Вадим Проскурин.

Звездная сеть

(страница 5 из 36)

скачать книгу бесплатно

   – Не знаю, где он, – сказала она. – У него мобильник уже полдня не отвечает. Я думала, он с тобой.
   – Нет, он не со мной, – сказал я. – Извини, что потревожил.
   – Не за что извиняться. Я уже беспокоиться начинаю. У вас там ничего не случилось?
   – Сейчас выясню, – пообещал я. – У нас есть способ связи на крайний случай, сейчас попробую.
   – Скажи, чтобы домой позвонил, – попросила Света.
   – Обязательно, – заверил ее я и повесил трубку.
   Я взял со стола один из свежеизготовленных терминалов и повелел ему:
   – Связь с Женькой, режим телефона.
   Некоторое время назад я заметил, что чем дольше работаю с Сетью, тем лучше она меня понимает. Сеть постепенно настраивается на пользователя, привыкает к его образу мыслей и с каждым следующим сеансом все более точно воспринимает его команды. Сейчас у Сети не возникло вопроса, с каким именно Женькой ей надлежит связаться.
   – Привет, Андрюха! – раздался Женькин голос у меня в мозгу. – Собрал железяку?
   – Как видишь. Ты где? О тебе жена беспокоится.
   – Мы с Пашкой на Вудстоке.
   – Где?
   – На Вудстоке. Так эта планета Пашке представилась.
   – Ты его нашел? Как?
   – Так же, как и ты меня. Ты заметил, Сеть настраивается на пользователей? Хотя, у тебя теперь другой терминал, теперь тебе надо с самого начала…
   – Не надо. То, с какого терминала ты заходишь в Сеть, роли не играет, при смене терминала настройка не сбивается.
   – Да? Здорово! Присоединяйся к нам, тут классно. Пашка говорит, у него уже мозги пухнут от новой информации.
   – Он нашел, что хотел?
   – Уже давно. Тут такая база данных, охренеешь – любые знания в любой области. Пашка говорит, он уже на две нобелевские премии знаний набрал. А я сейчас психологию изучаю, базовый курс уже почти закончил. Знаешь, эмпатия – такая великая вещь!
   – Чего?
   – Ну, эмпатия – когда чувства собеседника чувствуешь. А в продвинутом курсе, представляешь, будет телепатия, самая настоящая! Иди к нам, тебе понравится. Тут и боевые искусства есть.
   Это было последней каплей.
   – Давай координаты, – сказал я.
   – Ты просто скажи «хочу к Женьке и Пашке», – отозвался Женька. – Сеть должна понять.
   – А портал там свободен?
   – Свободен, – хихикнул Женька. – Сам увидишь.
   Он что-то не договаривал, но мне показалось, что в его словах нет ловушки, а есть только добродушное дружеское подшучивание, как будто по прибытии меня ждет неприятный, но безобидный сюрприз. Ну и пусть.
   Я мысленно перекрестился и выдал команду на перемещение.

 //-- 16 --// 
   Я оказался в нигде.
Я как бы висел в черной пустоте, в которой не было никаких внешних раздражителей.
   – Эй! – крикнул я в пустоту. – Женька, ты где?
   – Тут я, – донесся Женькин голос непонятно откуда. – Уже очухался?
   – Боюсь, что нет, – сказал я. – Ни хрена не вижу и не чувствую.
   – Это нормально, – заверил меня Женька. – Знаешь, какое у тебя тело?
   – Какое?
   – Никакое. Твоего тела нет как такового.
   – Полевая форма жизни?
   – Нет, вполне материальная. Просто планету Вудсток населяют высшие растения.
   – Разумные?
   – Более чем. Вся планета пронизана их корнями стеблями, не знаю, какой вариант выбрать, оба подходят. Фактически вся планета – один большой разум, все растения, кроме самых молодых, срослись между собой нервными стволами и думают совместно, как одно целое. Тут нет порталов, вся планета – один большой портал. Это растительное сверхсущество принимает гостей, но тела не предоставляет, просто выделяет им куски своего разума. Мы с тобой сейчас сидим на задворках самого большого мозга во вселенной.
   – И что этот мозг от нас хочет?
   – Ничего он не хочет, чего ему от нас хотеть, мы для него как блохи. Но ему нравится учить блох уму—разуму. На этой планете собрана гигантская база знаний и это не просто информация, знания структурированы в учебные курсы, причем это не просто голая теория, тут еще есть и практика в виртуальной реальности.
   – Эти растения свой Диптаун тут построили?
   – Нет, они сами виртуальностью не пользуются. Они ее используют только при обучении низших рас.
   – Я могу сформировать виртуальность вокруг себя?
   – А зачем? Без нее удобнее. Кстати, сколько времени на Земле прошло?
   – В Москве десятый час уже.
   – Вечера или утра?
   – Вечера.
   – Того же дня?
   – Да.
   – Круто! Паш, слышь, там все еще тот же вечер продолжается.
   – Слышу, – вступил в разговор Паша. – Не отвлекай меня, пожалуйста.
   – Мог бы и извиниться, – буркнул я.
   – Прости, виноват, – отозвался Паша. – А теперь не мешайте мне, я занят.
   – Яйцеголовый, блин, – прокомментировал Женька. – Только и знает, что в своей науке копаться.
   – А почему ты спросил про время? – заинтересовался я. – Тут время быстрее идет?
   – Субъективно – да, – ответил Женька. – Эта древесная зараза потрясающе быстро соображает. Никогда больше не буду говорить «туп, как дерево».
   – Мы тоже здесь соображаем быстрее, чем обычно? – догадался я.
   – Во много раз. Мне казалось, недели две уже прошло. Ладно, хватит болтать. Учиться будешь или домой пойдешь?
   – Что я, идиот, такой шанс упускать? Как тут учиться-то?
   – Просто говоришь дереву, что хочешь узнать, и начинаешь учиться. Только про устройство деструктора не спрашивай, Пашка уже во всем разобрался. Лучше попробуй поспрашивать про боевые искусства, потом пригодится. Я бегло ознакомился с аннотацией курса, это потрясающе, Шаолинь отдыхает.
   – У них есть специальный курс для людей?
   – Нет, у них все курсы универсальные, они только практические занятия адаптируют под конкретную расу. Они конкретным приемам не учат, они учат общим закономерностям. Знаешь, что такое внутренняя сила?
   – Слышал. Я не настолько крут, чтобы знать это по-настоящему.
   – Базовый курс пройдешь, будешь знать. Займись эти делом, хорошо? Пашка грызет математику, я – психологию, а ты у нас будешь главной боевой единицей. Вместе мы сила, как три богатыря.
   – Ненавижу это пиво, моча мочой.
   – Да я прикалываюсь. Ну так займешься?
   – Займусь. Уговорил, противный.

 //-- 17 --// 
   Я стоял на бескрайней равнине, плоской, как стол. Пол был застелен жесткими ковриками, должно быть, это и есть татами. Передо мной стоял Мотаро во всей красе.
   Каждый, кто играл в «Мортал Комбат», знает, кто такой Мотаро и как трудно его победить. Гигантский кентавр, более двух метров в холке, с бараньими рогами на голове и крокодильим хвостом сзади, это существо обладает колоссальной силой и к тому же весьма проворное. Ужасный противник. В период моего увлечения «Мортал Комбатом» я побеждал Мотаро два раза из трех, но тактика, которую я тогда применял, сейчас явно не подходит. Прыгать, как горный козел, практически не касаясь земли, и наносить удары во всех направлениях в надежде, что хотя бы несколько достигнут цели – такая техника хороша, когда ты сидишь за компьютером и давишь на кнопки, но чтобы применить ее в реальности, пусть даже виртуальной, не хватит ни дыхалки, ни вестибулярного аппарата. Придется идти другим путем.
   Мотаро взревел, как раненый тираннозавр, и прыгнул вперед, рассчитывая схватить меня огромными руками, поднять в воздух и бить в бубен, пока я не отключусь. Я прочитал это намерение в узоре элементарных движений его тела.
   Я дождался, когда он приблизится вплотную, и когда его руки почти коснулись моего тела, сделал скользящий шаг вбок, схватился правой рукой за левый мизинец Мотаро, а левой рукой – за безымянный палец той же руки, и сильно и резко развел руки в стороны. Кости хрустнули.
   Мотаро всхрапнул и попытался залепить мне пощечину, но его поза не слишком подходила для подобного маневра. Я без труда уклонился.
   Я начал концентрировать внутреннюю силу, которую китайцы называют «ци», японцы – «ки», а джедаи – «зе форс». Мотаро не понял, что я делаю, по условиям поединка он не владеет внутренней силой, иначе поединок был бы заведомо проигрышным для меня.
   Мотаро встал на дыбы и попытался оглушить меня передними копытами. Это была не самая толковая идея – разница в росте у нас такая, что когда он встает на дыбы, меня практически не видно. Я легко уклонился от страшных копыт, я просто держался у левого переднего бедра противника, в мертвой зоне его зрения, и накапливал силу.
   Накопив достаточно, я нанес удар. Это был простой и незамысловатый удар ногой, в дворовых драках так бьют по гениталиям. Сила, сконцентрированная в крестце, скользнула вдоль моей распрямляющейся ноги и вышла из подушечек разогнутых до предела пальцев. Кость толщиной в мою ногу хрустнула, как спичка.
   Мотаро взревел и в его голосе послышались испуганные нотки. Теперь он припадал на одну конечность, как покалеченная собака. Он пытался развернуться ко мне передом, но это было непросто – я шел спокойным размеренным шагом вдоль его левого бока, он поворачивался, но никак не мог повернуться, потому что я шел с такой же скоростью, с какой он поворачивался. Мое астральное чувство наслаждалось паникой, растущей в мозгу противника.
   – Ты не вправе постигать запретное знание! – вдруг взревел кентавр. – Ты должен умереть!
   С этими словами он упал на бок и умер.
   Я встал по стойке «смирно» и поклонился. Совсем простой был поединок, куда проще, чем предыдущий, когда я в образе Нео отбивался от сотни агентов Смитов.
   Мир померк. Безжизненный голос в моем сознании объявил:
   – Базовый курс закончен. Переход к продвинутому курсу рекомендуется после практики в реальном мире.
   – Сколько времени должна занимать практика? – спросил я.
   – Для твоей расы – около года, – сообщил голос.
   – Сколько сейчас времени в моем мире?
   – Не понял вопроса.
   – Сколько прошло времени с начала обучения?
   – По часам твоего мира – около трех часов.
   – Спасибо. Я хочу сделать перерыв. Женька!
   – Андрюха! – немедленно отозвался Женька. – Ты где был?
   – Пиво пил. Шутка. Дрался я, практическое занятие. Что случилось?
   – Тебя никто не пытался замочить?
   – Нет. Хотя… – я обратился к духу этого места: – Что такое говорил Мотаро перед тем, как умереть?
   – Произошло несанкционированное проникновение третьих существ в зону обучения, – сообщил голос. – Проникновение пресечено, все виновные особи уничтожены.
   – Кто они были?
   – Информация не разглашается.
   Я снова обратился к Женьке:
   – Местный хозяин говорит, что к ним вломились какие-то плохие парни.
   – Я даже знаю, какие, – сказал Женька. – Наши знакомые из комитета защиты порядка.
   – Они представились?
   – Это теперь необязательно, я и так понимаю, кто есть ху. Эмпатия – великая вещь.
   – Что с Пашкой?
   – Нет больше Пашки.
   – Что?!
   – Нет больше Пашки. Убили его.
   – Как?!
   – Понятия не имею. Я думал, мы здесь неуязвимы, Вудсток нас защищает. Но я был неправ.
   – С чего ты взял, что его убили?
   – Не могу до него достучаться, да и голос подтвердил.
   – Какой голос? Который тут обучением заведует?
   – Он самый. По-моему, нам пора сваливать отсюда.
   – А ты уверен, что это они его замочили? И что это было сознательное убийство?
   – Уверен по обоим пунктам, – заявил Женька. – Голос все подтвердил.
   – Да, тогда пора сваливать. А ты уверен, что на Земле будет безопаснее?
   – Та тварь, что пробралась в Ирку, нас не тронула.
   – Может, у нее приказа не было. Да, у нее точно приказа не было, она же считала, что я – тот маньяк, который первый терминал сделал. А когда она выяснила, что я – не он, так тут же и свалила.
   – Интересно, как она это выяснила.
   – Мне тоже интересно. Слушай, Жень, отсюда надо по любому сваливать. Тебя жена ждет.
   – Да, действительно. Пошли отсюда.
   – Пошли.

 //-- 18 --// 
   Настенные часы показывали без двух минут полночь. Кухонный пейзаж был точно таким же, как и тогда, когда я отправился в астральное путешествие на Вудсток. На столе передо мной лежали три терминала – тот, что отправил меня в иной мир, и два других, еще не использованных в деле. Пашки не было.
   Интересно, что происходит с телом человека, погибшего в путешествии в иной мир? Судя по тому, что Пашкиного трупа на моей кухне не обнаружилось, можно считать, что оно осталось в стасисе навсегда. Будем надеяться, что так, не хватало еще, чтобы покойный профессор неожиданно материализовался посреди моей кухни. Интересно, что произойдет, когда стасис переполнится? Должно быть, яркое будет зрелище, когда повсюду станут из ниоткуда появляться мертвяки. Надеюсь, это случится нескоро.
   На всякий случай я попытался вызвать Пашку через терминал, но все попытки были безуспешны. Сеть уверенно отвечала «абонент недоступен», проигрывая при этом в мозгу дурацкую мелодию, которой МТС насилует уши абонентов. Должно быть, прочитала мелодию в подсознании.
   Мой взгляд упал на бумажки, исписанные моими позавчерашними бреднями. Какой в них толк? Профессор Павел Крутых выяснил все, что не смог выяснить я, но кому это пригодилось? Никому. Представители загадочного комитета защиты порядка оборвали его жизнь, а это значит, что все наши усилия были потрачены впустую.
   Нет, не впустую. С помощью покойного Пашки мы с Женькой сумели—таки подобрать ключ к хранилищу галактической мудрости. Пока мы сумели извлечь оттуда совсем немного, но это неплохо уже само по себе. Не знаю, чему научился Женька, но я сейчас, выйдя на ринг, запросто могу заработать титул чемпиона мира по кикбоксингу. Или по какому—нибудь другому единоборству, главное, чтобы оно не было узкоспециализированным, вроде бокса.
   Спать не хотелось, есть и пить – тоже. Тело вернулось из стасиса бодрым и отдохнувшим, а душу переполняла жажда деятельности. Я хотел продолжать обучение, я хотел вернуться на Вудсток и получить все, что способен мне дать тот мир. Мне стало даже интересно, во что способна превратить мою душу инопланетная технология.
   Я взял терминал и приказал ему:
   – Физическое перемещение на Вудсток.
   И добавил через секунду:
   – Подтверждаю.

 //-- 19 --// 
   Время на Вудстоке течет странно. Когда ты становишься частью гигантского мозга, оплетшего своими нервными стволами всю планету, ты неизбежно приобретаешь некоторые его качества. Первое, что ты замечаешь – то, что время перестает быть одним из основных факторов бытия.
   Есть у меня дурная привычка – постоянно смотреть на часы. Когда я начинаю разговор с клиентом, я обязательно предупреждаю его, что я вовсе не стремлюсь побыстрее спровадить его куда подальше, просто у меня такая привычка, что-то вроде нервного тика. Но когда я попал на Вудсток, эта привычка исчезла без следа, потому что время здесь не имеет никакого значения.
   Мощь планетарного разума Вудстока колоссальна. Растительная паутина, пронизывающая планету, мыслит со скоростью, многократно превышающей скорость мышления человеческого разума. Когда ты оказываешься внутри нее, этот бешеный темп захватывает тебя, ты чувствуешь себя, как будто ты очнулся от сна или опьянения, в котором пребывал всю предыдущую жизнь, и наконец-то живешь полной жизнью и думаешь в полную силу, так, как и должен работать твой мозг. Час, проведенный на Вудстоке, субъективно воспринимается как несколько суток обычного земного времени.
   Находясь на Вудстоке, не нужно тратить время на то, чтобы есть, пить или справлять естественные надобности. Мыслящая паутина Вудстока не предоставляет гостю временное тело, вместо этого она выстраивает вокруг него виртуальную реальность, основанную на привычных объектах и образах. Страшно даже подумать, насколько сложна эта задача, особенно если учесть, что Вудсток обслуживает всех пользователей, независимо от принципов построения нервной системы. Мыслящая паутина должна понять, как устроена душа, прибывшая к ней в гости, наладить с ней контакт, организовать виртуальную среду и наполнить ее привычными для гостя ощущениями. Паутина все это делает, и делает настолько быстро и качественно, что остается только удивляться тому, что это реально работает, не в сказке и не в научно—фантастическим романе, а в самой настоящей реальной действительности.
   Гости прибывают на Вудсток с единственной целью – получить знания. У единого и бессмертного разума Вудстока наверняка есть и другие цели в жизни, но они скрыты от посторонних. Гостям из других миров доступна лишь одна сторона планеты лучший во вселенной университет. Здесь всех учат всему, любой пришедший может получить любое знание, имеющееся в памяти паутины и доступное просящему.
   Процедура обучения на Вудстоке весьма своеобразна. Явившись сюда в прошлый раз, я попросил паутину научить меня боевым искусствам. Я ожидал, что окажусь в виртуальном спортивном зале, где виртуальный инструктор будет показывать разнообразные приемы, которые я буду отрабатывать на виртуальных партнерах. Но все оказалось не так.
   Мне не показали ни одного приема. Если бы паутина разменивалась на такие мелочи, ей пришлось бы хранить отдельную школу рукопашного боя для каждой разумной расы, ведь техника рукопашного боя разумных рыб по определению должна отличаться от техники боя разумных птиц. Но паутина не учит технике, паутина учит только общим принципам, единым для всех разумных существ.
   Не могу сказать с полной уверенностью, что паутина именно учит. Мне кажется, она просто перестраивает душу обучаемого в соответствии с теми знаниями, которые он должен получить. Берется оригинальная душа, вычисляется то, что должно получиться в результате, и первое превращается во второе. А потом проводится практическое занятие, в ходе которого паутина убеждается в том, что обучение проведено корректно.
   По-моему, дело обстоит именно так. Иначе я не могу объяснить, почему я так быстро и твердо усваивал сложнейшие концепции, абсолютно новые и чуждые. Для закрепления каждого из полученных навыков обычно требовалась только одна тренировка, изредка две, и после этого паутина сразу переходила к следующему занятию.
   Если предположить, что знания и навыки, полученные здесь, сохранятся и на Земле, приходится признать, что я превращаюсь в бойца колоссальной силы. Моя физическая сила не изменилась, если не считать того, что теперь я могу кратковременно включать форсированный режим, сознательно выбрасывая адреналин в кровь. Это вредно для здоровья, так не следует делать без крайней необходимости, но когда необходимость наступит, я смогу это сделать.
   Сильнее всего изменилась нервная система. Я научился сосредотачиваться на главном, отсекая ненужное. Теперь, когда я нахожусь в боевом режиме, мое зрение подобно зрению лягушки – я не вижу пейзаж, я вижу только движения противника. В бою я не имею ни эмоций, ни мыслей, я перестаю быть человеком, я просто боевая машина. Потом, после боя, я вспоминаю свое состояние и мне кажется, что я что-то думал и что-то чувствовал, но я знаю, что это не так, это совсем другое, просто мозг пытается описать ситуацию в рамках привычной системы понятий, вот и применяет понятия «мысль» и «чувство» там, где они неприменимы. Но от перестановки терминов смысл не меняется.
   Теперь я могу угадывать действия противника, я не могу объяснить или описать, как это происходит, я просто каждый раз знаю, что будет дальше. Не думаю, что в этом есть что-то сверхъестественное, скорее, все дело в возросшей чувствительности высших нервных центров и в лучшей координации между ними. Координация движений тоже улучшилась, видимо, за счет того, что на период боя я начисто избавляюсь от страхов и комплексов. Для меня нет разницы, что делать – пройти по доске, лежащей на земле, или по доске, закрепленной на стометровой высоте, перепрыгнуть канаву или перепрыгнуть с одной крыши на другую. В бою для меня нет страха, есть только трезвый расчет, я могу воздержаться от рискованного удара, но не потому, что боюсь, а потому, что вероятность успеха недостаточно велика. А это совсем разные вещи.
   За первые часы занятий паутина превратила меня в настоящую боевую машину. Можно подумать, что это предел, достижимый для человека, но я знаю, что это не так. Впереди есть еще продвинутый курс и он далеко не последний на пути к боевому совершенству.
   Я обратился к хранителю этого места с просьбой начать продвинутый курс. Но в ответ я услышал совсем не то, что ожидал услышать.
   – Ты еще не готов получать новую информацию, – произнес бесплотный голос в моем сознании. – Вначале ты должен усвоить знания, которые уже получил. Приходи через год по времени твоего мира.
   – Твои знания нужны мне сейчас, – возразил я. – Те существа, что убили Павла, охотятся и за мной. Если ты не дашь мне знаний, которых я прошу, я буду беззащитен перед врагами.
   Впервые на Вудстоке мне показалось, что я уловил какой-то отблеск эмоций в голосе планеты.
   – Познав то, что ты хочешь познать, ты все равно останешься беззащитным, – заявил голос. – Тебе нужно нечто особое.
   Вот это да! На такую удачу я и не смел рассчитывать.
   – Тогда дай мне то, что мне нужно, – попросил я.
   – Твой мозг может не выдержать, – сказал голос, – ты называешь это состояние словом «шизофрения». Я не могу гарантировать, что после обучения ты сможешь его избежать.
   – Какова вероятность того, что я сойду с ума? – спросил я.
   – Смотря сколько знаний ты позволишь мне вложить в тебя. Сейчас шизофрения исключена, но если ты за один присест познаешь все, что хочешь познать, она будет гарантирована. Я не могу взять на себя ответственность.
   – Ответственность перед кем?
   – Странный вопрос. Перед самим собой, конечно. А перед кем еще может быть ответственность?
   – Ну… перед близкими, родными, друзьями…
   – Ах, да… – голос как бы хмыкнул. – Извини, я забыл, что разговариваю с существом другой расы. Нападение вывело меня из равновесия. Обычно я не позволяю ученикам подвергать свой разум опасности, но для тебя я сделаю исключение. На какой риск ты готов пойти?
   – В смысле?
   – Какое значение вероятности сумасшествия для тебя допустимо?
   – А какие альтернативы?
   – От нуля до единицы, весь спектр.
   Хорошее предложение. Какова вероятность безумия, с которой я готов примириться? Я так и не смог ответить на этот вопрос.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное