Андрей Валентинов.

Омега

(страница 2 из 32)

скачать книгу бесплатно


 //-- 9. --// 

   Считается, что в основе «Собаки Баскервилей» Артура Конан Дойля лежит легенда о призрачной собаке по кличке Шак (Shuck), известная во многих западных графствах Англии. О собаке-призраке писателю рассказал его друг Флетчер Робинсон, с которым Конан Дойль познакомился в июле 1900 года на борту парохода «Бритт». Вместе с тем, не следует исключать, что еще до этой встречи писатель знал немецкое предание об Аргонском Псе…


   Рабочая тетрадь, С. 22.
   Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега».

   2 августа. Полевые исследования не велись из-за дождя. Время было использовано для подготовки.

   Соображения.
   Основные возражения против «теории леев» (в трактовке Влада) могут быть сведены к следующему:
   1. При составлении схемы леев в расчет принимаются разновременные объекты: от неолитических мегалитов до средневековых церквей. Такой подход, мягко говоря, некорректен.
   2. Даже если допустить размещение объектов на местности по заранее продуманной схеме, учитывающей в том числе и естественные аномалии (скажем, магнитные), непонятным остается главное: зачем это было нужно «им» и что это даст «нам».
   Контрвозражения (Андрюс):
   1. Европейский исторический ландшафт весьма стабилен. Чаще всего, важные объекты либо накладываются один на другой (дороги, зависимые прежде всего от рельефа), либо меняют друг друга (храмы разных религий).
   2. Выяснить, зачем все это было нужно «им», и составляет одну из наших задач. Некоторые ответы уже имеются (на примере Англии и Германии). Прежде всего, схема леев имела сакральный смысл, включая в себя храмы, святилища и подходы к ним.
   Примечание: Ха-ха! Когда объект или предмет непонятен, его тут же включают в «сакральные». Сам включал.
   Вместе с тем, «сакральность» следует понимать широко, в том числе и в оборонительном плане (боги, как хранители местности и конкретных населенных пунктов). Пример: наша Крипта и херсонесский «треугольник». Польза же от раскрытия каждой такой схемы очевидна: «нам» легче станет не только искать неизвестные пока объекты, но и лучше понимать их значение. То есть, мы получаем своеобразный план местности в историческом «разрезе».
   Крым в этом смысле интересен тем, что многие его горные районы, важные в историческом отношении (та же Караби-яйла), практически лишены современной застройки.
   Андрюс напоминает об эпизоде из экспедиции 1995 года, случившимся в районе села Подгорное (склон Первой Крымской гряды), когда мы натолкнулись на остатки древнего святилища, служившего узлом тропинок – а заодно на нечто странное, со всей этой стариной связанное.
   Примечание: Имеется в виду все та же «невидимая флейта», черные собаки и «змеиные норы» на склоне горы.
   Влад решительно возражает.
Он считает, что собаки прибежали из села, «флейта» – звук транзистора с ближайшей фермы, рассказы же о змеях можно услышать во всем Горном Крыму. Змеи здесь действительность есть (в том числе крупные полозы), а их размеры преувеличены местными жителями из вполне понятных соображений.
   Анна просит пояснить, какой это «крупный полоз» рвет на части дельфинов возле Карадага. Влад считает, что полоза зовут «моторная лодка».

   В завтрашнем походе к горе Иртыш обязанности распределены следующим образом…


   – Арлекин! Ребята, которые погибли… Мы их с собой не возьмем? Нельзя бросать!..
   – Поляки передадут их в Киев. UkrFOR отдает наших убитых.
   – Паны зацные – такие рыцари?
   – Нет, Лолита, не рыцари. Но иначе им пришлось бы долго искать своих мертвецов. В Киеве тоже поначалу… Помнишь, по телевизору было? Какая-то сволочь генеральская перед камерой допрос родителям устроила. Мол, где воевал ваш сын, у кого?
   – Генерала убил ты?
   – Не я – Шевченко, погибший был из его отряда. Считаешь, своих трогать нельзя? Мы об этом здорово спорили, но, если подумать, какие они «свои»? Хуже полицаев!
   – А ты, Арлекин, всем судья? Один из тех ребят, кажется, твой бывший студент? Не хотел бы поговорить с его родителями? Вместо генерала?

 //-- * * * --// 

   Бельгийского полковника Суббота чуть не расстрелял на месте. Мой заместитель стал и впрямь несколько неадекватен, однако и полковник хорош: не успев поднять руки, стал, наглец, набиваться в друзья.
   Мы их здорово разбаловали. Когда датчане, голландцы и прочие бельгийцы сообразили, что их солдат убивать не будут, они тут же приказали своему контингенту в бой не вступать и сдаваться. Заодно начали экономить на конвоях, особенно тут, в степи. Воздушное прикрытие стоит дороже, чем потеря джипа и нескольких единиц вооружения.
   За наглость следует наказывать. Чернорог предложил стрелять всех подряд, но мы с Шевченко были против, ведь это и являлось нашей целью. UkrFOR удалось расколоть. Поляки с самого начала заявили, что их участие в оккупационных силах – обычное историческое недоразумение, а теперь за ними потянулись остальные европейцы. Международный террорист майор Арлекин отстреливает только парней Буша-младшего и его «британского пуделя»? Зер гут и мерси боку!
   На последней сессия НАТО вопрос о «прочности коалиции и укрепления взаимодействия всех ее участников» обсуждался за закрытыми дверями. Могу себе представить!
   Но полковник все-таки наглец. Уже потом, когда мы оставили его посреди дороги (джип решили не портить, черт с ним!), Суббота запоздало предложил накачать бельгийца касторкой – по методу ребят Муссолини. Аргонец не без грусти констатировал, что в отряде касторки нет, да и много бы понадобилось – полковник оказался весом чуть ли не с два центнера.
   А между тем, сообщил он интересные вещи. Убедившись, мы все поняли правильно («Я есть колонель Бельжийская арми» – «матка-курка-яйка»), полковник, не опуская рук, предложил нам капитулировать – прямо на месте. Оружие сложить в наши же грузовики и отправиться с ним в Джанкой, куда прибудут чины соответствующего ранга из UkrFOR. На меланхоличный вопрос Аргонца, не желает ли «колонель» получить в лоб, для начала прикладом, тот ничуть не испугался, пояснив, что выполняет приказ. Все офицеры европейского контингента (опять-таки «соответствующего ранга») обязаны в случае встречи со мной и неизбежного «хенде хох» передать предложение о капитуляции и добровольной явки в суд. При этом следует намекнуть, что суд ожидается, естественно, в Гааге, значит, смертная казнь международному террористу и его подельщикам не грозит.
   Руку Субботы я все-таки успел перехватить, может, и напрасно. С другой стороны, бьет он крепко, откачивать же толстяка прямо посреди дороги у нас не было ни времени, ни особого желания.
   Бельгиец невозмутимо кивнул, заметив, что командование UkrFOR догадывается о нашем ответе. В этом случае, он выскажется, как лицо частное.
   «Колонель» говорил по-французски, но, решив, что далее «саперлипопет» наши познания не распространяются (мы с Субботой так-сяк, но понимаем, только знать это «им» ни к чему), перешел на английский и без всякого перехода посоветовал нам немедленно уходить из Крыма, и лучше всего, за границу. Если политики носятся с идеей суда в Гааге, то у военных интерес иной. Все те же бельгийцы с датчанами серьезно опасаются, что благодарные янки подставят их под мои пули в случае проведение «решительной операции». Такая операция готовится – или уже готова, в чем он, «колонель», абсолютно уверен. Уходить же нам надлежит не обычными каналами, а… по-другому. При этом толстая сволочь изволила подмигнуть.
   Интересно, много ли они знают про «обычные каналы»? Но главное понятно: мнение частного лица (частной морды) – и являлось тем, что UkrFOR собиралось передать террористу Арлекину.
   Враг настойчиво советует уходить. Бежать. Скрыться. Вот так!
   Вдогон, уже без тени улыбки, бельгиец заметил, что потери при уничтожении отрядов Шевченко и Чернорога значительно превысили допустимые. Каждый блюдет свой интерес.
   Впрочем, наглый «колонель» – неприятность мелкая. Так, штришок.

 //-- * * * --// 

   – Лолита останется, связь все равно на ней.
   – Начальству виднее. Ты что, Арлекин, этому пидарасу поверил? Да они там просто перепугались. Выборы-швыборы, рейтинги, девочки с плакатами, блин! Скоро тебе миллионы начнут предлагать, только чтоб исчез и их не грохал.
   – Аргонец?
   – Разве дело в бельгийце? Если правда, что в разговоре с Киевом не было контрольной фразы… Арлекин, это точно?
   – Точно.
   – Хе! Тогда – херня полная. Лолита, писала разговор?
   – Ну, дядя… То есть, товарищ старший лейтенант! Записала, могу прокрутить. Разговор велся по мобильному телефону, начался сегодня ровно в 11.00 по киевскому времени…
   – Не надо. Выходит что, Арлекин? Его взяли?
   – Выходит, ребята, нашего главного в Киеве взяли. Потому и предлагают сдаваться.
   – Пиздец!
   – Суббота! Еще раз при девушке!..
   – Не надо, товарищ майор, я товарищу капитану сама по губам надаю. Давайте, еще раз разговор прослушаем. Может быть…
   – Может быть.


 //-- 10. --// 

   Швейцарские ученые из Цюрихского университета с помощью позитронной эмиссионной томографии (ПЭТ) установили, что месть – действительно сладкое чувство, сообщает Reuters.
   В момент мести обидчикам у испытуемых регистрируется электрическая активность в центре удовольствия головного мозга. Результаты исследования, опубликованные в журнале «Science», по мнению специалистов, могут пролить свет на эволюцию социальных норм и регуляцию поведения в человеческом сообществе.
   Психологи полагают, что именно этот психофизиологический механизм регулировал социальное поведение древних людей на протяжении тысячелетий.

 //-- 11. --// 

     Евреи хлеба не сеют,
     Евреи в лавках торгуют,
     Евреи раньше лысеют,
     Евреи больше воруют.


     Евреи – люди лихие,
     Они солдаты плохие:
     Иван воюет в окопе,
     Абрам торгует в рабкопе.


     Я все это слышал с детства,
     Скоро совсем постарею,
     Но все никуда не деться
     От крика: «Евреи, евреи!»


     Не торговавши ни разу,
     Не воровавши ни разу,
     Ношу в себе, как заразу,
     Проклятую эту расу.


     Пуля меня миновала,
     Чтоб говорили нелживо:
     «Евреев не убивало!
     Все воротились живы!»

 (Борис Слуцкий)


   – Ты, Арлекин, что, совсем слепой? Суббота ко мне в первый же день подвалил. В первый вечер, если точнее. Отвел в сторонку – и начальственным тоном… Царапину на его физии помнишь?
   – Ага.
   – Только не говори, что пойдешь ему эту физию драить. Из тебя джентльмен, как из… Обычная история – старший по званию отдает приказ, который надлежит выполнить беспрекословно, точно, и в срок. И должное количество раз. Свинья! Да все вы тут!.. Если девчонка с пирсингом и без охраны, значит… Эй, Арлекин, не вздумай!
   – А у нас джентльменство и не принято. Завтра просто позвоню его жене.
   – Ага… Не вздумай, говорю! Не хотела его закладывать, тем более, тебе, только достал… На сайт Евроньюс заглянуть?
   – Какие там новости, на этом Евроньюсе? Народный праздник в Оверни, все едят сыр и танцуют, в Гамбурге прошел чемпионат по поеданию двухкилометровой сосиски…
   – Сам же учил – насчет мелочей. Народный праздник в Оверни, значит, французский контингент гуляет, сосиска в Гамбурге…
   – …Значит, немцы – в сосиску. Ладно, смотри, мне над фотографиями помудрить надо.
   – Дай сама погляжу! А они точно – со спутника? В смысле – с правильного спутника?
   – С неправильного. Не в ту сторону летит. Катись! Из тебя аналитик, как…
   – …Из тебя – джентльмен. Значит, я нужна только для имиджа? Лысеющий папик между климаксом и маразмом нашел себе девочку-припевочку? Сюси-пуси… А интересно, кто тебе ноутбук таскал и всей этой фигней маялся, пока меня не было?
   – Один лейтенант. Закончил радиофизический, занимался космической связью. Марченко Александр Иванович. Псевдоним – Гектор.
   – Ты не говорил. А где он сейчас? То есть…
   – То есть.

 //-- * * * --// 

   С Ильей Григорьевичем Стариновым мы познакомились в 1993-м. Тогда я приехал в Москву после первых боев у Морского, злой, сбитый с толку, но твердо решивший продолжать. Свел меня с ним надежный парень из издательства «Вымпел», готовивший к печати двухтомник воспоминаний великого диверсанта. Честно говоря, мне было жутковато, когда костистый старик с седыми бровями усадил меня перед собой в кресло и чуть надтреснутым голосом предложил докладывать. Так и сказал: «Докладывайте», по привычке, вероятно. Впрочем, уже после подумалось, что этим Илья Григорьевич сразу же решил показать: разговор будет серьезным.
   Я доложил – и про то, что случилось у Морского, и про твердое желание вернуться и воевать, и про почти полное отсутствие опыта у всех нас, включая в первую очередь меня самого. Илья Григорьевич кивнул, попросил зайти через два дня в это же время (мы оба, не сговариваясь, взглянули на огромные настенные часы, висевшие возле окна), а затем принялся рассказывать о совершенно неизвестном мне человеке – Всеволоде Ивановиче Роборовском, участнике азиатских экспедиций Пржевальского и, одновременно, создателе российского спецназа. Сами экспедиции Старинов характеризовал весьма специфически: «удачные действия отряда оперативной разведки Генерального Штаба на глубину Азиатского ТВД».
   Через два дня Илья Григорьевич выдал мне рукопись. Именно рукопись – два десятка страниц, исписанных крупным, очень разборчивым почерком. А потом я достал карту Крыма, и мы говорили до самого вечера.
   – …Аргонец?
   – Хе!
   Я прижал окуляры старого «цейса» к глазам, проклиная свой изрядный «плюс». Не так, что-то не так. Нет, все, все не так! Колонну мы обложили, она уже обречена, пора давать команду «По местам!» и…
   «И» не получалось. Опыт – не опыт, интуиция – не интуиция, шестое чувство, седьмое, двенадцатое… Обычная штабная колонна, в центре три джипа, прикрытие средненькое, а главное, навел на нее «самый-самый» человечек, которого я рисковал беспокоить не чаще раза в год. Дело того стоило – кто-то из высших чинов НАТО, тайный визит, срочное согласование планов. Потому и прикрытие небольшое, дабы внимание (мое!) не привлекать. Наводка железная, операцию готовили три дня…
   Проведение партизанских акций в степной местности традиционно считается малоперспективным, особенно после появления боевой авиации. Так утверждал даже Че Гевара, до конца своих дней не забывших, что сотворили обычные легкие самолеты с отрядом Кастро прямо на месте высадки. Между тем опыт капитана Наумова, может быть, самого умелого и везучего партизанского командира Второй мировой, говорит совсем о другом. Сама по себе авиация – и даже столь всех пугающие вертолеты – не слишком опасна. После появление игрушек, подобных «Стингеру» или нашей «Стреле» (и, тем более, «Игле»), отдельные машины стали практически беззащитны, массированное же применение летающих тварей возможно, только если их на тебя наводят. Такое и вправду опасно, но в обычных условиях все небо не перекроешь, особенно если военная операция длится уже не первый год. Привыкают – даже к смерти. Степь в целом же ничуть не хуже, чем столь любимые романтиками горы и лес. Иногда даже лучше.
   Так что колонне, на которую мы охотились, я заранее не завидовал.
   – Суббота?
   – Чего ждешь? Давай!!!

 //-- * * * --// 

   Да, с колонной, с глупой неосторожной колонной – полная ясность. Суббота все рассчитал, Аргонец с Казачком ждут лишь сигнала. Не нужно фугаса, даже без ракетной установки обойдемся (ни танков, ни иной серьезной брони). Гранатометчики берут на себя «хвост» и «гриву», но это не главное. Нам не требуется жечь, все, что движется. Джипы беззащитны, ради них мы приготовили целых два «Утеса», чтобы сразу и насмерть. Пара минут, десяток очередей – и все. Да что там, полминуты хватит, дураков надо учить!..
   – Суббота, у тебя зрение лучше…
   – Зрение… Бинокль надо брать нормальный, а не всякое старье! Ну, джипы, как джипы, обычные. В каком главный, не разобрать, так и задумано. Ничего, замочим все три!
   – Почему колонна? Сели бы в вертолет, никто бы и внимания не обратил.
   – А нам что за горе? Командуй, а то опоздаем. Жги пидарасов!
   – Аргонец?!
   – Ну!
   Вот тебе и «ну»…
   …С тех пор мы с Ильей Григорьевичем не встречались. С ним вели разговоры мои московские друзья, а рукопись, к которой регулярно добавлялись страницы, давно уже стала книгой, изданной полулегально и (пока что) без фамилии автора. Называть ее «Правила партизанской войны против войск НАТО» было несколько не с руки, и на обложке появилось загадочное «Тактика непрямых действий».
   Четыре года назад Старинова не стало. Перед смертью ему в очередной раз «зарезали» Героя России. Мы салютовали памяти Ильи Григорьевича разгромом британского штаба возле Алушты.

 //-- * * * --// 

   Старое партизанское правило: не понимаешь – остерегись. А я не понимал, не понимал, не понимал… Визит шишек из Брюсселя готовился загодя, пусть и тайно, и вот их везут степью, зачем-то подставляя под наши выстрелы. Приманка? Пусть даже приманка, засада, джипы пустые. Но от колонны в любом случае останется кровавое месиво, люди в грузовиках настоящие, живые. Какой смысл?
   Пот заливал глаза, и стало ясно: ничего толком не разобрать. Поздно, колонна втянулась в невидимый для «них» коридор, заранее намеченный, поделенный на сектора обстрела. Если бы не разговор с Киевом, не отсутствие контрольной фразы, я бы уже давно…
   И если бы не Лолита. В последней сводке Евроньюс…
   – Арлекин!!!
   – Отбой… Слышали?! Я сказал: отбой! Уходим. Быстро!


 //-- 12. --// 

   Франция направит в Крым и области Южной Украины батальон десантников для обеспечения безопасности намеченных на конец октября выборов. Об этом сообщил в пятницу, 30 июля, представитель французского Генштаба полковник Жерар Дюбуа.
   Отправка французских военных в Крым производится в рамках сил быстрого реагирования НАТО UkrFOR. С целью обеспечения безопасности в Крым накануне и во время выборов из Франции, Бельгии, Италии и Германии должны быть переброшены в общей численности две тысячи военных.
   Между тем, 3 августа делегация, представляющая организацию «Врачи без границ» под руководством лауреата Нобелевской премии по медицине Оскара Сноулибриджа, прибывшая в Крым по приглашению местного автономного правительства, проследовала через Джанкой в Симферополь. По сведениям командования UkrFOR, на колонну, в составе которой двигался отряд врачей, готовилась засада…

 //-- 13. --// 

   Я далек от того, чтобы ограничиться отдельными пороками: я не хочу, чтобы человек был просто распутником, пьяницей, вором и предателем – я имею в виду, что он должен испытать все и, прежде всего, должен творить дела, которые кажутся наиболее чудовищными, так как только расширяя сферу своих безумств, он скорее получит максимальную долю счастья в распутстве. Ложные представления об окружающих людях – это еще один источник бесконечных ошибочных суждений в области морали. Мы придумываем себе абсурдные обязанности по отношению к этим созданиям только на том основании, что они тоже считают себя в чем-то нам обязанными. Давайте иметь мужество отказаться от подачек, и наши обязательства перед ними вмиг рассыплются в прах.
   Я хочу вас спросить: что такое все живущие на земле в сравнении с одним-единственным нашим желанием?

 //-- 14. --// 

   Соображения по оружию (ноябрь 2002 г.).

   Никоновский АН-94?
   АКМС, АК-103 (и укороченный АК-104).
   Снайперки ВСК-94 и «Винторез» (СП-5)? Рабочая дальнобойность ниже, чем у «калашей», поэтому лучше все-таки СВД-С или СВ-98. СВ-99 – перспективнее всего.
   Операции в населенных пунктах: «Клин-2», «Бизон-2-07» и ОЦ-39 под патрон ТТ. «Гепард» не годится, сертифицирован только как охотничий полуавтомат под 9*30 «Гром».
   Пистолет ОЦ-27 «Бердыш».
   Из пистолетов – ПСМ и ОЦ-23. Дротик под тот же патрон 5.45*18, на небольшой дистанции пробивает бронежилет. СП-1 «Гюрза» и СП-2 ПП «Вереск» – хороши, но будут проблемы с патронами.


   Рабочая тетрадь, С. 23.
   Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега».

   Начали археологическую разведку окрестностей горы Иртыш («Динозавр»). Местность неровная, карст, склоны горы поросли лесом. Последняя разведка в этих местах проводилась отрядом Симферопольской экспедиции в 1988 году.
   Результаты предыдущих разведок. В районе горы Иртыш найдено незначительное количество фрагментированной средневековой керамики и несколько фрагментов стеклянных браслетов. Признаков поселения не обнаружено.
   Цели настоящей разведки: прежде всего, попытаться найти существовавшую в древности и раннем средневековье дорогу, выходившую к Длинным Стенам и Южному спуску с яйлы. Дорога эта, по аналогии с уже известной (Второй спуск), условно именуется Подкова-2.
   Примечание: Знак на северном склоне (скала у дороги), называемый обычно «Подковой», возможно, имеет солярный характер (мнение Бориса). Вместе с тем, знак достаточно редкий, не встречается, в частности, в публикациях Драчука и Соломоник.

   На сегодняшний день результаты изучения южнобережных укреплений средневекового времени выглядят следующим образом.
   Систему укреплений Южнобережья первым описал Петр Иванович Кеппен в книге «Крымский сборник. О древностях Южного берега и гор Таврических». Остатки стен на перевалах между скалистыми обрывами южнобережной Яйлы – Байдарском, Бузлукском и Тарпанбаирском – описаны М. А. Сосногоровой в статье, опубликованной в 1875 г. под названием «Мегалитические памятники в Крыму».


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное