Андрей Валентинов.

Омега

(страница 1 из 32)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Андрей Валентинов
|
|  Омега
 -------

   «Столько маяться, – бормотал полковник Аурелиано Буэндиа. – Столько мучиться, и все для того, чтобы шесть педерастов убили тебя, и ты ничего не можешь поделать». Он все повторял и повторял эти слова, а капитан Роке Мясник, приняв его ярость за пыл благочестия, решил, что он молится, и был тронут. 
 Габриэль Гарсия Маркес.

   Универсум – Будущее – может быть лишь сверхличностью в пункте Омега.
 Пьер Тейяр де Шарден


 //-- 1. --// 

   9 июля 2002 г. В пакистанской провинции Пенджаб старейшины приговорили 18-летнюю учительницу Мухтиар Маи к групповому изнасилованию. Несчастная девушка подверглась столь зверскому наказанию лишь за то, что ее младший брат, принадлежащий, как и она сама, к племени гуджар, был замечен рядом с девочкой из племени мастой, имеющего более высокое социальное положение. При большом скоплении народа на центральной улице поселка девушку раздели и подвергли экзекуции. А через час, когда четверо негодяев закончили свою «работу», ее, измученную и опозоренную, отправили домой без одежды. Никто из односельчан не осмелился вступиться за несчастную, спокойно наблюдая за выполнением приговора.

 //-- 2. --// 

   Святой Федор Стратилат убил змея вблизи города Гераклея Понтийская (совр. Эрегли). В. Х. Кондараки в своем труде «Универсальное описание Крыма» сообщил, что в 1828 году евпаторийский исправник подал донесение, в котором писал о появлении в уезде огромной с заячьей головой и подобием гривы змеи, нападавшей на овец и высасывающей у них кровь. Две змеи были убиты местными татарами, считавшими, что змеи приплыли из жарких стран. Уже в ХХ веке наблюдал «фантастичнейшего из фантастичнейших» змея известный писатель Всеволод Иванов. Но наиболее интересные и полные данные имеются о так называемом «Карадагском феномене»…

 //-- 3. --// 

   Небо никогда не вмешивается в дела людские, и гнев небесный – это лишь гнусное орудие лжи и суеверия. Бога нет, и наказания и награды, основанные на этом призраке, достойны такого же презрения, как Он сам. В самом деле, если бы существовал какой-нибудь Бог, которого оскорбляет порок, разве дал бы Он человеку возможность творить зло?

 //-- 4. --// 

   Симферополь, 27 июня 2003 года. Из источников, близких к командованию UkrFOR, сообщается, что в ближайшее время будет издана новая инструкция, касающаяся поведения военнослужащих в плену. Теперь в случае пленения солдаты и офицеры группировки обязаны сообщать не только свою фамилию и личный номер, но и национальную принадлежность, причем на двух языках – русском и родном.
Эта инструкция, без сомнения вызовет неоднозначное отношение среди стран НАТО, учитывая, что такие полевые командиры, как уже ставший «черной легендой UkrFOR» майор Арлекин проводят «сегрегацию» пленных…


   Пришлось объяснить, что расстрел – такой же вид боевых действий, как и все прочие, поскольку не в меньшей мере служит задаче материального и морального сокрушения противника. Значит, и в этом случае требуется соблюдать уставы и приказы. Нарушение их, в свою очередь, карается по законам военного времени.
   Я старался говорить как можно более занудно, без всякого выражения. Крик не подействует, если же повысить голос, обратят внимание на тон, а не на смысл.
   Вид у ребят был, признаться, невеселым. Я успел подумать, что Суббота зря назначил на исполнение именно их, новичков, да еще после первого боя. Но отменять приказ – худшая педагогика.
   Все четверо из Симферополя, в отряд прибыли неделю назад. Имен, к сожалению, еще не запомнил. В последние месяцы я почти бросил эту преподавательскую привычку. Пусть остаются безымянными, как и десятки тех, что были до них. После войны вряд ли встретимся, а похоронки в отряде не оформляют.
   Итак, я напомнил, что смысл расстрела военнопленных не только в наведении ужаса на противника. Это действует лишь в первое время, а после начинается психологическое привыкание, более того, у опытных солдат появляется ожесточенность, что увеличивается стойкость врага. Поэтому мы применяем расстрел лишь к военнослужащим некоторой части вражеского контингента. Результат очевиден: все, кроме американцев и англичан, предпочитают не сражаться до последней крайности, а сложить оружие, зная, что смерть им не угрожает. Предупреждая неизбежный вопрос, я пояснил, что в данном случае отношение к пленным зависит не от международных конвенций, а исключительно от нашей доброй воли. Державы-оккупанты не объявляли войну нашей стране, значит, их военнослужащие юридически являются вооруженными разбойниками.
   Кажется, ребята начали успокаиваться. Дело не в общеизвестных вещах, о которых шла речь. После горячки боя они вновь ощутили обыденность, рутинность происходящего. Расстрел – просто боевая работа, их отделение – дежурное. Эмоции будут после победы.
   Остальное я вполне мог доверить Субботе, но предпочел уточнить лично. Правила расстрела разработаны давно, и нарушаться не будут. Акцию лучше всего проводить возле ямы, для чего вполне годится, скажем, дорожный кювет. Объекты исполнения снимают одежду, им связывают руки за спиной, после чего они становятся на колени лицом к упомянутой яме. Расстрел производится индивидуально, выстрелом в углубление между затылком и шейным позвонком, что сводит предсмертные мучения до минимума. Кроме того, сила выстрела отбрасывает тело вперед, избавляя исполнителя от необходимости чистить одежду от крови.
   Когда бойцы, откозыряв, скрылись в темноте, я, наконец, сообразил, что не один. Лолита была уже рядом, не иначе пряталась все это время за ближайшим деревом. Так и оказалось – божье наказание самым невинным тоном поинтересовалось, когда «исполнение» поручат ей. Она, боец Лолита, в отряде второй месяц, стреляет же, как недавно выяснилось, значительно точнее многих офицеров – включая меня самого.
   Самое время было дать гюрзе по шее, причем от всей души, но я вдруг понял: подобного она и ожидает. Поэтому ограничился вопросом – желает ли боец Лолита всю жизнь вспоминать взгляд первого из тех, кого придется убить. Именно первого – с остальными будет легче, но первый останется с ней навсегда. Поэтому и завязывают приговоренным глаза, но подобное не входит в нашу стандартную процедуру.
   Кажется, дошло. Знакомое фырканье – и божье наказание, резко повернувшись, исчезло во тьме. К сожалению, ненадолго.
   Неподалеку ударил выстрел. Всего их будет три – и еще столько же контрольных. Этим Суббота займется сам. Нехорошо так думать о ближнем своем, но с недавних пор стало казаться, что упомянутая «стандартная процедура» доставляет моему заместителю какое-то странное удовольствие.

 //-- * * * --// 

   – Кем ты пожертвуешь первым – Аргонцем или Субботой?
   – Почему я должен кем-то жертвовать?
   Лолита тихо дышала рядом. Как и обычно, пришла без спросу, бросила спальник на траву. Карематами в отряде не пользовались – хоть и небольшой, но лишний вес. И лето в этом году выдалось на диво теплым.
   Заснуть, впрочем, не удавалось – ни ей, ни мне.
   – Ты не ответил.
   – А ты спальник застегнула? Простудишься еще!
   – Ты не ответил!
   До подъема оставалось всего ничего, но этого пока не знал никто, кроме меня и Аргонца. Трофейные машины ждали в соседнем ущелье, и я решил рискнуть – проскочить до рассвета на Караби. Блок-пост за Лучистым взял на себя Казачок. Пора бы ему позвонить…
   – Субботу отдам последним.
   – Так и знала!
   Кажется, не угадал. И не угодил. А ведь у Лолиты с моим заместителем почти дружба, при виде же Аргонца она только что не рычит. Не всегда, правда – жаловаться на жизнь отправляется исключительно к командиру первого взвода. Пойми этих женщин!
   К счастью, ее вопрос из серии исключительно теоретических. Пока что.
   …Старшему лейтенанту Аргонцу и довелось доложить о появлении этой наглой худобы без особо заметных половых признаков, зато с кольцом в левой ноздре. Из Симферополя прибыли добровольцы, и вот среди них, а точнее, впереди них всех…
   Аргонец ничего не сказал, лишь глазами повел. Я решил долго не разбираться, и, заметив, что только Лолиты в отряде не хватает, велел заброде убираться домой, причем немедленно и не оглядываясь. На это мне было тут же заявлено, что она – совершеннолетняя, стрелять умеет, домой же в любом случае не вернется. В отряд Шевченко ее приглашали и даже звали. Очень.
   Я поглядел на Аргонца, тот сделал вид, что смотрит в сторону, потом дернул плечами. Я понял – к орлам Шевченко отпускать девицу нельзя. А вот мы, кажется, влипли.
   Кольцо из носа довелось изъять в тот же вечер, как и выдать первое (оно же пока последнее) боевое задание: носить мой ноутбук. Когда пришло время выбирать псевдоним, она назвалась Лолитой. Никто особо не удивился – клички у всех в отряде были странные.

 //-- * * * --// 

   – А почему ты все-таки Арлекин?
   Я невольно вздрогнул – наши мысли совпадали слишком уж часто.
   – Уже объяснял.
   – Что нужно быть смешным для всех? Ага! Но если серьезно?
   – Аллекино – призрак Дикой Охоты из французских легенд. Данте называет его Эликен. Имя одного из бесов.
   – Барон Суббота, Аргонский Пес, Аллекино… Старые дяди не доиграли в войнушку.
   – Теперь доиграем.
   Ночь, странно темная даже для летнего Крыма, тянулась и тянулась, светящийся циферблат «Командирских» горел мертвым зеленым огнем, можно было еще немного полежать, глядя на черные кроны над поляной, слушая, как дышит Лолита.
   Если Казачок не справится, придется пробиваться. Не хотелось, и так нашумели. На Караби надо прийти тихо, не спугнуть. Операцию готовили две недели, Аргонец лично ходил в разведку…
   – Почему ты запрещаешь ставить палатки?
   Неужели замерзла? Поганому поросенку и в Петров пост морозно.
   – Так велел Наполеон.
   – Наполеон, товарищ майор, велел располагать армию биваками. Комранэ ву? Би-ва-ками! И палатки запретил ставить только на виду у противника, чтобы тот не подсчитал количество солдат. А бивак – это в первую очередь костер. И где наш костер?
   – При Наполеоне не было вертолетов. А ты откуда это знаешь?
   С Лолитой лучше не связываться. Суббота попытался в первый же день блеснуть интеллектом, назвав ее при всех «дамочкой с „Эмдена“. И мгновенно получил в лоб: история про ненормальную особу, стремившуюся попасть на немецкий рейдер „Эмден“ – обычная газетная байка, а о чем уже давно писали серьезные историки. А книги Бунича читать вредно.
   Суббота скис. Ненадолго, правда.
   – С Аргонцем вы дружили еще до войны? Лет десять?
   – Двадцать.
   На Караби меня интересовала метеостанция, вернее, то, что прежние годы было ею. Сейчас там у американцев нечто очень серьезное – настолько, что даже не упоминается в обычных документах. Еще что-то они прячут в Пчелином, но туда лучше пока не соваться. Пока – или уже. Кажется, все-таки уже.
   – Арлекин! Если я все-таки засну…
   – Не заснешь.
   Циферблат! Мертвый зеленый огонь.
   – Подъем!


 //-- 5. --// 

   Альфред Уоткинс, археолог-любитель, фотограф и знаток сельской Англии, стал создателем так называемой «теории леев». Летом 1921 года он посетил деревню Блэкуордайн в своем родном графстве Хирфордшир. Взглянув на карту, он с удивлением заметил, что несколько вершин холмов, увенчанных древними руинами, можно было соединить прямой линией.
   В дальнейшем Уоткинсу удалось открыть гигантскую систему прямых линий, соединяющих все примечательные места в окрестностях. Вершины холмов, церкви, стоящие камни, перекрестки дорог, средневековые замки, погребальные курганы и другие освященные временем места, представали перед ним в переплетении линий, образующих сложную систему, похожую на паутину.
   Спор о леях стал одним из самых сложных и неразрешимых в современной исторической науке.

 //-- 6. --// 

   В ингредиенты порошка зомби входит морская жаба Борджия, жалящий морской червь Полихет, травы, кости черепа недавно умершей мамбо и, главное, рыба-собака (Diodon hisrtix). Все это тщательно перемешивалось и перемалывалось в течение трех дней под ритуальные песнопения до образования однородного желтоватого порошка. Полученное вещество опускалось на один день в гроб с покойницей (у которой ранее была изъята голова) для пропитывания состава исходящей из трупа силой.
   Порошок не подмешивался в пищу, как считалось ранее, а наносился на кожу, через 10-15 минут жертва колдовства псевдоумирала, а унган призывал духа смерти – Барона Субботу, который помогал ему запечатать душу несчастного в бутыль, пробкой для которой служил предмет, ранее принадлежавший заживо погребенному.
   Весь процесс зомбирования в лабораторных условиях воспроизвести пока не удалось, но химический анализ порошка показал, что большую часть составляет нервно-паралитический яд – тетродотоксин, превышающий уровень воздействия цианистого калия в 500 раз…

 //-- 7. --// 

   Соображение по перевооружению отряда (май 1999 г.).

   Если ориентироваться на трофейный калибр, то:.308 (7.62*51) и.223 (5.56*45), второй распространеннее, первый надежнее для условий леса.
   – Автоматы – М16, Фамас, Штейр (.223), Фал, М14, Хеклер-Кох Г3 (.308).
   – Пулемет ФН Миними, ХК-23Е (.223), М60, ЧЗ58, ХК-21Е (.308).
   Отечественные образцы: «Калаши» и СКСы. ФАЛ хорош и достаточно надежен, но трофейные патроны.308 не всегда будут.
   Снайперки СВД-С и СВУ. Единый пулемет ПКМ. Для поддержки – РПК, диски лучше китайские (по 100 против наших 75-ти).
   Тяжелый пулемет («Утес», «Корд»).
   Против вертолетов – ПЗРК «Игла», та же «Стрела», но легче. Для прицельного огня по бензобакам: Баррет-82, Штейр-50, Геката-2 или венгерский «Гепард» в калибре.50. Браунинг 12.7*99.


   Рабочая тетрадь, С. 21.
   Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега».

   1 августа отряд прибыл на Караби-яйлу и расположился в пом. бывш. метеостанции. В дальнейшем (в зависимости от погодных условий) предполагается разбить лагерь в районе горы Иртыш.
   Состав отряда прежний.

   Основные цели работы:
   1. Продолжение исследований 2002—2003 г г. по комплексному изучению южной части яйлы, в том числе системы византийских укреплений (т н. Длинные Стены) и окрестностей горы Иртыш, где предполагается наличие остатков поселения.
   2. Проверка теории «крымских леев» с использованием картографического и иных доступных методов.
   Примечание: Давняя идея-фикс Бориса и Андрюса. Не относился всерьез (в значительной степени под влиянием Влада), считая ее чем-то вроде сказок о «крымских пирамидах». Но находки последних лет, в т. ч. обнаружение «Второй Крипты» неподалеку от монастыря Шулдан, заставляют задуматься. Очевидно, что система ближней и дальней обороны Херсонеса, а также поселения на его хоре, укладываются в пределы «большого треугольника леев»: Первая Крипта (Херсонес), Вторая Крипта (Шулдан), Святилище Девы-Георгиевский монастырь (мыс Фиолент). Внутри «треугольника» (якобы!) тоже прослеживается четкое деление. Вместе с тем, исследование херсонесского «треугольника» затруднено современной застройкой местности и наличием закрытых (военных) зон. Караби-яйла в этом отношении перспективнее.
   3. Палео– и криптозоологические исследование плато Караби. Проверка информации о т н. мустангах, Большой Собаке и «змеиных лазах».
   Примечание: Идея Анны, потому и напросилась. Следить, чтобы без спросу никуда не совалась. Пусть носит ноутбук!..


   Где-то возле дороги еще стреляли, упорный пулеметчик все не хотел умирать, но здесь, за разбитыми кирпичными стенами, было уже тихо. Суббота, поскользнувшись в кровавой луже, успевшей растечься прямо посреди комнаты, помянул Петровский загиб, а затем не без сожаления констатировал, что на такой войне заработать трудно. Оборудование спутниковой станции, которое мы разнесли в первые же минуты, стоило несколько миллионов, и документы из взорванного сейфа наверняка тянули не на меньшее. Воюем, как дикари! Варвары, дикое скопище пьяниц.
   После боя от Субботы можно услышать и не такое, поэтому я лишь присовокупил, что им не упомянуты пленные, которых вполне можно было продать в рабство. Или держать в заложниках, подобно нашим коллегам в Ираке, требуя выкуп и красуясь на Интернет-сайтах. Кому война, кому – мать родная.
   Суббота поморщился и явно хотел ответить дежурной гадостью, но тут на пороге появился Аргонец, оскалился и сообщил, что всему аминь. Я прислушался – выстрелы и вправду стихли. Оставалось скомандовать отход.
   Маршрут мы проработали заранее – прямо через яйлу к Длинным Стенам. Ждать нас там не будут, острожным янки и в голову не придет, что озверевший майор Арлекин двинется прямо на Южный берег.
   С американцами такой фокус проходит. Бритты – те иное дело, с ними в поддавки не сыграешь. Колониальный опыт, сразу видно!
   Суббота выбежал отдать приказ (как всегда, поручив все дела безответному Казачку), Аргонец же внезапно поморщился и заявил, что все-таки война – мерзость. Американцы – черт с ними, а вот метеостанцию жаль. Место знакомое, почти родное. Ночевали, чай из здешнего лимонника пили, со смотрителем же и вовсе сдружились, наслушавшись его рассказов о мустангах и «Большой Собаке». Оная собака, местный аналог Пса Баскервилей, проживала, как выяснилось, совсем рядом – в ближайшей роще.
   Я поглядел на разбитые пулями стены, на кровавую лужу (прежде думалось, что «лужа» – исключительно изобретение писателей-детективщиков) и лишь дернул плечами. Жалко? Пожалуй, нет. Метеостанция – не самая дорогая наша потеря.
   Вернувшийся Суббота походя бросил, что у нас убиты трое, еще четверо ранены, одного мы точно не довезем, а затем предложил не уходить, а подождать американские «вертушки». У нас оставалось еще шесть «Стрел», американы же больше трех вертолетов наверняка не пришлют, значит, можно и поохотиться. В крайнем случае, мой кровожадный заместитель предлагал оставить группу прикрытия во главе с ним самим.
   Мы переглянулись с Аргонцем, тот вновь поморщился, напомнив, что янки в последнее время поумнели. Прежде мы легко выманивали их под огонь, обстреляв блок-пост или небольшой гарнизон. Непуганые американы толпой мчались на выручку, что нам и требовалось. Но сейчас такое может и не пройти. Действительно – поумнели.
   Вопрос был ясен, и я дал команду на отход. «Их» трупы даже не стали считать – все равно сообщат в новостях. Демократия, никуда не денутся!
   Уходя, я поглядел на маленький закуток ада, в который раз остающийся за нашими спинами, порадовавшись, что сумел не пустить Лолиту в бой. Кажется, она поверила, будто сохранность ноутбука не менее важна, чем разгромленная спутниковая станция. Впрочем, я почти не лукавил.

 //-- * * * --// 

   – Хочу искупаться! Что тебе стоит?
   – До моря десять километров, там британцы. Мы и так рискуем.
   – Но здесь поляки, ты с ними дружишь! Я второй месяц в Крыму, и ни разу не купалась, даже видала лишь издали. Знаешь что, я сама съезжу! К морю – и назад.
   В логике Лолите не отказать, в определенной наглости – тоже. С другой стороны, и вправду обидно: быть почти на море и не искупаться! Ведь и такое случалось – купались, только не здесь, не на ЮБК, а на северо-западе, в нейтральной зоне.
   То, что мы решили пересидеть в Приветном, тоже можно было назвать определенной наглостью. С поляками у нас в самом деле самые сердечные отношения, но я впервые рисковал всем отрядом. Приветное – маленький поселок, мало ли чей взгляд скользнет ненароком? Помог дождь, мы проскочили незаметно, но так шутить с судьбой, пожалуй, не стоит.
   В последние два месяца многое изменилось, причем не в нашу пользу. Прежде «они» воевали по схеме Тойнби: вызов-ответ, причем исключительно по уставу. Мы даже несколько потеряли осторожность – и зря. Весной погиб отряд Чернорога, совсем недавно что-то непонятное случилось с Шевченко и его бравыми отставниками (а если бы я отпустил к ним Лолиту?), нас же… С нами же происходило нечто странное, как будто-то «они» намеренно позволяли отряду резвиться, отвлекая внимание от главного. Суббота недавно предположил, что нас обкладывают – причем не только отряд, но и всех, кто помогал нам в Симферополе, Киеве и Москве. Ставят капканы, роют волчьи ямы – и ждут нужной минуты. Пока же мы нужны всем, и, прежде всего, командованию UkrFOR. Без страшного майора Арлекина их пребывание в Крыму сразу же теряет смысл. А тут еще выборы – и американские, и наши, родные.
   Я бы уже давно распустил отряд, но, видать, нашла коса на камень. Нам готовят показательную экзекуцию? Ладно, давай показательную! Украинца Чернорога съели, русским Шевченко закусили, меня на десерт оставили? «Евреи – люди лихие, они солдаты плохие»? Ну, поглядим!
   – …Все просто, Лолита. У каждого командира должно быть два заместителя.
   – Знаю, об этом еще Виктор Суворов писал. Один думает, составляет планы, второй – погоняло для боя. Значит, Суббота составляет планы, Аргонец… А Казачок? Ты же его терпеть не можешь!
   – Не то, чтобы… Скорее, мы его побаиваемся. Странный парень! Мусульман ненавидит.
   – Именно мусульман? Чем они провинились?
   – Спроси, если хочешь. Но говорить с нашим лейтенантом об исламе… не очень приятно.
   – А почему – Казачок?
   – Потому что он Засланный Казачок.
   – Ага. И вы все его боитесь.


 //-- 8. --// 

   Тактика действий партизанских формирований основывается на следующих принципах:
   – тесная связь с населением;
   – действия преимущественно мелкими отрядами и группами;
   – высокая маневренность отрядов;
   – знание и умелое использование местности, устройство засад в тактически выгодных местах;
   – активное использование условий ограниченной видимости, особенно ночи;
   – тщательный выбор объектов воздействия, разработка простых и реальных планов своих акций;
   – глубокая разведка, предшествующая действиям отрядов;
   – ставка на изнурение сил оккупантов;
   – психологическое обеспечение своей деятельности;
   – организованные охранение и разведка…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное