Вадим Проскурин.

Небесные воины

(страница 2 из 14)

скачать книгу бесплатно

– Издеваетесь, – печально сказал Антон.

– Лена! – крикнул я. – Ты воду в вино превращала?

– Да иди ты! – отозвалась Лена из дома. – Я тебе не фокусник.

Я взмахнул рукой, откуда ни возьмись появился белый голубь с оливковой ветвью в клюве, сел на протянутую руку, выплюнул ветвь и начал чиститься.

– Не убеждает? – спросил я.

Антон издал нечленораздельный горловой звук.

Я указал рукой на холм у горизонта, земля вздрогнула и из вершины холма в небо ударил столб дыма.

– Хочешь, сейчас лава потечет? – спросил я.

Антон испуганно помотал головой.

Столб оторвался от земли, клубы дыма сформировали облако, которое вдруг из черного стало белым. Я обернулся и увидел, что на пороге стоит Лена.

– Вечно вы, сатанисты, всюду гадите, – констатировала она. – А потом убирай за вами…

Антон издал неясный шипящий звук, прокашлялся и осторожно спросил:

– Лена… гм… то, что сказал Сергей… правда?

– А что сказал Сергей? – переспросила Лена. – Что он раньше был антихристом? Это правда. А про то, как он был вампиром, он не рассказывал?

Антон изумленно вытаращился на меня. Я широко улыбнулся и Антон испуганно отступил на шаг. Думал, небось, что сейчас во рту клыки появятся. Не дождетесь! В вампиризме есть определенные плюсы, но в целом это как наркотик, раз попробуешь – потом не отвяжешься.

– А она не рассказала, как вылечила меня от вампиризма? – спросил я Антона. – А про то, кто дал ей силы стать мессией, она тоже не рассказала?

Антон переводил взгляд с меня на Лену и обратно, и на лице его было написано «Они меня разыгрывают!»

– Но вы же перекрестились, тогда, в машине! – воскликнул он.

Мы с Леной хором рассмеялись.

– Это просто жест, – сказал я. – Вот, смотри.

И перекрестился еще раз.

– А рай – просто место? – спросил Антон.

– Совершенно верно, – кивнул я. – Параллельный мир. Его открыл в конце марта тот, кого я называю Бомжом, Лена – Хозяином, а ты – Богом. Только не надо путать его с богом-творцом, это совсем разные понятия.

Антон перекрестился.

– Сходи, водки выпей, – посоветовал я. – Помогает. И вообще, я с тобой поговорить хотел. Ты, вроде, Иисуса Христа живьем видел?

– Видел, – подтвердила Лена. – Он в субботу устроил экскурсию по раю для православных священников. Участвовало около ста человек, включая самого патриарха. Хозяин лично явился к каждому и велел на субботу ничего не планировать. А в назначенное время переместил всех сюда и провел часовую экскурсию. Антон от счастья хлопнулся в обморок, все ушли, а его забыли. Так и остался здесь, бедненький.

– Тебе еще повезло, – заметил я. – Пошел бы в другую сторону, плутал бы по райским кущам всю оставшуюся жизнь.

Антон попытался что-то сказать, но поперхнулся. Я заметил, что у него снова стали трястись руки.

– Я пошел на запад, – все-таки выдавил из себя Антон. – В библии сказано, что Эдем был помещен на востоке.

– Головастик – молодец, – сказал я, обращаясь к Лене. – Удачно она разместила свой вход – точно на запад от центра рая.

Помнишь, в библии сказано, что Эдем был помещен на востоке? Я не удивлюсь, если Головастик предчувствовала что-то подобное.

– Или сама устроила, – нахмурилась Лена.

Я помотал головой.

– Вряд ли, – сказал я. – Только не рядом с Бомжом – он бы почувствовал.

– Головастик – это кто? – спросил Антон. – Са… эээ…

– Э, – подтвердил я. – Адский Сатана собственной персоной. Только вообще-то ее зовут Тиаммат. Она раньше была древневавилонской богиней. Приятная женщина.

Лена скорчила брезгливую гримаску.

– И честная, – добавил я. – В отличие от Бомжа.

– И от тебя, – добавила Лена.

– А что делать? – развел я руками. – Если бы я тогда тебя не обманул, вы бы с Антоном сейчас проводили перепись райского населения после страшного суда. Нет уж, Земля мне дорога как память.

– И вот этого гада я люблю, – констатировала Лена.

– Пойдем, Антон, водочки выпьем, – предложил я. – Все равно твоя ряса еще не высохла.

– Пойдем, – обреченно согласился Антон.

4

Антон быстро наклюкался и завалился спать – перенервничал, бедняга. Интересно, если его в таком состоянии погрузить в машину, отвезти в нормальный мир и выгрузить на обочине, что он подумает, когда проснется? Решит, небось, что привиделось, что это Сатана ему видение наслал.

Мои мысли прервал шум двухсотсильного мотора «хаммера». Хорошо что Антон уже отключился – увидеть лицом к лицу самого Сатану, да еще в раю, стало бы для него слишком большим потрясением.

Головастик припарковала внедорожник рядом с моим, легко выпрыгнула из кабины, улыбнулась и помахала рукой. И тут же недоуменно рассмеялась.

– А что это вы одетые? – спросила она. – Сейчас даже поста нет.

– У нас гость, – ответил я. – Некто отец Федор из московской патриархии, в миру Антон.

Головастик моментально стерла улыбку с лица.

– Как у него с просветлением? – спросила она. – Если он сумел разглядеть мои чары…

– Он ничего не сумел разглядеть, – оборвал ее я. – Его сюда привел на экскурсию Бомж вместе с группой православных священников. Антон от группы отбился и пять дней бродил по пажитям, забрел даже к гуриям…

Головастик расхохоталась.

– Настоящий святой, – сказала она. – Раз уж от гурий убежал…

– Не смешно, – сказал я. – Понимаешь, что задумал Бомж?

– Понимаю, – кивнула Головастик. – С концом света у него ничего не вышло, теперь он решил построить царство божье прямо на Земле. Савонаролы ему мало… Козел! Сколько раз говорила ему – уймись, скотина! А он опять за свое… А где эта экскурсия происходила?

– Отсюда на восток километров… где-то от двадцати до пятидесяти. Антон дошел на пятый день, но вряд ли сильно спешил…

– Тогда поднимемся повыше и полетим на восток, – сказала Головастик. – Составишь мне компанию?

– Конечно.

– Лена? Ах да, ты же не умеешь…

– Лена, если хочешь, я тебя поддержу, – предложил я.

– Не надо, – махнула рукой Лена. – Я лучше рядом с гостем посижу. А то проснется, подумает, что белая горячка.

– Ты не рядом сиди, – посоветовала Головастик, – ты сверху посиди.

Лена густо покраснела. Иногда Головастик бывает удивительно цинична.

– Извини, – улыбнулась Головастик, – не хотела тебя обидеть. Ну что, Сергей, полетели?

– Полетели, – согласился я.

5

Сегодня в раю был еврейский день. Целая толпа раввинов в черных сюртуках и специфических раввинских шляпах, из-под которых выбивались пейсы, выстроилась полукругом на поле и наблюдала, как трое волчат и пятеро поросят затеяли дружескую потасовку стенка на стенку. Бомж горделиво прохаживался перед зрителями, время от времени он обращался то к одному, то к другому с какими-то не то вопросами, не то пояснениями.

Сверху было хорошо видно, что трава в месте презентации вытоптана очень сильно. Если считать, что все это вытоптали евреи, приходится признать, что они все утро танцевали свою джангу или как у них там называется главный религиозный танец.

– Он приводит все группы в одно и то же место, – сказал я.

– Угу, – согласилась Головастик. – У меня есть идея. Как думаешь, за час-полтора они еще не успеют закончить?

Я молча пожал плечами, вспомнил, что невидим, и сказал:

– Не знаю.

– Все равно попробуем, – решила Головастик. – Полетели обратно. И напомни мне видеокамеру взять.

– Может, не надо? – запротестовал я. – Бомж узнает, что мы с Леной поселились у него в раю, начнет ругаться…

– Пусть ругается.

– Лене неприятно будет.

– И хорошо, что неприятно, – решительно заявила Головастик. – Ей давно уже пора завязывать со слепым поклонением. Она и сама понимает в глубине души, что Бомж недостоин поклонения.

– А кто достоин? – спросил я. – Ты?

Головастик невесело рассмеялась.

– Поклонения недостоин никто, – заявила она. – Мы с тобой не собаки, чтобы вилять хвостом и выпрашивать подачку. Жить надо умом, а не молитвами. Жалко Лену, хорошая девчонка, а так страдает… Ладно, полетели уж.

– А чего лететь? – спросил я. – Давай лучше сразу телепортируемся.

– Точно! – воскликнула Головастик и хлопнула себя по лбу.

6

Через час евреи все еще были в раю. Только теперь они уже не созерцали райские красоты, не такие уж и замечательные, честно говоря, а дружно молились. Бомж молился вместе со всеми.

– Самому себе молится? – недоуменно спросил я.

– Нет, – ответила Головастик. – Ты не забывай, в этой компании он не Иисус Христос, а анонимный мешиах, который только еще должен прийти в мир. А вопрос о том, бог он, человек или богочеловек, у евреев до сих пор остается открытым. Так что никакого парадокса здесь нет.

– Будет, – заметил я и хихикнул.

– Ага, – согласилась Головастик, – обязательно будет.

Антон, лежащий на разложенном заднем сиденье, недовольно заскулил и попытался перевернуться на другой бок.

– Бедолага, – сказала Головастик. – Потерпи еще чуть-чуть, сейчас все пройдет.

– Ох, что сейчас начнется… – протянул я. – Сейчас у них такая истерика пойдет… Как думаешь, они весь рай загадят или не весь?

– Ничего они не загадят, – сказала Головастик. – Сейчас каждый из них думает, что испытывает ниспосланное богом чудесное видение. Они еще не верят, что рай существует реально.

– Скоро поверят, – усмехнулся я.

– Не скоро. Почему бы богу не вплести в чудесное видение какую-нибудь нелепую вещь, но преисполненную глубокого смысла? Поначалу они воспримут нас как новых персонажей представления, которое устроил Бомж.

– А потом? – спросил я.

– А это зависит только от нас, – сказала Головастик.

Она решительно надавила на газ, включила дальний свет, «хаммер» бодро взлетел на вершину холма, как в рекламе шин «пирелли», и громогласно загудел, как лось-самец в брачный сезон. Евреи уже не молились, теперь они пялились на нас во все глаза.

Бомж встал с колен, что-то сказал ближайшим соседям и вдруг исчез.

– Жми! – крикнул я.

– Лучше остановись, – посоветовал Бомж с заднего сиденья. – А это еще кто такой?

– Антон, он же отец Федор, – ответил я.

– Я не тебя спрашиваю! – рявкнул Бомж. – Нежить!

– Не груби, – сказала Головастик. – Сергей – такой же волшебник, как и мы с тобой. Он заслуживает уважения нисколько не меньше, чем ты.

– Он – нежить, – отрезал Бомж. – Гадкий кровопийца, искусивший мою избранницу.

– Не хами, – посоветовала Головастик. – Ты в курсе, что Сергей раз в неделю посещает Четырехглазого?

– Тоже дьявольское отродье, – пробурчал Бомж.

– Я его не рожала, – усмехнулась Головастик. – Хотя я бы не отказалась от чести иметь такого сына. А ты?

– Останови машину! – рявкнул Бомж. – Ты испортишь мне церемонию!

– Какую церемонию? – переспросила Головастик медоточивым голоском. – Расскажи поподробнее, мне так интересно! Может, мы с Сергеем тоже захотим поучаствовать? Мы тоже крещенные.

– Ты тоже крещенная? – изумился я. – Когда это ты успела?

– Да так, – улыбнулась Головастик. – Любопытно мне стало однажды…

Бомж тем временем разъярялся все сильнее и сильнее.

– Вечно ты потешаешься над святым! – вопил он. – Есть вещи, которые нельзя теребить! Если я скажу тебе, что твоя мать… Останови машину или хуже будет!

Головастик проигнорировала его заявление, зато Антон снова зашевелился, открыл один глаз и пробормотал:

– Господи Иисусе!

Бомж нечленораздельно зарычал.

– Опять ты свои кольца нацепила! – воскликнул он. – Ты обманула меня в тот раз!

Теперь уже и Головастика проняло.

– Я тебя не обманывала! – закричала она. – Я никогда никого не обманываю и сейчас ты возьмешь свои слова назад или я вобью их тебе в глотку! Я честно выполнила все условия!

– Но я не могу сделать такие же кольца, как у тебя! – обиженно воскликнул Бомж.

– А про кольца никто ничего не говорил, – улыбнулась Головастик. – Я обещала научить тебя открывать иные миры и всему, что обещала, я тебя научила. А про кольца мы не договаривались. Понимаешь, Бел…

– Не называй меня Белом! – заорал Бомж.

Улыбка Головастика превратилась в ехидную ухмылку.

– Хорошо, Бомж, не буду, – сказала она.

– И Бомжом не называй!

– А как тебя называть? Иисусом Христом? Ты уж извини, но на этот миф ты не тянешь, рылом не вышел. Хотя… из уважения к твоим ученикам…

– Не смей! – взвизгнул Бомж. Тут он посмотрел вперед и истошно заорал: – Останови машину!

– Сейчас остановлю, – сказала Головастик и действительно остановила ее, только не сразу, а метров через пятьдесят, рядом с первыми рядами экскурсантов.

Она заглушила двигатель, выдернула ключи из замка зажигания, открыла дверь и вылезла из машины. И сразу сбросила босоножки – райская трава очень мягкая и шелковистая, по ней приятно ходить босиком. Выключить музыку она не удосужилась и райские пажити теперь оглашали органные аккорды Джона Лорда.

Головастик сняла темные очки и обворожительно улыбнулась. Крючконосые лица раввинов мгновенно расцвели ответными улыбками. Это неудивительно – Головастик не очень красива по современным меркам, но невероятно сексуальна. Чтобы устоять против ее чар, нужно быть либо безнадежным гомосексуалистом, либо вообще евнухом. Чертами лица Головастик отдаленно напоминает Милу Йовович, но по обаянию Мила Йовович отдыхает.

– Здравствуйте! – провозгласила она. – Позвольте представиться – Сатана, адский Сатана.

В то же мгновение к органным пассажам Лорда присоединились гитары Блэкмора и Гловера, а секундой спустя Гиллан запел про good golly miss Molly, Tutti frutti и Lucille.

Раввинские улыбки погасли. Надо полагать, Speed king – не самая подходящая песня для данной ситуации. Я вырубил музыку.

Распахнулась задняя дверь и на траву осторожно выбрался Бомж, он был весь красный от гнева.

– Иисус, ты священника забыл, – сообщила ему Головастик. – Сергей, помоги, пожалуйста, его выгрузить.

Крупный молодой человек атлетического телосложения выступил вперед.

– Ты тоже Сергей? – спросила Головастик и рассмеялась.

Мой тезка глупо кивнул.

– Тогда давайте вдвоем, – резюмировала Головастик, – так веселее.

Я открыл левую заднюю дверь и мы с тезкой сгрузили на траву практически бездыханное тело Антона. В ходе выгрузки простыня размоталась и Антон оказался голым. Как обычно бывает с могучими людьми, его мужское достоинство выглядело карикатурно маленьким. Мой тезка аж присвистнул, увидев такое зрелище.

– Чего свистишь? – буркнул я. – Деньги водиться не будут. У тебя самого не больше.

– Да я не о том, – хихикнул он. – Он же не обрезан.

– Еще бы ему быть обрезанным! Он православный монах. Тут где-то рядом трусы и ряса…

Раввины смотрели на Бомжа, ожидая разъяснений. Головастик тем временем старательно подливала масла в огонь.

– Иисус, ты не прав, – сказала она. – Если ты уж привозишь в рай туристов, потрудись хотя бы пересчитывать их до и после. Бедный парень отбился от группы, неделю бродил по полям, молился тебе по сто раз на дню, а ты даже не почесался. А ведь парень в тебя верит, по-настоящему верит! Он даже от гурий убежал, как черт от ладана! А если бы не убежал?

Один из раввинов произнес нараспев что-то молитвенное. Головастик повернулась к нему и обворожительно улыбнулась.

– Не подействует, – сказала она. – Не надо путать мифы и реальность. Я не мифический черт из ваших еврейских сказок, а самая настоящая адская Сатана. Я могу искупаться в святой воде, перекреститься, сто раз подряд крикнуть «Аллах акбар» и ничего со мной не случится.

Высокий и худой раввин, чертами лица отдаленно напоминающий Ходорковского, осторожно подобрался к Головастику и деликатно покашлял. Головастик выжидательно улыбнулась.

– Простите, – сказал раввин, – но если вы в самом деле Сатана, то как вы попали в рай?

– А какие проблемы? – деланно удивилась Головастик. – Вот на этом джипе и приехала. Очень рекомендую, кстати, отличная модель. По райскому рельефу проходимость выше всяких похвал.

– Да я не о том! – поморщился раввин. – Меня удивляет, что вы вообще допущены в рай.

– А кто меня может не допустить? Бомж, что ли?

Бомж топнул ногой, изрыгнул злобное проклятие на неведомом языке и растворился в воздухе.

– Эй! – крикнула ему вслед Головастик. – Группу забыл!

Она повернулась обратно к раввинам и произнесла, улыбаясь во все тридцать два зуба:

– Боюсь, вам придется менять туроператора.

Раввин недоуменно похлопал глазами и спросил:

– Куда он подевался?

– Ушел, – объяснила Головастик. – Понял, что сел в лужу, и ушел. А вас предоставил своей собственной участи. Все как обычно.

Она замолчала, ожидая реакции, и реакция не заставила себя ждать.

Раввин пробормотал короткую молитву себе под нос и сказал:

– Сдается мне, без вашей помощи нам отсюда не выбраться.

– Ну почему же? – улыбнулась Головастик. – Вы можете помолиться, возможно, Бомж вас услышит и смилостивится. Только я не стала бы на это рассчитывать. Насколько я знаю Бомжа, он уже списал вас со счетов. Чем он вас загружал тут? Как он вам представился? Будущий мессия?

– Нет, – помотал головой раввин. – Ангел.

Мы с Головастиком дружно расхохотались. Антон зашевелился, открыл один глаз, тут же закрыл, повернулся на бок и попытался свернуться калачиком. Мой тезка заботливо накрыл его рясой.

– Как вас зовут? – спросила Головастик.

– Натан, – представился раввин.

– Очень приятно. Я – Тиаммат, меня также можно называть Головастиком, это прозвище такое.

– Шма исраэль элохим элохейну элохим эхат, – пробормотал Натан себе под нос.

– Мне знакома ваша точка зрения, – улыбнулась Головастик. – Но я с ней не согласна.

– Вы считаете, что вы та самая Тиаммат, из шумерской мифологии? – спросил Натан.

Головастик улыбнулась еще шире.

– Дипломатично сказано, – констатировала она. – Да, я так считаю.

– А тот, кто нас сюда вытащил… Вы, полагаете, это был Бел Мардук?

– Да. А вы неплохо знаете древнюю историю.

– Положение обязывает.

– Положение? – переспросила Головастик. – А кто вы, кстати?

Натан скромно склонил голову.

– Скажем так… Я здесь самый главный.

– Ого! – воскликнула Головастик. – Тогда я должна принести свои извинения.

– За что?

– За то, что невольно заставляю вас нарушать каноны. Я ведь не только Сатана, я еще и Баал.

Натан пожал плечами.

– Я же вам не поклоняюсь, – сказал он. – Хотя фотографировать вас я воздержусь – ваши фотографии можно интерпретировать как кумиров. Но я всегда считал, что Баал – мужчина.

– Я могу принимать мужской облик, – пояснила Головастик. – Я часто так поступаю. Инерция мышления – жуткая вещь, обычно проще бывает прикинуться мужчиной, чем требовать достойного отношения к себе как к женщине. Да, я забыла представить моих спутников. Сергей, бывший антихрист. Антон, православный монах, заблудившийся в раю.

Натан загадочно пошевелил пальцами в воздухе, как будто никак не мог сформулировать вопрос. Головастик пришла ему на помощь.

– Не трудитесь, – сказала она. – Ваш вопрос написан у вас на лице. Вы хотите спросить, правда ли, что ваш бог совпадает с христианским?

– Ну… – промычал Натан. – Пожалуй, можно сформулировать и так.

– Я не знаю ответа, – сказала Головастик. – Я не знаю, существует ли бог вообще, не знаю, каковы его свойства и каково его отношение к тому, что здесь происходит. Я не знаю даже того, един ли бог или их несколько. Мы с Бомжом и с Сергеем не являемся богами в полном смысле этого слова. Вы Толкина читали?

Натан смущенно кивнул.

– В терминах фэнтези, – продолжала Головастик, – мы – могущественные маги, как Гэндальф или Саруман. Наше могущество может казаться божественным, но реально мы такие же божьи создания, как и вы. Или создания природы, если считать, что бога нет.

– Сергей, а как вас раньше звали? – спросил Натан.

– Так же, – ответил я. – Я стал полноправным магом только этой весной.

– Очень многообещающий молодой человек, – прокомментировала Головастик. – Возможно, когда-нибудь я расскажу вам, при каких обстоятельствах он пополнил наши ряды.

Натан ошарашено помотал головой.

– Сдается мне, наш разговор будет очень интересным, но очень долгим, – сказал он. – Возможно, мы перейдем в тень? И… гм…

Натан вдруг покраснел, как гимназистка, теряющая девственность.

– Не стесняйтесь, – посоветовала Головастик. – В раю греха нет.

– Где здесь сортир? – с трудом выговорил Натан.

Головастик прыснула, но тут же подавила смех.

– Везде, – сказала она, обводя окрестности широким жестом. – Можете гадить под любым кустом, здесь полиции нет, штраф за нарушение порядка никто не выпишет.

– Но… э…

Головастик недоуменно пожала плечами.

– Если хотите, можете ждать, пока мочевой пузырь лопнет, – сказала она. – Но я бы не советовала. Вам еще предстоит пеший переход, до выхода на Землю отсюда тридцать семь километров по спидометру.

«Молчи!»

Последнее слово не сотрясло воздух, а прозвучало только в моем мозгу.

«Почему?» спросил я тем же самым способом. «Зачем заставлять их тащиться почти сорок километров по бездорожью? Ты видела, среди них двое инвалидов на колясках?»

«Видела», ответила Головастик. «А ты сам подумай, сколько они проживут, если я просто телепортирую их восвояси? Думаешь, Бомжу нужны свидетели позора?»

«Думаю, свидетели позора ему по фигу, все равно им никто не поверит».

«Может, и так, а может, и нет. Не хочу, чтобы меня потом совесть мучила».

От возмущения я сам не заметил, как начал говорить вслух.

– Какая совесть?! – воскликнул я. – Тиаммат, ты о чем?

– Вы умеете передавать мысли друг другу? – заинтересовался Натан.

Головастик небрежно отмахнулась, дескать, ерунда, пустое.

«Я хочу поставить Бомжа на место», сказала она мысленной речью. «Мне не нужно, чтобы завтра он притащил сюда баптистов, а послезавтра – ваххабитов. Я хочу, чтобы эти евреи все здесь засрали, а потом протоптали нехилую тропу, которую обязательно увидит каждый новый гость».

«Тогда Бомж станет проводить свои презентации в другом месте. Рай большой. Кстати, ты не знаешь, насколько большой?»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное