Вадим Селин.

Месть убитой мухи

(страница 2 из 9)

скачать книгу бесплатно

– Не-ет, так дело не пойдет! – заявила Люська и додумалась наконец спросить: – Да, кстати, а что это за придурок меня проклял?

– Ага, ага, – загалдели подружки, как те сороки, – что за придурок ее проклял? Вы нам только скажите – мы быстренько ему глаза выцарапаем да патлы проредим!

– Ну, есть один человек, – расплывчато ответила фигура и вдруг спешно засобиралась: – Ну, ладно, я пошла. Приятного тебе последнего дня, девочка.

И черная фигура, напоминающая тень, как ни в чем не бывало почапала по проспекту, слегка опираясь на свой зонтик. Признаться, выглядело это эффектно.

Люська вылупила глаза вслед фигуре, раздумывая над ее обещаниями, но вовремя очнулась:

– Эй, постойте! Да не уходите вы! Стойте!

Она со всех ног помчалась за фигурой. Подружки – за ней. Цок-цок-цок – стучали каблучки.

– Я слушаю тебя, роднуля моя, – замедлив шаг, величественно произнесла фигура.

– Слушайте, я вот спросить хотела, а можно с меня снять это страшное проклятие? – отдышавшись, поинтересовалась Люська и призналась: – Что-то уж больно мне помирать не хочется. – И сочла нелишним добавить: – В самом расцвете сил и красоты.

А силы и красота у Люськи были: она уродилась высокой, красивой и крепко сбитой девушкой, пройти мимо которой было просто невозможно, тем более если учесть, что она обожала носить пушистые-пушистые разноцветные боа, которых ласково называла «мои мохнаточки», и всех подряд ими задевать. Да, Люська уродилась умницей и красавицей, вот только с парнями ей отчего-то не везло. Прямо рок какой-то – знакомится с парнем, и максимум через день он оказывается несусветным козлом. Есть повод задуматься. Люська задумывалась, задумывалась, но ответа так и не находила. Сколько бы ни думала, личная жизнь так и не устраивалась, и девчонка считала это жуткой несправедливостью. Ведь, по ее мнению, самое главное в жизни – это, уж простите за каламбур, устройство личной жизни. Очень уж она этой проблемой была озабочена.

Фигура задумалась над ее вопросом.

– Ну… как тебе сказать…

– Прямо! – Люська решила брать быка за рога. То есть проклятие за его проклинающие свойства.

– Ну… эээ…

– Так что?

– Эээ… ну…

– Блин… говорите…

– Ну… эээ… – продолжала юлить фигура.

– Да не тяните вы! Говорите! Можно или нет?

Фигура вздохнула и что-то посчитала на пальцах. Посмотрела куда-то поверх Люськиной головы.

– В принципе, при большом желании можно, твое эфирное тело еще не до конца разрушено. Но стоить это буде-е-ет…

– Сколько? – Люське было по барабану, сколько запросит фигура, лишь бы сегодня сходить на свиданку, а завтра прошвырнуться по шопам.

Фигура назвала цену.

– Ой, тетя, не смешите мои тапочки и носки! Да разве ж это деньги? – отмахнулась девчонка. – Жизнь дороже! Ну, давайте, снимайте с меня страшное проклятие, я готова.

И она сделала глубокий вздох, как перед прыжком в воду, и расправила свои мощные плечи.

Фигура усмехнулась:

– Ага, вот щас прямо посреди улицы я буду с тебя снимать страшное проклятие.

Это надо в специальном месте делать, – сообщила она и назидательно добавила: – С бухты-барахты страшные проклятия не снимаются!

– А в каком месте снимаются? – Люське уже не терпелось избавиться от незваного страшного проклятия.

– Допустим, в моем салоне, – фигура указала куда-то вперед. – Я магический салон открыла, он в честь меня и называется – «Мадам Джулия». Вот там мы и будем снимать с тебя страшное проклятие.

Фигура ласково приобняла Люську, развернув ее в сторону салона, тем самым давая понять остальным членам компании, что дальше можно обойтись и без них.

– Ну, ладно, мы пойдем, – поняла намек прозорливая Танька. – Сразу, как только с тебя снимут страшное проклятие, к нам подваливай.

Ирка, Катюха и Танька ушли, оставив озадаченную Люську наедине с фигурой.

– А как вас зовут? – запоздало спросила девчонка.

– Я же сказала, что салон в мою честь назван – мадам Джулия, значит.

– А-а-а, точно, я протупила… А меня… – хотела было представиться Люська, но фигура неожиданно бешено замахала руками, потом прижала ладони к вискам и пристально посмотрела в небо.

– Я знаю твое имя. Ты – Дуся.

– Нет, я не Дуся, я…

– Молчи! – воскликнула мадам Джулия, усердно массируя виски. – Ты – Леся!

– Не-а, я…

– Стоп! Тася! Ты Тася! Конечно же, как я могла ошибиться.

– Не-а, я не Тася…

– А кто? Тося?

– Нет.

– Мася?

– Нет, я Люся. Люська.

– Да, извини, Люся. Точно, Люся! Понимаешь, сегодня просто день неблагоприятный – у меня степень подключения к информационному полю низкая, – пожаловалась мадам Джулия, деловито плутая с Люськой по переулочкам.

Плутали они, плутали, плутали… Болтали они, болтали, болтали… Пугала мадам Джулия Люську, пугала, пугала… И через некоторое время завела ее в свой салон, который был увешан всяческими амулетами, утыкан свечами и задрапирован черными шторами. Везде стояли якобы человеческие черепа, а под ногами туда-сюда шныряла черная кошка и глазела на Люську своими большими желтыми глазищами.

– Ну, вот мы и пришли, – произнесла фигура, цепким взглядом осматривая Люську. – Садись вот сюда.

Обладательница страшного проклятия села на предложенный стул. Мадам Джулия взяла с полки кадило и накрошила в него какого-то черного порошка.

– Ну? – спросила Люська, внимательно прислушиваясь к своим внутренним ощущениям.

– Что – «ну»? – энергично кроша порошок в кадило, спросила мадам Джулия.

– Вы уже сняли страшное проклятие? Я могу идти?

– Нет, я еще даже не начинала.

– Да? А… Послушайте, мадам Джулия, я вот о чем подумала… – протянула Люська.

– О чем же, милочка моя милая, голубушка моя сизокрылая, ты подумала?

После этих слов Люська прониклась симпатией к ведьме и доверительно поделилась мыслями:

– Я вот подумала – а на фиг снимать его, проклятие это?

Фигура опешила:

– Как это? Я не поняла.

– Ну, я жила с этим страшным проклятием и горя не знала, а тут появились вы и, сорри за грубость, мозги мне запудрили. Так сказать, смуту в жизнь мою внесли.

Мадам Джулия вздохнула и присела на стул рядом с девчонкой.

– Понимаешь, котенок, в чем дело… Да, ты о страшном проклятии не знала, и если бы я тебе не сказала о нем, то, повторяю, уже сегодня вечером тебя бы на совок подметали. А я с тебя его сниму – и не будет никакого совка. Так вот подумай – нужен ли совок или можно и без него обойтись?

– Значит, все действительно так серьезно? – поразилась Люська и заерзала на стуле от того, что представила себя на совке.

– Серьезней не бывает, – заверила ее фигура. – Выбирай – или совок, или счастливая жизнь без совков.

– Ой! Мадам Джулия, побыстрее снимите с меня эту пакость! Я не хочу на совок, – взмолилась Люська.

Но теперь фигура не торопилась. Она ласково приобняла клиентку и доверительно проговорила:

– Подожди. Раз уж мы разговорились, я тебе скажу еще кое-что.

– Да? – зажглась любопытством Люська.

– Да. Твое страшное проклятие страшно не только совком, а еще тем, что оно разрушает твою личную жизнь.

У Люськи стало темно в глазах, а в ушах зашумело. Вот она, причина ее одиночества – страшное проклятие! Именно из-за него, из-за этой гадости, все проблемы! Да если бы не оно, Люська бы уже давно выскочила замуж – негоже в пятнадцать лет в девках сидеть! Именно из-за страшного проклятия, даже не наладившись, рушится ее личная жизнь! Это из-за него все, из-за него!

– Но… – только и смогла выговорить потрясенная Люська. Теперь она была уверена на все сто процентов, что парней-козлов ей именно страшное проклятие подсовывает. Больше такие гнусности делать некому. На это лишь страшное проклятие способно.

– Вот тебе и «но», – сочувственно вздохнула мадам Джулия и спохватилась: – Надеюсь, ты не думаешь, что я подслушала твой разговор с подругами и из него все узнала?

– Конечно, нет! – возмутилась Люська. – Как можно! Вот теперь, когда вы мне про личную жизнь сказали, я уверена – вы настоящая ведьма! Да вы… да вы… да я вас буду на руках носить, если вы поможете мне личную жизнь устроить!

– Я, родная моя, не сваха! – строго сказала мадам Джулия. – Я – ведьма! Я сниму с тебя причину одиночества (ну, естественно, вместе с причиной твоей сегодняшней предполагаемой гибели), а дальше все в твоих руках.

– Уж вы снимите, снимите! – взмолилась Люська. – А из рук моих ни один нормальный парень не уйдет! За это можете не переживать.

– Я не за это переживаю, дорогая, а за другое, – вздохнула мадам Джулия. Она была мастерицей вздыхать.

– За что? – напряглась Люська.

– Дело в том, что у меня предоплата. Уж не обессудь. А то, бывает, приходят ко мне клиенты, от порчи или проклятия избавятся и уходят, не заплатив ни копейки. Поэтому тугрики вперед. Но ты не думай, что я такая дурочка-Снегурочка – я на них, на этих хитрецов, в качестве мести свою фирменную порчу насылаю, и с ними вскоре случаются разные мелкие неприятности – у кого-то глаза лопаются, у кого-то скальп сам собой снимается, у кого-то пальцы отпадают, у кого-то кости в спираль закручиваются… Треск такой стоит, бррр! Мороз по коже. Но что делать! Всякая работа должна оплачиваться. Поэтому и наказываю. А то свое получат и уходят.

Перепуганная Люська спешно вытащила из кармана портмоне.

– Вам тугрики, да? – на полном серьезе спросила она.

– Чего?

– Ну, вы сказали, что берете в тугриках. У меня есть иены…

– А, не, тугрики не надо, это я так пошутила. Слово просто смешное. Я или в рублях, или в долларах, или в евро принимаю, – перечислила колдунья и уставилась на Люськины серьги: – А еще золотом и драгоценными камнями.

Люська сделала вид, что не врубилась в намек, отсчитала деньги (в рублях) и передала их мадам Джулии. Та проворно, отработанным жестом, спрятала банкноты в карманах своего балахона.

– Вот я люблю таких клиентов, как ты! Приятно работать!

«Какое счастье мне подвалило в виде этой тетки!» – чуть не плача от радости, подумала Люська и попросила:

– Вы уж, мадам Джулия, постарайтесь как следует. У меня выпускной на носу, что я, одна на него пойду? Ну, родители – это понятно, но нужен еще и парень. Без парня уже как-то не престижно. Ну, вы меня понимаете.

– Понимаю, – закивала мадам Джулия. – А теперь – молчи. Закрой глаза и не открывай рта.

Люська с готовностью повиновалась. Закрыла глаза, рот (его было закрыть сложнее всего) и вскоре ощутила приторный запах ладана.

– Ой, какое проклятие мощное! Уж-ж-жас! – говорила мадам Джулия, обмахивая Люську кадилом. – Поражаюсь, как это ты до сих пор жива. И венец безбрачия над твоей головой висит. Красивый такой венец, роскошный, кто-то от всей души его делал. Только ты не думай, что венец правда как венец выглядит. Нет. Когда ауру над головой вверх ногами переворачивают, она и становится похожа на венец…

Люська хотела что-то подумать, но ее сознание куда-то поплыло, и она сама не заметила, как отключилась.

Глава 2
А был ли мальчик,
или
А была ли мадам Джулия?

Очнулась Люська не в салоне мадам Джулии, а… в своей квартире. Надрывался мобильник, невыносимым звоном сверля ее мозг. Девчонка протянула руку к прикроватной тумбочке и взяла телефон. На дисплее высвечивалась фотография Таньки, а под ней прыгала надпись «Танька».

– Алло, – слабым голосом промолвила Люська.

Но телефон по-прежнему надрывался мелодией из сериала про некрасивую девушку в очках и брекетах.

– Алло! – крикнула Люська.

Однако телефон продолжал звонить.

– Тьфу ты, черт, забыла на кнопку нажать… – сообразила Люська и нажала на зеленую кнопку. – Алло.

– Люська? – крикнула Танька. – Ты где пропадаешь? Мы тебя все уже заждались!

– Где заждались? – ничего не могла понять Люська.

– Да на Иркином дне рождения! Давай быстрее!

– Ага… Уже иду…

Танька отключилась.

Люська посмотрела в потолок. Потом за окно. Она ничего не могла понять – вроде бы только что сидела в салоне мадам Джулии, как под наркозом, и… очутилась у себя дома. Мысли в голове ворочаются так тяжело, что можно сказать, совсем не ворочаются, тело какое-то ватное, не свое, состояние наифиговейшее из наифиговейших.

С большим трудом Люська сползла с кровати и попыталась привести мысли в порядок.

– Так… Мадам Джулия должна была снять с меня страшное проклятие… И начала его снимать в своем салоне… А потом я вырубилась. Но как я очутилась дома? Может, она меня сюда и приволокла? Интересно, на мне все еще есть страшное проклятие или уже нет?

Люська посмотрела в зеркало. В зеркале страшного проклятия видно не было.

– Ой, ой! – озарило внезапно ее. – Четыре часа уже прошло с тех пор, как мадам Джулия пообещала мне смерть. А я все еще жива! Значит, страшного проклятия на мне нет! Да и под поезд я вроде не попала… – И тут же в голову пришла другая мысль. И вообще эти мысли вдруг поперли как ненормальные: – У Ирки же день рождения! Я опоздала! Весь график теперь собьется… Так, посижу у нее часок и на свиданку пойду. Надо же личную жизнь устраивать.

Через двадцать минут Люська уже стояла под Иркиной дверью с красивым букетом и не менее красивым подарком.

Естественно, когда она вошла в квартиру, первый вопрос к ней был:

– Люська, ну как ты? С тебя сняли страшное проклятие? А то мы тут все жутко переживаем, как на иголках сидим.

– Да кажись, сняли, – неуверенно сказала Люська, прислушиваясь к своим ощущениям, но проклятия не ощутила. – Девчонки, вы правда за меня переживали?

– Да!

– Я сейчас расплачусь, честно…

В тот момент, когда Люськины слезные железы уже принялись вырабатывать слезы, из гостиной вышла Иркина матушка тетя Ядя.

До недавнего времени она работала в швейном цехе швеей-мотористкой, но как-то раз утром проснулась и поняла, что профессия швеи-мотористки до смерти ей надоела. Следовательно, надо немедленно уволиться и стать ведьмой – эта профессия, конечно, сейчас более востребована. Сказано – сделано. Матушка окончила какие-то там специфические эмпирические энергетические курсы, где узнала, что она, оказывается, потомственная колдунья и ей необходимо срочно получить ведьмовское образование, не то дар пропадет. Сразу после окончания курсов она стала промышлять на полную катушку: открыла магический салон с интригующим названием «Я все знаю», а для пущего эффекта забацала себе отпадный псевдоним – Яздундокта-Розамунда Третья. Когда подружки приходят к Ирке в гости, то называют ее матушку не тетей Ирой, как это было раньше, а тетей Яздундоктой, ну, в крайнем случае тетей Ядей – иначе она никак не отзывается и даже обижается. Ну, Ядя так Ядя. Все к этому уже привыкли.

Вышла, значит, тетя Ядя из гостиной и – глядь на Люську.

– Люська! – воскликнула она. – Как у тебя дела?

– Нормально… – осторожно ответила Люська. Никогда у нее еще так энергично не спрашивали о делах.

– Странно, а по моим предположениям, ты скоро будешь лежать в могиле, – задумчиво проговорила тетя Яздундокта Третья и без перехода сказала: – Иди, подкрепись. Там твой любимый «Наполеон» и много всего вкусного. И один салатик прикольный есть, я только вчера рецепт узнала у соседки теть Шуры.

Люська оторопела и покрылась испариной:

– Что вы сказали?

– Там, говорю, твой любимый «Наполеон», – повторила тетя Ядя, как-то странно рассматривая девчонку, глядя не на нее, а словно сквозь нее. – И салатик есть новый.

– Я о другом. Вы, кажется, что-то про могилу сказали… Или я торможу?

– Я сказала? А, да! Ты, говорю, скоро будешь в могиле валяться.

– Ма! – укоризненно произнесла Ирка. – На фиг надо людей пугать? Объясни по-русски, что сказать хочешь, а то чушь какая-то получается.

– Пройдемте в гостиную.

Когда все прошли в комнату, Люська плюхнулась в кресло и в ожидании уставилась на тетю Ядю. Ни о каком торте и речи не могло идти – когда тебе второй раз за день предсказывают смерть, тут уж не до «Наполеона». И даже не до селедки под шубой. И уж тем более не до маринованных грибочков. Я уже молчу о мясе по-французски. А если молчу о мясе по-французски, чего уж тогда вообще рот открывать о салате с черносливом?

– А ты почему так поздно пришла? – спросила тетя Ядя.

– Да с меня мадам Джулия страшное проклятие снимала – вот и припозднилась чуток, – обыденным тоном проговорила Люська, лихорадочно соображая, почему это она скоро должна валяться в могиле.

Тетя Ядя нахмурилась:

– Какая еще мадам Джулия?

Девчонки наперебой рассказали о сегодняшней прогулке по проспекту.

– Мадам Джулия? – изумилась тетя Яздундокта-Розамунда. – Нет в нашем городе ведьмы с таким именем. Я всех ведьм наизусть знаю.

– Может, вы с ней еще не познакомились?

Тетя Ядя нахмурилась еще больше, взяла ноутбук и села на диван. Вытянула компьютер из чехла, включила его (комп, а не чехол) и попросила Ирку:

– Доченька, будь добра, принеси мне диск с ведьмовской базой данных.

– Тебе за какой год? – уточнила Ирка.

– Да за этот – мне только вчера подружка его принесла.

– Хорошо.

Пока Ирка рылась в горе дисков, тетя Ядя показывала девчонкам фотки с шабашей и других профессиональных мероприятий.

– А это мы были в Украине на Лысой горе, – рассказывала она, щелкая мышкой. – Эх… Ностальгия… Так классно там было… Жаль, что с каждым годом эмоций будет все меньше и меньше – вот в первый раз это все необычно и здорово, а потом… А это я на Форуме молодых ведьм… Это мы с подружками покупаем свечку в форме черепа в магическом ларьке в Румынии… А это мы новогодний огонек устроили. Такой классный был огонек – чуть полгорода не спалили.

– Точно! Об этом еще в газетах писали! Ну, про взрыв на макаронной фабрике! – припомнила Люська, рассматривая снимок взорванной макаронной фабрики.

– Да, – кивнула тетя Ядя. – Мы нечаянно взорвали макаронную фабрику. Потом у всех такие прически были – просто мама дорогая.

Ирка притащила диск. Тетя Ядя вставила его в дисковод. Компьютер зажужжал, считывая с диска информацию. Все столпились вокруг тети Яди и смотрели на экран. Ведьма мастерски щелкала мышкой, загружая ведьмовскую базу данных.

– Как, ты говоришь, ее зовут? – спросила тетя Ядя, зажигая длинную тонкую сигарету. Она просто отпадно смотрелась с сигаретой и курила не потому, что хочет, а потому, что с сигаретой просто отпадно смотрится. Надо заметить, что почему-то все ведьмы курили и всем, как одной, шло это дело.

– Мадам Джулия зовут, – с готовностью произнесла Люська. Ее сердце колотилось быстрее обычного. Все это было так странно и удивительно – и страшное проклятие, и то, что скоро она, оказывается, будет валяться в могиле.

«МАДАМ ДЖУЛИЯ» – набрала тетя Ядя в строке поиска и нажала на «ПОИСК». Компьютер принялся перелопачивать базу данных. Все ждали, когда выскочит информация о мадам Джулии и прольет свет на сегодняшние невероятные события. Все ждали… Ждали… Гипнотизировали взглядом экран. Напряженьице было то еще.

Диск перестал шуметь.

«ПО ВАШЕМУ ЗАПРОСУ НИЧЕГО НЕ НАЙДЕНО. ПОПРОБОВАТЬ ЕЩЕ?» – появилось на экране.

Люська сглотнула застрявший в горле вязкий ком.

– Почему-то нет ничего, – растерянно сказала тетя Яздундокта, выпустив изо рта струю дыма. – Нету в базе данных никакой мадам Джулии.

– Может, мы что-то не так сделали? – с надеждой спросила Люська. – А ну-ка, попробуйте как-нибудь по-другому написать.

Тетя Ядя пожала плечами и выбила в строке поиска: «ДЖУЛИЯ». Комп зашумел. Но поиск результатов снова не принес. Попробовали опять. «МАДАМ» разных было много, но именно «МАДАМ ДЖУЛИИ» в базе данных не значилось.

– Вот так фишка, – присвистнула Люська. – Так что, выходит, никакой мадам Джулии не существует?

– Выходит, так, – задумчиво подтвердила тетя Ядя.

– Ммм… Бредятина какая-то… А кто ж с меня страшное проклятие-то снимал? – поразилась Люська.

– Не знаю. Но если оно у тебя и было, то его сняли – лично я на тебе никакого проклятия не вижу.

– Ой, тетя Ядя, а почему вы сказали, что я скоро буду валяться в могиле? – спохватилась Люська. – Это еще почему? Мне и здесь хорошо.

– А потому что у тебя нет эфирного тела, – проговорила тетя Ядя.

Все непонимающе переглянулись.

– Кефирного? – не расслышала Танька.

– Какого-какого тела? – в тон ей переспросила Люська, непроизвольно ощупывая свое внушительное физическое тело. – Зефирного?

– Да не кефирного и не зефирного, а эфирного. Ну, как вам объяснить попроще… Ну, у человека есть несколько тел. Физическое знают все, потом идет невидимое, эфирное – оно самое грубое после физического, но если постараться, его можно увидеть и почувствовать, оно является точной копией физического тела. Вот знаете, когда умирает человек, говорят, что еще девять дней его душа по дому бродит. На самом деле это бродит эфирное тело, которое по инерции продолжает совершать привычные дела. За эти девять дней оно распадается и исчезает. Но это к теме не относится. Как я сказала, у человека несколько тел. Без одного не может быть и другого, они все между собой связаны. Так вот – у тебя нет эфирного. Поражаюсь, как ты до сих пор жива, – заключила тетя Ядя свою познавательную лекцию.

– Ну и прикол… – протянула озадаченная Люська. – Куда же оно могло подеваться, тело мое эфирное? Может, спер кто?

– Ой, да кому оно нужно? – легкомысленно отмахнулась тетя Ядя.

Беседа застопорилась.

– Я обязательно должна выяснить, что за баба пудрила мне сегодня мозги, – заявила Люська, рассчитывая на магическую помощь Иркиной матушки. Она была настроена решительно. Разве это дело – какие-то несуществующие тетки пугают ее какими-то там страшными проклятиями? Так может, и проклятия этого нет, как и самой тетки? Может, и жизнь ее личная совсем не из-за венца безбрачия не налаживается? Может, тут совсем в другом дело?

– А я не могу тебе помочь, – спокойно сказала тетя Ядя.

Люську чуть удар не хватил.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное