Вадим Тарасенко.

Волк с планеты Земля

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Харк наблюдал за этой красивой женщиной, и мужская гордость исподволь охватывала его. Он любил такие моменты своего состояния, когда его охватывалот чувство удовлетворения собой – он настоящий мужчина, у него есть все необходимые для этого атрибуты: деньги, известность, власть. И прекрасным емким олицетворением этой триады является эта женщина. Ему уже не надо ничего доказывать и утверждать: достаточно пройтись с Вессой, придерживая ее за талию; на светском рауте, и всем становился ясен его политический, общественный и финансовый вес. Это все равно, что для доказательства своего богатства не обязательно показывать свой дом сверху донизу – достаточно явить картину кисти того же Рема, и всем все понятно. Полотном за миллионы левров не может владеть обычный человек. С такой роскошной женщиной не может спать простой смертный. И не только роскошной, но и умной. А’Весса Лам была известной журналисткой и писательницей. Ее блестящие аналитические статьи, посвященные взаимоотношениям кроков и челов, и не менее блестящие и захватывающие романы, мгновенно становящиеся бестселлерами, где в детективно-авантюрном ключе описывалась все та же борьба кроков и челов, сделали ее известной и популярной. Кроме этого, она вела передачу на одном из центральных каналов телевидения и владела модным женским журналом.
   Красота и ум – этот выстрел дуплетом разил мужчин влет, уже одного этого было достаточно, чтобы А’Вессу Лам желали бы многие сильные мира сего. Но у нее было еще одно редкое для женщин качество – она была по-настоящему мужественным человеком. Мужественным в мужском понимании этого слова. А’Весса обладала той чертой характера, которая толкала мужчин таранить своим корветом человский крейсер, жертвуя собой во имя общей победы, или стыковаться с горящим звездолетом, пытаясь спасти гибнущих товарищей.
   Именно из-за этой черты характера они и познакомились На Харка невольно нахлынули воспоминания недавнего прошлого. Два года назад он отдыхал на Вергере – небольшой планетке из невзрачного созвездия Маленький треугольник. Единственным достоинством Вергеры была ее буйная, не покореженная цивилизацией природа. Но именно из-за этого Вергера была популярнейшим курортом в Содружестве. У Харка излюбленным местом отдыха было Скалистое плато – могучие многовековые деревья, вросшие в землю, покрытые мхом валуны и многочисленная живность в лесах и в небе. Было чем потешить сердце заядлого охотника. Рассекая плато на почти равные части, пролегал Великий Каньон – трещина в планете глубиной двести-триста метров. По дну каньона несла свои воды Ахтунга – неспокойная своенравная речка и, как и все здесь, под завязку набитая жизнью.
   В тот день, чуть ли не ставший для Харка роковым, он и два его телохранителя выехали из отеля на охоту на стремительных и пугливых гарнов. Через час поисков люди обнаружили стадо гарнов, мирно пасущееся в районе Великого Каньона.
   Почти бесшумно автомобиль Харка стал подкрадываться к стаду.
Животные почуяли опасность, когда «Ланд» был от них в полукилометре. Тревожный, гортанный рев вожака – и все стадо словно ветром сдуло. Но не тут то было. Педаль газа вжалась в пол до упора, и внедорожник, властно подминая траву своими широкими колесами, стал настигать гарнов.
   Четыреста, триста, двести метров. Харк через люк на крыше высунулся наружу и изготовился к стрельбе. Сто метров. Мужской палец лег на спусковой крючок. В прорезь прицела был виден великолепный самец с длинными, чуть загнутыми назад рогами и белым пятном шерсти на груди. Выстрел. В по-следний момент автомобиль чуть дернулся, уводя ствол винтовки в сторону. Рядом с красавцем-гарном рухнула самочка, в последний раз конвульсивно вскинув свою голову, увенчанную небольшими аккуратненькими рожками.
   – Баккара! – выругался Харк и передернул затвор. – Не останавливаться! Мне нужен белогрудый!
   «Эх, был бы лучемет или хотя бы бластер!».
   Но это была неосуществимая здесь мечта. Закон запрещал охоту с применением лучеметов, бластеров, спутниковой информации, приборов ночного видения, различных детекторов обнаружения, судов на воздушной подушке, мощных вездеходов и т. д. Хочешь охотиться? Изволь. Но экипировка у тебя должна быть как у архаичных охотников. Чтобы, значит, все было по-честному.
   За соблюдением закона строго следили. Нарушивших его строго карали – огромный денежный штраф и несколько лет тюрьмы. Политик тюрьмы не боялся – любой из его телохранителей с готовностью взял бы вину на себя, утверждая, что это у него в руках был лучемет, а природоохранная инспекция обозналась. Но неизбежный в таком случае скандал поставил бы жирный крест на его карьерных амбициях. Быть президентом ему точно не светило. Кроки очень трепетно относятся к животным. Животные не челы, их оберегать надо.
   Гарны стали забирать вправо, следуя рельефу местности. Внедорожник с людьми уже мчался параллельно стаду. Еще трижды окрестности оглушал выстрел, но белогрудый красавец-самец был словно заговоренный. Один раз пуля ушла просто в небо, дважды великолепного гарна заслоняли другие животные.
   Местность стала ощутимо идти под уклон – в километре пролегал Великий Каньон.
   «Ни куда не денется. Прижмем к обрыву, и все».
   И вновь белогрудый гарн в перекрестие прицела. Выстрел! Словно насмехаясь над кроком, гордо подняв голову, самец летел вперед.
   Неожиданно, как по команде, стадо резко повернуло влево, к каньону, и тут же скрылось с поля зрения.
   – Что за черт!
   «Ланд» подлетел к тому месту, где исчезли животные. Крутой спуск, причудливо петляя, опускался прямо к реке.
   – По реке хотят уйти! – азартно крикнул в салоне один из телохранителей.
   – Не уйдут! Давай вниз. Только осторожнее! Повороты крутые, как бы не свалиться в обрыв, – крикнул Харк и словно накаркал.
   Что происходит что-то неладное, Харк почувствовал почти сразу. Через пятьдесят метров был первый поворот – спуск уходил влево, а скорость машины все нарастала и нарастала.
   – Эй, поосторожней! Тормози!
   И как холодный душ:
   – Тормоза не держат!
   А поворот уже вот он, рядом. Машина стремительно входила в короткую, резкую дугу. Завизжали шины, отчаянно цепляясь за дорогу. Внедорожник резко накренился. Колеса с левой стороны оторвались от земли.
   – Мама! – политик рухнул внутрь салона и вцепился в спинку переднего сидения.
   Мгновение, другое… Мир наконец-то качнулся в другую сторону – «Ланд» снова стал на четыре колеса.
   Спуск пошел еще круче, делая через сто метров очередной зигзаг. Умные животные, оставляя за собой столб пыли, тем временем уже преодолели этот опасный участок.
   Находящиеся в салоне люди поняли – этот поворот для них станет последним. До своенравной бурной Ахтунги оттуда падать больше ста метров.
   «Хоронить будут в закрытых гробах», – Харк как завороженный смотрел на приближающуюся смерть.
   – Господин Харк! Надо прыгать! – телохранитель навалился на него, пытаясь с его стороны открыть дверь и вытолкнуть политика с обреченной машины.
   Поэтому того, что произошло потом, Харк не видел. До него сначала донесся звук сигнала, какое-то невнятное восклицание его водителя и через секунду сильный удар. Впереди что-то заскрежетало. Внедорожник, явно упираясь в какое-то препятствие, проехал еще какое-то расстояние и встал.
   Охая и сладко матерясь от сознания того, что он жив, политик вывалился из машины. Впереди, бампер в бампер, стояла миниатюрная «Карена», вернее то, что от нее осталось. Капот мощного «Ланда» буквально вонзился в маленький автомобильчик, нанизал его на себя и потащил свою добычу к обрыву. Их всех спасло, что двигатель у «Карены» сзади. Несмотря на страшные повреждения машины, он продолжал работать, сопротивляясь гибельному сползанию. В момент остановки задние колеса «Карены» были в метре от пропасти.
   Но спасла Харка и всех остальных не только конструктивная особенность миниатюрного автомобильчика. Все это время стройная ножка давила и давила педаль газа, заставляя двигатель работать.
   Телохранители Харка попытались вытащить водителя «Карены», прижатого подушкой безопасности к своему сидению, из покореженного салона. Деформированную дверь заклинило, и она не поддавалась. Один из парней разбил заднее стекло, сумел влезть в салон и опустить спинку водительского сидения. Затем, уже со своим коллегой, они осторожно вытащили водителя из машины. Этим водителем была А’Весса Лам. Именно в тот момент он в нее и влюбился – когда она лежала рядом со своей машиной, без сознания, с рассеченной бровью. Роскошные иссиня-черные волосы красиво оттеняли ее побледневшее лицо.
   Потом, когда они уже были близки, Весса призналась ему, что она и сама не поняла, что заставило ее бросить свой автомобиль в лоб несущегося во весь опор «Ланду».
   – Я взяла отпуск, чтобы дописать роман. В тот день я поехала к реке – около нее мне хорошо пишется. Потом, почему-то, мне непреодолимо захотелось вернуться в отель. Я села в свою «Карену» и стала подниматься вверх. Только вышла из поворота, тут твой «Ланд» несется. Я растерялась, а руки сами повернули руль тебе навстречу, вместо того, чтобы прижаться к скале.
   – Это судьба, – сказал он тогда, прижимая женщину к себе и мгновенно распаляясь, словно и не было ночного любовного марафона.
   Любовь к Вессе захлестнула Харка с головой. Многоопытный и изворотливый политик влюбился словно мальчишка. Он беспрерывно звонил ей на мобильник, засыпал видео-, ауди– и просто текстовыми сообщениями. Естественно, об их связи узнали и заговорили почти сразу. Фотографиями, где они вдвоем – в ресторанах, клубах, в автомобиле, на светских вечеринках – были залеплены все журналы.
   Рискуя своей политической карьерой, Харк ушел из семьи, оставив своей жене и двум детям роскошной особняк в пригороде столицы. Правда, положа руку на сердце, тут он действовал расчетливо. Кроки, в общем-то, терпимо относились к супружеским изменам, так как явление это было повсеместное – слишком много соблазнов предлагала высокотехнологическая цивилизация, и не все они были совместимы с супружеской верностью. Поэтому скандал не должен был нанести ощутимый вред его репутации и, обглоданный телевидением и прессой, должен был быстро сойти на нет, заслоненный другими событиями. А до выборов еще тогда было целых два с половиной года. Забудут! Обществу почти каждый день предлагались «перчинки» – сенсации, скандалы, катастрофы. А вот останься он в семье, не порывая с Вессой и тем самым давая все новую пищу для смакования, – это совсем другое дело. В конце концов, такой политик, постоянно находящийся в центре скандала, вызовет у общества отрыжку. А это конец. Президентом ему не быть.
   Однако Весса к себе его не пустила. В ее квартире он был частым и желанным гостем. Но только гостем.
   – Ландик – мой милый, – Весса так любовно его стала называть в память об обстоятельствах, их познакомивших, и, как она пояснила, за его мощный, сметающий все на своем пути нрав. И от этих комплиментов он млел, словно желторотый мальчишка. – Как это ни банально звучит, но жизнь под одной крышей убивает любовь. А я этого не хочу. Давай будем оставаться любовниками. Это так волнующе и романтично!
   И Харк согласился. Он был согласен на все, чтобы время от времени оказываться в ее постели.

   – Ландик, как тебе это платье?
   Бирюзовое платье безупречно сидело на таком же безупречном теле, особенно подчеркивая его тонкую талию.
   – Восхитительно!
   Вскоре они снова были у нее дома.
   Уже под утро, когда, обессиленные любовными схватками, они лежали на влажных от их пота простынях, Весса, глядя в потолок, спросила:
   – Ландик, мне показалось, что ты чем-то сегодня озабочен. И самое печальное, что озабочен не мной!
   – Тебе бы в разведке работать. Цены бы тебе не было! Все подмечаешь.
   – Я же писательница. Так в чем дело?
   – Да мне тут поступило странное предложение от одного человека. Он предложил встретиться и обсудить кое-что, – тон у мужчины был такой, словно он говорил о чем-то неприятном.
   – Кое-что – это что-то важное?
   – Говорит, что может поднести мне на блюдечке президентский пост.
   – Так он у тебя и так почти в кармане, мой неукротимый Ланд, – Весса повернула голову и аппетитно поцеловала Харка в губы.
   – Я ему так и сказал.
   – А он?
   – Почти – не значит наверняка, – по интонации политика можно было понять, что он весьма сожалеет об этом различии двух слов. – Еще он сказал, что Норк готовит одно мероприятие, позволяющее ему остаться Президентом и на следующий срок.
   – Что за мероприятие?
   – Для этого надо встретиться с этим человеком.
   – А кто он?
   – О’Локки Сарб, – Харк словно выплюнул эту фамилию из своего рта.
   – Директор Службы Государственной безопасности? Ну так и встречайся. В чем проблема?
   – Мои партийные коллеги считают, что это может быть какая-то провокация. И я тоже так считаю. Год до выборов. Сарб понимает, что если я буду Президентом, он вообще может оказаться за решеткой. Поэтому для своего спасения он может пойти на что угодно. А учитывая его пост, провокация может быть организована на весьма профессиональном уровне. Лучше не рисковать. Да и что может придумать Норк, чтобы удержаться в президентском кресле?
   – Может, ты и прав, – задумчиво проговорила Весса, – но знаешь, победа, как и женщина, любит смелых, уверенных мужчин. Сужу по себе. Смелые мужчины меня очень заводят! – женщина призывно посмотрела на Харка.
   – Ух ты, – тот попытался ее обнять.
   Весса мягко отстранилась.
   – Если ты сам не представляешь, что может еще придумать Норк, чтобы остаться Президентом, то какой провокации ты боишься? Сарб что, приведет на встречу кучу голых девиц и сфотографирует тебя с ними? – в голосе женщины послышалась откровенная ирония.
   – А хотя бы и так! Такой соблазн, не удержусь! Да и сил пока что хватит ублажить не одну, – мужчина бравировал, задетый этим ироничным тоном и тем, что женщина не захочет его объятий.
   – О, вот такой ты мне больше нравишься! – Весса сама обняла Харка и впилась в его губы страстным поцелуем. – Иди ко мне, мой смелый Ланд…
   Утром, перед зеркалом, довольный Харк разглядывал багровое пятнышко на шее – след безумной ночи. В ушах еще стоял горячечный шепот Весы, перемежающийся со стонами: «Бери меня, мой Ландик, смелый Ландик… о-о-о… мощный Ланд…».
   – В офис, – коротко приказал он водителю, садясь в автомобиль.
   «Встречусь я с этим Сарбом. Чего мне бояться? – решение было принято легко, почти беззаботно. – О-о-о… мощный Ланд…», – улыбаясь, Харк дотронулся до багрового пятнышка, скрытого воротником рубахи.

   – Никогда бы не подумал, что этот уютный домик принадлежит Службе Государственной безопасности, – Харк, удобно откинувшись на спинку кресла, осматривал богато обставленную комнату.
   – Если бы вы подумали об этом, то грош нам цена как разведчикам, – сидящий напротив политика в точно таком же кресле директор Службы Государственной безопасности Сарб улыбнулся и поднял один из двух бокалов, стоящих на небольшом столике между собеседниками. – Я предлагаю выпить за встречу, которая, я уверен, положит начало плодотворному сотрудничеству.
   – Все будет зависит от той информации, которой вы собираетесь со мной поделиться, – Харк почти неслышно соприкоснулся своим бокалом с бокалом бригадного генерала.
   Сорок минут назад, как и было условлено, он зашел в хорошо знакомый ему туалет, расположенный на третьем этаже центрального здания Высшего Парламента Содружества Свободных Планет. Хорошо знакомый туалет, потому что тот располагался на том же этаже, что и его кабинет – кабинет главы крупнейшей оппозиционной фракции парламента, – и он посещал это демократическое заведение иногда по нескольку раз в день.
   Находящийся в туалете человек молча взглянул на Харка и жестом указал на одну из кабинок. Политик мог бы поклясться, что именно в эту кабинку он тоже не раз заходил. Но сейчас за красивой дверью вместо привычного унитаза, рукомойника, фена – словом, вместо привычного интерьера парламентской туалетной кабинки он увидел небольшую комнату без окон, единственной деталью обстановки которой было большое зеркало, висевшее на противоположной от входа стене.
   Недоумевая, Харк остановился у входа.
   – Прошу вас, – стоящий за спиной Харка незнакомый мужчина деликатно слегка подтолкнул политика и вместе с ним вошел в это небольшое помещение. И тут же комната чуть вздрогнула, едва ощутимо навалилась тяжесть.
   «Всемогущий Картан, да это же лифт», – догадался Харк и облегченно вздохнул.
   Через минуту двери лифта раскрылись, и он, к своему удивлению, перешел в другую комнату. Его спутник сделал то же самое. Это помещение было попросторней предыдущего. В нем нашлось место для двух диванов, стоящих вдоль стен, журнального столика, вделанной в стену панели телевизора.
   И вновь едва ощутимое вздрагивание и легкая вибрация.
   «А это уже флайер, – Харк сел на один из диванов. – К чему такая нарочитая демонстрация своих возможностей? И зачем Сарб раскрывает мне свои маленькие секреты вроде тайного лифта в туалете парламента? Хочет показать, что видит в нем будущего Президента Содружества, от которого незачем что-либо скрывать, а заодно и то, что он, Сарб, весьма могущественная личность, которая весьма может поспособствовать этому. Ну-ну».
   И вот это свое скептическое «ну-ну» Харк и показал во фразе: «Все будет зависеть от той информации, с которой вы собираетесь со мной поделиться».
   «Все правильно. Надо показать этому генералу кто есть кто. А если он меня просто банально сейчас отравит?» – поднесенный к губам бокал с вином дрогнул.
   – Если бы я хотел вас уничтожить, то, поверьте, я не стал бы тащить вас сюда. Я бы это сделал в каком угодно другом месте, – Сарб улыбнулся своему собеседнику. В его голосе чувствовалась веселость, но без всякой иронии. – Может, обменяемся бокалами?
   – Зачем? Еще расплещем столь чудесное вино, – политик, мысленно кляня себя за мимолетную слабость, сумел выдавить улыбку и сделал глоток.
   «Я бы это сделал в каком угодно другом месте» – самоуверенность или намек на то, что он может весьма мне поспособствовать в борьбе за президентское кресло? Черт, все же Весса была права: встречаться с ним надо было. Опасно иметь врага в его лице».
   – Вино действительно чудесное. «Клобур» урожая семьдесят пятого года – года небывалой активности Парма. Вино будто вобрало в себя эту энергию.
   – Я думаю, что ваша информация будет столь же чудесна, как и это вино.
   «Пора перехватывать инициативу в разговоре с этим Сарбом».
   – Норк хочет отбить обратно Эльдурей, – директор Службы Государственной безопасности сказал это таким обыденным тоном, будто сообщал, что завтра будет дождь.
   Харк недаром уже более двадцати лет варился в большой политике. Он мгновенно понял, под каким углом следует рассматривать эту информацию.
   – Это могло бы помочь Норку удержаться в президентском кресле. Но Эльдурей ему не отбить. Челы не дадут.
   – Я не услышал от вас слов «к сожалению».
   – Не понял.
   – Вы не сказали, что Эльдурей, к сожалению, ему не отбить, – тут же пояснил Сарб. – Складывается впечатление, что лидер крупнейшей политической партии, реальный претендент на пост Президента Содружества доволен сложившимся положением вещей.
   – У вас складывается ложное впечатление, господин Сарб.
   – Возможно, – легко согласился директор Службы Государственной безопасности. – Но не столь важно, ложное это впечатление или нет. Иногда победы врага только идут на пользу нации, сплачивая ее и укрепляя дух. А это, согласитесь, важнее какого-то там одиночного поражения. Повторяю – это не важно. Важно то, что Эльдурей можно отбить.
   – Вы блефуете, господин бригадный генерал. Мне отлично известно состояние нашего Военного флота и интеллектуальный потенциал его командования.
   – Ну, насчет флота, вы, господин Харк, не правы. Он вполне боеспособен и ничем не уступает человскому.
   – А я и не сказал, что флот у нас плох. При таких-то средствах, вкладываемых в него. От этих средств, я смотрю, и другим кое-что перепадает, – не удержался от укола Харк, выразительным взглядом обведя роскошную обстановку комнаты.
   И тут же пожалел об этом.
   – Действительно, другим тоже много перепадает. Многие позволяют себе иметь в офисе подлинник великого Гойда, – немедленно последовал зубодробительный ответ.
   – Это копия! – запальчиво возразил Харк. – Великолепно написанная, но копия!
   – Господин Харк, – тон Сарба был примиряющим, – я вас пригласил сюда не для того, чтобы в чем-то уличать. Нравится вам Гойд – ради Бога. Эстетическое наслаждение стоит тех семи миллионов, которые вы заплатили некоему Зарну.
   При произнесении этой фамилии на лице политика выступили красные пятна. А Сарб, словно не замечая реакции своего собеседника, не меняя спокойной интонации, продолжал:
   – Я пригласил вас сюда, чтобы договориться о сотрудничестве. И видите, у нас даже после непродолжительной беседы выявились сходные взгляды на некоторые вопросы.
   И, видя удивленно-озадаченный взгляд Харка, он, широко улыбнувшись, продолжил:
   – Я полностью согласен с вашей оценкой интеллектуального уровня высшего командования нашим Военным флотом.
   – И в этом полностью вина Норка, – запальчиво проговорил Харк. – Этому Свилу не то что командовать Флотом, ему захудалый транспортник страшно доверить. Но он кум Президента, и этим все сказано.
   – Но даже безмозглый осел может убить грозного волка, если тот неосторожно подставит ему под копыто свой лоб, – продолжал Сарб, словно не замечая обвинений в адрес Президента.
   – Волк не настолько глуп, чтобы подставлять свой лоб.
   – А если, скажем, кто-то сумеет убедить волка, что если он повернет голову именно так, то легко разорвет осла?
   – И кто же это такой умный, решивший помочь глупому ослу? – Харк вопросительно посмотрел на Сарба, – Уж не вы ли, генерал?
   – Я, – легко и даже как-то весело согласился тот.
   – О, я не сомневаюсь в ваших интеллектуальных способностях, господин Сарб. Но перехитрить челов даже вам не под силу. Никому из кроков не под силу. И вы это отлично знаете. Левосторонники никогда не поверят правосторонникам. Правая гайка не может налезть на болт с левой резьбой!
   – Это вы правильно подметили. Ни один крок не сможет обхитрить чела. Ну, а если чел обхитрит чела?
   – Вы снова блефуете, генерал! Ни один нормальный чел не будет сотрудничать с нами. Нет таких челов!
   – До вчерашнего дня я с вами бы согласился, господин Харк. Но со вчерашнего дня у меня такой чел появился.


   – Не нравится мне это спокойствие, Ралли.
   – Мне тоже. Раньше и месяца не проходило, чтобы фролы не пытались прорваться в Зону. А сейчас уже четыре месяца прошло – и тишина.
   – Замышляют что-то, – командир боевой космической станции «Щит-2» О’Троппи Варк еще раз внимательно посмотрел на несколько ламп датчиков контроля целостности пространства. Их спокойный желтый цвет его не успокоил. Наверняка фролы замышляют какую-то каверзу.
   – Замышляют, – согласился с командиром дежурный оператор станции О’Ралли Хрис. – И если они нас перехитрят, окажемся на рудниках Гамеда.
   – Не каркай! И так тошно, – Варк недовольно, даже скорее гневно посмотрел на своего подчиненного.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное