Вадим Тарасенко.

Волк с планеты Земля

(страница 5 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Несколько небольших картин известных художников, минимум мебели – рабочий стол с креслом, небольшой столик за которым он сейчас сидит с двумя креслами, хурнум – небольшое редкое дерево с далекой Артории, по поверьям, наделяющее мудростью всех, кто рядом с ним находился. Пожалуй, и все. Да, и голография: хозяин кабинета и Президент на рыбалке.
   «Наверное, пишет. Профессия у него такая – все знать и на всех иметь компромат. Ну ничего, пусть пишет. За этот разговор я точно не попаду на Гамед».
   – Прошу, – хозяин кабинета подошел к столу и поставил на него поднос с двумя большими бокалами крача.
   – А что это за розовое сверху?
   – А в этом все и дело. Попробуй!
   Свил осторожно сделал глоток, замер, прислушиваясь к ощущениям. Затем его лицо расплылось в довольной улыбке.
   – Действительно, божественно.
   – А я что говорил.
   – Не поделишься секретом?
   – Вообще-то я больше привык выведывать секреты, – хозяин кабинета тоже сделал глоток.
   Вновь двое мужчин рассмеялись.
   – Как я уже сказал, все дело в этой розовой пене. Это шарс. Его получают от набов – это что-то вроде наших дрохов, только еще мельче. Водятся только на Артхериксе. Шарсу дают забродить, получается что-то похожее на патоку. Эту патоку добавляешь к обычному крачу, взбиваешь миксером, и пожалуйста, божественный напиток готов.
   – Действительно, божественный, – Сарб сделал большой глоток.
   – Торри, только я тебя предупреждаю, при брожении шарс набирает довольно много градусов.
   – Я это уже почувствовал. Я же сказал, божественный напиток!
   – И довольно прост в приготовлении, – бригадный генерал выжидающе посмотрел на собеседника, приглашая продолжить тему.
   Тот понял этот взгляд:
   – Если бы так же просто можно было приготовить нашу победу над челами.
   – А победа нужна. Иначе зачем мы? Людей, не справляющихся со своими обязанностями, меняют.
   – Ты прав, Локки, таких людей меняют, – проговорил О’Торри Свил, задумчиво глядя на фотографию улыбающихся Сарба и Президента Норка. – И последние события весьма способствуют этому, – через паузу добавил он.
   – Способствуют. И чем больше мы будем только говорить об этом, тем больше у нас шансов лишиться своих постов. А если после выборов поменяется Президент, то не только постов, но и головы.
   Свил отлично понял, что хотел сказать Сарб. Уже давно лидер крупнейшей оппозиционной партии Харк кричит в парламенте и на всех телеканалах, что в последних неудачах в войне с челами виновата высшая военная верхушка Содружества Свободных Планет.
   – Если Харк придет к власти, он устроит над нами показательный суд, – вслух подытожил он свои размышления.
   – Устроит, – легко согласился Сарб. – Весьма эффектный ход.
На скамье подсудимых бывший Верховный адмирал Объединенного флота кроков…
   – И бывший директор Службы Государственной безопасности, – закончил Свил.
   В кабинете повисла тягостная тишина.
   – Нам нужна победа, – наконец проговорил Верховный Адмирал.
   – Нам нужна победа, – как эхо откликнулся Директор Службы Государственной безопасности.
   – Громкая победа.
   – Эльдурей?
   – Да.
   Когда вчера Сарбу по защищенной линии связи позвонил Свил и попросил о встрече, матерый разведчик мгновенно догадался, о чем пойдет речь. Последние два года для Содружества Свободных Планет складывались из рук вон плохо. Вначале вроде бы мелочь – челы сумели восстановить свой контроль над Малой Горлендой – планетой в системе Атавар, богатой железом. Но сейчас железо не являлось насущной проблемой. Во-первых, Большая Горленда – главная сырьевая база кроков по железу– была надежно защищена, и челы на нее даже не посягали. А во-вторых, и это было главное, железо постепенно сдавало свои позиции. Небольшие добавки поистине волшебного металла тардиса, добываемого с нечеловеческими усилиями на Гамеде, в сердечник нуль-континуум генератора и технология гиперпространственных полетов из разряда теории перешла в практику. Жаль только, что тардис добывался пока в ничтожных количествах.
   Но затем челы сумели захватить исконно кроковскую территорию – планету Эльдурей – главную перевалочную базу между Содружеством Свободных Планет и их колониями в третьем секторе Метагалактики. Теперь снабжение колоний стало возможным только сверхмощными транспортными звездолетами, способными делать гиперпереходы на пять тысяч световых лет. Да и вес полезного груза на такой гигантский прыжок выходил мизерным. Это все равно, что пипеткой попытаться наполнить бассейн. Поэтому захват челами колоний третьего сектора стал делом времени. Беспощадный стратегический анализ отвел им шесть лет. Потом принцип домино – рухнет одна костяшка, тут же вторая и вот уже над поверженными колониями развивается ненавистный желто-красный флаг челов.
   Неудивительно, что рейтинг О’Ролли Норка – Президента Содружества Свободных Планет стремительно покатился вниз. А его попытки помириться с челами лишь ускорили это падение. С учетом предстоящих очередных выборов Президента через полгода, это уже было не падение, а катастрофа. И катастрофа не только Президента Норка. Короля играет свита, Президента – окружение, его соратники и креатуры. Плох Президент – плохое окружение. Это аксиома. Если не Президент поменяет такое окружение, то его сменит… следующий Президент. И это тоже аксиома. И хорошо, если просто сменит. Если Президентом Содружества будет Харк, он одним увольнением не ограничиться.
   – Это будет непросто, – усилием воли Сарб отогнал от себя невеселые мысли.
   – Другого выхода нет. Завтра я свое предложение доложу Президенту. И я хочу, чтобы ты, Локки, поддержал меня.
   Взгляды собеседников встретились.
   – Я тебя поддержу, – наконец проговорил директор Службы Государственной безопасности. – Но я повторяю, Эльдурей так просто не возьмешь – челы отлично понимают его важность для нас. План освобождения Эльдурея должен быть поистине блестящим, иначе Норк с нами не согласится. После всех этих поражений он и от падающего листа дрожит. Боится, что тот ему голову расшибет. Нам бы помогло оружие, создаваемое по проекту «Молот», но, увы, первые натурные, небольшой мощности, считай, лабораторные испытания будут проведены за несколько дней до президентских выборов. И еще не известно, что они покажут. К сожалению, придется действовать по старинке – атака крейсерами и эсминцами, высадка десанта и так далее.
   – Я это понимаю. Поэтому и прошу твоей поддержки. Ты должен убедить Президента, что сможешь вскрыть дислокацию сил челов у Эльдурея. Тогда мы вынырнем из гипера там, где нас никто не ждет. А это, как ты понимаешь, половина успеха.
   – Так вскрыть или убедить, что вскрою? – Сарб чуть шевельнул уголками губ в улыбке. – Допустим, что я не сумею узнать дислокацию флота челов или недостаточно ее узнаю, или проглочу дезу, и наш флот потерпит поражение, что тогда?
   Свил несколько раз открывал и закрывал рот, не в силах подобрать нужные слова для убеждения своего собеседника.
   Глядя на эту мимику Верховного адмирала, Сарб уже улыбнулся в открытую, широко.
   – А я скажу, что тогда будет. Тогда единственным виновником всех неудач кроков признают меня, бригадного генерала, директора Службы Государственной безопасности О’Локки Сарба. А я не хочу, чтобы ко всем моим титулам добавился еще один – дрох отпущения.
   – Но генерал Сарб, – Свил в раздражении вновь перешел на официальный тон, – в конце концов, разведка сил челов – это ваша прямая обязанность.
   – Верховный адмирал Свил, я хорошо помню свои обязанности и я буду их выполнять. Так же как и вы должны выполнять свои обязанности – успешно воевать с челами!
   – На основе достоверных разведданных!
   – Они у вас будут! Достоверные! Но полные или неполные – я этого сказать не могу.
   – И это вы называете выполнением своих обязанностей?!
   – Послушайте, Верховный адмирал! Когда челы захватили Эльдурей, у них была далеко не полная дислокация наших сил. Да, не полная, – видя, что Свил что-то хочет возразить, рявкнул бригадный генерал. – Если бы она была полная, они бы не нарвались своим резервом на наше соединение легких крейсеров. И еще неизвестно, чем бы закончилось сражение, если бы адмирал Второго флота Горб был чуть порасторопней! Подбирать и учить своих командиров нужно, Свил, а не требовать полные разведданные.
   – Жаль, что мы не нашли взаимопонимания, – Верховный адмирал поднялся с кресла, – но я все равно завтра буду разговаривать с Президентом и предлагать ему санкционировать разработку операции по освобождению Эльдурея.
   – Что ж, я выскажу господину Президенту те же соображения, что и вам. До свидания, господин Свил.
   – До свидания, господин Сарб.
   «Сам сказал, что надо что-то делать, а не болтать, и сам же не выполняю сказанное», – директор Службы Государственной безопасности, недовольно поджав губы, смотрел на захлопнувшуюся за Верховным адмиралом дверь кабинета. – А если у Свила получиться освободить Эльдурей? Что тогда? Этот же чванливый боров меня тогда съест и не подавится. И наверняка на мой пост пропихнет своего человека. Норк ему после такой победы не откажет. Да нет, не получится у Свила. Для этого надо иметь ум и мужество как у моего предка, легендарного А’Красса Сарба, – хозяин кабинета встал и подошел к одной из картин, висящих на стене.
   Картина была посвящена знаменитой битве при Хантеи и так же незатейливо и называлась – «Битва при Хантеи». В ней Объединенный флот кроков под командованием Верховного адмирала А’Красса Сарба в труднейшем сражении сумел разгромить флот челов. Исход битвы был предрешен после фантастического, смертельно опасного маневра флагманского крейсера «Великий прорыв». А’Красс Сарб на нем осуществил облет Хантеи на предельно малой высоте на первой космической скорости! Челы такого явно не ожидали. Компьютеры их противокосмической обороны к такому маневру были не готовы и не смогли точно навести на крейсер свои лазеры. Раскаленным метеором «Великий прорыв» пронесся на высоте около двадцати тысяч километров. Жадное пламя слизывало броню, срывались и падали вниз защитные экраны, выли на последнем издыхании насосы системы охлаждения, от термонапряжения в отсеках звездолета так скрежетало, будто по души кроков явилось само олицетворение зла – Натрак. Гравитационное поле планеты, словно праща, крутануло боевой крейсер на пол-оборота и вновь вышвырнуло в космос. Обугленный, ослепший из-за выгорания всех видеокамер внешнего обзора «Великий прорыв», словно легендарная Ароса, возродившаяся из огня, предстал перед флагманским крейсером челов. А’Красс Сарб наводил лазерные пушки главного калибра визуально, через уцелевший небольшой иллюминатор на носу «Великиго прорыва». Пятьсот мегаватт главного калибра с расстояния всего в сто километров буквально сожгли крейсер челов. Деморализованный такой неожиданной потерей, вражеский флот обратился бегство.
   На картине был изображен кульминационный момент этого сражения – А’Красс Сарб с пылающим от ярости, перекошенным боевым экстазом лицом держит руку на кнопке управления главным калибром. А в иллюминаторе виден пылающий звездолет челов.

   «Стоп. Так я что, не хочу, чтобы был освобожден Эльдурей? Я что, предатель своей цивилизации? – директор Службы Государственной безопасности еще раз взглянул на знаменитого своего прадеда. – Нет, я не предатель. Я хочу, чтобы Эльдурей был снова наш… Вот только чтобы заслуга в этом была моя, а не этого Свила. И как же это сделать?»
   Сарб отошел от картины, медленно пересек кабинет и остановился около хурнума. Небольшое дерево было искусно установлено в кабинете, и создавалось впечатление, будто оно растет просто из пола.
   «Так как же это сделать? – директор Службы Государственной безопасности погладил рукой шероховатый ствол и по давней привычке, когда нужно было обдумать какую-то сложную проблему, прислонился лбом к дереву.
   Бригадный генерал в глубине души верил в древнюю легенду небольшого народца, безжалостно покоренного кроками столетие назад – это дерево наделяет мудростью всякого, кто к нему прикоснется.
   Вскрыть полностью дислокацию человского флота, узнать систему барражирования, выведать схему расстановки датчиков контроля целостности пространства, отслеживающих выход звездолета из гиперпространства, было нереально. И директор Службы Государственной безопасности это отлично понимал. Одной технической разведкой этого не добудешь. Нужна агентурная разведка. И агент должен быть из высших эшелонов власти челов. А этого быть не могло по определению.
   Кроки и челы ненавидели друг друга. Причем ненавидели не за какие-то обиды, нанесенные этими цивилизациями друг другу. Причина ненависти была глубже. Это была даже не физиологическая ненависть. Еще глубже! Это чувство рождалось на генетическом уровне. Генерал вздохнул.
   «Хороший чел – это мертвый чел», – говорили у кроков. «Хороший крок – это мертвый крок», – возвращали «любезность» челы.
   Поэтому сама мысль о шпионаже в пользу другой ненавистной цивилизации была противна и челам, и крокам. Да, попадались отдельные челы, которые соглашались на сотрудничество с кроками, также встречались и кроки, шпионившие для челов. Но это были исключения и в конце концов оказывалось, что эти люди психически нездоровы. Их и разоблачали, в основном, когда те уж слишком неадекватно себя начинали вести: сотрудничество с ненавистным врагом ускоряло течение психического заболевания. Человек становился раздражительным, грубил всем подряд, затем начинал швырять в окружающих различные предметы или нести всякую чушь. Если Служба безопасности не успевала «перехватить» такого человека, он кончал жизнь самоубийством, причем всегда одним и тем же способом – бросался с высоты вниз. Поэтому предателей часто так и называли – попрыгунчики.
   Увы, челы, как и кроки, достигли такого социально-политического уровня развития, что проникновения даже чуть психически нездорового человека на любую государственную должность было невозможно – жестко соблюдаемый закон предписывал тщательное медицинское обследование кандидатов в чиновники.
   «Так что же делать?» – Сарб поймал себя на том, что легонько бьется лбом об ствол дерева.
   Мелодичной трелью зазвучал телефон.
   – Да?
   – Господин директор, говорит полковник Кон. Допрос я закончил. Материалы вам сейчас передать?
   – Кролл, сделай краткий отчет. Я с ним завтра ознакомлюсь.
   – Слушаюсь, господин директор.
   «Тоже, кстати, характерно. Результаты допроса какого-то чела с захудалой, недоразвитой планеты, расположенной на задворках нашей Метагалактики, докладывают напрямую директору Службы Государственной безопасности. А все потому, что заполучить живого чела практически невозможно. И любой пленный чел – это событие», – перед Сарбом промелькнула драматичная, кровавая история взаимодействия двух цивилизаций.
   От взятия на абордаж вражеских звездолетов и кроки и челы практически сразу отказались, как только столкнулись и «распробовали» друг друга. Или, как заумно выражаются научные светила, «ощутили взаимную повышенную некомплиментарность». Если экипаж челов или кроков видел, что отбиться не удастся, он без колебаний взрывал свой звездолет или космическую станцию, прихватывая на тот свет и команду захвата. Так же поступали и люди, находившиеся на планетарных базах – отстреливались до последнего заряда, до последнего ватта энергии, а потом подрывали себя и врага.
   Попыток атаковать города челы и кроки пока не предпринимали – слишком в глубоком тылу они находились, чтобы туда перекинуть достаточно сил для их захвата. Вот и приходится так, как с этим челом, незаметно проникать на вражескую территорию и выкрадывать «языка». Удавалась одна попытка из двадцати – слишком надежны средства обнаружения. Тут наткнулись на какую-то слаборазвитую планету – и то понесли потери. Еще и крупно повезло – у разведывательной капсулы хватило энергии чуть отползти от планеты и послать гиперсообщение со своими точными координатами. Командир разведгруппы оказался тертым калачом – о захвате чела сообщил, а о смерти племянника директора Службы Государственной безопасности «забыл». И это – пленный чел и «живой» племянник – перевесило на весах судьбы риск гиперпрыжка на такую глубину вражеского пространства.
   На помощь послали крейсер среднего класса и два легких эсминца. Вернулся один крейсер. Эсминцы на втором переходе нарвались на точный залп отряда крейсеров челов.

   «Примитивный чел, убивший Харра. Он наверняка даже не знает ни о своих более развитых родственниках по разуму, ни о нас, кроках. Пещерный человек… – Сарб буквально физически ощутил, как нужную мысль будто кто-то буквально вколотил в его мозг при очередном ударе головой о ствол хурнума. – А ведь в этом что-то есть. А если…, – довольный, он нежно провел рукой по темному стволу и вернулся за свой стол.
   Еще долгих три часа директор Службы Государственной безопасности обдумывал зародившуюся у него идею.
   Уже ранним утром, когда оранжевые лучи Парма робко заглянули к нему в кабинет, он удовлетворенно откинулся на кресле. Перед ним на экране светился телефонный номер и фамилия человека, которому он принадлежал. Рука потянулась к телефону.
   «Нет, надо отдохнуть. Затевать сложную игру с „квадратной“ головой еще большая глупость, чем плакаться жене на холодность любовницы», – Сарб встал и, сладко потянувшись, вышел из кабинета.
   Заспанный адъютант неловко вскочил, с грохотом опрокинув кресло. Обычно нетерпимый к малейшему разгильдяйству генерал лишь неопределенно махнул рукой перепуганному офицеру.
   «О’Санни Харк – верховный председатель партии „Справедливость и закон“, – светилось на экране, рядом с телефонным номером. Затем экран потух.


   «Боже, но почему я так люблю эту женщину? Люблю до дрожи в руках, когда тянусь к ее роскошному телу, люблю до буйства сердца в груди, когда спешу на свидание к ней. Люблю, люблю, люблю».
   – Ну как? – в проеме двери появилась молодая женщина. Чуть подавшись вперед, приоткрыв влажные пухлые губки, она кокетливо смотрела на мужчину.
   – Ты в нем просто великолепна! – Харк с нескрываемым восхищением и желанием смотрел на нее.
   Желтое, струящееся светом платье как-то неуловимолегкомысленно сидело на женщине. И, хотя на нем не было декольте и край его достигал щиколоток, оно буквально кричало, что у его хозяйки красивая высокая грудь и длинные стройные ноги. И что оно – всего лишь фасад, пусть красивый, блестящий, но все же не идущий ни в какое сравнение с тем великолепием, что скрывалось за ним.
   – Ты в нем просто великолепна, – вновь прошептал мужчина.
   «Люблю до исступления. До желания сорвать с этого божественного тела платье, сорвать грубо, с треском разрывая дорогую ткань, повалить на пол, овладеть и сходить с ума от стонов и криков под ним».
   – И совпадает с цветом моих глаз.
   – Твои глаза затмевают все, даже это великолепное платье.
   – Спасибо, милый, – волнующе покачивая бедрами, женщина подошла к сидящему на диване Харку.
   Волна пряного запаха накрыла его. Влажные, сладкие с небольшой кислинкой губы вобрали в себя мужские губы, тяжелые иссиня-черные волосы за-струились по лицу Харка…
   – Ммм… – страстное желание, словно фантастическая жидкость, стремительно разливалось по телу, электризуя все его клетки, заставляя их вибрировать, словно под напряжением. – А-а-а, – острая боль, как разряд молнии, сотрясла плоть.
   – Ты… ты меня укусила, Весса! – Харк провел рукой по губам и с изумлением смотрел на свои пальцы. – До крови!
   – А тебе разве не понравилось? – оседлав мужчину, женщина задорно смотрела на него сверху вниз. Затем ее прекрасная головка склонилась, розовый язычок умопомрачительным медленным движением прошелся по мужским губам, слизывая с них кровь. – Мма, – Весса выразительно причмокнула.
   И этот чувственный звук словно бичом стегнул по возбужденному сознанию. И Харк с удовольствием выпустил на волю плескавшееся в нем желание. Зарычав, мужчина опрокинул женщину на пол. Затрещала тонкая ткань платья…
   Пульсация крови в голове постепенно стихала, позволяя сознанию, вышибленному страстью, вновь занять свою привычную обитель.
   – Санни, ты порвал мое платье! Свой подарок.
   – Плевать, сейчас поедем и купим еще лучше.
   – Оно же стоило двадцать тысяч левр!
   – Я думал, что билет в Рай стоит дороже, – мужчина довольно рассмеялся.

   Посетителей в фешенебельном бутике не было. И, казалось, сама тишина благоговейно застыла перед всем этим великолепием: в высоких зеркальных потолках, подпертых колоннами с нанесенной по всей их поверхности затейливой резьбой, отражался пол из благородного розового армикса, привезенного с далекой Фереи. Под потолком клубился разноцветный туман, сотканный искусно спрятанными лазерами. В этом тумане постоянно возникали причудливые фантастические образы. Сознание дорисовывало из них экзотичных различных животных, мужчин и женщин, одетых в экстравагантные яркие одежды или вообще без них. Но лишь только мозг пытался детальнее проработать картинку, она тут же таяла, превращаясь во что-нибудь другое – изящная хищная нумба, взвившись в прыжке, таяла, и вот уже под потолком парила хрупкая девушка в пятнистом, как раскраска нумбы, платье. Вновь неуловимая игра квантов – и платье растаяло на прекрасном теле. Тихая, неспешная музыка струилась со всех сторон, успокаивая, заставляя отрешиться от всех забот и просто любоваться выставленным великолепием. Платье, блузы, костюмы от лучших кутюрье Содружества планет висели на вешалках, ожидая своих хозяек. Тут же была выставлена женская обувь. Туфли, босоножки, сапоги всевозможных форм и расцветок, сверкающие бриллиантами, стразами или просто великолепно выделанной кожей, притягивали взор, и ноги начинали тихонечко ныть, выпрашивая себе замечательную обновку. На стенах, расписанных модным художником О’Лорри Дарком, прекрасные женщины в бело-розовых одеждах кружили по небу, роняя вниз яркие праздничные цветы. И в руках у них были непременные спутницы жизни – настоящие дамские сумочки, прикрепленные к стенам. Вот где было буйство красок и форм! Белоснежные и угольно-черные, синие, красные, желтые, мерцающие бриллиантами или модными, флуоресцирующими всеми цветами радуги искусственными кристаллами, они радовали самый взыскательный женский взгляд. Это был рай, женский рай, раскинувшийся на сотне квадратных метров. Бутик так и назывался – «Женский Рай».
   А’Весса вошла в этот рай так же естественно, как, наверное, сам Господь Бог заходит в свой Эдем. Два телохранителя привычно заняли место у дверей. Вышколенному персоналу не надо было ничего объяснять. Одно нажатие кнопки – и на входных дверях, с наружной стороны загоралась надпись, извещавшая, что «Женский Рай» временно не работает.
   А женщина неспешно проходила вдоль рядов выставленной одежды, скользя спокойным взглядом по выставленному богатству. У одних вещей она замедляла ход, присматриваясь, другие удостаивались легкого касания рукой, разворачивающей их для лучшего обзора.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное