взгляда от татуированной ведьмачьей лысины.
   – Ведьмак? – басом осведомился вирг, приблизившись.
   – Ведьмак, – нейтрально отозвался Геральт.
   – Мой сын застрял в лифте. Поехали.
   – Тысяча, – не шелохнувшись, запросил Геральт.
   Вирг немедленно выудил из внутреннего кармана бумажник, покопался в нем и протянул ведьмаку две бумажки по пятьсот гривен.
   – Учись общаться с ведьмаками. – Геральт подмигнул притихшему Лимону, взял у вирга деньги и встал, подхватив рюкзачок. – Я готов. Поехали.
 //-- * * * --// 
   С пацаном в лифте никаких проблем не возникло. Вирг оказался головастым живым: сам уехал за помощью (откуда-то узнал, что в «Южном Буге» остановился ведьмак), а жену с домработницей оставил у лифта, чтоб с сынулей разговаривали и в панику тому ударяться не давали – от криков лифт мог и взбрыкнуть. Когда приехал Геральт, мамаша как раз заряжала очередную сказку про Бодю Красного Джипа. Ведьмак, не теряя времени попусту, отыскал щит с тумблером аварийного открывания дверей, принял пролезшего в щель под потолком вихрастого виржонка, сурово наказал папаше ни в коем случае не пытаться лезть в щит самостоятельно, даже если, не приведи жизнь, произошедшее повторится. Когда домработница накрыла быстренько на кухне выпить-закусить, шепотом поведал папаше придуманную на ходу душераздирающую историю, как кто-то самостоятельно пытался вызволить застрявших в лифте и тех насмерть пожгло оборванным силовым кабелем. Выпили-закусили; затем Геральт пожал посмурневшему виргу руку, потрепал по вихрам пацаненка и чрезвычайно довольный собой удалился.
   Теперь можно было и поесть, и еще несколько дней в гостинице понежиться.
   Впрочем, нежиться Геральт не стал, хотя не преминул основательно подкрепиться.
   Леха Лимон перехватил его на выходе из гостиничного бара.
   – Послушайте…
   – Опять ты? – Геральт остановился, с жалостью глядя на нюню. – Тебя еще не пристукнули?
   Лимон отшатнулся. Похоже, за время отсутствия Геральта бандиты Ганса провели с Лимоном разъяснительную беседу, о чем красноречиво свидетельствовал свежий кровоподтек на скуле нюни и грязь на рукаве и брюках.
   – Если вы мне не поможете, мне конец, – еле слышно вымолвил Лимон.
   – Аминь, – буркнул Геральт. – Покойся с миром.
   Лимон бухнулся на колени и попытался облобызать Геральту ботинки.
   – Ты что, вконец рехнулся? – Геральт сердито сграбастал Лимона за шиворот и оторвал от себя. – Ну-ка, катись давай отсюда! Еще раз тебя увижу – дам в ухо. Или вообще пристрелю, избавлю молодчиков Ганса от трудов.
   Наподдав Лимону под зад, Геральт зашагал в сторону автовокзала.
   Нюня, просеменив несколько метров, потерял ход. Плечи его окончательно поникли, а вид сделался такой жалкий, что у Геральта неизбежно дрогнуло бы сердце, обернись он и взгляни.
   Но Геральт не обернулся и не взглянул.
   Выйдя на обочину, он некоторое время голосовал. Первый же таксист на желтых «Черкассах» охотно притормозил. Геральт без промедления скользнул в машину и хлопнул дверцей.
   – На БугМаш. К проходной.
   – Пятерка.
   – Годится, – кивнул Геральт. – Пристегиваться?
   Таксист, сухопарый человек, обладатель крючковатого птичьего носа и потрясающих бакенбардов, меланхолично вырулил в крайний ряд.
   – Пристегивайся, коли охота, – сказал он чуть погодя. – Но я еще ни разу не бился. Правда, мась?
   Он погладил узкой ладонью по торпеде. Видимо, таксист любил свои «Черкассы». Впрочем, среди шоферов такое не редкость.
   Ехали минут двадцать. Перед серым зданием, в котором безошибочно угадывалась заводская управа, таксист притормозил.
   – А скажи-ка, батя, – миролюбиво спросил Геральт, шаря в кармане. – Что, на БугМаше клан какой заправляет, или как?
   – Известное дело, заправляет. – Таксист пожал плечами. – Завод большой, как без клана. Шакир тут командует. Из орков.
   – Угу, – кивнул Геральт, протягивая пятерку. – Понятно. Спасибо, батя! Удачи тебе.
   – И тебе, мил человек…
   «Черкассы», фырча выхлопом, укатили; ведьмак остался на пустынной площадке перед главным зданием из стекла и бетона. Впрочем, площадка не была совсем уж пустынной: пара автомобилей на ней все же дремала. Бежевый микроавтобус с изрисованными рекламой боками и слегка битый джип полувоенного образца.
   Последнее Геральту не понравилось. Военные машины слыли крайне своенравными и приручались из рук вон плохо. А военные полигоны и места концентрации военной техники издавна пользовались в Большом Киеве и окрестных мегаполисах прочной дурной славой, куда не отваживались соваться даже ведьмаки. Если до конца придерживаться истины, то как раз ведьмаки в такие гиблые места иногда совались. Но ненадолго, с величайшей осторожностью и лишь по сильной профессиональной нужде. Подобные визиты по возможности держались в тайне.
   Битость джипа заключалась в покореженном бампере, а также мятых крыле и двери со стороны водителя. Кроме того, дверь была по меньшей мере в трех местах прострелена, скорее всего из пистолета. Тем не менее джип носил явные следы прирученности. Зайдя спереди, Геральт углядел на радиаторе эмблему Халькдаффа и со знанием дела покачал головой. Ну да, если кто и мог приручить военного монстра, то именно этот магистр. Говорят, он даже с совершенно неуправляемыми черноморскими броненосцами в свое время имел дело.
   Но кто мог ездить на подобной машине? Вряд ли какой-нибудь добропорядочный живой. А вот какие-нибудь громилы из заводского клана – запросто.
   Что и следует учесть.
   Перед входом Геральт вынул из кармана куртки зеркальные очки и надел их.
   Войдя в просторный холл-вестибюль, Геральт сразу же направился к остекленному стакану, в котором скучал охранник.
   Наличие охранника Геральта не слишком удивило – раз нюню Лимона не пустили на завод, значит, клан охранял свою территорию достаточно бдительно. И на проходной всегда есть кому сказать: «Не велено».
   Новичок на месте Геральта, вероятно, некоторое время осматривался бы, вел себя не слишком уверенно – в этом случае охранники становятся наглыми и самоуверенными до предела. Но ведьмак сотни раз за свою карьеру проникал на заводы через охраняемые проходные. И прекрасно знал, как нужно обращаться с публикой на вахте.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное