Валерий Елманов.

Красные курганы

(страница 4 из 37)

скачать книгу бесплатно

Теперь епископскими ленниками в Гольме стали братья Иоганна – Конрад и Карл. А сегодня вот у них приключилась нечаянная радость. Прибыл Герхард – последний из братьев Альвеслебенов, привез приветы от родни, материнское благословение и подарки – ладанки с изображением соответствующих святых. Каждому отдельно, чтобы у святого голова кругом не пошла, кого из братьев в первую очередь защищать, если что.

Впрочем, теперь небесному заступнику можно было и отдохнуть. Не те времена нынче, далеко не те. Поутихли полоцкие князья после смерти Вальдемара, которого господь вовремя поразил за гонения, учиненные им против истинной веры.[26]26
  Владимир Полоцкий внезапно скончался в 1216 г., когда, собрав большое войско из латышей и русичей, собрался идти Двиной прямо на Ригу. Смерть настигла его, когда он уже садился в ладью.


[Закрыть]
Наследники же его грызлись между собой аж до прошлого года, деля останки княжества. А год назад они и вовсе, как сказывали сведущие купцы, торговавшие в тех краях, сложили свои буйны головы под далеким градом Ростиславлем, что в Рязанском княжестве. Там же вроде бы погибли и бывшие князья Кукейноса и Гернике. Одолел их всех рязанский князь Константин, чьи наместники сейчас правят в Полоцке.

И если десять лет назад постоянный гарнизон Гольма насчитывал с сотню рыцарей, из коих всегда проживало в замке не меньше половины, то теперь таких предосторожностей уже не предпринимали. А зачем? После того как остров отгородился от неспокойного юга и русских соседей не только Икскулем, но еще и Леневарденом, после того как на месте сгоревших деревянных крепостей Кукейноса и Гернике выросли крепкие каменные замки, от силы два-три рыцаря несли сторожевую службу на смотровой площадке высоченного донжона. Да и они больше любовались речными просторами, нежели напряженно взирали вдаль – не плывут ли русские ладьи.

Правда, нынче в замке было многолюдно. С братом Герхардом прибыли чуть ли не два десятка доблестных рыцарей во главе с епископом Ливонии Альбертом и его братьями – Теодорихом и Ротмаром. А если к ним прибавить тех, кто приплыл с верховьев реки – из Гернике, Кукейноса, Леневардена и Икскуля, то счет им и вовсе доходил до полусотни.

Словом, несчастные слуги только успевали крутиться, чтобы до вечера успеть приготовить праздничный ужин и оборудовать комнаты для ночлега. Конечно, суета началась еще с позавчерашнего дня и о многом позаботились заранее, но то тут, то там непременно отыскивалась какая-нибудь мелочь, про которую забыли. Да что говорить, каждый из нас в своей жизни хоть раз да принимал гостей, так что знает, каково оно – вроде бы все приготовлено, ан глядь, а что-то непременно упустил.

Дабы не ударить в грязь лицом перед дорогими гостями, старший из братьев еще за три дня собрал слуг из числа ливов-туземцев и клятвенно всем им пообещал, что ежели кто из прибывших выкажет недовольство, то виновных он самолично вздернет на самом высоком дубу, сколько бы их ни было.

А чтобы никто не сомневался в серьезности его слов, он в том торжественно поклялся именем девы Марии, которая покровительствовала всему роду Альвеслебенов.

Хотя клятва была не обязательна. Слуги и без того знали, что Конрад и его брат Карл всегда свято выполняли обещания такого рода, так что летали они по замку в эти дни как угорелые. Впрочем, гости, надменно взирающие на туземцев в тех редких случаях, когда они их вообще замечали, остались довольны всем – и приемом, и ночлегом.

Важничать им было с чего. Как-никак, именно они – хозяева этой земли. Конечно, почва здесь не ахти какая, но каждый из пилигримов помнил и о том, что в Германии она немногим лучше, зато жизнь там гораздо тяжелее.

Это ведь название одно, что ты из древнего рыцарского рода, что гербу твоему лет сто, не меньше, а спишь ты не в крестьянской лачуге, а в собственном родовом замке. Так-то оно так, но если начинать разбираться как следует, то все это не более чем мишура.

А ты лучше встань с кровати да пошлепай по каменному настывшему полу, от которого даже в знойный летний день веет ледяным холодом. Согреть эти мрачные камни – никаких дров не напасешься. Ход от камина наружу прямой, так что большая часть тепла уходит не в дом – в трубу. Перенимать же всякие коленца с хитрыми изгибами, как в печках на Руси, вроде бы зазорно. Получится, что тем самым как бы признаешь, что варвары-русичи будут поумнее.

Ночные колпаки, пижамы, халаты да шлепанцы не зря ввела в обиход именно немецкая знать. Походи босиком пару-тройку минут, и так каждый день, да из месяца в месяц, и все – ревматизм или воспаление легких обеспечены. Это при условии, если ты вообще отдерешь от подушки примерзшие к ней волосы.

На Руси хорошо – там мехов видимо-невидимо. Можно хоть голым под меховое одеяло залезть, а попробуй уснуть под обычным, сшитым из двух кусков грубой шерстяной ткани. Тут хоть калачиком, хоть вовсе в колесо сворачивайся – ничто не поможет.

А еда какая? Даже туземцы небось реже ели вчерашний суп, да еще вприкуску с холодной бараниной, покрытой желтым застывшим жиром. И хорошо, что она вообще еще есть, а то придется с унылым видом наворачивать пустую луковую похлебку в несбыточной надежде, что удастся выудить со дна кусочек мясца.

И при всем том не забывай ежечасно благодарить бога, что ты – старший сын. Тогда именно тебе, когда вырастешь, достанется скудное отцовское наследство. Впрочем, если ты родился вторым – тоже не пропадешь. Духовные лица зачастую питаются гораздо лучше, чем благородные рыцари, а уж если получишь приход, то тебе не раз позавидует и старший брат. Тут тебе и хорошая еда, и вышколенные слуги, и любая прихожанка к твоим услугам, дабы усладить страждущую плоть.

По настоящему худо, когда ты третий или четвертый по счету. Тогда с детства готовься к тому, что, войдя в возраст, получишь ты еще дедовский – отцовский отдадут старшему – зазубренный меч с пятнами ржавчины, нахлобучат тебе на голову шлем со вмятинами и оттого очень сильно похожий на шутовской колпак, помогут надеть латаную-перелатаную кольчугу, которую прямо на тебе стянут полусгнившими ремнями, посадят на хромоногого жеребца со съеденными от старости зубами и, может быть, дадут еще пару серебряных монет на первое время.

Последнее тоже не от душевной доброты, а для того, чтоб ты два-три дня не нуждался в еде и успел отъехать от дома на приличное расстояние. Тогда, оголодав, не удумаешь, чего доброго, возвратиться обратно, в родные места.

Нет уж, милый, околевай где-нибудь там, на дороге, поскольку денег на твои похороны в скудном семейном бюджете тоже не предусмотрено. Ну разве что отпеть и службы заупокойные справить. Это можно, потому как бесплатно – на то второй сын имеется.

А тут вдруг такая удача – народ созывают ехать на пустые, ничейные земли. То есть не совсем они ничейные и очень даже не пустые, но когда и кто признавал за язычниками право собственности? Разве что их соседи-русичи. Так они и сами схизматики, то есть не совсем христиане, стало быть, тоже недочеловеки. Да так даже и лучше, что не пустые, – тут тебе надел, тут тебе и слуги.

Хочется не просто благополучия, но и завести семью, продлить свой род? И тут дорога открыта. Ведь никто не требует, чтобы ты непременно вступал в монашеский орден. Если нет желания напяливать на себя белый плащ с красным крестом и мечом, то и не надо. Оставайся служить епископу, а уж он найдет землю, чтобы наделить ею своего верного слугу.

И опять-таки земля та будет с готовыми сервами, которых можно безнаказанно развешивать на окрестных дубах хоть по десятку каждый день, и никто тебе слова поперек не скажет. Да и кто осмелится перечить служителю божьему, изрядно потрудившемуся на своем веку и поднаторевшему в деле обращения язычников?

Тем более что, прибыв сюда, ты, по слову папы римского, становишься, яко агнец божий, чист и непорочен. Убивать – пожалуйста, резать – сколько душе угодно, насиловать – нет вопросов, а уж такие мелочи, как жечь и грабить, можно и вовсе не упоминать. И пока ты не вернешься в родной фатерлянд, чистоте твоих одежд впору самим ангелам позавидовать.

Хотя с возвращением крепко подумать надо, да не один раз, а все десять. Зачем? Кто и что тебя там ждет? Старший брат, стоящий на пороге полуразвалившегося замка с настороженной улыбкой на постаревшем от забот лице и тревожно ожидающий, чего же потребует вернувшийся? А в холодной и от одного этого весьма неуютной парадной зале на столе все та же опостылевшая луковая похлебка с ломтем зачерствевшего хлеба – не выбрасывать же. Да еще дрянное кислое винцо, на три четверти – для количества – разбавленное водой.

И что тебе там делать? Можно, конечно, выпить за встречу, с тоской вспоминая сладкую ароматную медовуху. Можно кое-как запихать себе в глотку кусок хлеба, запивая его, чтоб пролез, пустой похлебкой. А дальше-то что?

Так куда и зачем возвращаться? Правильно, нет в этом ни малейшего смысла. Здесь тебя ожидает только одна опасность – гибель в бою, там же – беспросветная, унылая жизнь. Она хоть и не страшнее смерти, но зато намного противнее.

Кстати, даже если ты вернешься на родину не с пустыми руками, а привезешь изрядную толику серебра, то тебе от этого лучше не станет. Брат начнет тут же фальшиво плакаться на тяжкую жизнь, жадно поглядывая на твое богатство, а его сварливая жена в неимоверном усилии скорчит тебе жуткую и столь же фальшивую рожу, которая в ее понимании означает умиление и несказанную радость.

Ты же в это время будешь сидеть и с тоской вспоминать иное, совсем недавнее, когда перед тобой все было настоящее. Боль и кровь, упоение боя и ненависть врага, дележ добычи и радость очередной победы. А вкус запеченной на углях кабанятины, когда горячий жир течет тебе прямо на подбородок? А наслаждение молодым телом язычницы-лэттки, которой ты преподаешь ночью первые уроки безропотного послушания? А чувство всевластия, когда перед тобой и по твоему повелению раскачивается на толстой пеньковой веревке, дрыгая грязными босыми ногами, старый лив, не пожелавший отдать последнюю живность для того, чтобы ты, именно ты мог славно поужинать?

Словом, есть чем гордиться, есть от чего надменно поглядывать на покорно согнувших перед тобой спины местных язычников. Да-да, именно язычников, даже если на груди у них и болтается простенький деревянный крестик. Все равно верить никому из этого сброда нельзя, поскольку эти дрянные народцы чересчур быстро научились лгать и обманывать.

Причем даже сама ложь у них грубая и грязная. Ее нельзя и сравнивать с твоей собственной – чистой и святой ложью божьего слуги, несущего этим дикарям свет истинной веры и готового на все во имя этой всеблагой цели.

Именно это считал истиной каждый рыцарь, ступивший на землю Ливонии. Потому он и взирал свысока на любого варвара, который встречался ему на пути.

Утро в замке началось с важного события – крещения младенца Зигфрида, первенца Карла. На зубок новорожденному каждый из прибывших преподнес живой гостинец. Кто по скудости отделался шкурами, дабы юному Зигфриду помягче спалось, а кто привез живой подарок – слуг или служанок.

Глядя на этих девок, госпожа Альвеслебен только недовольно морщилась, подмечая, как радостно улыбался ее драгоценный муженек Карл, глаза которого так и светились от похоти. А эти дикарки, как на подбор, все были статными, румяными, синеглазыми, а главное – молодыми. Но у молодой матери хватало ума, чтоб благоразумно помалкивать, – потом разберемся.

Больше всего, конечно, было настоящих мужских даров. Кто преподносил красивый кинжал италийской работы, кто клал у колыбели меч или боевой топор с красивой резной рукояткой и выгравированной на лезвии надписью: «In hoc signo vices».

Что сия надпись означала, прочесть, правда, никто из рыцарей не сумел, поскольку таким пустякам, вроде грамоты, они обучены не были, и оставалось только гадать, что же такое подарил новорожденному достопочтенный Конрад фон Мейендорф, прибывший чуть ли не самым последним из-под Гернике. Хорошо, что епископ знал мудреную латынь. Он и перевел. Оказывается, очень хорошее пожелание было там начертано. «Этим победишь», – уверял безвестный мастер будущего владельца оружия.

– И этим, – добавил отец Альберт, торжественно указывая на золотой крестик, который не далее как пару часов назад самолично надел на ребенка.

Уже вечерело, когда оживленные гости в полном составе уселись за праздничный ужин. Честно говоря, многие опасались, что в связи с присутствием епископа и его братьев – также особ духовного звания стол будет не богат, потому что день Венедимамученика[27]27
  Венедим-мученик пострадал в царствование римского императора Деция (249–251). Память его отмечалась католиками 18 мая.


[Закрыть]
в этом году выдался постным.

Когда гости зашли в пиршественную залу, то увидели, что опасались не напрасно. Огромный стол, за который предстояло усесться без малого четырем десяткам наиболее именитых рыцарей, – остальным, попроще, накрыли в ином месте – был практически пуст. На выскобленных до желтизны дубовых столешницах лежали только куски черствого хлеба и сиротливо стояли кубки, но плескалось в них не вино…

– Матерь божья, так ведь это простая вода! – яростно взвыл Иоганн фон Штенберг по прозвищу Унгарн, – епископский ленник, сидевший в Кукейносе.

– И у меня!

– И у меня тоже! – слышались отовсюду негодующие возгласы рыцарей, а огромный, похожий на рыжего медведя Конрад де Икесколе, один из самых первых ленников епископа и ближайший сосед братьев Альвеслебенов, в праведном возмущении даже не заметил, как смял в руке серебряный кубок тонкой работы.

Но тут со своего места, устроенного на небольшом возвышении, поднялся епископ и поднял руку.

Не сразу, лишь погодя пару минут, гости стихли в нетерпеливом ожидании объяснения этой непотребной издевки. Даже факелы, в превеликом множестве торчащие в стенах в специальных поставцах, и те, казалось, стали потрескивать намного тише.

Отец Альберт решил не томить присутствующих.

– Вот такая тяжкая участь предстоит вам в самом скором времени, благородные рыцари, – со вздохом произнес он. – И ждать этого не столь уж долго, что вам засвидетельствуют вернувшиеся не так давно из Виронии[28]28
  Вирония – одна из областей, где проживали племена виронцев, родственные эстам.


[Закрыть]
достопочтенный брат наш Петр Кайкевальдэ из Винландии, который многим из здесь присутствующих хорошо известен, и с ним Генрих из прихода на Имере. Оба они ныне находятся здесь, дабы при необходимости еще раз подтвердить сказанное мною и ответить на вопросы почтенных рыцарей, буде таковые последуют.

Петр и Генрих, светловолосые голубоглазые лэтты, разом покраснели от устремленных на них недоуменных взглядов рыцарей, но Альберт продолжал говорить, и вскоре их перестали разглядывать.

– Что же узрели они там? А узрели поразительные и постыдные деяния. Лишь четырнадцать деревень удалось им окрестить в Пудивиру вместе со старейшиной их Табелином, но прочие от крещения наотрез отказались.

– Да сжечь упорствующих, и все тут. Впервой, что ли? – недовольно буркнул сын князя Мекленбургского, молодой Генрих Борвин.

– Покрошить в капусту, дьявол меня раздери, и всего делов, – громогласно поддержал его Конрад фон Мейендорф.

– Не за что, – развел руками епископ.

– Язычника всегда есть за что повесить, если только у него на плечах имеются голова и шея, – хмыкнул невысокий хитрый Рудольф из Иерихо, один из любимчиков Альберта, получивший в лен половину замка Кукейнос.

Шутку, судя по дружному смеху рыцарей, оценили по заслугам, но веселье длилось недолго.

– На сей раз вины их и впрямь нет. Боятся они, что датчане сделают с ними то же, что проделали с Табелином, который не только крестился, но и отдал братьям из ордена своего сына. У него на плечах как раз имелась голова, достопочтенный рыцарь Рудольф, – заметил Альберт, обращаясь к своему любимцу. – Она держалась на шее, за которую датчане его и повесили.

– А что он сделал? – осведомился тот.

– Ничего, кроме того, что принял крещение из наших рук, а не из датских, – ответил епископ. – Петр и Генрих самолично видели его тело на обратном пути. В Гервене[29]29
  Гервен – еще одна область на территории нынешней Эстонии.


[Закрыть]
же повстречался им на пути датский священник Вольтер.[30]30
  Здесь и далее за редким исключением все имена, включая рыцарские, названия замков, а также события, о которых говорит ливонский епископ, не взяты автором с потолка, а являются подлинными, позаимствованными из знаменитых «Хроник» Генриха Латыша, который видел все это сам, так как именно он и был спутником Петра Кайкевальдэ в этом путешествии.


[Закрыть]
Но тщетно убеждали они его в том, что виноградник сей божий насажен неустанным старанием пилигримов под священной хоругвью пресвятой девы. Слова свои они, набрав мужества, повторили и достопочтенному архиепископу лундскому Андрею, прибыв к нему. Но что же услышали они в ответ, братья мои во Христе? – Епископ сделал паузу, обвел присутствующих гневным взором, словно это они вложили в уста Андрея кощунственные слова и медленно продолжил: – Архиепископ заявил, что все области эстов, кои были завоеваны нами и кои пока еще не покорены, в равной степени принадлежат датскому королю Вальдемару,[31]31
  Имеется в виду Вальдемар II Победитель, король Дании (1202–1241), повелевавший в ту пору всем южным побережьем Балтийского моря, а также рядом северогерманских областей и городов, включая Любек и Гамбург. В 1210 г. он совершил успешный поход на пруссов, а в 1219 г. высадился на берега Эстляндии, построил на месте прежнего города эстов замок Ревель, после чего вернулся в Данию.


[Закрыть]
так как уступлены ему… – тут он сделал многозначительную паузу и выдохнул: – епископом рижским, который – уверяю вас – об этом вовсе не слыхивал. А в заключение своей речи он отправил своих послов ко мне в Ригу и предложил не собирать чужого винограда и не посылать своих священников на проповедь в Эстляндию. Должный ответ ему я уже отправил, но, узнав о нем, Вальдемар позвал меня к себе вместе с братьями-рыцарями. И дошли до меня сведения от преданных людей, что он намерен удерживать меня у себя по возможности долго, не дав ничего из областей поверженной вами Эстляндии, а заручиться взамен поддержкой рыцарей ордена, наделив их Саккалой и Унгавнией,[32]32
  Именно так все и произошло, за исключением того, что умный епископ Альберт, памятуя о своем брате Германне, которого он в 1220 г. поставил в епископы Эстляндии и которому Вальдемар несколько лет всячески препятствовал выехать в свою епархию, так и не приехал к датскому королю.


[Закрыть]
кои также давным-давно покорены и окрещены во славу божью именно вами, братья мои во Христе.

Недоуменное молчание, воцарившееся в пиршественной зале, красноречиво говорило само за себя.

«А нам-то что за дело? – немо вопрошали лица рыцарей. – Какая нам разница, кто будет крестить этих язычников».

Во всяком случае епископ Ливонский именно так их понял и нанес точный удар:

– Увы, братья мои, но, как бы я ни жаждал вручить многие и многие местности в лен присутствующим здесь рыцарям, сделать этого теперь не сумею. Потому, признаюсь ныне, и наметил я вас собрать, дабы обсудить, как нам теперь с вами быть и что делать.

Неистовый рев возмущения, вырвавшийся чуть ли не разом из луженых рыцарских глоток, раскатисто прокатился по зале. Особенно громко вопили фон Мейендорф и хозяева замка, старшие братья прибывшего Герхарда. Конраду давно надоели капризы его невестки, которая разрешилась Зигфридом лишь месяц назад. Последние полгода он только и мечтал отселиться от Карла. Тот же, в свою очередь, надеялся ощутить себя полновластным хозяином, а не совладельцем, который вынужден каждое свое решение согласовывать с братом. Особенно остро этот вопрос встал теперь, после прибытия Герхарда.

– А за каким чертом ты их позвал сюда, раздери мои потроха?! Мы бы и сами с язычниками справились! А теперь расхлебывай тут, чтоб их сатана в пекло утащил вместе с этим Андреем! – сумел перекричать остальных громоподобный фон Мейендорф.

Вопрос явно адресовался епископу Альберту, который, побледнев от такой наглости, поначалу даже опешил, не зная, что именно сказать и как ответить, тем более что в этих словах была изрядная доля правды. Именно ливонский епископ был инициатором приглашения датчан.

– Каюсь перед вами, братия. Обращался я к королю Вальдемару, но просил лишь о том, чтобы он своими силами пришел на помощь молодой ливонской церкви, дабы не загубили сей юный виноградник проклятые язычники вкупе со схизматиками. И обратился я к нему тогда, когда не видел уже иного выхода, после того как многие из тех, кто здесь сидит, отступили из-под Оденпе…

Епископу очень хотелось выразиться более резко и правдиво, а не так деликатно, но благоразумие победило. На самом деле добрая половина их просто бежала, да что там бежала – драпала, улепетывала, неслась куда глаза глядят, летела сломя голову, в паническом страхе ее потерять.

Задали им тогда русичи страху. Будь поумнее те же псковичи вместе с новгородцами, имей они хотя бы пяток стенобитных машин, и тогда сам Венден, столица рыцарей ордена, не устоял бы перед ними. Да даже и без катапульт и пороков[33]33
  Порок – метательная машина.


[Закрыть]
они все равно взяли бы замок, если бы не… епископ Альберт.

Забыв о неприязни, питаемой к меченосцам из-за постоянных имущественных разногласий, именно он исхитрился натравить тогда литовцев на Русь. Едва прослышав о нападении на собственные пределы, новгородцы немедленно свернули осаду и вернулись обратно.

«Теперь-то они смелые, – думал епископ. – Теперь они отважные, а если осушат три-четыре чаши, так, чего доброго, прямо из-за стола в бой полезут, зато тогда…»

– Бивали мы этих русичей всегда и тогда побили бы с божьей помощью, – возмущался Рудольф из Стотлэ, которому еще в том году был обещан немалый кус в Саккале.

Перекричать их всех нечего было и думать, да епископ и не пытался. Он ждал. Ждал спокойно и с уверенностью. Ему с самого начала было ясно, что он все равно сумеет их всех переубедить. Иначе и быть не могло, ведь интересы-то у собравшихся общие, так что горячиться ни к чему. Гораздо важнее сохранить холодную голову, а пока длится крик да шум, еще раз продумать собственные доводы, добавив к ним новые.

Но тут в дверях залы возник рыцарь. Поначалу на его появление никто и внимания не обратил. Головы всех присутствующих были повернуты в противоположную от входа сторону, где стоял безмолвствующий епископ. Да тот и сам поначалу не заметил вошедшего, целиком занятый обдумыванием своего предстоящего выступления, но Генрих, сидящий рядом с ним, робко тронул его за руку и указал на неожиданного гостя. Жест этот заметили и некоторые рыцари, которые тут же повернулись и невольно замолкли, пристально вглядываясь в безмолвную фигуру.

Когда окровавленный прихрамывающий рыцарь, с видимым трудом оттолкнувшись от дверного косяка, двинулся к епископу, гомон уже стихал. Когда же он остановился прямо перед Альбертом, воцарилась гробовая тишина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное