Вадим Проскурин.

Звездная сеть

(страница 3 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Я выставил урну на стол, навел на нее пистолет и нажал на спуск. Секунд десять ничего не происходило.
   Физиономия Женьки ясно показывала, что он думает по поводу происходящего. Я заглянул в урну и увидел, что дно покрыто ровным слоем белесой трухи.
   – На пластмассу почему-то не действует, – констатировал я. – Гляди, там на дне, это была бумага.
   Женька состроил скептическую гримасу и ничего не сказал. Я постучал себя по карманам, выгреб пачку сигарет, положил на стол и выстрелил в нее практически в упор.
   Секунды через три пачка стала проминаться, как будто на нее сверху поставили что-то тяжелое. А потом она вдруг дернулась и выпустила клуб непередаваемо вонючего удушливого дыма.
   Я обнаружил, что уже не сижу за столом, а стою около кондиционера и тщетно пытаюсь прочихаться, а рядом тем же самым занимается Женька.
   – Андрюха, ты сдурел? – выдавил он из себя. – Что это за фокусы?
   Я начал злиться.
   – Никаких фокусов! – рявкнул я. – Если не веришь, выстрели себе в голову. Или вот…
   Я направил пистолет в стену, нажал на спуск и слегка повел стволом. На стене появилась проплешина. К удушливой вони добавился запах цемента.
   Женька стал выглядеть чуть более осмысленно.
   – Что это было? – спросил он.
   – Понятия не имею, – честно признался я. – Полагаю, молекулярный деструктор. Знаешь, в фантастике…
   – Где взял? – перебил меня Женька. Похоже, он снова начал соображать.
   – Тебе полную историю рассказать или краткую? – спросил я.
   – Вначале краткую.
   – Если кратко, я отобрал этот девайс у инопланетянина, который пытался изнасиловать мою соседку.
   Женька истерически заржал.
   – Ты чего? – вздрогнул я.
   – Так, нервное. Что за инопланетянин? Зеленый человечек?
   Вместо ответа я вытащил из сумки терминал.
   – Возьми его в руку, – сказал я, – и скажи ему Что-нибудь.
   – Что-нибудь, – сказал Женька, и его брови удивленно взметнулись вверх. – Какие игрушки? Какие личинки? Какие еще паразиты?
   Я отобрал у него терминал и спросил:
   – Видишь?
   – Что видишь?
   – Эта штука – терминал Вселенской Сети. Что-то вроде интернета, только на общевселенском уровне. Поддерживается удаленный поиск информации, переписка, телефон и физическое перемещение.
   – Телепортация, что ли?
   – Не совсем, тело остается на месте… нет, не совсем остается… но к месту назначения перемещается только душа. Нет, лучше я расскажу всю историю с самого начала.
   – Да уж, лучше расскажи, – согласился Женька.
   И я начал рассказывать.

 //-- 8 --// 
   – Что скажешь? – спросил я, закончив рассказ.
   Женька сделал нехилый глоток коньяка и ничего не ответил.
Он начал говорить только через минуту.
   – Ты эти штуки вскрывал? – спросил он. – Что там внутри?
   – Много всяких проводочков, радиодеталей и тухлых молочных продуктов. Я сделал копии обоих устройств, они работают.
   – Работают? Получается, кроме проводочков и всего прочего, там больше ничего нет? Никаких… как бы это сказать-то…
   – Никаких инопланетных артефактов там нет. Можно хоть сейчас поехать на Митинский рынок и к завтрашнему вечеру напаять десяток таких терминалов. Я уже полазил немного по Сети, я так понимаю, этот терминал – что-то вроде маяка, он не должен быть сложным, вся сложная технология сосредоточена на серверном конце, а здесь…
   – С Сетью легко научиться работать? – перебил меня Женька.
   – Говорят, не очень трудно. Самое трудное – точно сформулировать запрос. У всех разумных рас разные системы понятий, ты даешь запрос «воспитание детей», а в ответ тебе объясняют, как вытаскивать гусеницу из яйца.
   – Понятно… Слушай, Андрюха, ты хоть понимаешь, что за вещь ты откопал?
   – А чего тут не понимать? Доступ ко всей галактической информации, тысячи новых технологий…
   – Кое-что мне не нравится.
   – Что?
   – Я не понимаю, чем нам придется расплачиваться.
   – Да ничем не придется! Ты пойми, мы для них – варвары. На той планете, где я был, выращивают специальные тела, загружают в них рефлексы, язык и энциклопедию, и предоставляют все это туристам, причем бесплатно. Они знают, что такое деньги, я спрашивал, но сами не пользуются, они эту стадию давно уже переросли. Когда я сказал про деньги тому аборигену, он на меня посмотрел, как на дикаря.
   – Ты говорил, у них глаз нет.
   – Я имею в виду эмоциональный фон разговора… Понимаешь, у них эмпатия развитая… как бы это сказать… Они как бы понимают эмоции собеседника. И когда я был в том теле, я тоже понимал.
   Женька задумчиво кивнул. А потом вдруг спросил:
   – Так, значит, надо просто назвать координаты и сказать «хочу переместиться»?
   Я не успел ответить, потому что в переговорную вошла Ирочка.
   – Не все так просто, – заявила она. – Надо еще предупредить сотрудников портала.
   У Женьки аж глаза на лоб полезли. Он пробормотал:
   – Ирка, ты что…
   – Кажется, это не Ирка, – сказал я.
   И на всякий случай сунул руку в карман, где лежал второй пистолет—деструктор, изготовленный мною вчерашним вечером.
   – Эта ерунда тебе не поможет, – провозгласила Ирочка. – Деструктор не убивает мгновенно, я успею вернуться и если мне придется вернуться, я вернусь не для того, чтобы разговаривать.
   – Вы из межзвездной полиции? – предположил я.
   Ирочка кивнула.
   – Можно и так сказать, – заявила она. – Я специальный агент Джеймс Бонд.
   Женька хрюкнул и стал сползать под стол. Ирочка уставилась на него с любопытством.
   – Что это с ним? – спросила она.
   – Не волнуйся, это истерическое, – сказал я. – Эмоциональная реакция. Он только что узнал про Сеть, с этим знанием трудно свыкнуться.
   – Зачем ты ему рассказал? – спросила Ирочка. – Захотел поиграть в маленького бога? Привести примитивную расу в светлое будущее? Мало тебе предыдущих подвигов? Знаешь, чем такие попытки обычно кончаются?
   – Чем?
   Ирочка неожиданно озверела.
   – Не морочь мне голову! – заорала она. – Мы все про тебя знаем! Ты пришел в этот мир с самодельного терминала в Богоне, а туда ты вошел с космического челнока из системы Хеннеси. Это было ошибкой, мы проследили твой путь. У Хеннеси тебя ждет ионный пульсар, попробуешь убежать – в исходную точку вернуться не успеешь, пульсар сожжет твой корабль быстрее, чем твои тупые мозги успеют дать команду. У тебя только один шанс сохранить жизнь и ты знаешь, какой.
   – Сотрудничать со следствием? – предположил я.
   – Вот именно!
   – А в чем меня обвиняют?
   Ирочка состроила такую физиономию, как будто хотела многоэтажно выругаться, но не смогла подобрать подходящих слов.
   – Ты еще будешь невинность строить! – возмутилась она. – Ладно, я перечислю. Шесть доказанных случаев захвата тела плюс тридцать с чем-то разных преступлений по местным законам пяти миров. Этого хватит на десять смертных казней.
   – Простите, – я скорчил невинную физиономию, – а вы уверены, что я именно тот, за кем вы охотитесь?
   – А кто же еще? Может, ты еще скажешь, что здесь родился, про Сеть только вчера узнал, а деструктор у бандита отобрал?
   – Да, – согласился я, – все так и было, только про Сеть я узнал не вчера, а позавчера.
   Ирочка протянула руку к лежащему на столе терминалу, прикрыла глаза и недовольно поморщилась.
   – Качество приема безобразное, – заметила она.
   С минуту она стояла неподвижно, как статуя, с закрытыми глазами и протянутой рукой, а потом вдруг открыла глаза и теперь в них больше не было гнева.
   – Приношу глубокие и искренние извинения, – сказала она, – вы действительно не тот, за кем мы охотимся. Сниффер зафиксировал… неважно. Но как вы сумели отобрать у него деструктор?
   Я хотел было все ей наглядно продемонстрировать, но вовремя опомнился. Инопланетная баба уйдет, Ирочка вернется в свое тело, и именно ей придется расхлебывать последствия. Поэтому я не стал показывать прием, я просто сказал:
   – Я неплохо дерусь.
   Ирочка задумчиво подергала мочку уха, как всегда делала, когда над чем-то напряженно размышляла. Это бывало редко.
   – Комитет защиты порядка не имеет к вам претензий, – заявила она после долгой паузы. – Перед тем, как начнете активно работать с Сетью, тщательно изучите правила пользования. Не забывайте, что незнание законов не освобождает от ответственности.
   – Так проинструктируйте нас, – подал голос Женька. – А то вдруг совершим по незнанию какое-нибудь преступление, а вам потом придется нас ловить.
   – Инструктирование пользователей не входит в мои обязанности, – высокомерно провозгласила Ирочка. – Я ухожу.
   – Подождите! – воскликнул Женька. – Вы можете ответить на несколько вопросов?
   – Только на один.
   – Как давно Земля подключена к Сети?
   – Возьми терминал и узнай, – заявила Ирочка. – Все, прощайте и больше мне не попадайтесь.
   Снова я почувствовал нечто неописуемое обычными словами. За пределами трех измерений привычного мира что-то произошло, и Ирочка снова стала Ирочкой. Она опустилась на стул и обвела комнату отсутствующими глазами.
   – Ну что? – спросил Женька.
   Ирочка растерянно помотала головой.
   – Как я сюда попала? – спросила она.
   – Ничего не помнишь? – уточнил Женька.
   Ирочка снова помотала головой.
   – Ничего страшного, – Женька попытался состроить максимально добрую улыбку. – Все нормально. Иди обратно в приемную, посиди там.
   Ирочка снова затеребила мочку уха.
   – Со мной что-то не так, – выдала она потрясающе глубокую и неожиданную мысль.
   – Наверное, переутомилась, – предположил Женька. – Езжай домой, отдохни, завтра будет лучше.
   – Да, я, пожалуй, поеду, – согласилась Ирочка и встала. – А что я здесь делала?
   – Ничего, – сказал Женька с честными глазами. – Зашла, села, пару минут сидела неподвижно, а потом как будто очнулась. Езжай домой, отдохни. Если хочешь, можешь завтра не приезжать, отдохни как следует.
   Ирочка ушла. Женька убедился, что звуконепроницаемая дверь заперта, повернулся ко мне, и витиевато выругался.
   – Ага, – подтвердил я. – Оно самое.
   – И что теперь делать? – задал Женька риторический вопрос.
   Я задумался. И в самом деле, что делать?
   – Для начала полазить по этой Сети как следует, – сказал я. – Разобраться, что там к чему. А то еще припрется очередной Джеймс Бонд и приговорит к десяти смертным казням.
   – А с этим что делать? – Женька кивнул в сторону валяющегося на столе деструктора.
   – Понятия не имею. Как оружие он неплох, да и под категорию огнестрельного явно не подпадает, но, с другой стороны, на хрена он нам с тобой? Разве что для самообороны.
   – Можно запатентовать, – предложил Женька.
   – Представляешь, сколько ФСБшников набежит?
   Женька состроил презрительную гримасу. До того, как основать охранную фирму, он четырнадцать лет проработал в ФСБ, и традиционного для России страха перед спецслужбами не испытывал.
   – Думаешь, они поверят, что мы с тобой эту конструкцию сами придумали? – продолжал я.
   Женька отрицательно помотал головой.
   – Можно сказать, что ты нашел его на улице или, там, в подъезде на лестнице. Подобрал из любопытства, прицелился в потолок, нажал на спуск, удивился, решил разобрать, ну и так далее.
   – Думаешь, поверят?
   – А куда они денутся? В такую историю проще поверить, чем в инопланетян.
   И тут я вспомнил кое-что важное.
   – Знаешь, Жень, – сказал я, – та амеба на Триларе говорила, что Земля уже давно подключена к Сети.
   – И что?
   – Ты уверен, что ФСБ не знает про Сеть?
   Женька задумался.
   – Если бы они знали, – сказал он, – мы бы сейчас ездили в отпуск не в Анталью, а на Марс. Сколько времени нужно копаться в Сети, чтобы наткнуться на полезную технологию?
   – Долго. Представь себе, что ты папуас, подключившийся к интернету. Допустим, ты нашел чертежи винтовки. Но ты не сможешь сделать винтовку, потому что тебе потребуется металл, станки, пироксилин, капсюли и еще сотня других вещей. Или, допустим, ты узнал, что самая лучшая тетива для лука получается из пластиковой лески. Но где ты леску возьмешь?
   – А если я найду инструкцию, как сделать арбалет?
   – Ну…
   – Разве этого мало? В средневековой Европе изобретение арбалета очень многое поменяло. И учти еще, что не всякое революционное открытие связано с техникой. Например, папуас всю жизнь думал, что коровье бешенство – наказание богов, и вдруг узнал, что оно передается через каннибализм.
   – А когда он поделился этим откровением, все подумали, что он нарушает заветы предков, и съели его, чтобы не смущал молодежь.
   – Тоже не исключено. Но я не к тому говорю. Сделать простейший электрогенератор может даже папуас, главное, чтобы в наличии было железо или хотя бы медь. А как только в стране появляется электричество… А ведь есть еще всякие гуманитарные науки… И вообще, неужели ты собираешься засунуть эти штуки в сейф и никогда ими не пользоваться?
   – Я еще сам не знаю, что собираюсь делать. Меня смущает то, что Земля давно подключена к Сети, но об этом никто не знает. Почему?
   – Понятия не имею. Может, мы в их формат не вписываемся, слишком агрессивные или, там, слишком тупые.
   – Если так, неужели другим мирам понравится, что Земля получит неограниченный доступ к Сети?
   – Неограниченный? Разве в Сети нет участков ограниченного доступа?
   – Не цепляйся к словам. Ограниченный доступ.
   – Думаешь, это они нас не пускают, а не мы не лезем?
   – Без понятия. Надо в Сети посмотреть.
   – Попробуй, но только вряд ли что-то получится.
   – Почему?
   – Вряд ли эта информация лежит в открытом доступе.
   – Попробовать стоит.
   – Попробуй. А пистолет все—таки надо запатентовать, хуже не будет.
   – А если будет?
   Женька пожал плечами.
   – Я не бог, – сказал он, – я не могу все знать точно. Но, по-моему, хуже не будет. Допустим, инопланетяне не хотят нас пускать в свою компанию. Почему тогда они не отобрали у нас терминалы?
   – Это бессмысленно. Новый терминал можно спаять за три часа.
   – Тогда почему нас не замочили?
   – Может, запрет какой—нибудь религиозный.
   – Эта Джеймс Бонд говорила, что у них практикуется смертная казнь, – заметил Женька. – Нет, я думаю, нас не замочили по другой причине. Просто потому, что им наплевать, войдем мы в Сеть или нет. Они охотились за тем уродом, который хотел трахнуть твою соседку, они подумали… Точно! Они запеленговали твой терминал, решили, что ты – это он, и собрались арестовать. Знаешь, как она поняла, что ты – это не он?
   – Знал бы прикуп – жил бы в Сочи. Она про какой-то сниффер говорила… А ты почувствовал, когда она ушла?
   – Кто она?
   – Ну эта, Джеймс Бонд.
   – Да, было что-то такое, на секунду было ощущение, как будто перепил и сейчас вырублюсь. А почему, кстати, она Джеймсом Бондом назвалась? Откуда она знает, кто такой Джеймс Бонд?
   – От Ирки. Я же тебе говорил, новому хозяину тело достается вместе с памятью. Тебя ведь не удивляет, что она по-русски говорила, а не по-инопланетянски?
   – Охренеть можно. Ну да ладно. Предлагаю пока считать, что чужим на нас наплевать. Аргументы против есть?
   Я пожал плечами:
   – Вроде нет.
   – Тогда начинай готовить документы для патентного бюро, образцы я тебе достану. И не бойся, спецслужбы я беру на себя.
   – А справишься?
   – Должен справиться. Сам подумай, не упускать же такой шанс!
   Да, Женька прав, такой шанс упускать нельзя.

 //-- 9 --// 
   Как выяснилось, запатентовать молекулярный деструктор – куда более сложная задача, чем казалось поначалу. Дело в том, что когда тебе выдают патент, он распространяется не на то, что ты открыл, а на то, что ты написал в заявке. Химик, впервые синтезировавший стрептоцид, описал его в заявке как порошок красного цвета, а через несколько лет другой химик синтезировал стрептоцид белого цвета и первый патент приказал долго жить. Если я в заявке точно опишу конструкцию деструктора, а потом кто—нибудь заменит тухлый сыр на тухлую брынзу, то на новую конструкцию патент распространяться не будет. Чтобы патент нельзя было обойти, надо патентовать сам принцип работы устройства, но для этого надо вначале самому понять этот принцип, а это не так просто, как хотелось бы.
   И еще меня смущало то, с какой настойчивостью Женька требовал, чтобы мы получили патент. Кого волнует в условиях пещерного российского капитализма, что запатентовано, а что нет? Теоретически, можно попробовать продать патент за рубеж, но спецслужбы продать такую вещь точно не позволят. Но Женька продолжал настаивать, не объясняя причин.
   Я целыми днями сидел в Сети и пытался понять, как же работает этот чертов пистолет. Кое-что понять удалось.
   Я понял, почему на пистолете не было предохранителя. Он не нужен, потому что деструктор приводится в действие не нажатием на спусковой крючок, а мысленной командой. Оказывается, астральное поле, о котором так любят говорить выжившие из ума ясновидящие, все—таки существует. Оно как-то воздействует на бактерии и грибки, живущие в набитой в ствол протухшей органике. Они в свою очередь излучают какое-то другое ментальное поле, а электромагнитное поле, образуемое оплеткой вокруг ствола, фокусирует это другое поле и направляет его в направлении ствола. Бред, но это работает.
   Вместо протухшего сыра можно использовать любую другую органическую субстанцию, в которой много бактерий и примитивных грибков. Более продвинутые организмы (черви, насекомые, улитки) почему-то не годятся. Существа, используемые как преломители загадочного астрального поля, живут в деструкторе очень недолго, потому что быстро получают губительную дозу этого самого поля. Экспериментальным путем я установил, что сыр в стволе деструктора следует менять каждый день, а новую порцию, перед тем, как зарядить, лучше три—четыре дня выдержать в тепле, причем если выдерживать сыр в герметичном целлофановом пакете, деструктор работает хуже, чем если сыр тухнет на открытом воздухе.
   Гниющие растения для применения в деструкторе не годятся. Тухлое мясо кое-как работает, но очень плохо – после двух—трех выстрелов требуется перезарядка. Наилучший результат достигается при использовании сыра, не зря инопланетный хулиган засунул в ствол пистолета именно его. Сорт сыра большой роли не играет. «Гауда» работает чуть лучше, чем другие сорта, но разница в количественных показателях составляет считанные проценты.
   Теперь несколько слов об электрической схеме деструктора. Главное в ней не то, в каком порядке соединены резисторы и конденсаторы, а то, какой узор образуют соединяющие их провода. Собственно, резисторы и конденсаторы нужны только для того, чтобы скомпенсировать погрешности в форме оплетки, неизбежные при ручном изготовлении агрегата. Если изготовлять деструктор промышленным способом, они не нужны, при этом и расход энергии снизится на несколько порядков.
   Информацию о смысле электрической схемы я получил из Сети. Чем дольше я работаю с Сетью, тем проще становится добывать оттуда информацию. Триларская амеба была права – к Сети надо привыкнуть.
   Я узнал о деструкторах очень много. Если в электрической оплетке вместо обычных проводов использовать сверхпроводники, дальнобойность возрастает более чем в сто раз. А если применять какие-то загадочные силовые линии, заметного повышения эксплуатационных качеств не будет, а ресурс органической части деструктора заметно снизится и потому с силовыми линиями лучше не связываться.
   В деструкторах, производимых промышленным способом, тухлый сыр не используется. Вместо него в ствол вставляют специальные патроны, состоящие из нескольких отсеков, в каждом из которых живут свои виды примитивных живых существ. Грамотно сконструированный патрон позволяет ручному деструктору с одного выстрела разнести в прах полуметровую стену, причем если стрелять не в упор, а с трехсотметровой дистанции. При этом затраты электроэнергии измеряются милливаттами, а патрона хватает минуты на две непрерывного излучения. Страшно подумать, что может натворить диверсант, вооруженный таким ружьем.
   Добравшись до этого места, я задумался, почему вся эта информация оказалась в открытом доступе. Здравый смысл требует, чтобы она была засекречена.
   Отгадка оказалась простой. Сервер, с которого я почерпнул последние данные, физически расположен на Триларе, на той самой планете, на которой я побывал в теле амебы. В жидкой среде деструкторы не работают, двухметровый слой воды или аммиака надежно гасит разрушающий луч любой мощности. Триларцы не опасаются того, что межпланетный хулиган применит это оружие против них, и потому не считают нужным засекречивать соответствующую информацию. Интересно, куда другие расы смотрят?
   Только одна вещь осталась для меня тайной – какой именно узор должна образовывать электрическая оплетка вокруг трубки с тухлым сыром. Информации в Сети хватало, но она была выше моего понимания, я чувствовал себя дикарем, впервые в жизни увидевшим дифференциальное уравнение. Я понимал, что форма оплетки описывается несложными уравнениями, но какими именно, я не понимал. Может, показать их какому—нибудь ученому? Но как? Я не математик и не физик, я воспринимаю правила построения оплетки деструктора не как формулы, а как текст, я могу записать его на бумагу и показать кому угодно, но что поймет тот, кому их показывают? Пару лет назад у меня был один клиент с математическим образованием, однажды мы пили с ним водку и разговор непонятно как перешел на математику. Тот мужик вдруг сказал, что комплекснозначный интеграл по замкнутому контуру равен сумме вычетов внутри контура. Сам не понимаю, почему и зачем, я запомнил эти слова, хотя они и звучат для меня как заклинание. А теперь представьте себе, что человек с тремя классами образования попытается сформулировать эту теорему на понятном для него языке. Брр…
   Я попробовал поэкспериментировать с разными формами оплетки, но в результате первого же эксперимента лишился одной дверцы навесного кухонного шкафчика – разрушающий луч почему-то ударил не вперед, а вбок. А если он расфокусируется и начнет светить во все стороны одновременно? Нет, с такими вещами лучше не экспериментировать.

 //-- 10 --// 
   – Вот такие дела, – закончил я свою речь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное