Андрей Валентинов.

...Выше тележной чеки

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Вот так! – заметил он удовлетворенно. – Я тебя выслушал, Стана дочь Беркута. Теперь послушай меня. Ты и твой отец ошиблись. Мы – не убийцы и не грабители. Все! Сейчас тебя накормят – и отпустят на все четыре стороны.
   Теперь оставалось ждать. В синих глазах по прежнему был ужас, но вот что-то изменилось, страх сменился изумлением, легко дрогнули губы:
   – К-как?
   – А так! И меч не забудь. У меня свой есть – получше.
   И тут случилось, то чего Кей не ожидал. Стана неуверенно взглянула на лежавший на столе скрамасакс и вдруг решительно топнула ногой:
   – Но я не хочу! Я не ребенок!
   – Домой не хочешь?
   Внезапно Велегосту стало весело. А девчонка-то с характером! Молодец, девчонка!
   – Я должна… Отец приказал…
   – Разведать? – усмехнулся Кей. – В моем войске двести двенадцать человек. Отсюда мы пойдем прямо на Духлу. Что еще хочешь узнать?
   – Но… – девушка осторожно прикоснулась к рукояти скрамасакса. – Отец приказал… Ведь ты – Кей Железное Сердце?
   – Хочешь меня убить?
   Синие глаза неуверенно скользнули по его лицу:
   – Но ты ведь Кей Железное Сердце! Тот, кто пришел уничтожить нашу свободу, сжечь наши села! Или…
   – Меня зовут Велегост, – рука невольно коснулась щеки. – Извини, если мое лицо тебя напугало.
   – Лицо? – девушка явно смутилась. – У тебя… У тебя самое обычное лицо, Велегост! Но ведь ты… не Железное Сердце?
   – А кто он, этот Железное Сердце? – осторожно поинтересовалась Танэла.
   Глаза Станы сверкнули синим огнем:
   – Разве ты не знаешь? Это враг всех племен Ории! Он сжег землю сиверов, уничтожил их села, отдал их девушек на поругание своим волкам! И теперь он идет к нам! Он… Он старый, страшный, как болотный упырь, жестокий, в каждом городе он приказывает кметам искать самых красивых девушек и тащить к нему в логово…
   Велегост вновь провел рукой по лицу. Логово! Неплохо придумано! Разве что насчет «старого» промашка вышла.
   – Ты, Велегост, служишь ему?
   Девушка спрашивала столь серьезно, что Кей не выдержал и усмехнулся, хотя в этот миг было не до смеха.
   – Нет. Я не служу этому… упырю. Тебе рассказал отец?
   – Отец? – Стана явно удивилась. – Нет, об этом знают все харпы! К нам приехал посланец из Валина от самого Палатина Ивора, он выступал на Раде, и отец…
   – Ясно…
   Говорить больше было не о чем. Кей заметил, как побледнело лицо сестры. Они так верили Великому Палатину! Велегост вспомнил, как в детстве ждал приезда «дяди Ивора». Тот всегда появлялся с подарками – красивый, широкоплечий, веселый. Он умел нравиться – и убеждать.
Отец, Светлый Кей Войчемир, до сих пор верит своему наместнику…
   – Ты свободна, Стана, – вздохнул он. – Делай, что хочешь! Меч забери…
   – Меч? – девушка неуверенно прикоснулась к скрамасаксу. – Но он мне больше не нужен! Я… Я должна была убить врага харпов, а вовсе не… Извини, Велегост, если я обидела тебя и твою…
   – …Сестру, – подсказала Кейна. – А у тебя есть
   сестры, Стана?
   Хоржак уже несколько раз заглядывал в дверь, всем своим видом намекая, что самое время обедать, но Велегост лишь нетерпеливо отмахивался. Сотник разводил руками и исчезал – до следующего раза.
   – Может, пообедаем, Стригунок? – вздохнула сестра. – Все равно, когда-то надо и обедать.
   – Сыт, – грустно усмехнулся брат. – Сыт по горло, апа! Вот тебе и добрый дядюшка Ивор! Говорил я тебе!..
   – Но почему? – Кейна встала, дернула плечом. – Ивор предлагал тебе союз. Предлагал руку дочери…
   – Палатин хорошо играет деревянными фигурками, апа! Знаешь, есть такая игра, Смерть Царя? Там надо считать ходы, и он, похоже, неплохо выучился. Ведь что выходит? Когда дядя Улад погиб, а отец был у огров, Ивор правил в Савмате. Один!
   – Но… Он же не мог стать Светлым! – перебила сестра. – Только наша семья…
   – Да! Могу представить, что он чувствовал, когда встречал отца у Огрских ворот! Но Ивор не прогадал. Отец даровал ему Великое Палатинство в Валине. Ты знаешь, Великий Палатин может передавать свою власть по наследству…
   – Но у него нет сына, – вновь вмешалась Кейна. – Только дочь!
   Велегост зло умехнулся:
   – Боги завистливы, апа! Валинские дедичи не потерпят эту носатую…
   – Брат!
   – Ладно, ладно, эту красавицу с плечами, как у Кея Кавада. Ты заметила, ей двадцать, а отец не спешит выдавать дочурку замуж. Теперь понимаешь, почему? Он хочет, чтобы его зять стал Светлым, и тогда Савматом будут править его внуки! Вернее, он сам – ему-то сейчас едва сорок…
   – Поэтому… – Кейна задумалась. – Он узнал, что отец хочет передать престол Сваргу и решил…
   – Помочь мне. Сваргу-то, скорее всего, найдут невесту за Денором. Вот он и начал хлопотать! Сосватать носатую за урода! Но я, как помнишь, апа, стал крутить носом… Точнее тем, что у меня от носа осталось. И вот тогда он решил слегка меня подтолкнуть. Если харпы начнут войну, мне понадобиться помощь. А кто мне сможет помочь, кроме доброго дядюшки Ивора? Не зря он набрал три новые сотни! Я поклонюсь, тогда он подведет меня к своей доченьке…
   Кей не договорил и умолк. Танэла резко встала. Светлые волосы рассыпались по плечам.
   – Надо сообщить отцу. Он должен знать!
   – Сначала надо разобраться с харпами, – вздохнул брат. – Иначе мне все равно придется обратиться к Ивору. Он прав – если старший наденет Железный Венец, нам с тобой понадобиться помощь. Ты же помнишь, что началось, когда умер дед…
   И вновь воцарилось молчание. Внезапно Кейна улыбнулась:
   – Если бы Беркут был Кеем – или великим дедичем харпов… Ты бы просто женился на этой девочке, и все бы решилось. Беркут не глупее дяди Ивора. К тому же Стана, по-моему, тебе понравилась. Во всяком случае, с носом у нее…
   – Ты что? – Велегост растерянно поглядел на сестру. – Она же… Она же красивая!
 //-- * * * --// 
   Дорога вилась по ущелью. Вокруг было тихо, горы дышали покоем, от близкого леса веяло прохладой, и, казалось, ничто не может нарушить сонную тишь этих забытых богами мест. Но люди были настороже.
   – Кей, на горе пастухи! Трое!
   Велегост прикрыл глаза ладонью, чтобы лучи Солнца – Небесного Всадника – не мешали видеть. Все верно: стадо, рядом три маленькие фигурки. Правда, один Дий да Матерь Сва ведают, что у этих пастухов на уме.
   – Там летнее пастбище, – подсказала Стана. – Тут поблизости село…
   Девушка ехала рядом с Велегостом, бок-о-бок. Теперь на ней, вместо нелепой курки не по росту, было нарядное платье и легкий плащ с узорной румской заколкой. Об этом позаботилась Танэла. Сама Кейна ехала чуть сзади, без слов уступив свое обычное место гостье.
   – А у твоего отца много овец? – Кей искоса взглянул на девушку.
   – Много! – Стана вздохнула и начала загибать пальцы. – Два… Четыре… Восемь! Восемь стад! И еще козы. И коровы, только не здесь, а в долине.
   – Небедно живете! Любому дедичу впору!
   Он шутил, но девушка оставалась серьезной:
   – Мой отец – не дедич! Он – свободный харп! Мы все свободные! У нас даже холопов нет!
   – А кто же стада пасет? – хмыкнул Велегост.
   Он уже знал немало и о харпах, и о семье старого Беркута. Две жены, пять сыновей – и четыре дочери. Стана – младшая, любимая.
   – Закупы, конечно! – удивилась девушка. – Те, кто задолжал отцу. Они очень стараются. Отец их даже не порет. Разве что иногда…
   Хотелось поинтересоваться, чем закупы старого Беркута счастливее холопов, но Кей сдержался. Девушка прожила всю жизнь в глухих горах, и эта жизнь казалась ей единственно возможной и единственно правильной.
   – Почему ты спрашиваешь, Велегост? У вас, в Савмате, иначе?
   – Немного, – он вновь не смог сдержать улыбки.
   – А как? А, знаю! У вас правят злые Кеи! Они отбирают у селян овец и насилуют их жен! У нас тоже так было. Дедич мог прийти на свадьбу и увести невесту… Ну, это неинтересно! Так что там у вас, в Савмате, расскажи!
   Иногда Велегосту казалось, что девушка тоже слегка подшучивает на ним. Но каждый раз Кей убеждался – Стана спрашивает всерьез. И не удивительно! Савмат для нее, что земля Чуго или Алатырь-остров – то ли есть он, то ли просто выдуман.
   – Савмат… – Велегост задумался. О чем тут расскажешь? Не о матери же, не о брате Сварге!
   – У нас в Савмате стены каменные строят. И вежи. Высокие – как три дерева.
   – Каменные? – поразилась девушка. – А зачем? У вас там деревья не растут, да? Я слыхала, что есть места, где ни леса, ни гор.
   Синие глаза горели любопытством, и Велегост не мог поверить, что совсем недавно эта девушка сжимала в руке скрамасакс, надеясь убить страшного и злого «старика» с железным сердцем. Теперь перед ним был ребенок – наивный, искренний. Ну и заморочили же девчонке голову!
   Когда вопрос о каменный вежах был плохо ли, хорошо, разрешен, Стана, временно потеряв к Савмату всякий интерес, замолчала, а затем принялась что-то тихо напевать. Велегост прислушался – эту песню он не знал.
   – О чем ты поешь?
   – А ты не знаешь? – вновь удивилась она. – Это весенняя песня, ее поют, когда прилетают первые ласточки. Но ты, наверно, не поймешь, Велегост, она на нашем наречии…
   Странное дело, Стана говорила по-сполотски почти без ошибок. Похоже, Кееву власть в этих краях еще не забыли.
   – А ты спой! – попросил он. – Может, и пойму.
   – Ну… – девушка задумалась. – Когда мы видим ласточку, то садимся в круг и… Ну, в общем…
   На миг она смутилась, затем усмехнулась и негромко запела:

     Птахо-веснянко,
     Прилети к нам зранку,
     Неси, пташко пирья
     На мое подвирье,
     Принеси ты сонэчко
     У мое виконэчко.
     Щоб усэ проснулося,
     Щоб зима минулася.
     Зийды, зийды сонэчко,
     На татове полэчко,
     На бабино зиллячко,
     На наше подвирьячко,
     Над вишнею, над сливою,
     Щоб я була щасливою!

   Велегост закрыл глаза. Ярко светит Небесный Всадник, красивая девушка поет о первой ласточке… Наверно, они тут счастливы, в этих горах. А он в детстве и не пел почти – разве что о войне. И почему в Савмате так много поют о войне? Ведь и в Савмат ласточки прилетают!..
   – Кей! Ущелье!
   Голос Хоржака заставил очнуться.
   – Узко, Кей! Как бы чего…
   Велегост оглянулся. Слева и справа – крутые голые склоны, наверху – зеленая стена леса…
   – Ничего не видно, Кей, – сотник с сомнением помотал головой. – Но…
   – Ты прав.
   Велегост вновь оглянулся. Его маленькое войско растянулось на много сотен шагов. И неудивительно – половина тех, кого привели дедичи, пешая, да еще дюжина возов с припасами.
   – Конницу – рысью! Нападут – в галоп, в бой не вступать. Соберемся на другом краю. Вперед!
   Солнце исчезло. Прохладная сырая тень укрыла отряд. Люди замолчали, осторожно осматриваясь. Вокруг стояла странная неживая тишина, и Велегост мельком отметил, что замолчали птицы. Не залетают? Или… Спугнули?
   О чем-то спросила Стана, но Кей лишь покачал головой. Не время! Отряд рысил быстро, но пешие отставали, а ущелье тянулось дальше, склоны становились круче…
   – Там! – Хоржак вновь оказался рядом, рука с зажатой в ней плетью указывала куда-то вверх.
   Велегост всмотрелся – у опушки мелькнула маленькая фигурка. Пастух? Нет, что ему тут делать, без стада?
   Хоржак махнул рукой, и охрана со всех сторон окружила Кея. Велегост посмтрел назад – пешие отставали все сильнее, один из возов и вовсе остановился.
   И тут послышался легкий шелест. Маленький камешек катился вниз по склону. За ним – другой, третий…
   – В галоп!
   Кей выхватил из-за пояса плеть и что есть силы хлестнул коня по теплому вспотевшему боку. Скорее!
   …Камни – огромные серые валуны, неровные, в темно-зеленых пятнах мха. Они появились словно из воздуха – или из сырых земных глубин, будто кто-то бросил на край ущелья огромное серое ожерелье. Но ожерелье не лежало на месте – невидимая нить лопнула, дрогнула земля. Серые камни медленно, словно нехотя поползли вниз…
   – Скорей! Скорей! – Кей гнал коня, стараясь не смотреть вверх, не слышать нарастающий гул, эхом отдающийся в ушах. Надо успеть! Конец ущелья уже виден, вот он – за двумя высокими скалами! Только бы не распался строй, не попал под копыта лошади камешек-предатель! Пару раз Велегост поглядывал вправо – Стана мчалась, как стрела, распластавшись на шее своей каурой кобылы. Дорога сужалась, и просто чудо, что кметы до сих пор не сбились в кучу, не сломали ряды.
   Ущелье заполнил грохот – валуны были уже близко. Откуда-то сзади, где осталась пехота, послышался отчаянный крик. Оглядываться было некогда. Краем глаза Велегост заметил огромный камень, катящийся слева, прямо по ходу. Свистнула плеть. Огрский скакун не заржал – закричал и ударил копытами по пыльной дороге…
   И тут снова крик – человеческий, негромкий, полный отчаяния. Еще не веря, надеясь на чудо, Велегост посмотрел вправо – и похолодел. Стана исчезла.
   Рассуждать было некогда. Велегост бросил взгляд на катившуюся сверху смерть – и резко рванул удила, бросив коня вправо. Белый взвился свечкой, и на какой-то миг Кею показалось, что все кончено. Сейчас они упадут, конь навалится на него потным боком, а через мгновенье серый валун размажет их по пыльной дороге…
   Но конь не упал. Резко выпрямившись в седле, Велегост бросил взгляд назад. Вначале он увидел лишь дорогу – и ряды всадников. Мимо промчался серый конь Танэлы, и Кей успел порадоваться, что сестра не заметила его. А камни были уже близко, совсем рядом. Стана! Где же она?
   Сначала он увидел коня – он лежал на боку, дергая гривастой головой и пытаясь встать. А рядом…
   Вновь свистнула плеть. Велегост пустил коня по склону, чтобы не столкнуться с теми, кто мчался по дороге. Сзади мягко прошелестела каменная громада, еще один валун пробороздил неровный склон прямо перед мордой коня. А сверху катились все новые камни, и Велегост помянул Сва-Заступницу. Он жив. Он должен успеть!
   Девушка лежала на земле. Увидев Кея, она попыталась приподняться, подняла руку… Плеть полетела в сторону. Велегост резко наклонился, рука вцепилась в твердую ткань платья. Есть! Белый заржал, почуяв двойную ношу, и Велегост что есть силы ударил коня каблуком. Сзади гулко ударился о землю огромный валун. Еще один лежал на дороге, и Кей успел бросить коня влево. Но валуны преграждали путь, а сверху катились новые бусины лопнувшего серого ожерелья. Велегост услыхал стон лежавшей на седле девушки, закусил губы – и тут чья-то крепкая рука схватила коня за повод. Рывок – и они уже мчались, забирая все выше по противоположному склону, подальше от дороги, от серой смерти, катящейся с вершины.
   Мелькнули скалы, кто-то бросился к коню, и Велегост почувствовал, что падает. Но упасть не дали. Его подхватили, опустили на землю, рядом уложили слабо стонущую Стану. Кей нашел в себе силы усмехнуться. Жива! Он все-таки успел!
   – Стригунок!
   Над ним склонилась Танэла, но Велегост уже пришел в себя:
   – Все в порядке, апа! Все живы!
   Он встал, помотал головой, прогоняя только что пережитый ужас и оглянулся. Со Станой, кажется, все нормально, девушка открыла глаза и даже улыбается. Ну и повезло же им! Нет, не повезло! Кто же выручил, кто так вовремя направил его коня?
   – Хе! – Хоржак был уже рядом, довольный, ухмыляющийся, и Велегост улыбнулся в ответ:
   – Кто?
   – Догадайся, Кей! – сотник внезапно подмигнул и кивнул в сторону. Велегост оглянулся. Маленькая Айна стояла отвернувшись и гладила по шее взволнованного дрожащего коня.
   – Она?! – Кей рванулся к девушке, но почувствовал на плече руку сотника:
   – Не спеши, Кей! Потом…
   Велегост кивнул. Охрану не благодарят, охрана выполняет свой долг. Да и не время. Он жив, жива Танэла, жива синеглазая девушка. А остальные?
   Он ошибся – выжили не все. Трое его кметов погибли, еще четверо ранены, но сотня отделалась легко. Тем, кто был сзади, пришлось туго. Треть тех, кого привели дедичи, превратилась в кровавое месиво, а от возов остались одни щепки. Об этом рассказал Ворожко, бледный и злой, как Извир. Его конь сломал ногу, под левым глазом у парня краснела ссадина, и юный дедич хотел одного – мести.
   – Еще не время. – Велегост заставил себя улыбнуться. – Так сколько осталось до Духлы?
 //-- * * * --// 
   Айна легкой тенью проскользнула в шатер и, не сказав и слова, присела в углу. Велегост хотел подойти к девушке, но не решился. Вечером он уже пытался поговорить с ней, поблагодарить, но поленка не пожелала слушать.
   – Айна! Что с тобой?
   – Я больше к тебе не прийтить, Кей Велегост!
   Сердце упало. Ну, конечно, зачем он ей!..
   – Я тебе не нравить, Кей Велегост! Ты смотреть на красотку с синим глазами! Ты ее спасать! Кей не должен спасать всякая девка!
   Велегост чуть не ахнул. Так вот оно что! Стана! Маленькая альбирша просто ревнует!
   Он подошел ближе, сел рядом, обнял девушку за узкие крепкие плечи:
   – Она гостья, Айна! Гостей нельзя бросать.
   – Гостья! – поленка фыркнула. – Гостья с мечом притить…
   Она всхлипнула, и Кей понял, что бесстрашная альбирша сейчас заплачет. Он осторожно дотронулся до ее щеки, погладил, коснулся губами.
   – Кмет Кеева войска Айна! Я запрещаю тебе меня бросать! Я запрещаю тебе думать о синеглазых красотках!
   Айна вновь всхлипнула и уткнулась лицом ему в плечо.
   – Если… Если она приходить к тебе в шатер… Я ее убить! Я ее…
   Велегост покачал головой. Поленка! А ведь действительно – убьет!
   – Она не придет сюда, Айна! Ты же знаешь, ни одна девушка никогда меня не полюбит. Кроме тебя, наверно. Я – чудище, урод…
   – Ты! Не говорить так! Не говорить, Кей…
   Обида была забыта. Девушка прижалась к нему, обняла:
   – Не говорить так, мой Кей. Ты – самый красивый! Ты самый красивый для я! Ты…
   Велегост улыбнулся, но улыбка получилась невеселой, благо в шатре было темно. Красивый! Она приходит к нему ночью. Она даже не касается его лица…
   – Иди ко мне, – прошептал он, и вдруг подумал о Стане. Нет, сюда она не придет. И на сердце вдруг стало горько.
 //-- * * * --// 
   Луна еще не взошла. Вокруг стояла тьма, и даже звезды исчезли, скрытые густым пологом леса. Под ногой хрустнула сухая ветка, и Велегост по привычке замер, но тут же заставил себя успокоиться. Он не в бою и не в разведке. Он просто идет в гости.
   – Не спеши, Кей! Успеем!
   Хоржак, как всегда, был рядом – спокойный, веселый.
   – Пусть старикан поскучает, Кей! Невелика птица!
   – Почему – невелика? – усмехнулся Велегост. – Беркут все-таки.
   Два дня пути, минувшие после страшного камнепада, прошли совершенно спокойно, а на третий, рано утром, отряд встретили посланцы Беркута. Трое молодых парней в привычных безрукавках, но не меховых, а из дорогой ткани, шитой бисером, склонились в поклоне и передали приглашение. Старшой Рады ждал Кея Велегоста на Поляне Волатов.
   – Кажется, здесь…
   Хоржак знаком велел Кею обождать, прошел вперед по узкой тропинке и тут же вернулся.
   – Костер. Возле него – двое. А чего дальше – и не видать. Эх, Кей, охрану надо было брать! Говорил тебе!
   Деревья расступились, впереди блеснул огонек. Кей шагнул вперед и невольно остановился. Поляна Волатов! Вот, значит, почему!
   Сначала он увидел стены, вернее то, что от них уцелело. Тьма скрывала детали, но даже в темноте можно было заметить громадные, в рост человека, камни. Это были не глыбы, не бесформенные валуны. Чьи-то руки аккуратно обтесали темный гранит, камни лежали впритык, гладкие, полированные, и между ними нельзя было вставить даже лезвие кинжала. Велегост прошел чуть вперед, дотронулся рукой до холодной, остывшей за день поверхности. Стена, рядом еще одна. Дом? Нет, таких домов не бывает, скорее вежа. Кей прикинул, какой высоты она могла быть, и невольно покачал головой. Да, такое только волатам под силу! Стены уходили за край поляны, в лес, и стало ясно – все погибло очень давно, много веков назад, и на руинах теперь стоят столетние сосны.
   Возле костра, как и говорил Хоржак, были двое. Кто-то высокий, худой – и девушка. Неужели Стана?
   Он отпустил дочь Беркута вместе с посланцами. Стана возражала, ей хотелось прибыть к отцу вместе с отрядом. Но Кею хотелось, чтобы Беркут, прежде чем они встретятся, поговорил с дочерью. Пусть послушает, что она скажет!
   После случая в ущелье Стана долго не могла прийти в себя. Девушке казалось невероятным, что кто-то пытался убить их всех. Она горячилась, пыталась уверить, что это – страшная случайность, нелепица. Ведь с войском была она, отец не мог приказать такое! Похоже, дочь Беркута быстро забыла, зачем сама приехала в Мегеш. Велегост не спорил. Пусть спросит отца! Может, и польза будет!
   Костер был уже рядом. Их заметили. Высокий остался на месте, а та, другая, шагнула вперед.
   – Велегост! Здравствуй!
   Сердце дрогнула. Стана! Все-таки пришла!
   – Отец ждет! Пойдем!
   Рядом заворчал Хоржак, но Кей жестом велел обождать. Опасности нет, иначе старик не пришел бы с дочерью.
   – Пойдем!
   Девушка взяла Велегоста за руку, подвела к костру. Высокий медленно оглянулся…
   – Отец! Это Велегост!
   Неяркий свет упал на худое, высохшее лицо. Большие седые усы почти закрывали подбородок, темные глаза смотрели холодно, равнодушно. Бледные губы дрогнули:
   – Здравствуй, Кей Велегост! Иди, дочка!
   Стане явно не хотелось уходить. Она вздохнула, неохотно отпустила руку Кея и исчезла в темноте. Велегост невольно улыбнулся:
   – Чолом, Беркут! Почему мы должны встречаться именно здесь?
   Старик ответил не сразу. Наконец, широкие плечи дрогнули, послышался негромкий смех.
   – Я бы и не встречался с тобой, Железное Сердце! Но так решила Рада. Я лишь выполняю ее волю. Большинство Рады хочет переговоров. Только я не знаю, о чем говорить с тобой…
   Велегост не поверил. Им с Беркутом, конечно, есть о чем поговорить. То, что он слышит – лишь пустые слова.
   – Давай поговорим о твоей дочери, Беркут. Зачем ты посылал ее на смерть? Или у тебя так много дочерей?
   Темные глаза вспыхнули гневом:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное