Вадим Тарасенко.

Волк с планеты Земля

(страница 3 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Андрей вынул из нагрудного планшета «Румб». Светящаяся точка в центре экрана показывала его местонахождение – на опушке леса. Слева, метрах в трехстах, пролег небольшой овражек. Справа простиралось болото. Ну, и где эти «синие»? Квадрат для обоих РДГ установлен небольшой: пять на пять километров. Как показывает практика, в течение трех, максимум четырех часов группы нащупывают друг друга. Этому способствуют и многочисленные установленные «ябеды» – специальные сигнальные мины. Втыкается в землю этакий металлический кол, закамуфлированный под цвета местности, внутри которого установлены разноцветные заряды. От кола в разные стороны метров на десять идут проволочные растяжки. Чуть заденешь – и бахает в небо яркий разноцветный фейерверк: красные, синие, зеленые, белые ракеты выстреливают в небо, свистят, взрываются. Словом, учиняют такой там-тара-рам – мертвого разбудят. По расцветшим в небо разноцветным «цветочкам» легко определяется местонахождение «ягодок», за которыми идет охота.
   «Итак, где „синие“? Как бы я на их месте действовал? Овраг, судя по карте, пересекает весь квадрат. Это своеобразный барьер. Рано или поздно „синие“, впрочем, как и они, „красные“, вынуждены будут пересечь его: одно из условий экзамена – не стоять на месте и обследовать весь квадрат. Только вот как установить контроль над всем оврагом – более пяти километров в длину. У него пять бойцов вместе с ним – по километру на брата. М-да… многовато. Без специальных средств не обойтись. А что у них за средства?», – Кедров мысленно мгновенно просканировал содержание своего комплекта тактического снаряжения «Выдра-3М».
   В грудных подсумках лежат шесть гранат Ф-1, точнее, учебных гранат. Но к ним все равно карабинами цепляются шнурки. При выхватывании гранаты автоматически выдергивается чека, и гранату можно бросать. Очень удобно, особенно если вторая рука занята или повреждена. Там же имеется восемь магазинов к «Валу» – специальному автомату, вершине ручного стрелкового вооружения. Бесшумный, способный с расстояния четыреста метров пробить бронежилет первого-третьего класса защиты. Конечно, этого автомата у них нет. Есть аналог, тоже бесшумный, стреляющий цветными маркерами – небольшими баллончиками с красной краской, разбивающимися при соприкосновении с преградой. Этакий пейнтбол. Так, что там еще? В боковых подсумках лежат двадцать гранатных выстрелов к подствольнику, одна осколочная мина направленного действия, два разовых противотанковых гранатомета «Муха», нож разведчика стреляющий, радиостанция. На спине, в рюкзаке – сухпаек, спальный мешок, аптечка, котелок, фонарик и множество других вещей, помогающих разведчику-диверсанту эффективно выполнять то, чего его натаскивали несколько лет: взрывать мосты, железнодорожные пути, склады. Уничтожать командные пункты, узлы связи и множество других военных, а если понадобится – и гражданских объектов. Ну и, естественно, надежно и по возможности бесшумно ликвидировать людей, которые могут этому помешать.
   Много чего есть, но вот средств, позволяющих контролировать овраг, у Кедрова не было.
Разве что…
   – Группа, двигаемся к оврагу. Способ передвижения – короткими перебежками, гуськом. Интервал пятьдесят метров. Первым идет третий номер, – Кедров выбрал самого малогабаритного разведчика.
   – Смотри в оба! Не спеши. Не нарвись на растяжку. Пошел! – прозвучала команда в эфире.
   Справа от Кедрова поднялась фигура в комбинезоне цвета хаки и, чуть согнувшись, побежала вперед. Через полминуты ее скрыл высокий кустарник.
   – Четвертый номер – пошел! – еще одна фигура через полминуты растворилась в кустарнике.
   Через двадцать минут «красные» вышли к оврагу. Кедров взглянул на часы – восемь утра.
   «Уже два часа охотимся. По статистике, через час должны наткнуться на „синих“. Так может, все-таки ускорить?»
   – Группа, слушай мою команду. Второй и третий ползут вдоль оврага влево. Дистанция пять метров. Четвертый и пятый ползут вправо. Дистанция та же. Цель – найти сигнальную мину. Выходить на связь со мной каждые две минуты. Вперед!
   Четверо разведчиков почти сразу же исчезли из поля зрения.
   «Допустим, находим сигналку. Делаем около нее засаду и приводим ее в действие. „Синие“ идут сюда, и мы их накрываем. Они что, идиоты? Так же, как и я, могут думать и они. Так они и попрут сюда».
   – Первый. Второй, третий на связи. Пока ничего.
   – Продолжайте поиск.
   – Первый. Третий, четвертый на связи. Ничего не обнаружили.
   – Продолжайте поиск.
   «А ты бы пошел, если бы услышал сигналку? Ммм… пошел бы. Осторожно, но пошел бы. Хотя бы потому, что за игнорирование сигнала могут снять с экзамена за пассивность. Во-вторых, велика вероятность, что сигналку задели случайно, а следовательно, время на устройство засады нет, и противник поспешно покидает место, где наследил. А поспешность первый шаг к обнаружению. Это аксиома. Ну а как бы ты шел?»
   – Первый. Второй, третий на связи. Пока ничего, – доклады от первой группы не отличались разнообразием.
   Впрочем, как и второй группы тоже. Андрей тоже не баловал своих подчиненных разнообразием:
   – Продолжайте поиск.
   «Двумя группами. Первая – более открытое движение. Вторая – на расстоянии метров пятьдесят, веером, охватывая первую в полукольцо. Первая обнаруживает противника, принимает удар на себя. Вторая – атакует противника с тыла. Значит? Значит, надо пропустить первую группу и нападать на вторую».
   – Первый. Третий, четвертый на связи. Нашли растяжку.
   – Понял. Осторожно пройдите по ней. Определите, от чего она.
   – Поняли, первый.
   «Наверняка сигналка. Ну что, Андрей, пошумим? Если уходить из этой славной организации, то с шумом. Пошумим!»
   – Первый, нашли сигнальную мину.
   – Вас понял. Где вы?
   – В десяти метрах от края оврага. Метрах в ста пятидесяти от тебя.
   – Второй и третий, прекратить поиски. Сбор около сигнальной мины.
   – Есть.
   – У меня план такой, – начал Кедрин пояснять свой план, когда вся группа была в сборе, – все располагаемся по ту сторону оврага, в линию, интервал десять метров. Расстояние до края оврага пять метров. Маскируемся. Подрываем эту шутиху. Ждем. Появляются «синие». Действуем по обстоятельствам. Если появятся со стороны, где будем находиться и мы, ждем, когда первая группа перейдет овраг, и нападаем на вторую. Берем языка и интенсивным огнем уничтожаем первую группу, вернее, второй и третий удерживают их на той стороне оврага, а остальные доставляют языка в штаб. Если «синие» появятся с другой стороны, ждем, когда первая группа перейдет овраг. Нападаем, берем «языка», далее аналогично, вторую группу удерживаем интенсивным огнем по ту сторону оврага.
   – А если они не будут разделяться?
   – Будут! Им деваться некуда! Не попрут же они всей толпой в то место, где противник, то есть мы, наверняка устроил засаду. Еще вопросы? Тогда по одному преодолеваем овраг и маскируемся. Я на-против сигнальной мины. Слева от меня через десять метров второй. Далее третий. Справа – четвертый, потом пятый. На маскировку пять минут. Пятый, на свое место вперед.
   – Есть!
   Один из офицеров быстро подполз к краю оврага, ловко соскользнул вниз, и через минуту он уже был на противоположной стороне.
   – Четвертый, вперед!
   Один за другим будущие спецназовцы быстро преодолевали овраг и исчезали в кустах. Вскоре Андрей остался один. Взглянул на часы.
   «Без пятнадцати дерну растяжку. И быстро на свою позицию. Вроде все правильно. Эх, неужели придется бросать это дело – дело, которое тебе нравится? Ладно, сопли потом. Сначала экзамен. А там посмотрим, мало ли что».
   Лейтенант Андрей Кедров и представить не мог, что «мало ли что» наступит буквально через пять минут. Вернее не наступит, а свалиться сверху.
 //-- * * * --// 
   «Всемогущий Картан, как же нам повезло!»
   Залп человского крейсера прошел мимо. Шесть тясячамегаваттных сгустков энергии, выплюнутых боевыми лазерами звездолета, что называется, просвистели рядом. Только датчики обнаружения атаки звякнули.
   – Натрак его возьми, где он? Клорри, почему молчишь? Где этот чел? – пальцы О’Крисса Волна буквально порхали над пультом управления, словно командир корабля пытался аккомпанировать своему грозному рыку.
   – Датчики обнаружения молчат! Наверное, он маскируется в тени какой-то звезды!
   – Какой-то, твою мать! Выясни!
   «Ускользающий» вздрогнул всем корпусом. Кроков в рубке управления ощутимо прижало к креслам – бортовой компьютер начал отрабатывать маневр, лихорадочно введенный в него Волном.
   – Штурман, быстро навигационное обеспечение Прыжка. Квадрат 64Д.
   – Длина?
   – Любая!!! Лишь бы побыстрей! – командир «Ускользающего» на мгновение повернул голову в сторону штурмана, дабы испепеляющим начальственным взглядом еще сильнее подстегнуть его, и тут же вновь впился в экран своего монитора.
   – Они, скорее всего, в квадрате 72А, – голос второго пилота явно не внушал доверия. – Там есть звезда 9БЖ09. У нее хорошая гравитационная тень.
   Старый космический волк мгновенно переработал эту информацию. Уверенное касание нескольких кнопок, буквально ставящих «Ускользающего» на дыбы. По кораблю пробегает крупная дрожь, индикатор перегрузки – красная полоска прыгает вверх, словно пытаясь выпрыгнуть из монитора, тревожно взвывает сирена… Секунда, другая, третья… Дрожь прекращается, красная полоска медленно сползает вниз, постепенно зеленея, умолкает сирена – «Ускользающий» выдержал опасный кульбит. И тут же фанфарами взвывают датчики обнаружения атаки – снова мимо!
   – Салаги! Вздумали поджарить меня! Глотать вам мой гиперпространственный выхлоп! Штурман, что у тебя?
   – Можно уходить на всю длину. Все чисто.
   – Готовимся к Прыжку! Полная длина! – вновь уверенное порхание командирских пальцев над панелью управления и, как завершающий аккорд, – резкий тычок в большую черную кнопку.
   И вновь взвывает сирена, вслед за которой разносится мелодичный женский голос:
   – Всем занять свои места согласно боевому расписанию. Через пять минут Прыжок.

   – Кунни, мы с тобой когда-нибудь доиграем эту партию?
   – Если челы нас не поджарят, то доиграем!
   Молодые люди, хлопнув друг друга по плечу, устремились в свои отсеки, к противоперегрузочным креслам.
   «Чтобы я когда-нибудь еще раз попытался набить морду полицейскому!», – кресло уверенным движением начало охватывать тело О’Харры Сарба.
   Рядом с ним сидели три его товарища – разведывательная капсула «Малютка» была заполнена согласно штатному расписанию.
 //-- * * * --// 
   – О’Тунни, прицеливание на 9БЖ09!
   – О’Клорри, приготовить орудийный блок к выстрелу. Импульс максимальный.
   – Господин командир, но я не уверен, что челы там!
   – Если ты все время так будешь сомневаться, то вечно будешь вторым пилотом. Выполнять!
   – Есть!
   – Надо заставить челов защищаться, чтобы выиграть время для спокойного Прыжка!
   И словно подслушав его, вновь раздался приятный женский голос:
   – До Прыжка осталось девяносто секунд. Всем немедленно занять свои противоперегрузочные кресла.
   – Есть прицеливание!
   – Орудийный блок приведен в готовность, – сразу за штурманом доложил второй пилот.
   Ни мгновения не колеблясь, О’Крисс Волн нажал кнопку пуска. Два спаренных трехсотмегаваттных боевых лазера дуплетом выстрелили сгустками фотонов.
   – Набрано девяносто восемь процентов мощности, – разнеслось по рубке подбадривающее женское контральто.
   «Всемогущий Картан, только бы успеть!»
   – Замкнута третья силовая цепь, – «Ускользающий» для мощного рывка напряг все свои «мускулы».
   – Сто процентов мощности. Переход!
   Могучая сила с маху навалилась на сидящих в креслах кроков. Она, словно огромная кувалда, вгоняла звездолет в пространство, пробивала его, до-ставая до изнанки материального мира.
   Томительно ползли секунды…
   Толчок – залп главного калибра звездолета челов обрушился на еще затягивающуюся прореху во Вселенной и, словно гигантская тестомешалка, перемешал виртуальность и реальность. И «тесто» пошло – пространство вспучилось, выдулось и тут же лопнуло: виртуальность схлопнулась сама в себя. Ударная волна рванулась по проделанному гиперпространственному тоннелю и вышвырнула «Ускользающий» в реальность.
   Бело-голубым светом вспыхнул монитор переднего обзора.
   – Всемогущий Картан! Планета по курсу!
   «Выдутый» из гиперпространственного тоннеля, будто пулька из духового ружья, звездолет кроков несся прямо на бело-голубую планету, уже заполнившую собой половину экрана.
   О’Крисс Волн судорожно потянулся к панели управления. Несколько быстрых движений. И вновь крупная дрожь пробежала по телу корабля – двигательная установка начала толкать звездолет вбок, пытаясь увести с гибельного курса. Тут же включился носовой двигатель торможения, замедляя скорость корабля, выигрывая время для осуществления маневра.
   Но хорошо плюс хорошо не всегда бывает чудесно. Перечеркивая все надписи, на экране монитора вспыхнул красный транспарант: «Перегрузка выше критической! Автоматическое снижение тяги». Два реактивных импульса – двигателя коррекции и двигателя торможения, – сложившись, превысили допустимый порог. Бортовой компьютер, получив данные со своих многочисленных датчиков, спасая корабль, мгновенно уменьшил тяги обоих двигателей.
   – Натрак! Не так же надо было! – командир «Ускользающего», лихорадочно нажимая кнопки на пульте управления, пытался исправить ошибку электронного мозга.
   Тут же выключился тормозной двигатель, зато вновь в полную мощь зарокотал двигатель коррекции. Но где-то там, в высших сферах, весы судьбы уже неотвратимо качнулись в одну сторону – груз невезения и ошибок перевесил Фортуну десятка кроков «Ускользающего». По размашистой дуге звездолет уходил в сторону от планеты. Но в одном месте дуга все же соприкоснулась с густой гривой атмо-сферы – на скорости нескольких десятков километров в секунду звездолет начал сминать роскошную шевелюру бело-голубой красавицы.
   Это оказалось тем редким случаем, когда кашу маслом все же испортили.

   Андрей Кедров поддал носком армейского ботинка тонкую проволоку и прыгнул в овраг. И тут же за его спиной что-то зашипело, засвистело и началась настоящая пальба – красные, белые, зеленые, синие заряды, издавая неимоверный шум, выстреливали вверх и на высоте нескольких десятков метров взрываясь, расцветали роскошными хризантемами. Случись такое в боевых условиях – эта «музыка» и «цветочки» вполне сошли бы за похоронные, для невнимательного диверсанта. На известное и пристрелянное место тут же обрушился бы шквал огня.
   Не обращая внимания на развернувшуюся за его спиной какофонию, лейтенант быстро вскарабкался по противоположному склону оврага наверх и быстро подбежал к заранее облюбованному кусту, на ходу вытаскивая из «Выдры» саперную лопатку.
   «Теперь, как учили, осторожно снимаем дерн, землю в куст, – Андрей споро готовил себе укрытие, – теперь дерн кладем по краям ямки. Все. Упал, замер, ждать».
   А на противоположной стороне оврага все еще фонтанировала разноцветными огнями сигнальная мина. Неожиданно в ее свистящие и взрывающиеся звуки вплелся низкий гул. Быстро нарастая, он через минуту заполнил собой все вокруг.
   «Господи, а это что? О таких РДГ ничего не сообщалось», – Кедров, задрав голову, смотрел на быстро приближающийся к земле странный, практически черный самолет.
   В чем его странность, лейтенант-десантник сразу и не смог определить. Вернее, странным в этом летательном аппарате было все, начиная от какой-то экзотичной черной окраски и кончая неестественно маленькими для такого самолета крылышками. Никаких опознавательных знаков Кедров не увидел.
   Самолет, тем временем, с угрожающим гулом приближался к земле и был уже на высоте не более километра. Но даже на таком расстоянии от него ощутимо исходило тепло.
   «Что за чертовщина такая», – Андрей неожиданно почему-то подумал, что оружия у него и его группы, по сути, нет. Автоматы, стреляющие шариками с краской, естественно, не в счет.
   Мужчина потянулся к рации. «А если это все же экзамен, а я тут панику подниму. Точно в ГРУ не попаду», – рука десантника замерла.
   В ста метрах от земли, когда Кедров уже подумал, что случится авария и чудной самолет врежется в землю, тот как-то неуловимо трансформировался, и вот уже перед ошеломленными людьми предстала классическая летающая тарелка. Еще несколько мгновений – по периметру черного диска что-то сверкнуло ярко-синим, раздался треск ломающихся деревьев, и таинственный летательный аппарат замер на дне оврага.
   Густая горячая волна обдала Андрея, словно он находился рядом с доменной печью.
   «Господи, да что это?»
   – Всем находиться на своих местах, – Кедров не узнал своего голоса, раздавшегося из динамиков под каской, и тут же из наушников раздался такой сильный треск, что их пришлось выключить.
   «Глушилку включили», – догадался Андрей.
   Он бесшумно скользнул к краю оврага. Что его толкнуло на это, он и сам толком объяснить себе не мог. Сложный коктейль из любопытства, интуитивного чувства, что происходит нечто необычное, желания оказаться на высоте в этой ситуации и благодаря этому остаться в элите российской армии. Пожалуй, последнее было определяющим.
   Андрей осторожно высунулся из-за края и посмотрел вниз. На «тарелке» что-то бесшумно сдвинулось, и обозначился черный провал люка.

   На «Ускользающем» тревожно взвыла сирена, предупреждая, что температура обшивки достигла критической величины – звездолет, не приспособленный к полетам в плотных слоях атмосферы, стремительно разогревался.
   – Через пятнадцать секунд взрыв! – не сказал, а прокричал второй пилот.
   Старый космический волк О’Крисс Волн вновь мгновенно оценил ситуацию и принял последнее в своей жизни правильное решение. Его правая рука схватилась за небольшой рычаг на пульте управления и дернула на себя. Мгновение спустя в районе кормового отсека сработала система аварийной эвакуации разведывательной капсулы – один пирозаряд вскрыл люк, а второй вытолкнул в него черное десятиметровое тело «Малютки». И тут же в образовавшийся проем ворвался раскаленный поток воздуха. Горячая плазма со скоростью около десяти километров в секунду быстро добила агонизирующий корабль.
   Предупреждающий сигнал сирены раздался одновременно с вспыхнувшим транспарантом: «Аварийная эвакуация».
   О’Кнопп Зарк, командир капсулы, впрочем, как и все члены десантного отряда, с тревогой прислушивался к звукам и толчкам, доходившим до «Малютки», стоящей в отсеке «Ускользающего».
   Судя по мощному толчку, прокатившемуся по звездолету, едва они успели нырнуть в гиперпространство, и чуть не сорвавшего «Малютку» с креплений, челы успели-таки нанести удар до того, как закрылось гиперокно.
   «Значит, мы вышли из гипера не в расчетной точке. Но где?», – вспыхнувший транспарант «Аварийная эвакуация» дал Зарку ответ на этот вопрос. Как пилот пилота он понял Волна – тот спасал то, что можно еще спасти, даже ценой нескольких лишних секунд своей жизни и жизней оставшихся на борту «Ускользающего» кроков. Хотя, разве могут быть секунды жизни лишними? Но времени на философствование не было: разведкапсула на скорости под десять километров в секунду неслась к неведомой планете – как показал оживший вслед за сиреной экран наружного обзора.
   «Хоть бы “Малютка” выдержала и не сгорела».
   Вновь перегрузка навалилась безжалостной тяжестью – автоматика, не дожидаясь команд, начала спасать разведывательную капсулу – выдвинулись крылья, заработал тормозной двигатель.
   На экране в белой дымке мелькнула какая-то обширная ровная поверхность насыщенного синего цвета.
   «Океан, – догадался Зарк. – Значит, наверняка планета обитаема».
   За десять лет службы в Объединенном флоте он немало насмотрелся на всевозможные водоемы на различных планетах. Видел он и синие, и зеленые, и желтые колыбели белковой жизни.
   Командир разведкапсулы привычным движением включил систему невидимости.
   «Поди знай, как далеко зашла эволюция на этой крошке. За несколько миллионов лет, как правило, амеба умудряется превратиться в существо разумное. А то, в свою очередь, почему-то стремится обзавестись боевыми лазерами или ракетами с термоядерными боеголовками. Сшибут и даже не извинятся».
   Неизвестный океан красиво блестел под своим солнцем.
   «Было бы неплохо приводниться. Меньше всего хлопот».
   Но могучая инерция волокла «Малютку» дальше. Компьютер стал выводить на монитор первые сведения, собранные о планете.
   «А что, вполне комфортно. Кислорода чуть меньше, чем у нас. Но говорят, что это даже полезно. Тяжесть тоже чуть меньше нашей. Температура, влажность – как на курорте. Я бы на пенсии согласился здесь жить».
   Коротко пискнул датчик обнаружения жизни, и тут же на мониторе возникло увеличенное изображение какого-то города.
   «Да, здесь царят уже явно не амебы. Интересно, кто? Это часть Вселенной полностью заселена челами, исключений не было. Так что, Кнопп, на госте-приимство не рассчитывай. Хоть бы не засекли».
   Под «Малюткой», тем временем, уже простирался огромный горный массив, верхушки гор которого были покрыты белым снегом. Скорость упала до двух километров в секунду, высота – до шестидесяти километров.
   «А ведь уцелеем. Температура обшивки на пределе, но система охлаждения справляется. Спасибо тебе, Волн».
   Монитор высвечивал простирающиеся под кораблем леса, степи, реки. Датчик обнаружения жизни звенел уже постоянно, выводя на экран города, дороги, правильно расчерченные поля, покрытые какими-то растениями, явно посаженные разумными существами.
   Вскоре скорость разведывательной капсулы стала меньше километра в секунду.
   «Пора выбирать место для посадки. Осмотримся, проверим системы корабля, а там будем решать, что делать дальше. И подальше от этих городов», – Зарк еще внимательней стал вглядываться в экран.
   Через пятнадцать минут скорость полета упала до приемлемого для посадки уровня. Под кораблем простирался густой лес, где-то слева блестела река. Мелькнул неглубокий овраг, окруженный плотно подступившимися к нему деревьями и кустами.
   «Как раз то, что нужно. Лучшую маскировку я вряд ли найду», – руки чуть двинули штурвал, выводя «Малютку» на курс вдоль оврага.
   «А вон и подходящее место», – монитор показывал в десятке километров впереди расширение оврага, словно кто-то специально оборудовал там посадочную площадку. Лишь несколько деревьев росло на ней.
   Зарк навел на удобное место перекрестие и нажал кнопку включения системы автоматической посадки.
   – Десантной группе приготовиться! Осмотр мест-ности в радиусе километра.
   Компьютер выполнил посадку безукоризненно. Лишь на мгновение мигнуло изображение на экране – электронный мозг отдал команду на трансформацию корабля, но «картинка» тут же восстановилась. Под действием коротких электрических импульсов миллионы тончайших углепластиковых нитей разжались, еще миллионы таких же нитей сжались, превращая вытянутый цилиндрический корпус «Малютки» в диск. На секунду взвизгнул электромагнитный двигатель посадки… толчок. Есть посадка!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное