Андрей Валентинов.

Большая встряска [Подвиги комиссара Фухе]

(страница 3 из 15)

скачать книгу бесплатно

   – Дом три, дом три… Постой, да это же особняк министра внутренних дел!
   Теперь настала пора обомлеть Фухе.


   Комиссар разом потерял весь свой пыл и начал осознавать, что он накричал на грозного Крнга, залез в его кресло и вдобавок обратился к нему на «ты». Стремясь избежать возможных последствий, он бочком слез с кресла и начал отползать в сторону, косясь на гантелю. Но рука Конга ухватила Фухе за штаны и вернула в опасную близость от старшего комиссара и его смертельного оружия.
   – А ну-ка, треска, выкладывай по порядку, что все это значит! – велел Конг, усаживаясь на свое место и придвигая Фухе стул. Комиссар оценил внимание руководства и начал излагать случившееся. Во время его рассказа детективы успели выдуть полтора литра бренди и выкурить до сотни единиц табачной продукции. Наконец Фухе закончил доклад.
   – Ясно, – сказал Конг, в очередной раз закуривая "Лоян". – А теперь, килька, слушай о моих успехах. Я начал с того, что узнал имена возможных покупателей Богини. Первым делом я столкнулся с футбольной Лигой…
   Фухе кивнул. Он тоже сразу подумал об этой секретной организации, куда входили самые высокопоставленные любители футбола.
   – Мне удалось узнать ее состав, – продолжал Конг. – Там более сотни всяких тузов, но я остановился на тех, кто имеет дело с Парагваем. Их девять.
   – А министр внутренних дел среди них есть? – вкрадчиво спросил Фухе.
   – А вот министра там и нет, – ухмыльнулся Конг. – Его вообще нет в Лиге: его не приняли за то, что он состоит в шахматной Ассоциации.
   Фухе опять понимающе кивнул. Между Лигой и Ассоциацией шла давняя борьба за влияние на правительство.
   – Зато, – вел далее Конг, – среди этой компании есть наш Президент.
   Фухе почувствовал себя неважно:
   – А-а… разве он был связан с Парагваем? – удивленно пролепетал он.
   – Дурень! – наставительно произнес Конг. – Газеты читать надо. Наш Президент много лет был послом в Парагвае.
   – А как он относился к Америго Висбану?
   – Более чем плохо. Наш Президент все время поддерживал его противников.
   – Ничего не понимаю! – честно признался Фухе. – Значит, Висбан едва ли мог послать Богиню Президенту? А наш министр?
   – А вот наш министр – другое дело, – пояснил старший комиссар. Они с Висбаном были давние приятели. Через него Америго, очевидно, надеялся получить признание от правительства после переворота в Парагвае.
   – Тогда ясно, что Висбан имел в виду, когда говорил о взятке, – заметил Фухе. – Очевидно, он послал Богиню нашему министру. А кто такая мадам Артюр?
   – Это племянница министра, – сообщил Конг, – молода, недурна собой, знакомая парагвайского посла.
К слову, посол – тоже сторонник Висбана.
   – Н-да, – задумался Фухе. – Остаются непонятными еще две вещи: во-первых, как Висбан думал получить поддержку нашего правительства, даже с учетом помощи министра, если Президент его терпеть не может? И, во-вторых, почему Богинь две?
   – И в-третьих, – добавил Конг, – где сама Богиня? Но боюсь, нам придется все это бросить.
   – Как? – не понял Фухе.
   – Самым скорейшим образом. У меня нет охоты влезать в подобные сферы.
   Фухе задумался. Конг был абсолютно прав. Но тут комиссара осенило:
   – Постойте! – заявил он решительно. А мы и не будем влезать. Нам нет нужды трогать министра и Президента. Но мадам Артюр ведь не член правительства!
   – Ну-ну, – заметил Конг. – Я не думаю, что это вызовет у министра особый энтузиазм. Ну да ладно, займись ею. А я пощупаю наше «дно», авось что-то раскопаю.
   У входа в кабинет комиссара дожидался Алекс. Он протянул Фухе большой пакет. Тот развернул его и обрадовано взревел – в пакете было прекрасное чугунное пресс-папье.
   – Спасибо, Алекс! – прокричал комиссар громовым голосом. – Теперь мы им покажем! Вперед!


   Фухе сидел в своем кабинете и обдумывал план боевых действий. В его голове роились заманчивые проекты усиленного допроса третьей степени, которому он был не прочь подвергнуть Президента, всех членов правительства, мадам Артюр, а заодно и парламент с дипкорпусом. Но его размышления были прерваны телефонным звонком.
   – Эй, карась! – загремел в трубке голос Конга, никогда не ласкавший слух Фухе. – Чего делаешь?
   – Думаю, – с достоинством ответил комиссар.
   – Молодец! – одобрил Конг. – И получается?
   – Вполне! – гордо сообщил Фухе.
   – Потом додумаешь, – распорядился старший комиссар. – Бери пушку и отправляйся на бульвар Францисканцев. Только что звонил наш министр – мадам Артюр умерла.
   – Как?! – ужаснулся Фухе, чувствуя, как рушатся все его замыслы.
   – Зверское убийство, – пояснил Конг. – Мчись и начинай расследование. Пять против одного, что это связано с делом Богини.
   – Сам знаю! – проворчал Фухе. Он не стал брать пистолет, решив испытать новое пресс-папье. Захватив с собой свое грозное оружие, он уже через четверть часа был в особняке министра.
   Бедная мадам Артюр лежала мертвая, как бревно. На ее красивом некогда лице запечатлелось выражение невыносимого страдания и ужаса. Рядом с трупом возился врач.
   – Ну, чего там? – поинтересовался Фухе у эскулапа.
   – Отравление, – ответил тот. – Несчастную поили в малых дозах плодово-ягодным вином. Похоже, ее пытали.
   – Так, – сказал Фухе, бегло осмотрев комнату. Затем он схватил за горло дворецкого.
   – Говори! – зарычал комиссар, потрясая над головой жертвы подарком Алекса. Дворецкий был человеком просвещенным, и, очевидно, прекрасно понимал, что его ждет в случае запирательства.
   – Вчера мадам была на обеде… – начал он.
   – Где? – спросил Фухе, приглаживая седые волосы старика своим оружием.
   – В-в парагвайском посольстве, – промямлил дворецкий. – А утром ее нашли в саду. Она уже не дышала.
   – Сколько ты получил за молчание? – поинтересовался Фухе, промакивая пресс-папье нос дворецкого и делая того похожим на бульдога.
   – Д-десять тысяч, – признался старик.
   – От кого? – и пресс-папье стало вдавливаться в лоб.
   – От секретаря парагвайского посольства.
   – Это он похитил мадам?
   – Он. Они ждали ее в соседнем переулке, а мне велели отослать всех слуг. Но, господин комиссар, умоляю вас здоровьем вашей семьи, пусть это останется между нами.
   – Обещаю! – рявкнул комиссар, обновляя пресс-папье. Стряхнув кровь и отбросив ботинком труп, он вышел из особняка и плюхнулся в служебный "Ситроен".
   – Гони! – велел он шоферу. – В парагвайское посольство!
   Охрана посольства поначалу не была склонна способствовать проникновению бравого комиссара на суверенную парагвайскую территорию. Но несколько ударов пресс-папье быстро убедили охранников. Фухе шел по коридорам, грозно стуча ботинками. Служащие при виде его разбегались, словно тараканы. У дверей кабинета посла секретарь сделал жалкую попытку задержать комиссара, но это привело только еще к одной вакансии в штате посольства. При виде Фухе посол спрятался под кресло.
   – Я – персона грата! – запищал он, когда комиссар потащил его за штаны из спасительного убежища.
   – А ну, нюхай! – пресек его возражения комиссар, сунув под нос хозяину кабинета пресс-папье. – Чем пахнет?
   – Смертью! – простонал посол и заплакал.
   – А теперь говори! – приказал Фухе и поудобнее уселся в посольское кресло.


   – Все, все скажу! – запищал посол и сделал попытку поцеловать левый ботинок комиссара.
   – Зачем ты приказал убить мадам Артюр? – начал Фухе, с удовольствием затягиваясь "Синей птицей" и стряхивая пепел на лысину парагвайца.
   – Я не приказывал ее убивать, – испуганно ответил тот. – Я только приказал расспросить ее…
   – О чем? – поинтересовался комиссар, разглядывая между тем бумаги, лежавшие на столе посла.
   – О том, где Золотая Богиня. После смерти Висбана мне дали указание вернуть ее в Парагвай.
   – Ты передал Богиню мадам Артюр?
   – Нет, но я знал об этой операции от сеньора Америго, – прошептал посол, с ужасом поглядывая на грозного комиссара.
   – А это что? – вдруг рявкнул Фухе, суя под нос своей жертве бланк телеграммы, только что найденный им на столе.
   – Т-телеграмма, – сообщил посол.
   – Сам вижу, идиот! – рассвирепел комиссар. – От кого?
   – От Висбана. Он прислал мне ее за час до гибели…
   – Читай, зараза! – распорядился Фухе. Посол дрожащими руками натянул на нос очки и прочел:
   "Передайте сеньору министру, что день Икс переносится ровно на сутки. Соответственно изменен срок операции "Данайский дар". Будьте внимательны. Висбан."
   – Ты передал ее министру? – ласково спросил Фухе, наворачивая галстук посла себе на руку. Старикашка начал хекать и кашлять.
   – Нет, – прохрипел он. – Я не успел. После гибели сеньора Висбана я не решился…
   – Так, – произнес Фухе, несколько ослабляя хватку. – А что это за день Икс?
   – Сеньор! – жалобно заскулил посол. – Я клялся Богородицей Каталонской…
   – Это будет твоя последняя клятва, – пообещал Фухе, медленно поднимая пресс-папье.
   – Стойте, сеньор, – заспешил несчастный. – Я скажу! День Икс – это переворот в Парагвае.
   – Срок?
   – Не знаю. Клянусь Святым Крестом, не знаю! – истово произнес посол и даже сделал попытку перекреститься левой ногой.
   – А сколько тебе годиков? – спросил комиссар, ласково глядя на мерзкого лгуна.
   – Ш-шестьдесят восемь…
   – Чуток до юбилея не дотянул, – добродушно заметил Фухе. – Ну да ничего… Деток, небось, обеспечил, на похороны скопил… Скопил на похороны?! – неожиданно рявкнул комиссар, вздымая посла за шкирку.
   – Не-е-ет! – завопил тот.
   – Не скопил?! Ничего, семья найдет! – и пресс-папье со свистом стало приближаться к уху посла.
   – Я скажу! – взвизгнул тот. – День Икс был намечен на следующую пятницу.
   – А перенесли, стало быть, на субботу – удовлетворенно заметил комиссар. – А что это за "Данайский дар"?
   – Эту операцию должен был провести ваш министр для скорейшего признания нового правительства Парагвая. Все это было как-то связано с Золотой Богиней… Больше я ничего не знаю, сеньор… Хоть убейте!
   – Ладно, живи! – милостиво разрешил комиссар и прошептал что-то на ухо послу.
   – Нет! – закричал тот.
   – Да! – твердо сказал Фухе. – И учти, свинья, это твой единственный шанс уцелеть!
   Через несколько минут Фухе и посол неторопливо вышли из кабинета, перешагнув через мертвого секретаря, и пошли к выходу. Оказавшись на улице, они обнаружили, что здание посольства со всех сторон окружено полицией и войсками.
   – Вот он! – заорали солдаты, увидев Фухе.
   – Сдавайтесь, комиссар! – закричал в мегафон офицер. – Вы окружены!


   – Что им надо? – удивился Фухе, на всякий случай доставая из своего саквояжа пресс-папье.
   – Они решили, что вы захватили посольство, – разъяснил парагваец.
   – Ага! – понял Фухе. – Эй вы! – закричал он солдатам. – Куда прете? Это суверенная территория!
   – Но у нас приказ! – запетушился офицер.
   – Это недоразумение! – заявил комиссар. – Эй! Пропустите ко мне представителей прессы! Я хочу сделать заявление.
   Удивленный офицер распорядился, и тут же комиссара с послом окружила пестрая стая репортеров.
   – Господа! – начал Фухе. – Я уполномочен, – тут он важно кивнул на посла, – сделать следующее заявление для печати. Вчера ночью несколько предателей парагвайского народа из числа сторонников врага нации Америго Висбана совершили злодейскую акцию, желая подорвать традиционную дружбу между нашими странами. Они похитили и зверски убили племянницу нашего уважаемого министра внутренних дел…
   Репортеры при этих словах возбужденно загудели. Фухе продолжал:
   – Я, комиссар поголовной полиции Фердинанд Фухе, расследуя это дело, с полного согласия господина посла, прибыл в посольство Парагвая и изобличил виновных. Они во всем признались и под бременем неопровержимых улик покончили с собой. Подтвердите, господин посол!
   Посол, успевший несколько оправиться от потрясений, важно надул щеки и произнес:
   – Мы все очень благодарны отважному комиссару Фухе за неоценимый вклад, внесенный им в дело изобличения проклятых приспешников врага нации Америго Висбана. Мы скорбим о безвременной гибели мадам Артюр и приносим соболезнования близким. Надеюсь, что сегодняшняя блестящая операция, проведенная поголовной полицией в лице ее лучшего представителя, комиссара Фухе, послужит дальнейшему укреплению дружбы между нашими странами! – и посол с чувством пожал руку комиссару.
   – Ура! – закричали солдаты, офицеры и сотрудники посольства, выносившие в это время трупы.
   – Машину! – распорядился Фухе. Мигом возле него оказался шикарный «Роллс-ройс». Комиссар с важным видом уселся на заднее сиденье и обомлел: за рулем сидел Конг.
   – Поехали! – гаркнул он, давая газ. От толчка комиссара бросило на пол машины, и он некоторое время барахтался, пытаясь подняться.
   – Ну и жук! – говорил между тем старший комиссар Конг. – Ловко выпутался! А я уже ехал, чтобы застрелить тебя при аресте. Ну, выкладывай!
   Фухе тут же выложил все, что посчитал нужным.
   – Чем дальше, тем темнее, – резюмировал Конг. – Богини, телеграмма, день Икс… Ничего не ясно. Ясно то, что нас завтра вызывают к министру.
   – Зачем? – удивился Фухе.
   – Может, для доклада, может, для разноса, но сдается мне, что тут что-то нечисто.
   – Он вызвал нас до моего визита в посольство или после? – решил уточнить комиссар.
   – До. Обо всех твоих победах он еще не знал.
   – А может, он хочет договориться о нашем молчании по поводу Висбана? – предположил Фухе.
   – Вряд ли, – усомнился Конг. – Он зовет нас официально, вдобавок приглашает журналистов.
   – Возьму-ка я на всякий случай пресс-папье, – решил Фухе.
   – Бери, – согласился старший комиссар. Машина между тем подкатила к управлению поголовной полиции. Не успели детективы выйти из нее, как на них буквально налетел Габриэль Алекс.
   – Комиссар! – завопил он. – Поздравляю! Только что сообщили по радио: вас наградили орденом Бессчетного Легиона! Вы теперь наш национальный герой! В субботу Президент будет вручать вам орден!
   – В субботу… – пробормотал Фухе. – Так ведь это же день Икс!


   В приемной министра внутренних дел Конгу и Фухе велели обождать. Детективы сели в кресла под сенью пальмы и закурили.
   – Н-да… – пробормотал Конг. – Не нравится это мне. Наш министр – человек суровый. Что ему нас в расход вывести? Пустяк!
   – У меня пресс-папье, – напомнил Фухе.
   – Дохлый номер, – отмахнулся Конг. – У него перед каждым креслом по пулемету. И люк в полу для сброса трупов.
   Возразить было нечего, и Фухе замолчал. Он как раз докуривал свою сигарету, когда секретарша пригласила их к министру.
   В кабинете министр был не один. Рядом с ним толпилась группа репортеров, поблескивая камерами. Министр пригласил всех сесть, а затем, прокашлявшись, встал и начал:
   – Уважаемые коллеги! Дорогие представители прессы! Прежде всего хочу представить вам наших славных работников отважной поголовной полиции – старшего комиссара Конга и комиссара Фухе. Вы знаете, что за мужество и расторопность наш дорогой Фердинанд Фухе награжден орденом Бессчетного Легиона!
   Все зааплодировали. Министр продолжал:
   – Сегодня я могу поздравить нашу поголовную полицию с новым выдающимся успехом. Человечеству возвращена величайшая футбольная реликвия – Золотая Богиня!
   Аплодисменты затопили кабинет. Фухе и Конг лишь переглянулись, решив уже ничему не удивляться.
   Министр открыл дверцу сейфа, и взорам приглашенных предстала Богиня. Репортеры приготовили аппараты, но министр тут же предупредил:
   – Господа! Прошу пока воздержаться от фотографирования. До субботы это будет наша маленькая общая тайна. А в субботу прошу вас всех на прием к Президенту. На приеме произойдет награждение героя дня комиссара Фухе, и Богиня предстанет перед вами.
   Пресса дала согласие и распрощалась. Министр остался в кабинете один на один с ошеломленными сыщиками.
   – Предупреждаю ваши вопросы, – сказал он. – Мы решили сделать вам подарок за ваши старания по розыску Богини. Эту реликвию передал мне парагвайский посол, но мы тут посовещались и решили, что пусть для всех героями дня будете вы, наши дорогие коллеги! Надеюсь, это поможет вам забыть все те бредни, которые успели наболтать вам эти грязные парагвайские свиньи, – и министр выразительно посмотрел на Фухе.
   Конг и Фухе пообещали забыть все, что было, чего не было и все, что будет. Этот ответ вполне удовлетворил министра, и он распрощался с детективами самым дружеским образом. Перед расставанием Фухе робко попросил хотя бы на секунду дотронуться до Богини, что и было ему снисходительно разрешено.
   – Что это было? – спросил Конг, когда они промывали себе мозги в ближайшем баре. – Вторая Богиня?
   – Не иначе, – подтвердил Фухе и выпил залпом литровую кружку пива. – Она ведь целая, с пьедесталом.
   – Какая же из них настоящая?
   – Надо подумать, – ответил Фухе и заказал еще пива.
   – На всякий случай я ее сфотографировал, – признался Конг, демонстрируя миниатюрный фотоаппарат-зажигалку.
   – Я сделал лучше, – усмехнулся Фухе. – Я ее потрогал.
   – М-м-м, – задумался Конг. – Что же буем делать дальше?
   – Надо найти кого-нибудь, видевшего настоящую Богиню, – сказал Фухе, затягиваясь "Синей птицей".
   – И показать ему фотографию? – спросил Конг.
   – Да. И пьедестал тоже. Говорят, что на настоящей Богине много пометин, царапин и других проявлений спортивного энтузиазма.
   – Ясно, – заявил Конг. – Завтра я займусь этим. А ты?
   – У меня намечен один частный визит, – неопределенно сообщил комиссар. – Пять против десяти, что министр на прием не попадет.
   – С чего ты взял? – крайне удивился Конг.
   – Пока только интуиция, но если он все-таки явится, мы должны быть во всеоружии. Дело в том, что, судя по всему, день Икс перенесли не только во времени, но и в пространстве.
   – Как – перенесли? – не понял Конг.
   – А так – из Парагвая к нам!


   Дни, оставшиеся до приема у Президента, Фухе провел в бегах и хлопотах. Он побывал в местной федерации футбола, просидел несколько часов в архиве министерства иностранных дел и нанес визит господину Пикару – самому известному ювелиру столицы. Наконец настала суббота. С утра Фухе посидел в баре, выпив для бодрости с десяток кружек, а затем со свежими силами зашел в кабинет Конга. Тот сидел уткнувшись в монитор, по экрану которого бегали черно-серые тени и неясные силуэты.
   – Готов? – спросил Конг, настраивая резкость.
   – Угу! – ответил Фухе, затягиваясь "Синей птицей". – А что у вас?
   – Ты, карась, попал пальцем в ноздрю. Министр жив-здоров и собирается на прием к Президенту.
   – Значит, он оказался умнее, чем я думал, – невозмутимо ответил комиссар. – Все равно будем действовать по плану.
   – Так, – сказал Конг, выключая монитор. – Министр поехал в «Рулен-Муж», где он обычно обедает, а затем – к Президенту. Можно дальше не смотреть.
   – Будем собираться и мы, – решил Фухе.
   Сборы заняли немного времени, и у сыщиков остался часок для того, чтобы выпить на дорогу. Пропустив «посошок», они сели в «Роллс-ройс» Конга и во весь опор погнали к Президентскому дворцу, сшибая по пути встречных регулировщиков и старушек.
   Прием удался на славу. Президент, пробормотав по бумажке нечто невнятное, укрепил на груди Фухе орден и поздравил нового кавалера. Затем слово попросил министр. Он кратко, но душевно поздравил поголовную полицию с новым блестящим успехом.
   – Благодаря нашим славным парням – старшему комиссару Конгу и комиссару Фухе – Человечеству возвращена величайшая футбольная реликвия – Золотая Богиня! – с чувством произнес он и под общие крики "ура!" передал сверкающую реликвию Президенту. Засверкали вспышки фотоаппаратов, загудели телекамеры. Наконец первый ажиотаж немного стих, и слово попросил комиссар Фухе.
   – Господа! – начал он. – Во-первых, я хочу поблагодарить нашего дорогого и любимого Президента за столь высокую оценку моего скромного труда на ниве поголовной полиции. Нет сил передать мое волнение, господа!
   Комиссар промокнул слезу синим носовым платком с монограммой и продолжал:
   – Во-вторых, я бы очень просил всех не притрагиваться к возвращенной реликвии по причине, которую я вам сейчас назову. Дело в том, что это…
   В ту же секунду в руке министра сверкнул «Кольт», но выстрел не прозвучал: гантеля Конга раздробила руку вместе с пистолетом. Министра схватили и начали вязать.
   – …не настоящая Богиня, – продолжал Фухе. – Прошу представителей прессы подойти поближе. – С этими словами комиссар стал отвинчивать голову самозванки. Из образовавшегося отверстия был извлечен тяжелый тикающий цилиндр.
   – Это, уважаемые господа, не что иное, как мина с часовым механизмом, – пояснил комиссар, демонстрируя цилиндр. – Прошу убедиться: до взрыва осталось полтора часа.
   Поднялся шум пуще прежнего. Фухе обождал, пока вновь наступит тишина, и обратился к прессе:
   – Но, господа, прошу не отчаиваться. Усилиями нашей поголовной полиции все же удалось найти настоящую Богиню. Сейчас она предстанет перед вами. Алекс, саквояж!
   При этих словах Габриэль Алекс, незаметно стоявший до этого у стенки, вручил комиссару его любимый черный саквояж. Комиссар раскрыл его и достал Е-.
   – А вот теперь действительно – ура! – заявил Фухе и закурил "Синюю птицу".
   В эти минуты старший комиссар Конг вместе с несколькими проверенными людьми давил, как клопов, охранников министра. Поэтому последняя часть торжества проходила под чарующий аккомпанемент стрельбы и душераздирающих воплей. Несколько пуль залетело в зал, где проходило торжество, но в целом все прошло очень мило.
   – А теперь прошу к столу! – гостеприимно прочитал по бумажке Президент, приглашая всех на скромный банкет.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное