Вадим Селин.

Ведьмин дом на отшибе

(страница 1 из 6)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Вадим Селин
|
|  Ведьмин дом на отшибе
 -------

   Виктор Сергеевич сказал, что на оглашении завещания и принятии наследства надо присутствовать всей семье и мне в том числе. Я гордился этим, чувствовал себя по-настоящему взрослым. Я никогда в жизни не был на таких мероприятиях, и мне было жутко интересно, как там все будет происходить. Ночью перед этим я даже не спал, все ворочался с боку на бок, никак не мог заснуть.
   И вот наконец наступило завтра, и мы поехали в нотариальную контору. Молодая брюнетка в строгом костюме провела нас в комнату, где стоял длинный стол. Она принесла нам чай и печенье. В комнате был сделан евроремонт в светлых тонах, отчего на душе стало так же светло и уютно.
   Мы сели за стол. Мама напротив папы, а я рядом с ним. Едва мы уселись, как появились наши остальные родственники. Они были одеты в черное. Мы все никак не могли поверить в случившееся. Обменявшись горестными вздохами и рассуждениями о бренности жизни, мы все замолчали.
   Открылась дверь, вошел Виктор Сергеевич и, положив кожаный портфель на стол, уселся на председательское место и начал:
   – Прежде всего я хочу выразить вам, родственникам покойной Валентины Владимировны, свои соболезнования, – обратился он к нам, сложив ладони лодочкой. – Дожив до ста двух лет, она скончалась в собственном доме, сидя в кресле-качалке, с чашкой кофе в руках. Такой смерти можно пожелать каждому, так умереть – везенье.
   «Ничего себе везенье – умереть!» – поразился я.
   – Подумать только – до последних дней жизни она водила машину, вела себя как молодая. Честно говоря, я очень удивился, когда она пригласила меня для составления завещания. Выглядела она вполне здоровой, несмотря на столь преклонный возраст. Я, как ваш семейный нотариус, знаю, что в вашем роду все долгожители и сто два года это не предел. И тут раз – Валентина Владимировна умерла. Покойная оставила завещание, где распределила все свое имущество между родственниками. Итак, приступим к оглашению.
   Виктор Сергеевич выудил из портфеля папку, открыл ее и, обведя собравшихся взглядом поверх очков, начал:
   – «Находясь в здравом уме и твердой памяти, в присутствии Виктора Сергеевича Ильина, нотариуса, я составляю завещание. Алисе, правнучке, завещаю свою машину „Ауди-100“ в полное право пользования…»
   Тут раздался пронзительный визг – это счастливая Алиска завизжала от радости. Я терпеть ее не могу. Она двоюродная сестра моей мамы, ей уже почти тридцать, но ведет она себя как ребенок.
   Бросив на нее неодобрительный взгляд, Виктор Сергеевич продолжил читать.
   Наследников оказалось не так уж и много, причиной тому была трагедия, случившаяся несколько лет назад.
Семья наших родственников с маминой стороны ехала на море на машине, и неожиданно из-за поворота вылетел грузовик. Погибли все.
   Скоро я услышал то, что касается нас:
   – «Марине, любимой правнучке, завещаю свой дом со всем сопутствующим имуществом и оставшейся суммой денег. Живите в нем с семьей счастливо. Теперь же я могу спокойно умереть…»
   Распределив всю собственность прапрабабушки Валентины между родственниками и вручив документ на владение перечисленной движимостью и недвижимостью, Виктор Сергеевич удалился.
   Мама сидела ошарашенная. Ей еще никогда не завещали дом. Огромный дом.
   По ее лицу можно было понять, что ее одолевают радость, растерянность и тревога.
   Мой папа – военный. Нам приходится скитаться по нашей необъятной Родине вдали от родственников. Мы кочуем, как цыгане, по разным городам. Где мы только не жили: и в Чите, и в Москве, и в Иркутске. Мы не имеем своего дома, живем в казенных квартирах и мечтаем где-нибудь осесть. И вот такая возможность представилась – нам завещали дом в каком-то Залесенске. Прапрабабушка жила в удалении ото всех, поэтому и виделись родные с ней редко. Теперь папа точно выйдет в отставку, и мы наконец заживем в собственном доме.
   Все родственники покинули кабинет, в нем остались только я, папа и мама. Никто нам не завидовал, все знали, что дом нам необходим.
   – Ну, что делать? – спросил папа.
   – Жить, – твердо ответила мама. – Квартиру нам дадут неизвестно когда и где, а тут целый дом. И деньги. Пусть пока полежат в банке. Игорь, ведь ты уже давно подумывал выйти в отставку. Тем более у тебя контракт заканчивается через пару месяцев.
   – Все понял, – кивнул папа. – Дом так дом.
   С этого дня и началось все то, о чем я хочу рассказать далее.

   Вскоре у папы истек контракт, и он вышел в отставку – не стал его продлевать. Мы собрали вещи в узлы, сели в машину и поехали в наш новый дом. Контейнер с остальной утварью должны были привезти через несколько дней. Оказалось, что дом находится в совсем уж небольшом городишке, я его даже на карте найти не смог, и стоит он на отшибе. По старому мосту мы проехали через речку, и вот показался наш будущий дом. Я принялся его рассматривать. Он был невероятных размеров, по-видимому, со множеством комнат и лестниц. За пределами высокой кованой ограды с пиками по всему периметру было лето – летали птицы, светило солнце, а возле дома было все совсем иначе. Его окружала серая атмосфера, повсюду лежали сухие листья и дул ветер. Этот дом стоял как будто в отдельном мире. В мире вечной осени и плохой погоды. Можно даже было заметить границу лета и осени. Границу представляла собой кованая ограда, окружающая участок. Внутри – осень, а сразу за оградой – лето… Этот жуткий каменный дом напоминал средневековый замок.
   Во дворе ничего не росло, только стояло почти сухое раскидистое дерево, на котором сидел большой черный ворон и каркал. Впрочем, тут просто ничего не было посажено, кроме этого древнего дерева.
   – Как тебе дом, Ваня? – улыбаясь, мама обернулась ко мне. Я сидел на заднем сиденье.
   – П-прекрасный, – ответил я. – Только немного жутковатый.
   Папа заехал во двор, подул ветер, и за нами, сильно и протяжно заскрипев, захлопнулись ворота.
   – Хороший же прабабушка нам оставила дом, я была здесь пару раз, он всегда мне нравился, – восхищенно заметила мама. – Жаль только, что я видела прабабушку всего раза два. Общались мало.
   – И как только она тут жила? – поежился я. – Не дом, а какой-то замок с привидениями.
   – Хватит лирики, – сказал папа. – Берем вещи и несем их в дом. Скоро приедет нотариус и передаст нам все оставшиеся документы на вечное право владения этим домом.
   Почему-то случайно брошенное папой слово «вечное» отпечаталось в моей памяти.
   Я открыл дверь в дом, где все окна были занавешены, вошел в него, огляделся и закричал. Передо мной стояло несколько привидений…
   – И что ты кричишь? – недовольно поинтересовалась мама, следуя за мной.
   – П-привидения…
   – Никакие это не привидения, а старые простыни, ими накрыли мебель. Ну, чтобы она не запылилась.
   Действительно, это были всего-навсего белые простыни. И как я мог их испугаться?
   Внутри дом выглядел хорошо. Зал был громадным, как спортзал в большой школе. В углу у окна стояло кресло-качалка. Наверное, на нем умерла прапрабабушка. Я поднялся на третий этаж, где была уютная комната с диагональными потолками (всегда мечтал о чердачной комнате) и окнами во двор. Ну что, Ваня, давай привыкай к новому жилищу.

   Пролетела неделя. Все это время мы раскладывали вещи по своим местам, подметали двор от сухих листьев (но ветер тут же дул, и листья снова покрывали двор), красили забор черной краской. Я уже привык к тому, что толстый слой листьев застилает наш немаленький двор, и мне уже даже начинала нравиться мрачность. Темный дом, темный двор, высокая кованая ограда…
   Как-то раз мы поехали на кладбище помянуть прапрабабушку (я буду называть ее так), и, когда уезжали оттуда, я оглянулся (меня как будто что-то толкнуло) и увидел, что нам вслед таращится огромный черный кот, больше похожий на пантеру. Он пристально посмотрел на нашу машину и, резко развернувшись, убежал на кладбище. После этого случая мне стало не по себе. Что это был за кот и почему он смотрел на нашу машину?

   Первого сентября я пошел в новую школу, в восьмой класс. Привыкать к новым товарищам и учителям мне было не в диковинку, за свою жизнь я сменил пять школ, эта, стало быть, шестая.
   Я выбрал себе место на последней парте первого ряда, около окна, разложил там вещи. Проходившие мимо меня ребята с интересом поглядывали в мою сторону. Я знаю, что они говорили: «Вон, у нас новенький, пацан какой-то. Интересно, кто он? Из какой школы и почему к нам перешел?»
   Ребята были какие-то странные. Они не бегали, не кричали как резаные, как это бывает во всех нормальных школах, не переворачивали парты и не рисовали на доске. Они молча ходили, сбившись в небольшие группы. И, главное, все они были… одинаковые. Одни и те же невыразительные лица, глухие платья у девочек, рубашки, застегнутые на все пуговицы, у мальчиков.
   «И как они не задыхаются?» – подумал я, расстегнув третью пуговицу от горла.
   Подавляющее большинство одноклассников было одето так, будто они явились из середины прошлого века. Словно в этом Залесенске никогда не слышали о современной моде.
   Прозвенел звонок, и начался чисто символический урок, ведь первого сентября никто не учится по-настоящему. В класс вошла женщина в старомодной темной юбке и легком темном свитере (по такой-то жаре?!) и, произнеся заученную речь насчет безграничной радости видеть своих учеников, она наконец дошла до главного.
   – В нашем классе появился новый ученик – Иван Ткаченко.
   Я поднялся с места.
   – Надеюсь, Ваня, что тебе понравится в нашем городе и, в частности, в нашем коллективе. Выйди к доске и расскажи о себе.
   Я вышел из-за своей парты, прошел к учительскому столу и, обозрев бесцветные лица одноклассников, прокашлялся и выполнил просьбу классной руководительницы.
   – Мой папа военный, мы жили во многих городах, я учился во многих школах. Я уже привык к постоянным переездам и новым одноклассникам. Иногда я даже не успеваю запомнить, как кого зовут – так часто я меняю школы. Но теперь папа вышел в отставку, и мы поселились в доме умершей прабабушки моей мамы. Этот дом очень большой, он находится на краю города, и мне он очень нравится…
   Вдруг я заметил, как все напряглись, переглянулись между собой и стали меня осматривать.
   – Вы что, живете в доме старой ведьмы Валентины? – спросил высокий темненький парень с веснушками на носу.
   – Э… – растерялся я. – Да, прабабушку моей мамы звали Валентина. И мы живем в ее доме. А что такого?
   – Ненормальные, – присвистнул парень.
   – Эдик, успокойся, – одернула его Роза Николаевна (так звали мою новую классную). – Не смей паясничать.
   – А я не паясничаю, – произнес Эдик, и все одноклассники стали переговариваться, искоса поглядывая на меня. – Каждому в нашем городе известно, что Валентина – ведьма. Ей было лет пятьсот…
   – Не пятьсот, а сто два, – поправил я Эдика.
   – Какая разница, – отмахнулся он. – Суть в том, что она была очень старой. Все ведьмы очень старые. Где это видано, чтобы древняя старуха ездила на крутой тачке? А некоторые люди видели, как она ночью летает на метле. И вот теперь в нашем городе появилась ваша семейка. Вы, наверное, тоже нечисть.
   – Эдик, замолчи сейчас же! – прикрикнула Роза Николаевна. – Не превращай урок в балаган!
   Эдик возмущенно замолчал, а я призадумался над его словами.
   Лично я не верю ни в каких ведьм, колдунов, вампиров и все такое прочее. Это все выдумки писателей и режиссеров. На самом деле их не существует. Во всяком случае, так думаю я… вернее, думал.
   После самого первого моего урока в новой школе меня стали все сторониться. За спиной я слышал шепот, а когда резко оборачивался, то видел, что многие смотрят мне в спину, показывают на меня пальцем, и, придя в замешательство от моего резкого поворота, делают вид, что рассматривают что-то в моей стороне, или же, просто пристально посмотрев на меня, идут по своим делам.


   Минуло несколько недель моей учебы в новой школе, я уже привык к тому, что со мной никто не разговаривает, все обходили меня стороной и в столовой старались не садиться за мой столик. Даже если все столики были заняты, а рядом со мной имелись свободные места, ко мне никто не подсаживался, предпочитая завтракать стоя или на подоконнике.
   – Ведьмин внук, – часто слышал я слова за спиной.
   Я особо из-за этого не страдал, но однажды произошло событие, которое заставило меня всерьез задуматься.
   По русскому языку нам задали на дом сочинение на свободную тему, которое потом мы должны были читать вслух всему классу. Я написал о жизни одного писателя, а вот этот вездесущий Эдик…
   Когда дошла очередь до него, он вышел в центр класса, посмотрел на меня исподлобья, раскрыл тетрадку и произнес:
   – Прежде чем прочитать мою работу, я хочу сказать, что это вовсе не сочинение, не выдумка, а рассказ, основанный на реальных событиях. Информацию я взял из архива, я перерыл кучу подшивок газет, и вот что получилось.
   – Ну что ж, давай послушаем, что там у тебя получилось, – сказала учительница русского языка Ольга Витальевна.
   И все начали слушать.
   – Давным-давно в Залесенске был построен дом. Неизвестно кем и неизвестно когда. Дом окружала особенная атмосфера, вокруг него вечно был туман, над домом сгущались тучи даже в хорошую погоду, и казалось, что этот дом живой. Он жил своей жизнью. Дом окружали высокие кованые ворота, за пределы которых могли попасть немногие. Самое интересное, что на них не висел замок, а они все равно не открывались. Запускали только тех, кого считали нужным. Во дворе ничего не росло, стояло только старое дерево, в которое при грозах всегда били молнии. Дерево горело множество раз, но всегда после этого казалось нетронутым. На толстой ветке все время сидел древний черный ворон, он почти никогда не слетал оттуда.
   Как-то раз в этот дом въехала семья. Мать, отец и сын. Жили дружно, счастливо, строили планы на будущее, радовались жизни до тех пор, пока однажды все трое куда-то одновременно не исчезли. Больше их никто не видел. Ни мальчика, ни мать, ни отца. Вот только черный ворон остался. Он до сих пор сидит на дереве, словно охраняя дом. В этот дом въезжали новые семьи, но они там не уживались.
   А потом в доме поселилась женщина. Она всегда давала детям яблоки, пирожки, конфеты, но ходили слухи, что она – ведьма. Самая настоящая ведьма. Есть люди, которые видели, как она вылетает из двора ночью в полнолуние на метле и кружит по небу в лунном свете. Однажды, в очередное полнолуние, любопытные дети перелезли через забор и стали следить за ведьмой. После этого дети стали заиками от пережитого страха. Они все время твердили, что видели там нечто такое, от чего они едва не повредились умом. И вот недавно эта ведьма умерла. Иногда по ночам люди видят, как возле дома бродит ее призрак…
   Теперь в этом доме живет наш одноклассничек Ваня Ткаченко. Кто он такой? Тоже колдун? Он тоже умеет летать на метле и знает заклинания? С какой целью он явился в наш город? Отвечай же, кто ты!
   Глаза Эдика впились в меня, он без конца повторял: «Кто ты?» Казалось, что он сошел с ума. Эти слова подхватил весь класс. Ребята начали скандировать, забрасывать меня смятыми бумажками, самолетиками, ластиками…
   – Давай же, колдун, заколдуй нас! – требовал Эдик. – Покажи свою истинную сущность!
   Началось что-то невообразимое. Класс стоял на ушах, призывая меня признаться в том, что я тоже колдун. Учительница ничего не могла поделать с этим бесчинством. У меня вдруг промелькнула мысль, что она не хотела ничего делать, она была заодно с ними, и только положение не позволяло ей присоединяться к своим ученикам.
   – Я сейчас вызову директора! – пыталась она перекричать беснующихся подростков. Но куда там, они как заведенные твердили «Кто ты?» и не желали ничего слушать.
   Я схватил свои вещи и пулей вылетел из класса, услышав напоследок фразу Эдика о том, что меня надо сжечь на костре и что инквизиция в свое время недоработала. Если бы я не убежал, они бы точно устроили надо мной аутодафе.
   Эх, знал бы Эдик, что на моем бедре есть родимое пятно в форме круга – во времена инквизиции это считалось отметиной дьявола, за которую сразу же отправляли на костер…
   Я стал спускаться по широкой парадной лестнице. Краем глаза я заметил крупную черную кошку, которая пристально смотрела на меня. Мне показалось, что именно эту кошку я видел тогда на кладбище. У нее был странный взгляд, как будто человеческий и разумный. Она словно следила за мной. Я резко бросился за ней. Она спряталась за углом, я рванул туда.
   Кошки не было.
   Куда она могла исчезнуть, если здесь тупик?

   Дома я решил ничего не рассказывать родителям, они бы мне все равно не поверили. Сказали бы, что я просто не могу ужиться с новыми людьми и воображаю себе невесть что.
   Наступила ночь, я лег спать. В окно светила полная луна, я встал с кровати и начал ею любоваться. Какая же она красивая. Я как зачарованный смотрел на луну, и вдруг за моей спиной раздался скрип. Меня мгновенно прошиб пот, сердце бешено заколотилось, затылок ощущал чей-то взгляд. Я собрал в себе силы и резко обернулся, посмотрев в проем открытой двери. Мелькнул чей-то светлый силуэт, освещенный луной, и в мгновение ока скрылся. Я даже не успел разобраться, кто это был – мальчик или девочка. Меня волновало только одно – как бы не умереть от страха.
   Мой страх сменился интересом. Кто это бродит по моему собственному дому, да еще решается стоять в дверях моей комнаты?
   Я отыскал на столе фонарик, включил его. Батарейки были слабые, на последнем издыхании, лампочка еле светила, но все же худо-бедно рассеивала темноту. С полумертвым фонариком я выбежал из своей комнаты в коридор. Осветил его. В нем никого не было, как в принципе и предполагалось.
   Обследовав коридор, я уже хотел было вернуться в комнату, как вдруг увидел в другом конце коридора два светящихся глаза.
   Я сглотнул сухой ком, появившийся в горле, и моргнул. В следующую секунду никаких светящихся глаз не было видно. Подумав, что мне показалось, я подошел к двери своей комнаты и заметил, что что-то не так. И понял. Луна уже не светила. Небо быстро затянули тучи, где-то прогремел гром, ослепительно полыхнула молния, и начался дождь, постепенно переходящий в сумасшедший ливень. Капли стучали по подоконнику, по крыше, ветки одного-единственного в саду дерева швыряло ветром в мои окна. Посветив фонариком еще раз в коридор (для контроля), я шагнул в свою комнату и тут же услышал скрип в коридоре.
   Я обернулся, нацелился на скрип фонариком, как пистолетом, и увидел промелькнувший силуэт. Он пролетел в сторону лестницы на нижние этажи.
   Медлить было нельзя. Я рванул по коридору за силуэтом, промчался по лестнице и подбежал к распахнутой на улицу двери. Босыми ногами шлепая по лужам, я летел за тенью и успел ее рассмотреть только благодаря тому, что вспыхивали молнии. Тень была довольно высокой, но опять же, я не понял, кто именно это был – мужчина или женщина. Это усугублялось тем, что тень была одета в бесформенный белый балахон. И скоро я понял, что это за балахон.
   Тень была облачена в самый обыкновенный саван. Такой же я видел в Чите, на похоронах нашей соседки, которая выбросилась из окна.
   – Стой! – кричал я тени. – Что тебе понадобилось в моем доме? Кто ты?
   Мои слова заглушались дождем и громом. Я понял, что мчаться дальше бессмысленно и попросту страшно, ведь тень со всего ходу неслась в сторону школы, неподалеку было городское кладбище, пробегать мимо которого ночью мне как-то не хотелось…

   Приближаясь к дому, я вздрогнул – небо осветила молния, и разряд ударил в дерево, росшее в нашем дворе. Оно моментально вспыхнуло. Ринувшись в дом, я разбудил родителей, они хотели вызвать пожарных. Но это делать было бессмысленно – дерево сгорело дотла и, что самое странное, не повредило ничего – ни провода, ни дом, хотя касалось своими ветками моего окна и росло рядом с домом.
   Родителям я ничего о ночной вылазке не сказал.
   Наутро я проснулся оттого, что ветви дерева стучали в окно. Бросив взгляд на улицу, я с изумлением заметил, что на дереве нет никаких следов копоти и гари. Черный ворон, устроившись на толстой ветке, чистил перья.
   Чудеса какие-то…
   Я не знаю, повезло мне или нет, но я заболел из-за того, что бегал под дождем. В этом были свои плюсы и свои минусы. Плюсы – я не пошел в школу, где меня все считали колдуном и мечтали сжечь на костре, теперь у меня появилось свободное время, и я мог читать книжки, а также обдумывать то, что происходит, а минусы – горло першило, больно было глотать, поднялась температура.
   Днем градусник показывал сорок, и мама вызвала врача, чтобы он сбил мне температуру, иначе она могла подняться выше, и я бы попросту «сгорел». Вместо врача пришла молоденькая медсестра. Оставшись со мной наедине в моей комнате, она попросила меня лечь на живот, расслабиться и не смотреть на нее. Сказала, что не любит, когда «смотрят ей под руку». Ее просьбу я выполнил, откинулся на подушку и стал ждать укола.
   И тут я услышал приглушенное мяуканье. Я повернул голову на звук и не увидел ничего, кроме медсестры, которая готовила шприц.
   И еще я увидел то, что не должен был видеть.
   Она аккуратно рылась на моем столе, что-то ища, осматривала комнату и приговаривала:
   – Сейчас сделаем тебе укольчик, милый мальчик, и жар спадет.
   Затем, чертыхнувшись одними губами (вероятно, не нашла то, что искала), аккуратно достала из кармана халата ампулу, положила на ее место ту, что держала до этого в руке, и отломила горлышко. Она набирала жидкость в шприц, чтобы вколоть его мне, терла мою кожу ваткой, смоченной спиртом. Спирт испарялся, оставляя на коже ощущение приятного холодка.
   И тут я понял, что это не настоящая медсестра. Она даже не спросила год моего рождения, не посмотрела мне горло, в общем, вела себя непрофессионально и, главное, она ПОМЕНЯЛА ампулу. Медсестры так себя не ведут. Она подсадная.
   Она решила меня убить.


   – Нет! – завопил я. – Не хочу укол!
   Я резко развернулся, вскочил с постели и зашел за стол, где стоял компьютер. Он ограждал меня от медсестры, был своеобразной защитой, баррикадой.
   – Ты что, боишься укольчиков? Ты же взрослый мальчик. Это не больно, комарик и то больнее кусает, – сладким голосом пропела медсестра и добродушно мне улыбнулась. – Ну давай же, ложись.
   – Вы не настоящая медсестра, – медленно произнес я, пристально глядя на нее.
   – Как это не настоящая? – удивилась она. – Очень даже настоящая. Давай же, ложись на кроватку. У меня нет времени, мне надо еще обойти несколько больных. – Было заметно, что она явно нервничала и уже начинала злиться.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное