Андрей Валентинов.

...Выше тележной чеки

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Она вызвалась сама! И не ее вина, что твой змеиный язык…
   От неожиданности Велегост рассмеялся. Змеиный язык? Ну, сказанул!
   Смех заставил старика отшатнуться, и Велегост внезапно почувствовал уверенность. Похоже, харпы вовсе не жаждут войны. Войны хочет Старшой Рады. И еще – Великий Палатин. Похоже, они с Беркутом хорошо понимают друг друга.
   – Давай откровенно, Беркут. Как бы ты ни относился к нам, мое войско уже здесь. Ты не собрал ополчение и, похоже, не соберешь. Твои посланцы пытались убедить харпов, что на них напали упыри, но правду скрыть трудно. Мы не грабим и не убиваем…
   – Это все – пока! – голос старика стал тихим, еле слышным. – Ты оказался умнее, чем я думал, Кей! Но я знаю, что будет потом! Так было всюду – у сиверов, в улебской земле, у волотичей…
   – Волотичи дрались вместе со мной на Четырех Полях, Беркут. Они дрались и умирали за Орию! А ты подумай, что защищаешь: свободу харпов – или свою власть? Ты ведь не прочь править харпами и дальше? Или я ошибаюсь?
   Велегост ждал гневной отповеди, но Беркут молчал. Затем глубоко вздохнул:
   – Присядем, Кей! Когда мы стоим, все время кажется, что кто-то не удержится и выхватит меч…
   У костра было теплее. Велегост устроился поудобнее, расстегнул застежку плаща и откинулся на спину. В глаза ударила звездная россыпь. Так бы и сидеть, глядя на дивные узоры созвездий! Отец учил распознавать их: Лось, Лосенок…
   – Сколько тебе лет, Велегост?
   Кей удивился – старик впервые назвал его по имени.
   – Девятнадцать. А что, старше выгляжу?
   Вновь послышался негромкий смех.
   – В этом возрасте все хотят выглядеть старше. Ты понравился Стане…
   – Я? – Велегост резко выпрямился. Созвездия исчезли, прямо перед ним было лицо старика.
   – Чему ты удивляешься? Но я не об этом. Мне семьдясят пять, Кей. Я помню еще твоего прадеда, Хлуда. Я даже видел его, когда был в Савмате. И я хорошо помню, что такое власть Кеев. Когда вы не воюете между собой, жить плохо, но еще можно. Но когда начинается война… Сколько людей погибло, чтобы твой отец стал Светлым? Сколько сел опустело? Думаешь, это была последняя война? Разве я могу допустить, чтобы харпы платили кровью за чужой престол? Но даже не это главное…
   Старик замолчал, а затем взглянул Велегосту прямо в лицо.
   – Ты пришел покорить харпов, Железное Сердце. Тогда скажи, зачем? Зачем Кеям Харпийские горы? Мы ведь мы и так платим дань, и платим исправно. Или твой отец боится, что мы призовем соседей – мадов или алеманов? Мы бы давно сделали это, если б хотели. Но нам не нужна чужая власть. Сполоты все-таки родичи, и мы согласны платить дань, чтобы вы не посылали войска. Или тебя призвали дедичи?
   Велегост пожал плечами:
   – Ория – наша земля, Беркут! Боги даровали ее Кею Каваду.
   – Боги! – старик покачал головой. – Я слыхал другое.
Когда-то, очень давно, Кей Кавад был изгнан родичами из родных краев. Много лет он странствовал, пока не пришел со своими кметами на берега Денора. Он был великий чаклун, а его войско имело железные мечи. Сполоты покорились, а затем помогли покорить всех остальных. Но оставим то, что было так давно! Почему бы нам не договориться, Кей?
   Договориться? Велегост не удержался от усмешки. Вот к чему все эти речи!
   – За этим я сюда и пришел, Беркут. Впрочем, договариваться нам стоило раньше, еще у Харпийских Ворот. Ты не захотел и приказал тамошним козопасам остановить мое войско. Потом ты хотел убить нас в ущелье. Не только меня, но и свою дочь!
   – Думаешь, я не люблю Стану? – глаза старика блеснули. – Но есть вещи более важные, чем даже жизнь твоих близких.
   – Так думали мои предки, – сухо бросил Кей. – Так думал мой дед, когда хотел убить своего брата. Так думали мои дядья, когда резали друг друга…
   – Нет! Твои предки дрались за власть. Мы боремся за свободу. Ты этого не поймешь, Кей Велегост!
   Кей заставил себя считать до десяти. Сначала по-сполотски, затем по-румски. Старик вызывал на спор, на ссору. Спросить об Иворе? Намекнуть, что это – не тайна? Нет, поддаваться нельзя!
   – Значит, не понимаю, – вздохнул он. – Тогда объясни! Наверно, ваша свобода в том, что харпами правишь ты?
   – Не я. Правят громады. И в этом – наша свобода. Каждое село само решает, как жить. А нашим краем управляет Рада…
   – Но Рада не хочет войны! – усмехнулся Кей.
   – Да. Поэтому я пришел сюда. Так чего хочешь ты, Кей Велегост?
   Разговор был долгим. Над поляной взошла кривая ущербная луна, ее серебристый свет упал на старые камни, на высокую сухую траву, на темные кроны деревьев. Костер догорел, Велегост и Беркут встали и не торопясь пошли к опушке. Проходя мимо того, что когда-то было стеной, Кей, не сдержавшись, положил руку на холодный камень.
   – Это действительно построили волаты, Беркут?
   Старик усмехнулся, покачал головой:
   – Волаты? Пойдем!
   Он подвел Велегоста к большому плоскому камню, почти полностью утонувшему в земле. Камень был необычный – прозрачный, словно слюда, с гладкой поверхностью, на которой долгие века не оставили даже царапины.
   – Стань посередине. Там, где углубление.
   Велегост осторожно ступил на гладкий камень. Ноги сразу заскользили, словно под подошвами был лед. А вот и углубление – небольшая ямка, как раз чтобы стать человеку.
   – Повернись на закат. Туда, где камни.
   Вначале он ничего не увидел. Та же поляна, разрушенные стены, темные кроны старых сосен. Велегост хотел переспросить, но внезапно замер. Лунный свет сгустился, и внезапно показалось, что стены начали расти ввысь. Вот над землей поднялся второй ряд камней, за ним третий, вот показалась дверь. Нет, не дверь, целые ворота, всадник с копьем проедет…
   – Видишь? – донесся до него голос старика. – Только не отводи взгляда!
   …Вежа росла вверх, и теперь приходилось задирать голову, чтобы рассмотреть призрачную громаду. Лунные блики упали на бесчисленные бойницы, огромные, в рост человека. Кей попытался определить высоту, но понял – не сумеет. Будь это действительно дом, то этажей здесь должно было быть… Полсотни? Больше? Сва-Заступница, да зачем? Что-то чудовищное, невероятное стояло перед ним, и Велегосту стало казаться, что он различает неясные тени, прильнувшие к бойницам…
   – Кей! Кей Велегост!
   Знакомый голос заставил очнуться. Хоржак? Да это он, стоит рядом со стариком.
   – Что это было, Беркут?
   Велегост с трудом заставил себя отвести взгляд. Все исчезло, перед ним вновь была поляна, старые руины, заросшие травой и кустарником.
   – Я показал тебе то, что знаю сам. Об остальном ведают боги. Говорят, волаты построили здесь громадную вежу. Ее тень до сих пор видна в лунные ночи. Вежа была такой высокой, что прогневила богов. И тогда Всадник-Солнце спустился с Золотого Неба, и его конь ударил копытом по крыше. Так ли, нет, не знаю. Наша земля очень древняя, Кей. Не забывай об этом! Прощай, увидимся в Духле.
   Велегост поднял руку, прощаясь, но Беркут уже уходил. Кей вздохнул и осторожно ступил на гладкий камень. Хоржак подбежал, подал руку.
   – Чего-то долго, Кей!
   Велегост поглядел вслед старику, усмехнулся.
   – Договорились! Нас пустят в Духлу.
   – Хе!.. – Хоржак почесал затылок. – Я бы этому старикану не верил!
   – Верить? – Кей рассмеялся. – О чем ты?
   – Значит… – друг детства всегда понимал его с полуслова. – Ловушка?
   – Думаю, да. Но в Духлу идти надо.
 //-- * * * --// 
   Слепые глаза идола смотрели равнодушно, рот кривился усмешкой. Небольшие кривые руки сжимали топорик-клевец, за поясом торчал рог, а шею украшало странное ожерелье. Велегост вгляделся и покачал головой. Вместо бусин неведомый мастер вырезал маленькие человеческие черепа.
   – Неужели Дий? – поразилась Танэла. – Но почему так?
   – Ворожко говорил, что его привезли издалека, – Кей еще раз окинул взглядом каменную тушу и усмехнулся. – Беркут приказал. Похоже, старику нравится.
   Перед ними был обрыв. Внизу, в ущелье шумела река, а за спиной возвышался густой частокол Духлы. Кей оглянулся и вновь прикинул, что поселок выстроен умело. Из ущелья не подняться, а единственную дорогу, что вела через лес, легко перекрыть.
   – Ночью старик снова посылал гонца, – негромко проговорил Хоржак. – Это уже пятый.
   Здесь, у каменного идола, можно было поговорить. Никто не мешал – вокруг недвижно застыла охрана, и можно не бояться чужих ушей. В самой Духле, в большом бревенчатом доме, где они поселились, Кей старался не проронить лишнего слова – даже по-огрски.
   – Завтра я скажу Беркуту, что хочу проехать по всему краю, – Велегост вновь усмехнулся. – Обрадую!
   – Да, пока нам здесь не очень рады, – согласилась сестра.
   – Нас боятся, Кей, – продолжал сотник. – Ворожко узнал – им сказали, что мы удвоим дань. Нам не верят.
   Велегост кивнул. Да, не верят. Большой – почти на тысячу домов – поселок оказался наполовину пуст. Уехали многие, исчезла семья Беркута, семьи других старейшин. Зато остались молодые парни, глядевшие на сполотов с явным вызовом.
   – Они что-то готовят, Кей! Если разрешишь, я этой ночью…
   Хоржак оскалил неровные желтоватые зубы, но Велегост покачал головой:
   – Нет. Поступим иначе. Смотрите!
   Он развернул мапу и удовлетворенно погладил неровную бересту. Три дня в Духле не прошли даром. Теперь мапа выглядела совсем иначе, пустота исчезла, сменившись хитрыми изгибами горных дорог и маленькими домиками поселков. Ворожко и его друзья имели острый глаз и неплохую память.
   – Почему нас пустили сюда? Почему не дали бой?
   – Испугались, – Кейна пожала плечами. – Рада не хочет войны.
   – Зато войны хочет Беркут. Допустим, он готовит ловушку…
   – Допустим? – не выдержал Хоржак. – Да нас просто перережут! Этот старый Извир собирает людей…
   – Похоже, – невозмутимо кивнул Кей. – Нас полторы сотни, включая тех, кого привели дедичи. Если Беркут соберет своих и нападет на нас, Раде придется объявить войну.
   Рука указала на три маленьких домика, приютившиеся посередине мапы.
   – Это Духла. Завтра мы пойдем на закат. Что сделает Беркут?
   – Соберет людей и двинется за нами, – проворчал сотник.
   Велегост улыбнулся.
   – Возможно. В горах нас перехватить легче. Беркут считает меня мальчишкой, которого легко обмануть. Но на сборы ему понадобится несколько дней. А мы пойдем сюда!
   Все склонились над мапой. Хоржак недоуменно хмыкнул.
   – А что там, Кей?
   Велегост пожал плечами:
   – Ничего! Место! Харпы зовут его Лосиный Бугор. Очень удобное место. Почти как здесь. Обрыв, вокруг лес, много воды… И двести вооруженных кметов!
   – Чьих? – вырвалось у Танэлы, и Кей невольно рассмеялся:
   – Угадай! Двести лехитских латников. Как думаешь, откуда они взялись?
   Хоржак уткнулся носом в мапу, затем выпрямился, глаза его горели.
   – Хе! Ну, Кей! А я-то, дурак!..
   – Отец послал к лехитам тысячника Ворота еще два месяца назад. Он поехал к кнежу Савасу, тот наш давний союзник. Савас должен привести двести латников к Лосиному Бугру где-то дня через два. Он возьмет с собой плотников… Теперь понимаете?
   – Сва-Заступинца! – ахнул Хоржак. – Крепость!
   Велегост кивнул.
   – Думаю, за неделю построим – лесу много. Ворожко кликнет своих дедичей, они помогут с припасами. Потом мы двинемся к границе с мадами. Там будет вторая крепость. А там – пусть Беркут собирает своих медведей!
   Он довольно потянулся и лег на спину, глядя в белесое, горячее небо.
   – Ну что, апа? Понравилось?
   – Не хвастайся, Стригунок! – Кейна легко щелкнула брата по лбу. – Ты еще не победил.
   – Еще нет, – согласился Кей. – Да лучше бы и не побеждать. Надеюсь, когда эти медведи узнают о новой крепости, воевать их уже не потянет. А чтоб нас не тронули дорогой, потребуем заложников…
   – Стану? – бросила сестра, отвернувшись.
   Велегост пожал плечами. Беркут явно не верит дочери. Неужели старик прав, и он понравился синеглазой?
   – Поговорю с Беркутом, – вздохнул он. – Еще вопросы?
   – Какой дорогой пойдем?
   Велегост удивился – и было от чего. Если б его об этом спросил Хоржак, тогда понятно. Но Танэла прежде никогда не интересовалась такими вещами.
   – Дорогой? – он нехотя приподнялся, расправил мапу. – Здесь два пути. Один долиной, это на полдень, второй – горами. Долиной, конечно удобнее…
   Кейна долго смотрела на мапу, затем выпрямилась:
   – Мы пойдем горами, Стригунок.
   Велегост недоуменно поглядел на Хоржака, тот развел руками. Кейна не советовала, не просила. Она приказывала.
   Велегост вновь взглянул на мапу и усмехнулся.
   – Ладно! Можно рискнуть. Правда, в горах наша конница бесполезна. Случись что…
   – Мы пойдем горами…
   Голос Кейны был тверд и решителен, и Велегост удивился еще больше. Что это с сестрой?
   – Ты дашь мне мапу. Мне надо переговорить с Ворожко.
   Велегост невольно потер лоб. Чудеса!
   – Слушаюсь, Кейна! Какие еще приказания будут, сиятельная?
   Но Танэла не стала отвечать. Отвернувшись, она глядела на бесстрастный лик каменного идола. И Кею внезапно подумалось, что он плохо знает свою старшую сестру.
 //-- * * * --// 
   – Я поеду с тобой, Велегост! Отец разрешил!
   Стана не вошла – вбежала к горницу, и Кей невольно вскочил, едва не опрокинув лавку. На девушке было белое платье, шею охватывало ожерелье из красных камней, на руке золотом сверкали браслеты. Дочь Беркута явно принарядилась, прежде чем идти в гости.
   – Садись! – он кивнул на лавку и присел рядом, не зная, что сказать. Час назад он потребовал у Беркута заложников – шестерых, включая кого-то из его близких. И вот – Стана…
   – Ты не рад? – удивилась девушка. – Думаешь, меня опять придется спасать? Но отец мне все объяснил! Нас тогда приняли за разбойников! Кроме того, ты ведь с ним обо всем договорился!..
   Хотелось просто сказать «да», но Велегост понимал – не все так просто. Старик прислал заложницей дочь. Дочь, которой он не верит, и которая приглянулась ему, Кею Железное Сердце…
   – Я тебе все покажу, Велегост! Я хорошо знаю весь наш край…
   – Погоди…
   Стана удивленно замолчала, а Кей все еще не знал, как сказать о таком.
   – Понимаешь… Ты будешь не просто проводницей. Твой отец прислал тебя как заложницу…
   – Но так всегда делается! – перебила Стана. – Когда приезжают знатные гости, их сопровождает кто-то из нашей семьи. Я же тебе говорила, нас просто обманули! Сказали, что ты хочешь разорить землю харпов, что ты старый и страшный…
   Рука невольно коснулась лица. Обманули? Если и да, то не во всем.
   – А ты мне расскажешь о Савмате, о сиверской земле, о волотичах. Ты – и твоя сестра. Она такая умная, даже румский язык знает…
   Велегост улыбнулся, но тут же вновь стал серьезным.
   – Стана! Если что-нибудь случится… Если твой отец… Если харпы поднимут мятеж, заложников казнят. Понимаешь?
   – Нет-нет! – девушка даже засмеялась. – О чем ты, Велегост? Ты же не собираешься жечь села, насиловать невест. Нам просто рассказали страшную сказку про Железное Сердце…
   Она не понимала. Или не хотела понять. Порой Кею даже казалось, что для девушки Железное Сердце – действительно кто-то другой, жуткое чудище из сказки, а не ее знакомый по имени Велегост, который так интересно рассказывает о неведомых краях.
   – Хорошо, – улыбнулся он. – Собирайся!
   – А я уже коня выбрала! Гнедого, мне его отец два года назад подарил! Он все понимает, я с ним даже разговариваю!
   Велегост хотел спросить на каком языке, не на румском ли, но девушка уже выбежала, улыбнувшись на прощанье. Кей вновь потер лицо рукой и опустился на скамью.
   – Она ездить с нами?
   От неожиданности он вздрогнул – в дверях стояла Айна. Первый раз она решилась заговорить с ним днем не о службе.
   – Д-да, – неохотно отозвался Кей. – Она будет заложницей.
   Айна задумалась, затем на скуластом лице мелькнуло что-то похожее на улыбку.
   – Хорошо! Харпы бунтовать, а ты ее сажать на кол. Или ее убить я!
   Узкие раскосые глаза взглянули в упор, и Кею стало не по себе. Если старый Беркут и в самом деле вздумает поднять меч… Но Велегост тут же вспомнил – решать будет он. А значит, все это – попросту ерунда. Даже хорошо, что синеглазая будет с ними – безопаснее. Нет, не «даже»! Просто хорошо!
 //-- * * * --// 
   Выступили перед рассветом, когда Духла еще спала. Узкие улицы были пусты, и топот конских копыт разносился далеко вокруг. Велегост ехал впереди, возле свернутого Стяга. Рядом была Танэла, а чуть сзади пристроилась Стана, которую разбудили посреди самого сладкого сна. Девушка отчаянно зевала и героически пыталась не задремать.
   У ворот стояли столь же сонные стражники из числа тех, кого привели с собой местные дедичи. Они оставались здесь, в Духле. Кей вздохнул – если Беркут задумал измену, никто из этих молодых «легеней» не увидит родного дома. Они остаются здесь, словно кость, брошенная собаке.
   Ворожко ехал с ними – молодой дедич будет нужен там, у Лосиного Бугра. Выходит, людей можно делить на нужных и не очень? Думать о таком не хотелось, но Кей знал – и так бывает. Сын Добраша должен уцелеть, а вот эти парни… А эти парни – как выйдет.
   Деревянные, кованные темным железом ворота медленно, со скрипом отворились. Дорога была свободна. Кей обернулся, хотел отдать приказ, и тут заметил, что их провожают. За воротами, возле старого, почерневшего от времени идола, стоял Беркут. Велегост невольно улыбнулся – раненько же пришлось вставать Старшому Рады! Но ведь не проспал! Их глаза встретились, взгляд старика был холоден и насмешлив.
   Не было сказано ни слова. Кей поднял руку, Беркут слегка наклонил седую голову, и Велегосту внезапно подумалось, что оба они уверены, будто перехитрили друг друга…
   До Лосиного Бугра было еще далеко, не меньше недели пути. Кей с сожалением вспомнил, что так легко уступил сестре, согласившись идти через горы. Вечером он подробно расспросил о дороге. Рассказ не порадовал – не дорога, а тропа, то над обрывами, то через перевалы. Местами и верхом ехать опасно, разве что в поводу коней вести. Велегост хотел было еще раз переговорить с сестрой, но не решился. Не подумал, согласился – значит, сам виноват!
   Впрочем, начало пути не предвещало плохого. Дорога нырнула в густой хвойный лес и начала медленно подниматься вверх по склону. Солнце – Небесный Всадник – уже поднималось над деревьями, сразу же стало веселее, и кто-то из кметов затянул песню. Велегост усмехнулся – песня была улебской, не иначе в Валине услышали. Кажется, дядя Ивор тоже как-то пел ее. Да, лет восемь назад, когда Великий Палатин приехал в Савмат, и отец собрал всех на пир…

     Кей Огар идет походом,
     За Денор ведет он рать.
     Только войско не готово —
     Надо жабу подковать.
     Кей Огар сердит изрядно,
     Кметам всем сулит погост,
     Только войско не готово —
     Прищемили мышке хвост.
     Кей Огар от злости красный,
     Гневом пышет все лицо.
     Только войско не готово —
     Жук попал под колесо.
     Кей Огар зовет рахманов,
     Чаклунов и мудрецов.
     Только войско не готово —
     Блохи съели молодцов.

   Пели весело, со смехом и присвистом, и Кею вспомнилось, как смеялся отец, как все они подпевали Ивору. Да, подпевали…
   Солнце было уже высоко, из близкого леса доносился запах горячей хвои, а высоко в белесом небе беззвучно парили ширококрылые птицы. Разговоры смолкли, кметы ехали молча, то и дело вытирая пот со лба. Конечно, можно было снять кольчуги, но Велегост понимал: опасно. Лучше солнце, чем стрелы.
   Зато не молчала Стана. Как-то незаметно она пристроилась рядом с Кеем, и Велегосту пришлось вновь рассказывать обо всем, что знал: и о Савмате, и об ограх, и о черных румских галерах, и даже о воительницах-поленках. Девушка слушала, открыв рот, затем нетерпеливо кивала и задавала новый вопрос. Кей и сам хотел о многом узнать, но не спешил. Успеется, путь долгий!
   Дорога шла то вверх, то вниз, позади остались несколько перевалов, бурная горная речушка, которую довелось переходить вброд; отряд дважды останавливался на короткие привалы, а вокруг было по-прежнему тихо, только птицы, словно соглядатаи, сопровождали людей. Хоржак несколько раз высылал вперед заставы, но кметы каждый раз сообщали одно и то же – дорога пуста.
   Лишь однажды, уже ближе к вечеру, вдали показалось село – небольшое, прилепившееся к склону громадной, поросшей лесом горы. Велегост приказал надеть шлемы, но отряд встретила веселая стайка детей, а затем на дорогу вышли трое стариков с резными деревянными топориками и, низко поклонившись, приветствовали нежданных гостей, пригласив их на ночлег. Стало ясно – здесь их не боятся. Похоже, старый Беркут и его Рада не имели в этих местах особой власти.
   Кей поблагодарил за приглашение, но останавливаться не стали. До заката еще далеко, а ночевать летней ночью можно прямо в лесу.
 //-- * * * --// 
   За селом дорога стала заметно уже. Пришлось перестроиться и двигаться по одному, в затылок друг другу. Хоржак вновь выслал вперед заставу и приказал не снимать шлемы. Впрочем, предосторожности были пока излишними, горный лес молчал, и даже птицы, весь день сопровождавшие отряд, исчезли.
   Велегост приказал искать подходящее место для ночлега. Стана, узнав в чем дело, подсказала – впереди будет небольшая речка, а возле нее – поляна. Все складывалось удачно. Велегост уже начал подумывать о шатре и о том, что надо объясниться с Айной, как вдруг впереди послышался громкий топот копыт.
   – Кей! Кей!
   Застава возвращалась. Кметы гнали коней галопом, и Велегост понял – неспроста.
   – Кей! Там, впереди…
   Десятник, старый вояка, которого Кей помнил еще с Тустани, доложил четко и понятно. Дорога расширяется, впереди речка, перекресток, возле перекрестка большой камень, а возле камня – человек. Один. Но не простой.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное