Валерий Елманов.

Красные курганы

(страница 6 из 37)

скачать книгу бесплатно

В один из ясных февральских дней по искрящемуся морозной пылью свежевыпавшему снегу двинулся целый санный поезд – посольство Константина в Рим.

В Риге о нем узнали буквально через пару недель. Могли и раньше, но новость не относилась к разряду тревожных, а потому шпионы Альберта весть о посольстве отправляли не нарочным, а с оказией.

Теперь как минимум год, а то и два епископ мог себя чувствовать совершенно спокойным. Южный сосед оказался дурнем почище старого Владимира Полоцкого.

Константин же, на самом деле отправив послов… к польским князьям Конраду Мазовецкому и Лешку Белому, отдал долгожданную команду Вячеславу, которому теперь приходилось терпеливо объяснять, что время для всей Прибалтики еще не пришло.

– Опять же датский король Вальдемар Второй пока еще в силе, – втолковывал другу Константин. – Вот и получается, что нам для начала надо взять свое законное. А потом, зная, что они не угомонятся, пока не отберут обратно то, чем уже владели, ждать их удара. Но самое главное – это то, что сейчас половина прибалтийских племен еще не покорилась им. Именно сейчас мы получим хорошую поддержку со стороны местного населения, особенно эстов, а где-то к двадцать третьему году их всех окончательно поработят.

– Ну и давай ахнем дружно, чтоб они опомниться не успели.

– Говорю же, Вальдемар еще силен, и опять-таки крестовый поход может начаться.

– А если мы только эти два замка возьмем, то Вальдемар промолчит?

– А они не его, – улыбнулся Константин. – У датчан как раз назрела масса противоречий с орденом и епископом, так что воевать с нами из-за собственности отца Альберта они никогда не станут. Да и братья из ордена выручать епископа тоже без всякой охоты подадутся. Кроме того, выдвинув так далеко вперед свои владения по Двине, мы создаем шикарный плацдарм, с которого в свое время и выступим разом во все стороны.

– Ну, разве что так, – неохотно протянул Вячеслав.

– И опять же психология. Мы берем замки, спокойно отбиваем попытки немцев вернуть их обратно, и все видят на деле, что мы сильны, причем настолько, что ни Альберт, ни орден не в силах ничего поделать. Следовательно, местные племена уверятся в том, что если они попросят нас о помощи, то мы запросто сможем ее оказать. Это раз.

– А два?

– Русь. Не наша, что уже взята под Рязань, а та, что осталась. Сам прикинь. Впервые за все время мы в Прибалтике не отступаем, а атакуем, возвращаем исконные земли. Это как? Опять же поддержку церкви получим, ведь те же ливы и прочие, кто уже окрещен, сразу в православие перейдут.

– Или в язычество вернутся, – проворчал Вячеслав.

– Найдутся и такие, – согласился с другом Константин. – Более того, поначалу их вообще больше всего будет. Но их боги Христу не конкуренты. Слабоваты. А с учетом того, что мы торопиться не собираемся и насильно крестить их не будем, то утратит силу закон противодействия, когда хочется поступить непременно наоборот. То есть в язычестве многие пребудут недолго, от силы полгода-год.

Да пусть хоть десять или двадцать лет – неважно. Все равно в конечном итоге все они придут в церковь. А там уже очередь и до пруссов с литовцами дойдет, с которыми тоже мешкать нельзя, потому что они потихоньку начинают собирать силы воедино. Лет через десять, когда Миндовг войдет в силу, одолеть их будет значительно тяжелее. Так что пусть они не в удачные набеги ходят – на Псков с Новгородом, а в неудачные – на нас.

– Звучит вроде бы все правильно, – вздохнул Вячеслав. – Вот только как оно на самом деле будет?

– Я не господь бог, – развел руками Константин. – Сам этого не знаю. Да и никто не знает.

Кстати, ты так и не сказал, почему решил не оставаться в Кукейносе, а возглавить остальных?

– Ну, главная причина – это если у рыцарей бзик случится и они почему-то сразу на Гернике пойдут.

– Минуя незахваченный Кукейнос? Вряд ли.

– Но вариант этот исключать нельзя. Тогда все наши хитромудрости с Вячко сразу отпадут, а я на этот счет еще кое-какую чертовщину приготовил. Опять же группу боевых пловцов испытать на деле нужно. Ну и еще кое-что. Нефти у меня не так много, но на это хватит, а сажи сколько угодно.

– Ты чего придумал-то? – с подозрением уставился на друга Константин.

– Танец с саблями, точнее, с нефтью. Музыка купеческая, учитывая завоз, а уж слова мои, – бесшабашно улыбнулся бывший спецназовец. – Надо же повеселить честну компанию. Все, княже, я побежал, а то меня уже Вячко заждался.

Когда он так загадочно улыбался, Константину было ясно только одно – в ближайшем будущем надо ожидать сюрприза. Причем какого именно, этот тип – хоть убей – все равно не скажет. Иногда они выходили такие, что лучше бы их не было, как случилось с занятием Пронска два года назад, но по большей части – то, что надо.

– Ну ладно, – махнул рукой Константин. – Беги.

Оставшись один, князь задумчиво поскреб в затылке. «А точно ли все сделали? Или, может, что-то упустили? Да нет, вроде бы все в порядке. Ладно, время покажет», – вздохнул он.

Уже через пару недель время показало, что на сей раз все было и впрямь подготовлено идеально.

Не зря Вячеслав целую зиму изо дня в день гонял своих спецназовцев на высокие стены в Городно. Как они сами потом признались воеводе, после зимних неустанных тренировок и далеко не всегда успешных попыток обмануть, застать врасплох бдительных дружинников князя Вячко, которые зорко караулили на стенах, взятие стен Гернике, а еще через день – Кукейноса оказалось для них сущим пустяком. Про Глинищи и Ольховик и вовсе говорить не стоило.

Крушить каменные стены не в пример тяжелее, чем деревянные. Зато преодолевать их – как бы даже не наоборот. Возможно, что с гладкими кирпичными пришлось бы потруднее, но необработанные камни имели столько удобных выступов, что орлы Вячеслава, можно сказать, чуть ли не шагали по ним. К тому же крепостные сооружения в Городно были гораздо выше. В Кукейносе еще куда ни шло, а у Гернике они и вовсе оказались какими-то корявыми – от силы метров восемь, а то и ниже. Может, достроить не успели?

К тому же разведчики Вячко, обученные этому мастерству рязанским воеводой, со своей задачей не просто справились, а блистательно. Засланные туда вместе с тремя рязанскими орлами – Николкой Паниным, по прозвищу Торопыга, Жданко и Званко, – они уже на четвертый день нашли несколько пожилых ливов из числа замковых слуг, которые еще помнили, что при русичах им жилось куда лучше, чем ныне.

По этой причине их не понадобилось даже подкупать. Более того, один из них, по имени Вилиенде, заявил, что готов дать себе отрубить левую руку по самый локоть, лишь бы вновь увидеть хозяином замка русского князя.

О том, что надо выехать в Гольм, разговоры между рыцарями шли еще за неделю до отплытия. Никто и не думал таиться, спокойно разговаривая об этом в присутствии слуг. Ведь что такое лив? Это серв, то есть домашний скот, только двуногий, а какой человек в здравом уме будет опасаться лошади или коровы, в присутствии которой он болтает с приятелем?

Так и тут. Один выразил сожаление, что его туда не позвали, другой из зависти заявил, что там подбирается не очень достойная компания, к тому же в отсутствие тех-то и тех-то можно будет недурственно развлечься и здесь.

А уж после того, как выяснилось, что в большом сборе на островном замке примут участие все ленники епископа, а значит, будут отсутствовать самые умелые, самые опасные, которые способны в считанные минуты организовать сопротивление, в Полоцк полетел второй голубок с маленьким кусочком пергамента, привязанным к лапке.

На следующий день после отплытия рыцарей из Гернике в двадцати верстах от замка, спрятавшись в густых камышовых зарослях, уже сидела наготове тысяча воинов, ожидая, пока все уснут.

С ночной стражей из местных жителей, которых ленивые рыцари выставили вместо себя на стены, тоже не возникло никаких проблем. Из жалости к белобрысым недотепам спецназовцы, черными тенями вскарабкавшиеся на стены, даже не убивали их, а просто глушили, легонько приложив ребром ладони по кадыку либо тюкнув по темечку обушком небольшого топорика, замотанного в тряпку.

Дальнейшее было совсем просто – дойти до замковых ворот, открыть их и опустить мост через глубокий ров. Тут же в замок ворвались три десятка испытанных и закаленных во многих боях дружинников во главе с самим князем Вячко. Они шли раздавать долги. Судя по тому, что в Гернике и Кукейносе уцелел лишь один рыцарь Иордан, удача им улыбалась – отдали они их вместе с процентами, изрядно скопившимися за десять лет.

И уже следом за ними шли рязанские воины. Полсотни воевода набрал из Ряжского полка, еще столько же – из ростовского и по два-три десятка выдернул из всех прочих. Брал он, разумеется, с выбором, чтобы и мечом владели, и секира в руках летала, и копьем чтоб орудовать умели. Еще Вячеслав прихватил пару сотен арбалетчиков и такое же количество лучников.

Правда, во время взятия замков мало кому довелось обагрить во вражеской крови свой меч, зато потом, во время последующей осады замка немцами, и лучники, и арбалетчики успели себя выказать с самой лучшей стороны.

Ребятки из Ряжского полка, оказавшиеся в Кукейносе, вспомнив половцев, показали всем остальным, как правильно готовить свои стрелы к бою.

Узнав об этом, Константин только почесал затылок и… разрешил, но с обязательным напоминанием, те стрелы, что вымазаны гнилой кровью или смочены змеиным ядом, использовать исключительно против рыцарей.

Те, к горькому сожалению лучников, шли на приступ в последнюю очередь, применяя всевозможные меры предосторожности, но все равно из каждых десяти травленых стрел хоть одна обязательно отыскивала уязвимое местечко.

Поначалу гибель от ран атакующие считали несчастливой случайностью. Потом до магистра ордена дошло, что тут что-то не так. А за три дня до переговоров епископа с Константином по лагерю рыцарей прокатился чуть ли не мор. Сразу слегло почти полсотни рыцарей, из которых ни одному не было суждено выжить.

К тому же две камнеметные машины, которые с грехом пополам осаждающие соорудили на месте, вышли из строя, не сделав ни одного выстрела – лопнули кожаные ремни. При ближайшем рассмотрении оказалось, что кожа не была гнилой. Кто-то очень умело ее подрезал.

Ревнители веры выставили на ночь охрану, но наутро обнаружилась та же самая картина, хотя караульные – между прочим, из рыцарей – клялись и божились, что никто к ним не подходил.

На следующую ночь караулы удвоили, и это, возможно, помогло бы, но почти на рассвете в лагерь ворвалось полсотни всадников. Неведомые воины с черными лицами, восседавшие на вороных скакунах, с визгом и дикими воплями носились по лагерю, заставляя рыцарей хвататься не за мечи, а за кресты и ладанки, а потом ускакали прочь. Наиболее смелые к этому времени уже пришли в себя, сообразили, что это все-таки не демоны, а люди, но было поздно. Какая-то черная, дурно пахнущая жидкость, вылитая из кожаных мешков на осадные машины, к этому времени уже вовсю полыхала, и погасить ее не было никакой возможности, как, впрочем, и догнать самих всадников в чистом поле.

Через пару дней наспех сооруженные катапульты вновь красовались почти в центре лагеря. На этот раз их обкопали рвом со всех сторон, и ночные всадники сделать уже ничего не смогли, хотя и пытались.

Неудач хватало не только со стороны суши.

Ближе к Двине тоже стояли рыцарские отряды, чтобы осажденные не получили помощи со стороны реки. Точнее, это так предполагалось. Чем они могли помешать на самом деле, если бы такая помощь пришла, никто не понимал. Между самими стенами крепости и водой шла совсем небольшая полоса суши – саженей шестьдесят, не больше. Словом, говоря современным языком, зона прямого обстрела. Размещаться там было смерти подобно.

Именно поэтому отряды были выставлены значительно дальше от крепости, чтобы стрелы не могли их достать. Идти туда, под самые стены, предполагалось лишь в случае появления на Двине русских ладей. Атаковать эти отряды должны были именно в тот момент, когда ладьи уже причаливали бы к мосткам, заменяющим пристань. Таким образом схизматики лишались бы продовольствия, а благородные рыцари приобретали бы его, не утруждаясь выездами в ближайшие села.

Словом, задумано все было правильно, к тому же подобные действия не раз уже осуществлялись крестоносцами на практике, при осаде других крепостей, в которых сидели непокорные туземцы, не желающие добровольно надевать на свои шеи скромный деревянный крестик, а вместе с ним тяжелое ярмо.

Единственное, что мешало рыцарям на сей раз, так это жалкая попытка осажденных не пустить святое воинство к пристани. С этой целью они непонятно когда успели выкопать ров глубиной сажени в три и столько же вширь, наполнив его речной водой. Тянулся он прямо от основания стен и до самой Двины. Точно такой же они сделали и со стороны Кокны.

Выбранная изо рвов земля у них тоже пошла в дело. Из нее русичи насыпали валы с внутренней части рва. Таким образом, чтобы добраться до пристани, необходимо было одолеть ров, взобраться на вал, порубить его защитников, а уж потом отнимать привезенное продовольствие.

Делать это в самый последний момент, когда ладьи уже покажутся на Двине, было слишком рискованно, поэтому святое воинство решило захватить наспех построенный вал сразу же, в первый день осады, тем более что эта задача представлялась достаточно легкой.

Впрочем, она и на самом деле была бы легкой, если бы эти проклятые русичи дрались именно так, как это и положено в благородной Европе, то есть стрелами, копьями, мечами ну и секирами.

Тут уж все зависело бы лишь от крепости доспехов, которые надежно защищали каждого рыцаря, делая его практически неуязвимым, как это и должно быть с воином, осуществляющим столь возвышенную миссию и идущего в бой с именем божьим на устах.

Тело каждого из них надежно закрывала прочная кольчуга, которая надевалась на кожаную или стеганую поддевку, предохраняющую от ушибов. Более того, чтобы копье или стрела туземца, незримо направляемая рукой дьявола, не нашла случайной щелочки между стальными кольцами, у доброй половины рыцарей туника, надеваемая поверх кольчуги, с изнаночной стороны была подбита металлическими пластинами или мелкой чешуей, которая крепилась отдельными штифтами.

Словом, пробить такой двойной слой было почти невозможно. Ноги и руки, благодаря всевозможным наплечникам, наручам от плеча до локтя, наколенникам и поножам от колена до ступни, тоже имели надежную защиту. Хитроумные умельцы из Гамбурга, Любека и прочих германских городов к этим наручам и наколенникам приделывали небольшие подвижные части из соединенных между собой узких поперечных полосок металла, которые закрывали коленки и локти.

Немудрено, что боевые потери в сражениях против ливов, лэттов и прочих дикарей исчислялись как один к ста. И это только если битва была ожесточенной и упорной. В сечах против схизматиков терять приходилось побольше, но тоже где-то один к десяти. Так было на протяжении всех двадцати лет покорения Ливонии и Эстляндии. Так продолжалось бы и дальше, если бы ныне русичи тоже вели себя честно и ограничились бы тем перечнем оружия, о котором было сказано и которое единственно достойно воина-христианина.

Но подлые схизматики с присущей им вероломностью, даже не предупредив об этом, коварно изменили все правила боя. В этом рыцари убедились уж в первый день осады, когда было решено преодолеть вал сразу в трех местах и безжалостно истребить всех его защитников, взяв их в смертоносные клещи.

Однако огромные звероподобные русичи, не мудрствуя лукаво, поступали с рыцарями точно так же, как с вытащенной на берег рыбой, когда надо ее побыстрее угомонить. Они просто глушили атакующих.

Шлем, похожий на кадку, очень удобен, если нужно защитить его владельца от стрелы, копья или меча. Нижние его края опускаются прямо на плечи. В лицо угодить тоже не получится. Узенькие щели для глаз – это единственная лазейка, но попасть в нее практически невозможно.

Зато возможно иное. На голову рыцаря, взбирающегося на вал, сверху обрушивался могучий удар. Чем били? Можно сказать, дубиной, хотя деревцо толщиной в две, а то и в три руки взрослого человека назвать так язык не поворачивается. Особенно учитывая его длину – не менее трех метров, а порою и все пять.

О дальнейшем же можно рассказать буквально в трех словах: бум – хлоп – буль. Оглушенные рыцари, оказавшиеся во рвах, залитых речной водой, самостоятельно выбраться оттуда не могли, так что тонули быстро и качественно.

О помощи ливов и говорить не приходилось. Те поначалу добросовестно шли на штурм, но сразу же валились на спину от первого же не удара – толчка русских воинов. Благополучно скатываясь в ров, они, довольные, выбирались из него, и на этом их участие в бою заканчивалось.

Рыцари пробовали отправить их обратно, чтобы спасать тонущих, но и здесь толку было мало. Пока эти дикари нащупают тело в мутной воде, пока подцепят как следует да ухватятся дружно – времени проходило изрядно. Вытаскивали на берег уже не рыцарей – безгласные тела. И ведь не попрекнешь – стараются вроде, суетятся, торопятся помочь. Словом, делают все так, как указывал… князь Константин.

Именно он, едва только замок был взят, наутро разослал свои летучие отряды по ближайшим деревенькам. Князь, осуществляя этот сбор, преследовал сразу две цели.

Одна – явная. Для ее достижения каждый из мужчин ливов пришел к замку с заступом или с лопатой в руке. А кому эти валы рыть – воинам? Они, конечно, черной работы не боятся, но у них и своих дел хватает. Например, те же камнеметные машины изготавливать, обтесывать снаряды для них.

Гладкие-то камни куда как точнее в цель садятся, если кто понимает.

И еще кое над чем нужно было потрудиться, чтобы сюрпризы приготовить, а они ведь тогда хорошо получаются, когда их не только продумаешь, но и сделаешь все как следует.

Нет, во рву бок о бок с ливами тоже трудились русичи, не меньше сотни. Но это был дипломатический ход. Так сказать, для укрепления будущей крепкой дружбы между народами. Потому и работали там не просто самые сильные из всего воинства, чтоб показать – с такими и черту не справиться, не говоря уж про каких-то рыцарей, которые при всех своих пакостях, гнусностях и зверствах сравнимы разве что с мелкими бесами, да и только. Но они же были и самые добродушные.

Сила на Руси всегда доброту предполагала. Да оно и понятно. Если ты кулаком быка убить можешь – злобствовать попусту не станешь. У сильного человека на первый план сразу великодушие выдвигается, желание ближнему помочь. А чего? Вон сколько у меня силушки – на всех хватит. Пользуйся, не стесняйся. Все равно останется, да еще с лихвой.

И здесь все сработало, как и было задумано Константином. К концу недели русичи и местные, не чинясь, хлебали варево из одного котла, чему сами ливы были только рады-радешеньки. Им ведь свою мучную болтанку приправить было и вовсе нечем. Бросят для запаха пару корешков да травок, а больше и нет ничего. Постарались рыцари от души, устроив своим новообращенным подданным вечные постные дни.

Русичи, видя такое дело, поначалу просто угощали, а потом и вовсе так разделились, чтоб у каждого котла, поставленного на огонь местными жителями, столовался хоть один из них. Вот он-то и бухал щедрой рукой мясо в кипящее варево, весело подмигивая тем, кто жадно глядел на него. Мол, сейчас поедим на славу.

Но помимо явной у Константина была еще и тайная цель.

Едва ему доложили, что первые отряды крестоносцев уже на подходе, как он тут же созвал старейшин и без обиняков спросил:

– Как дальше жить будем? Вы со мной, против меня или сами по себе?

Те поначалу нерешительно мялись. Врать по причине своей «нецивилизованности» они до сих пор не привыкли, а говорить правду – себе дороже. Уж больно страшно отказывать, а согласие давать тоже боязно. Знать бы, что надолго пришли старые-новые хозяева на их земли, тут и говорить было бы нечего. Как один встали бы под знамена князя Константина и дрались бы не щадя жизни. Тогда бы они все им попомнили: и виселицы многочисленные, и то, что обдирали их каждый год как липку, да и за разбитые кумирни со старыми богами воздали должное.

Может, потому и урожаи скудными стали, что который год не ловят ливы доброго бога Юмиса[34]34
  Юмис («двойчатка», т. е. сросшиеся друг с другом колосья или плоды – бог удачного урожая. Различали ржаной, ячменный, льняной и др. Большую часть года он спит в поле под камнем или под дерном. Во время сбора урожая его ритуально ловили под руководством хозяйки-матери, нещадно трепали, били, отрезали голову, после чего приносили в дом, угощали хлебом, горохом, пивом и предлагали остаться. Юмис имел и семью – жену Юмалу и детей. Сына звали Юмалень.


[Закрыть]
на своих полях, пригласив его остаться пожить вместе со всей семьей.

Да и со скотом худо. Намного чаще стали дохнуть лошади и коровы. А может, дело тут не только в бескормице, но и в том, что уже и забыли ливы, когда плясали в честь бога Усиньша,[35]35
  Усиньш – бог, который покровительствовал лошадям. В его честь устраивали специальный ритуальный танец, который так и назывался – танцем Усиньша. В жертву ему приносили два хлеба и кусок жира, которые бросали в огонь.


[Закрыть]
в первый раз выгоняя после зимы лошадей на пастбище? Да и жертву ему давным-давно не приносили.

С милой богиней Марей немного полегче. Тут рыцарей и обмануть можно. В их каменном капище есть изваяния доброй женщины с младенцем на руках, можно представить себе, что это и есть славная хорошая Маря – коровья охранительница,[36]36
  Автор не преувеличивает и отнюдь не пытается таким сравнением как-то унизить имя девы Марии, сравнивая ее с покровительницей коров богиней Марей. Еще очень долгое время латыши именно так и обращались к ней: «Милая Маря скота, мать Исуса Христа, упаси от колдунов и ведьм!»


[Закрыть]
и помолиться ей. К тому же и имена у них почти созвучны. Может, потому коровы намного меньше дохли, чем лошади?

Но если с другой стороны брать – уж очень большой риск получался. А если этот веселый и совсем не страшный князь уйдет, не сумев одолеть железные полчища проклятых пришельцев? Тогда ведь ливам вновь придется оставаться один на один с этими велнсами,[37]37
  Велнс (лат. velns – черт) – главный противник светлого бога Перкунаса.


[Закрыть]
как они их тихонько между собой называли.

Да, именно так. Ливы – народ умный. Их вокруг пальца не обведешь. Пусть эти, что в латы с ног до головы закованы, называют себя как хотят – хоть слугами божьими, хоть даже и богами. Но старики ливы сразу поняли, что лгут они. Впрочем, велнсы всегда лгут. Так им на роду написано. И никакие они не слуги божьи, а совсем наоборот.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное