Вадим Селин.

Лучшие романы о любви для девочек

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

   Косички моя подруга Фулата плетет с утра до ночи. Говорит, что заплести в день около двадцати голов (плюс минус две) – это рабский труд. По ее словам, в конце рабочего дня она чувствует себя, как негр на плантации. А потом смеется – получается каламбур. Еще, говорит, пальцы на руках скрючены и шевелятся с трудом – настолько за день устают; приходится разными тонизирующими мазями растирать. И глаза болят от напряжения. В общем, в каждой работе есть свои минусы. Даже моя вредна – врачи утверждают, что на солнце находиться вредно для кожи. Но, слава богу, пока со мной все нормально. А с другой стороны, куда деться от солнца южным жителям?
   Мы познакомились с Фулатой в июне прошлого года, когда она вместе с друзьями из мединститута приехала в наш город первый раз – местность разведать, присмотреться. Местность им понравилась, и они тут остались. Открыли кучу палаток по всему городку. С появлением африканцев Лимонный стал выглядеть как-то более колоритно и даже по-европейски.
   В каждой палатке работают три девушки. Палатка состоит из столика, трех стульев и зонта от солнца. Подходите, садитесь все желающие, вам тут быстро и профессионально сделают суперприческу. «Палатка» – это образное выражение. Так студенты называют точки, где плетут свои косы.
   Раньше я неоднократно пыталась сама себе сконструировать на голове нечто подобное, но у меня ничего не получалось. В местных салонах тоже не владели такими приемами… Поэтому когда в прошлом году я увидела «палатку», то сначала не поверила своим глазам, а потом не раздумывая села на стул и попросила приятную худенькую чернокожую девушку соорудить мне долгожданную прическу. Когда она стала изучать мои волосы, сердце забилось сильнее – неужели у меня будет наконец прическа, о которой я так мечтала? Жителям крупных городов этого не понять – их мастера быстро учатся новинкам, а к нам пока навыки доползут – вся мода пройдет. Хотя, по большому счету, дело вовсе не в моде. Раньше я волосы в тугой хвост собирала, чтобы не мешали.
   – У вас косички очень хорошие получатся, – почти без характерного африканского акцента сказала наконец девушка.
   – В смысле? – не поняла я. – А что, раз на раз не приходится? То есть у кого-то могут быть и плохие?
   – Да, – засмеялась африканка. – Все дело в качестве волос. У кого-то волос мало, получается не очень красиво. Но мы всем желающим делаем, – пояснила она, – деньги-то надо же зарабатывать.
   «Говорит почти без акцента, но как-то странно фразы строит», – заметила я и произнесла:
   – Но у меня получится нормально?
   – Прекрасно, – белозубо улыбнувшись, заверила африканка. – Вообще сначала наши косички были созданы, учитывая особенности наших волос. Красивыми косички получаются, если волосы густые и кудрявые. Хуже по виду – если они тонкие и их мало. Но тогда вплетаем в волосы искусственные пряди.
Очень бывает редко, когда не вплетаем – мало людей с волосами, похожими на африканские. Или у вас химическая завивка? Тогда делать косички я не рекомендую – от нагрузки волосы сильно выпадать будут.
   – Нет! Это мои родные волосы.
   – Замечательно! – оживилась девушка. – Вот у вас волосы прямо как у африканки. Будет хорошо получаться.
   – Я в бабушку пошла, – сказала я. – У нее тоже волосы кудрявые. Но вот удивительно – она говорит, что до переходного возраста ее волосы были прямыми, а лет в тринадцать вдруг стали кучерявиться. Наверное, какой-то гормональный сбой произошел или что-то в этом роде. Не знаю. У меня же они такие с детства.
   – Интересно, – отозвалась девушка.
   – Да… Вот если бы еще волосы были темными – вообще была бы на африканку похожа. А то светлые… Да еще и на солнце постоянно выгорают.
   – Не переживайте, вы и так очень эффектная. Светлые косички очень пойдут под вашу смуглую кожу, – произнесла собеседница. И вдруг я почувствовала, что ее руки замерли над моими волосами.
   – Что-то не так? – насторожилась я.
   – Слушай, а дружить давай? – неожиданно предложила мне студентка. – Я тут три буду месяца, мы найдем о чем разговаривать. У меня здесь нет знакомых кроме тех, с кем приехала. А хочется с кем-то местным общаться. Меня зовут Фулата. А тебя как?
   – Полина, – несколько потрясенно улыбнулась я, не веря в то, что пришла делать косички, а нашла подругу.
   – Раз мы теперь подруги, то я сделаю тебе косички не за плату, – вдохновенно произнесла Фулата.
   – Спасибо, но не надо, – мне стало неудобно. – Ты трудилась…
   – Прекрати. Если ты кудрявая, то уметь должна заплетать косички. Я научу тебя потом. Сложного тут нет ничего. А потом я буду тебе корректировать их, когда будут отрастать волосы.
   – Даже и не знаю, что ответить, – растерялась я.
   – А отвечать не надо ничего, – сказала Фулата и протянула мне зеркало. – Смотри.
   – Что, уже все? – поразилась я.
   За разговорами я даже не заметила, как пролетело время. И заплетала Фулата косички так нежно, что я думала, будто она еще и не приступала к работе. Никогда не забуду, как однажды папа провожал меня в детский садик и заплел мне косы. Так заплел, что у меня потом кожа головы неделю болела, а воспитатели, увидев мои кособокие и непропорциональные косы, ужаснулись. Анекдот про девочку, которая вечно улыбалась из-за сильно стянутых волос, – это про меня.
   – Да, все, – кивнула Фулата.
   Дрожащими от волнения руками я взяла зеркало и посмотрела в него. Клянусь – сначала я не поверила, что эта девушка удивительной красоты – я. В следующее мгновение до меня дошло, что зеркало отражает не кого-то, а именно меня. Я недоверчиво подергала косы. Они не оторвались. Значит, настоящие. Неужели моя мечта сбылась?
   Я вскочила со стула и восторженно завопила на всю улицу:
   – Люди, все сюда!! Здесь плетут самые лучшие косички в мире!
   Фулата говорит, потом отбоя от клиентов не было…
   Косички необыкновенно мне шли. Они придали моей внешности какую-то изюминку, загадку, эпатаж. А потом выяснилось, что мы с Фулатой чем-то похожи внешне. Иногда так бывает – подруги или друзья, муж и жена похожи друг на друга. Вот и мы похожи с Фулатой. Эта схожесть еще больше скрепила нашу дружбу. Да и подружились мы с ней немного странно – просто так, ни с того ни с сего. Значит, бывает.
   Пожалуй, лето, когда в нашем городе открылись палатки, было самым необычным и ярким в моей жизни. Я приобрела много новых друзей, впечатлений, узнала массу интересного. Фулата познакомила меня со своими коллегами не только по работе, но и по учебе. Меня очень поразила деликатность моих новых знакомых – при мне они никогда не разговаривали между собой на своем языке. Они были очень чуткими и понимали, что общаться при человеке на недоступном ему языке – нетактично.
   Поистине новую страницу в моей жизни открыли косички. Если бы кто знал, как я жалею, что прожила столько лет с обычной прической! Косички сделали меня совершенно другой. И внешне, и внутренне. Я стала новым человеком. Если можно так сказать, добавила к своей внешности штрих, которого не хватало и который я искала всю жизнь. Казалось бы, косички – какая мелочь, ан нет! Когда человек полностью, а не частично, нравится самому себе, мир вокруг него тоже меняется в лучшую сторону. Я была счастлива.
   Все прошлое лето мы активно дружили с Фулатой. Я никогда не думала, что может быть такой всепонимающий и такой хороший друг. Фулата говорит, что тоже очень рада нашей дружбе.
   Мы пролили море слез, когда Фулате нужно было возвращаться на учебу. Но не прервали наше общение. Сейчас почти у каждого есть мобильный телефон, и мы с Фулатой постоянно то обменивались SMS-сообщениями, то перезванивались. Кроме того, связывались друг с другом по электронной почте. Вообще как будто и не расставались вовсе. Не представляю, как раньше люди жили без мобильников и Интернета… Ждать письмо по обыкновенной почте так долго! Правда, в письмах по почте есть что-то настоящее. Знать, что человек специально покупал конверт, подписывал его, писал на бумаге письмо, заклеивал конверт и бросал его в почтовый ящик – очень приятно и трогательно. Но… e-mail всего за несколько секунд доходит в любую точку нашей планеты, а SMS и того быстрее. Лично для меня скорость побеждает все. К тому же, на обычной почте письма довольно часто теряются… Обидно, когда письмо не приходит. Другое дело электронная почта. Войдешь в папку с копиями отправленных писем, заново его отправишь, если вдруг не дошло, – и проблема решена.
   Вот так мы и стали общаться с Фулатой, и так моя жизнь преобразилась.
   – Привет! – воскликнула я, подскакивая к Фулате. Она ловко, годами отработанными движениями, заплетала волосы на голове какого-то парня.
   С остальными девчонками я тоже поздоровалась.
   – Кого сегодня спасла? – широко улыбнулась Фулата, обнажив ослепительно белые зубы.
   – Бабульку одну, парня и девочку, – отчиталась я и посмотрела на обрабатываемого парня. – Тебе очень идет! – искренно сказала я. Косички действительно очень ему шли. Они идут не каждому. На некоторых смотрятся просто нелепо.
   – Спасибо, – ошалело отозвался клиент и покраснел.
   Странное дело: давно заметила – люди краснеют, когда я говорю, что они хорошо выглядят. Говорю я это всегда, как только такая мысль появляется в моей голове. А почему бы и не сказать? И я высказалась, и человеку приятно.
   – Куда сегодня пойдем? – обратилась я уже к Фулате.
   Вопреки моему предположению Фулата не сказала, что устала и хочет отдохнуть. Наоборот, она как-то загадочно посмотрела на меня и вздохнула:
   – Куда-нибудь, где можно поговорить.
   – А есть о чем? – заинтересовалась я.
   – Есть… – снова вздохнула Фулата.
   Ее грустный вид мне не понравился. Я подошла к ней ближе и шепнула на ухо:
   – У тебя какие-то проблемы?
   Подруга указала взглядом на клиента, мол, давай не будем при нем разговаривать, и ответила:
   – Потом. Все потом. Ты иди пока домой, переоденься. Или так пойдешь?
   – В купальнике? – удивилась я. – Ты еще долго тут будешь?
   – По крайней мере, полчаса. Ко мне еще девушка одна записалась.
   – Тогда я пока сбегаю домой, переоденусь и приду сюда.
   – Давай.
   По пути я все гадала, что такое стряслось у Фулаты, почему она грустная и какая-то загадочная. Может, клиентов стало мало? Хотя, нет. Если бы их было мало, они не по записи приходили бы, а в любое время. Что тогда? Проблемы в институте? Тоже отпадает – какие проблемы на каникулах?
   Домой я прибежала взволнованная. Мое состояние заметила мама.
   – Доча, у тебя все в порядке? – спросила она.
   Мама сидела на веранде и пила душистый чай с пышками, смазанными горным медом.
   – Да. А что? – удивилась я, откусив от пышки большой кусок.
   – Лицо у тебя… какое-то. С работой проблемы?
   – Нет, все в порядке.
   Я вошла в дом, закрылась в своей комнате и принарядилась для выхода «в люди»: развязала хвост, в который были собраны косы (на работе с ними не очень удобно, приходится скреплять косички резинкой), сложила бандану в виде ленты и повязала ее, закрывая лоб, вместо купальника надела спортивные штаны и легкий топик. Обулась в сланцы через палец. Очень люблю свободную, не стесняющую движения одежду.
   И уже когда почти вышла из комнаты, мой взгляд остановился на картине, что висела на стене. С первого взгляда эта картина очень странная. Рисунок выполнен на обычном альбомном листе. На нем нет четко выраженной темы, и вообще никакой темы нет – несколько мазков желтым, несколько мазков красным, синим и зеленым. Когда люди видят эту работу, удивляются – зачем я повесила на стену детскую мазню? Но когда узнают все про эту картину, приходят в восторг. А дело в том, что она нарисована не человеком, а… дельфином. Да-да, именно дельфином.
   Два года назад в нашем городе открылся дельфинарий. Его я посетила одной из первых. В конце выступления дельфинам давали в зубы кисточку с разными красками, и они притрагивались ею к бумаге. Затем картину выставили на аукцион. Я не была бы собой, если бы не купила ее. Я посчитала, что в картине, нарисованной дельфином, есть что-то таинственное и магическое. Может, я себе внушила, а может, это правда, но после того как я повесила этот шедевр у себя в комнате, я почувствовала, что мне начала помогать некая неведомая сила, когда я спасаю тонущих. Меня словно окутывает электрическое поле, отталкивающее воду от моего тела, и с невероятной скоростью несет к находящимся в беде людям. Такое вот чувство.
   И вообще, вся моя комната была «морской» – везде ракушки, красивые камни, штурвальчики… Вот только не было ни засушенных морских звезд, ни рыб. Мне как-то не по себе, когда в комнате находится что-то убитое. Это же, по сути, скелетики.
   – Ты когда вернешься? – спросила мама, когда я выбежала на улицу. Она заметила, что я приоделась для выхода.
   – Точно не знаю, но не раньше чем через два часа, – прикинула я.
   – Тогда возьми с собой ключи. Я уже, наверное, спать буду. Устала что-то. Долго не задерживайся. Ты там аккуратно, я за тебя переживаю.
   Я обняла маму и улыбнулась:
   – Да что может со мной случиться? Я с Фулатой буду.
   – Все равно аккуратно.
   Я внимательно всмотрелась в мамино лицо. Она была какая-то встревоженная, бледная. Я присела на скамейку.
   – С тобой все в порядке? Ты что-то неважно выглядишь.
   – Мне тревожно, – с готовностью ответила мама.
   – В каком смысле? – не поняла я.
   – На душе. Даже и не знаю, что со мной происходит. Меня сегодня весь день странное ожидание чего-то дурного страшит. Беды или дурного известия. Понимаешь?
   – Кажется, – медленно кивнула я. – Предчувствие, что ли?
   – Может быть, – согласилась мама.
   – У тебя точно ничего не болит? Ты бледная.
   Мама нервно провела ладонью по лицу, словно пытаясь пощупать свою бледность.
   – Нет, не болит ничего. Только душа вроде бы дрожит. И сон мне сегодня приснился.
   – Какой?
   – Про тебя. Будто ты ходила по рынку, где продавали лошадей. Их было так много! Ты долго выбирала себе лошадь, но в конце концов присмотрела и купила. Оседлала ее и поскакала по чистому-чистому полю. Ты так красиво смотрелась на лошади. До сих пор любуюсь, вспоминая этот сон.
   – Так что же тут плохого? – удивилась я.
   Мама только открыла рот, чтобы что-то сказать, но вдруг как-то жалко улыбнулась и махнула рукой:
   – Иди! Фулата тебя ждет.
   Я почувствовала, что мама что-то недоговаривает. Ее глаза избегали встречи с моими, руки совершали бесполезные суетливые движения – то чайник с места на место передвинут, то пышки стопочкой сложат, то смахнут со стола несуществующие крошки.
   – Так, – я угрожающе встала со скамейки и склонилась над мамой. – В чем дело? Что там тебе еще приснилось? Договаривай. Живо!
   В нерешительности мама покусала губы, а потом выпалила:
   – Когда ты доскакала до какого-то красивого озера, лошадь вдруг сбросила тебя с седла и стала втаптывать в землю. Ты с трудом выбралась из-под ее копыт, но… такая… помятая…
   – И что может значить этот сон? – крайне озадаченно спросила я. Мама была специалистом по снам. Безоговорочно им верила, и, кажется, нет такого сна, который она не смогла бы расшифровать. К ней обращаются за помощью в толковании снов все ее подруги и подруги подруг.
   – Сегодня понедельник, сны не сбываются, – проронила мама. – Так что нечего о нем и думать.
   – Мам, не уходи от ответа.
   – Ладно, – мама сделала вид, что я ее уговорила. На самом же деле уговор был всего лишь игрой – если бы я маму не «уговаривала», она и сама бы мне все рассказала. – Вообще, сон не очень хороший. Но он не обязательно сбудется. Может, просто астрал предупредил меня о том, чтобы ты вела себя аккуратнее. Скорее всего, лошадь, на которую ты взобралась, – это вышка. Так что будь, пожалуйста, осторожнее на работе, хорошо? Пообещай мне.
   – Обещаю, – потрясенно прошептала я.
   Хоть я и не так верила снам, как мама, но мое настроение порядком испортилось.
   – А может, ничего этот сон и не значит, – продолжила мама. – Сегодня неблагоприятный день – магнитные бури, да к тому же Луна в Козероге. Мало ли, как такое ужасное сочетание планет может сказаться на снах.
   Я промолчала, думая, что делать дальше – пойти к Фулате, а от прогулки воздержаться. Ведь мама всю свою жизнь ориентируется на звезды, сочетания планет и сны. Если каждый раз делать то, что подсказывают звезды, можно всю жизнь дома просидеть, боясь, что на улице тебя настигнет метеорит или кирпич упадет на голову. Да и потом, мама всегда любит нагнетать. Она постоянно ищет знаки судьбы, какие-то подсказки, которые учитывает в том или ином случае. Так что, может, все не так страшно, Луна сегодня не поссорится с Козерогом, и мамины предчувствия на самом деле окажутся несколько преувеличенными.
   Между прочим, Полиной меня назвали тоже не просто так. Во время последних дней беременности мама отправилась в цирк, который приехал в главный парк нашего города. Больше всего будущей маме запомнился слон. Когда она уже выходила из парка, ее вдруг кто-то окатил водой. Закричали дрессировщики – оказалось, что это слон набрал в хобот воды и разбрызгал ее в сторону беременной женщины. Естественно, мама сочла это хорошим знаком судьбы, ведь слон считается благородным животным, и то, что лопоухий великан обдал водой не кого-то, а именно ее, она приняла за милость высших сил. Значит, слон таким образом ее благословил. Мама подошла к слону и прочитала на информационной табличке, что он родился в далекой Полинезии. В ее голове тут же появилась идея назвать меня в честь этого прекрасного дня, когда нас благословил слон, и поэтому я стала носить имя Полина. Сказать по правде, эта история мне нравится. Может, так сильно я люблю море именно из-за того, что слон окатил маму водой? Может, таким образом он дал понять родительнице, что моя жизнь будет связана с морем?
   Это все, конечно, интересно, но в любом случае мама очень любит преувеличивать.
   Я чмокнула маму в щеку, посоветовала ей не воспринимать сны так близко к сердцу и побежала к калитке. По пути заметила, что у нас начали поспевать плоды на инжирном дереве. Я нарвала инжира, рассовала его по карманам и взяла курс на палатку Фулаты.
   Хоть я и относилась немного легкомысленно к маминым снам, но все же на душе остался неприятный осадок.


   Я пришла к месту работы Фулаты, когда она уже заканчивала заплетать косички девушке, которая записывалась к ней на «прием».
   Было уже темно, и подруга работала при свете лампочки, которая была прикреплена к каркасу зонта.
   – Я уже заканчиваю, – увидев меня, отрапортовала Фулата. – Кстати, у тебя уже корни отросли, надо сделать корректировку.
   Я посмотрела в зеркало, которое было примотано скотчем к пальме. Действительно, корни уже стали отрастать – у основания косичек заметен «пушок».
   И вдруг, когда я уже собралась повернуться к подруге, увидела в зеркале того самого катамаранщика, за которым целыми днями наблюдаю в бинокль. Его отражение быстро промелькнуло и исчезло. Мое сердце учащенно забилось. Я чуть ли не с головой влезла в зеркало, стараясь найти взглядом прошедшего мимо парня, но потом сообразила, что в зеркале он будет отражаться не вечно, быстро развернулась назад и увидела его в десяти метрах от себя. Он стоял в очереди возле аппарата, который делает молочный коктейль, и внимательно рассматривал бутылки с сиропами, выстроившиеся на столе в длинный ряд. Значит, выбирал сироп для коктейля.
   Сердце стало биться как ненормальное. Кровь прилила к лицу. Должно быть, я страшно покраснела. На моем лице помимо воли появилась глупая улыбка, и какая-то непонятная сила подхватила меня и понесла к коктейлям.
   – Эй, ты куда? – удивленно крикнула Фулата. Ее голос я слышала отдаленно, глухо, будто она разговаривала за стеной. Все мое внимание сосредоточилось на катамаранщике. Мир вокруг стал размытым, затуманенным, а вот образ парня, наоборот – четким, ярким, но окутанным какой-то розоватой дымкой.
   Не отвечая Фулате, я ринулась занимать очередь к коктейлям. Мне повезло, и за объектом моего наблюдения никто не стал. Я успела.
   «Я стою в полуметре от него и могу даже прикоснуться к нему», – подумала я, но не сделала этого. Не посмела.
   Никогда у меня не было такого состояния. Я словно опьянела. В ногах чувствовалась слабость, а сердце разрывали глухие удары. Любовь? Не знаю. Я определенно испытывала дикое страстное влечение, сбивающее все на своем пути.
   – Ы-ы-ы… – вырвался из меня звук.
   Катамаранщик обернулся.
   – Вы что-то сказали? – спросил он, глядя на меня не то с интересом, не то с иронией. А может, с безразличием. Тогда я не могла адекватно воспринимать мир.
   – Ы-ы-ы… – снова протянула я.
   «Боже, что с моим языком! Его парализовало!» – мысленно ужаснулась я.
   Катамаранщик отвел взгляд в сторону, наверное, не зная, как отреагировать на мое бестолковое мычание.
   – Немая, что ли? – фыркнув, подсказала ему стоящая впереди девица с вульгарно подведенными глазами.
   Парень только открыл рот, чтобы что-то ответить, как во мне неожиданно проснулся дар речи.
   – Вы последний? – наконец смогла выговорить я все еще не своим голосом.
   – Нет, – покачал головой катамаранщик, – последняя вы.
   – А до меня кто был последним?
   – Я.
   В эти секунды я себя просто ненавидела. Понимала, что несу какую-то ахинею, но не могла остановиться. Я могу представить себя со стороны и прекрасно понимаю – люди думали, что я дура. Они правы. Я и была дурой. Я не могла себя контролировать.
   Но следующая моя фраза потрясла даже меня. Я самым наиглупейшим образом хихикнула и сказала:
   – Знаете, а вам очень идут синие плавки.
   Вся очередь обомлела. Люди одновременно повернули головы и с интересом посмотрели на меня.
   Катамаранщик скользнул по мне взглядом, отчего у меня мороз по коже прошел.
   Я готова была провалиться сквозь землю от стыда. Асфальт под ногами стал мягким и заходил волнами. Мои щеки пылали. Сердце колотилось в груди так быстро, как машет крыльями колибри – не уследить. Мне очень хотелось расплакаться от собственной бездарности и куда-нибудь убежать, но ноги словно приросли к зыбкой почве, и я с ужасом ждала продолжения. Наверное, это были самые страшные минуты в моей жизни.
   Даже со стороны было заметно, как катамаранщик заволновался. От неожиданного моего заявления он стал рассматривать бутылки с сиропами с таким видом, будто только о сиропе и думал всю свою предыдущую жизнь.
   – Спасибо, – разглядывая бутылки, каким-то странным, вязким голосом сказал он. Потом прокашлялся и, по-прежнему не глядя на меня, бросил: – А вам идет желтый купальник.
   Я была потрясена.
   Вся очередь забыла, зачем вообще тут стоит. Теперь все с нескрываемым интересом слушали наш диалог, и даже продавщица, сунув стакан с мороженым и молоком в миксер, не отрываясь, глазела на нас.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное