Вадим Селин.

Лучшие романы о любви для девочек

(страница 5 из 29)

скачать книгу бесплатно

   Мы нерешительно посматривали друг на друга. То я на Марата, то он на меня. Иногда пересекались взглядами. Когда это случалось, долго не могли отвести глаз, а когда понимали, что зрительный контакт становится слишком долгим, переводили взгляд на что-нибудь другое. Но через некоторое время все повторялось.
   Хоть мы и находились в кабинке впятером, компаний вроде бы было две – мы с Маратом – одна и его друзья – вторая. Они служили неким фоном. Мы с Маратом не принимали участия в общей беседе. Молчали, хотя оба понимали: надо как-то отделиться от друзей.
   Я была счастлива, что это происходит. Счастлива, что у Марата хорошие, обходительные друзья, которые галантно называют меня на «вы», счастлива, что вообще живу на белом свете и что на этом же самом свете очень близко живет Марат.
   Я мечтательно погладила место на руке, за которую меня держал Марат, когда поднимал с тротуара, и сказала:
   – Извините, но мне пора домой. Завтра рано на работу. Рада была с вами познакомиться.
   – Уже?.. – разочарованно протянул Игорь.
   – К сожалению, – развела я руками.
   Собралась домой я намеренно: хотела проверить, как поведет себя Марат. Если он сейчас сделает что-то, чтобы мы остались вдвоем – значит, он действительно что-то испытывает ко мне; если же не оторвется от ребят и попрощается – значит, чутье меня обмануло.
   – Тогда мы тоже пойдем, проводим тебя, – сказал Игорь.
   – Нет-нет, не надо! – отказалась я. – Мне до дома два шага. Сидите.
   – Нет, так не пойдет, – встрепенулся Марат. – Я тебя провожу. Если позволишь…
   Он посмотрел мне в глаза.
   – Позволю, – медленно ответила я.
   – Я вернусь к вам, – бросил Марат своим друзьям, и мы с ним вышли из «Пирамиды».
   Некоторое время между нами висело неловкое молчание. Ни он, ни я не находили темы для разговора. Мы молча брели по тротуару в сторону моего дома. Из-за позднего часа людей на улицах почти не было. Встречалась только молодежь, да и то изредка.
   – Постой, – вдруг попросил Марат и коснулся моей руки.
   От этого секундного прикосновения по коже пошли мурашки. Я остановилась.
   – Я не люблю ходить вокруг да около, – решительно сказал он. – По-моему, все очевидно – мы нравимся друг другу. Так почему ведем себя, как чужие?
   Я была поражена этим неожиданным заявлением.
   – Ты… правда обратил на меня внимание на пляже?.. – спросила я. Было очень непривычно разговаривать вот так с Маратом. Наблюдать за ним в бинокль – одно, а стоять рядом, смотреть ему в глаза и еще что-то говорить – совершенно другое. Было немного страшно. Я боялась того, что реальный образ может не совпасть с мечтой, и тогда…
   – На тебя трудно не обратить внимания, – смущенно ответил Марат и поинтересовался: – Тебе не кажется, что сегодня какой-то особенный вечер?
   – Да… в воздухе витает что-то необычное… Колдовское…
   – Я еще вот о чем хотел тебя спросить…
   «Только бы не о плавках, только бы не о плавках», – мысленно твердила я, словно заклинание.
Однако Марат, должно быть, не хотел смущать меня и щекотливую тему о плавках не трогал.
   – Ты любишь кататься на катамаране?
   У меня от сердца отлегло.
   – Я люблю все, что связано с морем.
   – Да? – оживился Марат. – А давай как-нибудь вместе покатаемся? Заплывем так далеко, что даже гор не будет видно!
   – Давай…
   Мы оба улыбнулись. Напряжение тут же исчезло, и вместо него появился какой-то уют, комфорт, атмосфера стала спокойной и естественной.
   Хоть я и не верила в чудеса, но, похоже, чудо все же произошло.
   К моему дому мы пришли за сорок минут. Постоянно останавливались, что-то спрашивали друг у друга. Помимо воли я улыбалась, но тут же одергивала себя, – боялась спугнуть удачу.
   Когда пришла домой, мама уже спала. Папу я в ближайшие два месяца не увижу – он у меня моряк и недавно ушел в плавание.
   Переодевалась, мылась, чистила зубы, разбирала постель и выключила ночник как во сне, не понимая, что и зачем делаю. Меня не занимали низменные, обыденные вещи. Все мои мысли были о Марате и только о нем.
   Ложась спать, я думала, что всю ночь буду вспоминать каждую секунду, проведенную с ним, но вопреки всему, едва голова коснулась подушки, как я провалилась в сон, как в черную пропасть. Наверное, сказался насыщенный событиями день.
   «Мы и телефонами обменялись…» – эта мысль была последней, что я помнила или перед тем, как проснулась уже утром под пение птиц за окном.


   Утром мне пришлось проснуться еще до звонка будильника. Когда я мирно почивала и до звонка оставалось еще добрых полчаса, телефон коротко звякнул – пришло сообщение. Сплю я чутко, поэтому даже этот короткий звук разбудил меня.
   Я потянулась к телефону, чтобы посмотреть, от кого могло прийти сообщение в такую рань. Обычно все мои друзья просыпаются не раньше одиннадцати – отдыхают после ночных дискотек, клубов или сидения в Интернете. Из моего окружения рано просыпается только Фулата. Я иду на работу к девяти, она тоже к этому времени – как раз на пляж тянутся вереницы людей, не желающих терять ни минуты, чтобы позагорать, и вероятность, что кто-то захочет заплести косички, большая. Поэтому палатки и открываются чуть свет.
   Итак, я потянулась к телефону. Вошла в сообщения.
   На дисплее было написано «Марат».
   Сон мгновенно слетел с меня. Некоторое время я не решалась открывать сообщение, но потом собралась с духом и открыла.
   «Вечером Солнце ругается с небом, а утром – вновь старая крепкая дружба».
   В недоумении я перечитала послание несколько раз. Похоже на стихи, но какие-то необычные. Может, это кто-то ошибся номером? Да нет, все правильно. Марат.
   Я не знала, что ответить на столь странное сообщение. Да, я плохо знаю Марата и потому теряюсь, что написать в ответ. Без всяких колебаний и раздумий можно переписываться со знакомыми людьми, но с теми, с кем познакомился только вчера вечером, делать это нелегко. Не напишу же: «Ты, вообще, о чем?»
   Поэтому я повела себя в высшей мере дипломатично – дрожащими от волнения пальцами, не попадающими на кнопки, написала так: «И тебе доброе утро» – и стала с замиранием сердца ждать ответа. Села на кровати, как истукан, и не двигалась. Почему-то мне казалось: если замру в такой позе, ответ придет быстрее.
   Я несколько минут испытующе косилась на мобильник и нервно мяла простыню.
   Телефон снова звякнул.
   «Горячее южное солнце, сладкие сочные фрукты… Быть отдыхающим ой как приятно!»
   Вроде бы снова стихи, но, опять же, что ответить?
   Да уж, если он будет постоянно писать эсэмэски в таком же духе, мне придется трудно. Но, может, приспособлюсь?
   Я опять написала нейтральное: «Да, погода прекрасная» – и вновь стала мять простыню.
   Ответ был таков: «Две тыквы на земле лежат, а рыба в воде плещется. Лето идет».
   Нет, ну это уже вообще! Я запуталась окончательно. Очень хотела написать ему: «Ты можешь более просто излагать свои мысли? Моя твоя не понимает». Но сдержалась и спросила: «Собираешься на работу, да?» – и приняла излюбленную позу истукана.
   «Ах, мысли мои, словно овцы, разбрелись по зеленому лугу, а кое-где сбились в кучу и не хотят расходиться», – прочитала я через минуту.
   – Тьфу ты! – вырвалось у меня. – Что все это значит? Что он хочет этим сказать? Что не может решить, идти на работу или нет? Опять стихи… Или не стихи? Где-то я читала что-то подобное… О, точно! На хокку похоже. Это японцы обожают писать стихи на пару строк без рифмы, но с каким-то тайным смыслом. Может, Марат – любитель хокку? Или даже японец? Хотя, нет, на японца он не похож. Скорее на цыгана.
   Мне оставалось только одно – взять и тоже сочинить стишок.
   Чуть подумав, я написала: «Я желтый лимон приклею ко лбу и буду сиять, словно Солнце».
   Я имела в виду, что сейчас переоденусь в свою желтую рабочую форму и буду похожа на Солнце.
   Кстати, уже пора собираться на работу. Я взяла телефон с собой в ванную, но потом передумала и отнесла его в комнату. Пусть подождет.
   Пока я принимала прохладный освежающий душ, думала вот над чем: в переписке так часто бывает – сначала сообщения шлют какие-то туманные, общие, а потом с каждым днем они становятся все более личными. Это так интересно – узнавать нового человека. Его жизнь, привычки, стиль общения. Раньше этого человека не было в жизни, а теперь он есть. Появился. И нужно его изучать, подбирать ключики, а может быть, и отмычки… Но перейдем ли мы с Маратом грань общих сообщений?
   После того как я закончила все дела в ванной, чуть ли не бегом вернулась в комнату. Бросилась к телефону. Но… новых сообщений не было.
   «Почему? Я озадачила его своим ответом? Ему не понравились мои стихи? Или понравились, и он не может найти слов, чтобы выразить свой восторг моей способностью сочинять хокку? Или он вдруг чем-то озаботился и еще не прочитал сообщение? Или прочитал, но нет времени ответить?»
   Ну хоть бы что-нибудь сказал… На мой взгляд, неизвестность – хуже всего.
   А пока он там освобождается или думает, я поставила на его сообщения замочки – значит, защитила от случайного стирания, перевела в разряд избранных. Я буду перечитывать их снова и снова.
   Всю дорогу на работу я ждала, когда телефон звякнет, но он почему-то молчал. Я прямо вся извелась от ожидания и всяких-разных мыслей на тему «Почему он не отвечает?», составляла ответы на его возможные ответы и ответы на мои ответы, перебирала в голове причины, из-за которых он внезапно прекратил переписку.
   И вот, когда я уже увидела вдалеке спасательную вышку № 5, мой телефон ожил.
   «Ну, слава богу!» – облегченно вздохнула я, дрожащими пальцами вытаскивая трубку из кармана. Но на полпути остановилась – что, если он написал, что больше не хочет со мной общаться?
   И все же я решилась прочитать сообщение. Но вместо долгожданного «Марат» телефон показывал «Фулата». Вздох разочарования вырвался из моей груди. От злости я хотела грохнуть телефон об асфальт, и грохнула бы, если бы вовремя не одумалась. Ведь я не смогу тогда прочитать сообщение от Марата, когда оно в конце концов придет.
   «Я начала изображать из себя „тигра“! Ваня, кажется, заметил изменения в моем поведении…» – было написано на дисплее.
   Пусть это и не Марат, а Фулата, я все равно обрадовалась. Подруга хоть не станет общаться со мной в стиле хокку. А это уже хорошо.
   «Я загляну к тебе в перерыве, все расскажешь», – отстучала я.
   К сожалению, путь к моей вышке пролегал не через базу проката плавсредств, и я не имела возможности заглянуть в ангар, чтобы узнать, пришел ли уже Марат на работу. Впрочем, даже если путь и пролегал бы там, что толку – база открывается в десять, когда пляж уже весь забит народом.
   Тут проснулся мой внутренний голос: «Не надо специально ходить мимо базы. Вспомни Фулату и Ваню. Сделай вид, что тебе неинтересно, на работе он или нет. Так будет лучше. Еще рано открыто выказывать свои чувства. Потерпи. Поиграй в „охотника“ и „тигра“. Всему свое время.»
   Я посчитала, что мой внутренний голос прав, и со спокойным сердцем отправилась на спасательную станцию. Вот не буду специально ходить мимо базы! А то подумает еще, что жить без него не могу. Побуду-ка я загадкой. Правда, здесь надо осторожно, ведь можно и переборщить. Отношения наши сейчас еще очень шаткие, их «фундамент» пока что мягок и ненадежен, и делать все нужно грамотно, с умом. Марата следует заинтересовать, но и не отбивать охоту со мной связываться. А то, чего доброго, он найдет себе «тигра», которого легче догнать. Нужно, конечно, стать «тигром», но не слишком строптивым. Хотя и с характером. Вот так!
   От такого решения у меня даже настроение поднялось – я просто прирожденный стратег! И как только я раньше жила, не разделяя всех людей на «тигров» и «охотников»?
   – Пирожочки с печеночкой для маленьких мальчиков и девчоночек!
   Я очнулась от своих мыслей и обнаружила, что стою на вышке и смотрю в бинокль на свою бывшую воспитательницу из детского сада Любовь Митрофановну.
   Она целыми днями прогуливается по пляжу и хорошо поставленным голосом в стихотворной форме рекламирует свои пирожки, которые носит в плетеной корзинке, изначально предназначенной для перевозки кошек.
   Надо же, а я за раздумьями не заметила, как пришла на пляж и уже приступила к работе.
   С большой надеждой (вдруг не услышала звонок?) я посмотрела на телефон и заскрипела зубами: новых сообщений нет. Думаю, все дело в хокку. Марату не понравился стих, и поэтому он ничего не пишет.
   Затем перевела бинокль с продавщицы пирожков на небольшую впадину у самой кромки воды, где обычно лежит Марат. Его еще не было.
   Потихоньку в моей душе стала зарождаться тревога. А может, он не отвечает потому, что с ним что-то случилось? Вдруг его сбила машина, и он сейчас находится в реанимации? Над ним бегают врачи, суетятся медсестры, ему ставят капельницы, подключают к аппарату искусственного дыхания, вводят пищу через трубочки в кровь, и он находится на грани…
   Я помотала головой, как это делает собака после купания.
   Да что же я такое думаю? Мама всегда говорит, что о плохом даже думать нельзя. Мысль якобы материальна, и если человек придумает какую-то ситуацию, то она уже существует. Пока только в астрале. Но может запросто перекочевать из астрала в наше измерение. Поэтому всегда надо думать о хорошем. Пусть лучше хорошее сбывается, чем плохое.
   Это все понятно… Но почему Марат не отвечает?
   Я волновалась. Места себе не находила. Вся извелась. Следила в бинокль за пляжем и ничего не видела, – была словно отключена от реальности и погружена куда-то в свои мысли. Глубоко-глубоко. Если провести аналогию с морем, находилась где-то на дне Мариинской впадины.
   – Эй, Полинка, осторожно! – я услышала голос Артема и «вынырнула на поверхность моря».
   – А? Что?
   – О чем ты вообще думаешь? – ворчливо поинтересовался мой напарник. – Упасть можешь! Перевесилась за ограждение! Еще чуть-чуть – и упала бы! Спасателя спасать пришлось бы.
   – Я задумалась, – ушла я от ответа.
   – О чем? О ком? – удивился Артем и прозорливо протянул: – А-а-а… О катамаранщике? Но его же еще нет на пляже!
   «Как верно ты это подметил, – я только хмыкнула в ответ. – Именно об этом я и думаю».
   Так необычно и интересно – еще вчера вечером я просто наблюдала за катамаранщиком (и имени его не знала), а сегодня… И имя его знаю, и обмениваюсь с ним эсэмэсками, и в душе столько изменений произошло… Каких-то двенадцать часов, а столько всего случилось! Артем ничего об этом не знает…
   – С тобой все в порядке? Опять выпала куда-то… Ты не заболела?
   – Не выспалась что-то, – покривила я душой, не желая пока посвящать заботливого Артема в происходящее. – Фильм допоздна смотрела. «Спрут» называется. Про гигантского спрута, который нападал на людей. Я уверена – в нашем море тоже такой есть. Не зря же легенды ходят. Вот.
   – Ага… – понимающе кивнул Артем. – Ну, пойди тогда вздремни, а я пока сам за пляжем понаблюдаю.
   – Нет! – вскрикнула я.
   Артем вздрогнул от неожиданности.
   – Ты чего такая нервная? Я как лучше хотел…
   – Я, это… сама пока постою, – уже тише сказала я, испугавшись своего нервного состояния.
   (Я должна была высматривать Марата. Поэтому так эмоционально и среагировала.)
   – Как хочешь, – пожал плечами Артем и, устроившись на шезлонге, принялся изучать какой-то журнал, щедро пересыпанный фотографиями машин.
   А Марата все не было…
   И почему этот гадский телефон молчит? Что же, в конце концов, творится? Может, какие-то проблемы в самой связи? SMS-центр сломался или что-нибудь еще… Телефон, например, у Марата украли…
   И вдруг в мою голову закралась совершенно новая догадка – а что, если он просто не посчитал нужным мне отвечать? Есть люди, которые, состоя в переписке, запросто простятся, а другие, получив эсэмэску, не отвечают на нее, не придавая значения тому, что собеседник ждет ответа. Может, он относится именно к этому типу? Тогда мне этот тип не нравится! Не люблю я таких людей. Он, понимаешь ли, получил мое сообщение и спокойно помалкивает, а я тут терзаюсь, нервничаю, чуть с вышек не выпадаю!
   И я дала себе зарок – раз так, я тоже буду вести себя спокойно. Сейчас вот займусь работой, стану следить за Митрофановной, считать, сколько пирожков она продала, окунусь в море, поплаваю, а то спину уже что-то припекает, и ни секунды не буду думать о Марате! Ни секунды! Ему комфортно, а я себя буду чувствовать еще комфортнее!
   А может, мое сообщение до него не дошло и затерялось где-то в мобильных сетях?..
   Мне захотелось выть. Я не могу не думать о катамаранщике. О Марате. Не могу. А раз так, то назло буду думать. И плевала я со спасательной вышки на свой комфорт. Хочу гипнотизировать телефон в ожидании сообщения и буду!
   – Тумба-юмба! Акуна матата! Чунга-чанга! Муси-пуси! Доброе утро! Чи-уа-уа!
   – Гр-р-раждане отдыхающие, попрошу внимания! Только сегодня и только сейчас! Наш пляж посетил с официальным визитом представитель племен тумба-юмба! Все желающие могут с ним сфотографироваться на память!
   С воспитательницы детсада, а летом продавщицы пирожков я перевела бинокль на «представителя племени» и его «сопровождающего». На работу с утра пораньше вышел Ваня.
   «Что это с ним? – удивилась я. – Он же вечно спит до полудня и тумбу-юмбу только ближе к вечеру начинает изображать!»
   Я навела резкость и присмотрелась к нему. Сегодня он веселее и задорнее обычного кричал свои слоганы. А почему он веселый и проснулся раньше обычного? Не потому ли, что у него вновь появился интерес к Фулате, и из-за этого он полон энергии, которую решил выплеснуть в работу?
   В срочном порядке я набрала номер Фулаты и мысленно поблагодарила изобретателя мобильного телефона. Имея мобильник, очень удобно сплетничать.
   – Фулата, слушай, я сейчас наблюдаю за Ванькой, – сказала я. – Он такой веселый. Не знаешь почему?
   – Могу предположить, – игриво молвила подруга.
   – Я правильно подумала? Это из-за того, что ему стало… ммм… интереснее?
   – Скорее всего! А у тебя дела как?
   Только я открыла рот, чтобы сказать Фулате: «Представляешь, Марат мне не отвечает на SMS», но вовремя сообразила, что Фулата еще не в курсе, что я с ним переписываюсь, да и вообще знакома! Поэтому я ответила:
   – Да так. Пока не определилась. Знаешь… мне есть что тебе рассказать.
   – Что? – тут же выпалила Фулата.
   – Долгая история. В общем, все во время обеда! Я к тебе загляну.
   – Ну, давай… ладно, до встречи. Клиенты подошли.
   Фулата отключилась.
   Хоть бы в обед не случилось ничего экстренного, тогда Артем сможет подежурить за меня часик без особого напряга. Обеденное время – самое тревожное, потому что с двенадцати до трех по пляжу не пройти – народу… ну просто еще одно море. А следовательно, и риск возникновения опасных ситуаций повышается. Не понимаю – и чего отдыхающим не сидится дома в обед? Все хотят загорать именно в обед! А зря! И не докажешь никому, что обеденные часы – самое опасное время для загара. От солнца радиации во много раз больше, чем утром и вечером.
   Но море тихое. Буду надеяться, ничего такого не случится. Даже во время перерыва мы стараемся не оставаться в одиночку – мало ли чего. Но сегодня придется рискнуть. Мне прямо-таки срочно нужно поделиться с Фулатой.
   Я посмотрела в бинокль на Любовь Митрофановну. Вот интересная женщина. Сколько себя помню, она выглядит именно так, как сейчас. Десять лет назад, когда она была моей воспитательницей, на ее голове громоздился замысловатый пышный начес, в ушах висели крупные розовые овальные пластмассовые серьги (пусть безвкусно, но броско!), глаза подведены стрелками до середины виска. Сейчас она выглядела точно так же. Ни капельки не постарела и не изменила своим пристрастиям. И голос такой же – громкий, звонкий, зазывной. Правда, у нее постоянно каменное выражение лица без тени эмоций, но зато сладко-сиропный голосок. Надо же, и даже серьги те же самые.
   Тут мою голову посетила мысль: «Поздравляю! Ты перестала думать о Марате! Но почему же он до сих пор не…»
   Додумать я не успела – звякнул телефон.
   Я так перепугалась, что бинокль выронила из рук. Слава богу, шнурок от него висел на шее, и дорогая вещица не грохнулась на гальку с приличной высоты.
   На этот раз сбылись мои ожидания. Сообщение пришло не от Фулаты, не от президента, не от мамы, не от собаки Ляли с соседней улицы, а от Марата. Наконец-то.
   Я не могла решиться прочитать сообщение. Что он написал? Плохое или хорошее?
   Собравшись с духом, я все-таки открыла SMS. И прочла: «Рассеянность – не самое хорошее качество для спасателя. Кое-кто забыл надеть напульсник».
   От волнения мои руки дрожали, и дрожь передавалась телефону. Я бросила суетливый взгляд на правую руку, на которой действительно не было напульсника, и, ощущая какую-то внезапно появившуюся слабость, посмотрела в сторону базы.
   Я увидела Марата. Он раскладывал свой зонт.
   Я взяла бинокль и приблизила окуляры к глазам, чтобы лучше рассмотреть парня.
   Вот он, ненаглядный катамаранщик, в привычной для меня «рамке» в виде перевернутой цифры «8». Сердце мгновенно заполнила непередаваемая нежность. Ее можно сравнить только с той, которую испытываешь, когда берешь на руки спящего младенца и поддерживаешь ему головку.
   Мне мгновенно захотелось сделать сразу несколько дел: взлететь в небо, нырнуть в воду и что-нибудь ликующе закричать.
   Но вместо этого я лишь покрепче вцепилась в бинокль.
   Марат развернулся ко мне, ощутив, наверное, мой пристальный взгляд. Потягиваясь, он вытянулся во весь свой рост, сложил руки за голову и так замер. Его тело было полностью залито солнцем. Хоть на нем и были надеты темные очки, скрывающие глаза, но я чувствовала, что он смотрит на меня.
   Фыркнув, я набрала ответное сообщение: «Перья в голове – не самое лучшее качество для катамаранщика. Это больше присуще тумба-юмбам. Переманивать их клиентов – неблагородно».
   Марат наигранно-лениво расцепил руки из-за головы, снова потянулся и, опять же, лениво, полез в карман шорт, которые лежали под его знаменитым зонтом. Не спеша, он вновь подставил тело лучам солнца, и только после этого уделил внимание телефону. Если судить по себе, в эти «ленивые» секунды ему было страшно интересно, что же я ему отвечу. Таким поведением он нагонял интригу на меня и на себя.
   Через несколько секунд с него слетел весь апломб. Он согнулся пополам от смеха, бросил телефон на шорты и стал руками взбивать волосы. Когда перышко от подушки спланировало на гальку, сжал обе руки в кулак и показал мне знак «пять». Мол, ты меня сделала!
   Я улыбнулась в ответ и демонстративно перешла на другую сторону вышки, наблюдая в бинокль за противоположной частью пляжа.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное