Вадим Проскурин.

Пламя Деметры

(страница 6 из 35)

скачать книгу бесплатно

   Ибрагим выглядел еще хуже, чем тогда, когда они летели в вертолете. Лысый череп был покрыт красными шелушащимися пятнами, под глазами залегли темные круги. На столе перед Ибрагимом стоял объемистый горшочек, наполненный какой-то тягучей жижей, время от времени он зачерпывал эту жижу столовой ложкой и отправлял себе в рот.
   – Ну что? – спросил Ибрагим. – Ты принял решение?
   – Какое решение? – не понял Якадзуно.
   – Ты с нами или против нас?
   – А, это... Пожалуй, с вами.
   – Пожалуй? На, посмотри.
   На одном из мониторов появилась мелкомасштабная карта окрестностей Олимпа, она была густо усеяна красными точками, кружками и кольцами.
   – Что это? – спросил Якадзуно.
   – Районы сплошного огня. Братство провело ковровую бомбардировку всех крупных городов западного Усуфлай. Заживо сгорело не менее ста тысяч ящеров, а по пессимистическим оценкам, до миллиона.
   Якадзуно на секунду потерял дар речи.
   – Зачем они это сделали? – выдохнул он, как только язык снова стал ему повиноваться.
   – Официальная доктрина братства рассматривает Деметру как планету для людей. Ящеры не вписываются в светлое будущее, которое предлагает Багров. Поэтому ящеры должны быть уничтожены.
   – Но это же геноцид!
   – Он самый. Помнишь, о чем мы говорили, когда Евсро привез нас к Аламейну?
   – Помню. Но я не ожидал, что они начнут так быстро!
   – Этого никто не ожидал. Но они решили начать немедленно. Устроили провокацию, дескать, ящеры нападают на удаленные фермы, убивают людей и вывозят имущество, а потом все обставляют так, как будто жители сами уехали. И еще братство говорит, что ящерам помогают люди.
   – Мы?
   – Нет, пока они говорят, что это остатки вооруженных сил конфедерации. О нас они вообще ничего не говорят, мы для них пока не существуем. Они думают, что нами они займутся потом.
   – И что теперь?
   – Война уже началась, ее начали не мы, но нам от этого не легче. Это будет страшная война, война на уничтожение. Думаю, мертвецы будут в каждой семье.
   – Почему? Как ящеры смогут добраться до Олимпа?
   – Так же, как вы с Анатолием. На лодке. У ящеров есть человеческое оружие и ящерам больше нечего терять. Очень скоро вся Деметра заполыхает в огне. Не только те земли, в которых живут ящеры, но и те, в которых живут люди.
   – Что мы можем с этим сделать?
   – Кое-что можем. Так ты принял решение?
   – Да, я принял решение. Я с вами.
   – Вот и хорошо. Смотри сюда, сейчас я тебе кое-что объясню.
 //-- 3 --// 
   – Ты идиот, – сказал Дзимбээ.
Несмотря на то что он произносил ругательные слова, его глаза улыбались. Анатолий тоже улыбнулся, и его улыбка получилась немного самодовольной.
   – Победителей не судят, – сказал он.
   – Победителей не судят, а идиотов судят. Что вообще за бесовщина кругом творится, куда ни плюнь, кругом идиоты! Я вообще не понимаю, как они тебя не раскололи!
   – Наглость – великая вещь. Они просто не ожидали, что я буду себя вести настолько нагло. Вот тебе пришло бы в голову, что к этому зданию однажды подойдет агент пионеров, назовет охранника по имени, и тот пропустит его внутрь?
   – Это невозможно, у нас карточная пропускная система.
   – Тогда агент пионеров не войдет внутрь, а будет стоять рядом с охранником, чесать языком, а потом, когда мимо будет проходить Сингх, он откроет огонь.
   Лицо Дзимбээ вытянулось. Похоже, такая идея еще не приходила ему в голову.
   – Спасибо, Анатолий, – сказал он. – Я не подумал, что здесь на входе стоят обычные охранники. У нас на Гефесте в наружной охране работали такие ребята, с которыми подобные фокусы не проходили. Да, ты прав, надо провести дополнительный инструктаж, а может, еще и учения.
   – Так я пойду?
   – Подожди, я еще не сказал тебе спасибо. Спасибо, Анатолий. Ты, конечно, еще тот сукин сын, но ты везучий сукин сын. Ты очень помог нам. Вахида потрошат вовсю, у него в голове столько ценной информации... Кстати, ты умеешь управлять атмосферным истребителем?
   – Могу научиться за пару часов, если есть обучающая программа.
   – А вертолетом?
   – То же самое. Я неплохо управляю ранцем Бэтмена, да еще здесь, на Деметре, научился управлять автомобилем. Другими транспортными средствами мне не приходилось управлять.
   – Научишься. Не желаешь лично разбомбить Карасу?
   Анатолий недовольно поморщился. Одно дело – проявить чудеса ловкости, героизма и личного мужества, проникнув в логово врага и вытащив оттуда все важные тайны, и совсем другое дело – хладнокровно сжечь шесть тысяч практически беззащитных разумных существ.
   – Брезгуешь? – ехидно спросил Дзимбээ. – Хочешь сохранить руки чистыми? Или там у тебя тоже друзья? Будешь ссылаться на особое условие контракта?
   – Нет, – с усилием произнес Анатолий, – там нет моих друзей и я не буду ссылаться на особые условия контракта. Пойдем посмотрим на этот гадский самолет. Ты прав, Дзимбээ, чистыми руками такие дела не совершают.
   Дело было не в том, что своими словами Дзимбээ устыдил Анатолия. Просто перед внутренним взором Анатолия на мгновение предстала женская спина, в которую вонзается нож. Сражаясь с теми, кто позволяет себе такие зверства, нельзя сохранить руки чистыми.
 //-- 4 --// 
   – С какой целью вы начали разграбление мирных ферм? – спросил Сингх.
   – Я получил приказ от вышестоящего начальства, – тихим безжизненным голосом ответил Вахид и умолк.
   Сейчас в крови Вахида плескался такой адский коктейль, что врачи уже давно не понимали, почему он еще жив. Но что делать – мозг этого человека хранил в себе столько ценнейшей информации, что получить ее жизненно необходимо, причем получить нужно срочно, и не важно, что после допроса человек умрет. Если бы у братства был месяц-другой лишнего времени, можно было бы провести допрос в щадящем режиме, а в сложившейся ситуации альтернатив нет.
   – От какого вышестоящего начальства? – уточнил Сингх.
   – От большого босса.
   – Кто такой большой босс?
   – Тот, кто отдает стратегические приказы.
   – Это Ибрагим Бахтияр?
   – Я не знаю его имени.
   – Это один человек или группа?
   – Не знаю.
   – Как ты думаешь?
   – Один человек.
   – Где он находится?
   – Не знаю.
   – Как ты предполагаешь?
   – В Исламвилле.
   – Почему там?
   – Исламвилль – самая большая наша база.
   – Думаешь, командир должен размещаться на самой большой базе? Почему?
   – Так удобнее.
   – Как у вас организована связь между базами? Дзимбээ вежливо кашлянул.
   – Мы теряем время, – сказал он. – Все эти вопросы уже задавались.
   – И каков результат?
   – Наркомафией командует некий анонимный большой босс. Кто он такой – никто не знает, все приказы приходят по электронной почте. Тут есть кое-что интересное... Может, мы отпустим этого типа? У следователей еще осталось немного вопросов.
   – Хорошо, пусть его уведут. Так что там интересное обнаружилось?
   – Пионеры пользуются спутниковой связью.
   – Канал уже выявили?
   – Пока нет. Мы знаем идентификатор канала и некоторые коды, но ни в одном журнале нет информации о том, что этим каналом когда-либо пользовались.
   – Может, они сменили канал?
   – Непохоже. Вряд ли они уже поняли, что Вахид похищен. Если Ратников нигде не прокололся, они думают, что Вахид повез его на какое-то срочное задание и поводов для тревоги нет. Но даже если Ратников прокололся, вряд ли они уже успели перейти на резервный канал, Это не такое быстрое дело, как может показаться.
   – Тогда в чем дело?
   – По-моему, нам надо проконсультироваться с Окаямой. У нас в отделе нет сильных хакеров.
   – Проконсультируемся. А что, есть подозрения на вирус?
   – На вирус не похоже, а вот троянские модули в системе спутниковой связи могут быть запросто.
   – Что же ты раньше не сказал?
   – Я только что узнал.
   – Я немедленно звоню Окаяме, а ты давай принимай меры. Все базы, координаты которых указал этот хмырь, нужно немедленно разбомбить.
   – Я уже договорился с полковником Ногами. Кстати, у него нашелся настоящий истребитель, пятая модель «Чайки», на нем сейчас Ратников тренируется.
   – Не боишься, что он нас кинет?
   – Побаиваюсь, но, по-моему, риск стоит того.
   – Как знаешь. Ладно, действуй, время дорого.
 //-- 5 --// 
   Перегруженный «Муфлон» летел в полуметре от земли, напряженно воя пропеллерами и вздымая тучи жидкой грязи. За рулем сидел Евсро, из пассажирского салона все сиденья были удалены и дно машины было густо завалено разнообразными ящиками, коробками, тюками и баулами. Посреди этого беспорядка валялись Якадзуно и Возлувожас, оба задумчиво смотрели в потолок, на их лицах застыло совершенно одинаковое отрешенное выражение, это было даже комично.
   Машину сильно трясло, сидеть было невозможно, можно было только лежать, растопырив руки и ноги и не теряя бдительности, чтобы не получить в бок тяжелым деревянным ящиком, окованным металлом. В первые минуты путешествия Якадзуно пытался завести дружескую беседу с Возлувожасом, но это было решительно невозможно – Возлувожас почти не разговаривал по-человечески, а Якадзуно мог говорить на ухуфласо только на самые простые бытовые темы. Обсуждать на этом языке политику было выше его сил.
   Якадзуно подумал, что Ибрагим сделал большую ошибку, направив его посланником ко двору ухуфласес швув. Ибрагим говорил, что Якадзуно – единственный, кто какое-то время жил с ящерами и знает их жизнь изнутри, и поэтому никто лучше него не справится с этой задачей. Если Ибрагим Не лукавил, получается, что ситуация очень тяжелая. Если уж Якадзуно оказался лучшим кандидатом на должность посла, то что же представляют собой остальные?
   Задача, поставленная перед Якадзуно, формулировалась очень просто – гнев ящеров не должен быть направлен на сопротивление. Ни при каких обстоятельствах ящеры не должны атаковать пионерские базы, войну на два фронта сопротивлению не выдержать. Якадзуно спросил, как далеко простираются его полномочия, и Ибрагим ответил, что они неограниченны. Якадзуно может обещать ящерам все, что угодно, хоть все звезды с неба, но ящеры не должны стать врагами. Лучше, чтобы они стали друзьями, но даже если они будут просто сохранять нейтралитет, это будет не страшно. Будет страшно, если они станут врагами.
   Якадзуно попытался встать, но машину в очередной раз тряхнуло, и встать не удалось. Тогда Якадзуно ползком пробрался в ее переднюю часть и сел рядом с Евсро, на единственное сохранившееся сиденье, не считая водительского.
   – Как настроение? – спросил Евсро.
   – Хреново.
   Евсро мрачно фыркнул.
   – Ты еще не знаешь, что такое хреново, – сказал он. – Вот если бы шешерэ сожгли Олимп, вот это было бы хреново, а те неприятности, что у вас, – ерунда.
   – Не скажи, – возразил Якадзуно. – До сегодняшнего утра все наши разборки были внутренним человеческим делом, а Теперь полем боя становится вся планета. Войну уже не остановить. Ибрагим говорит, что мертвецы будут в каждой человеческой семье.
   – Ибрагим относится к нам с большим уважением, – хмыкнул Евсро. – Мало кто из людей адекватно оценивает наш потенциал. Вы привыкли считать нас глупыми дикарями, но леннонцы скоро поймут, какую ошибку они допустили.
   – Где ты научился так говорить? – удивился Якадзуно. – Адекватно, потенциал... эти слова не каждый человек понимает.
   – У меня были хорошие учителя, – сказал Евсро и впервые за все время оскалился в хищной улыбке, почти человеческой. – Ухуфлале – не дикари, у нас есть своя наука и свое искусство, вы, люди, не понимаете ни того ни другого, но это не наша проблема, а ваша. Мы не такие сильные, как вы, но это вопрос времени. Мы другие, в этом наша слабость, но в этом и наша сила. Если бы мы и вы смогли жить вместе, стать не то чтобы единым народом, но двумя народами, живущими в гармонии на общей земле, мы стали бы сильнейшим народом во Вселенной.
   – На сегодняшний день люди – сильнейший народ во Вселенной, – уточнил Якадзуно. – По крайней мере, в той ее части, что нам известна.
   – Вы знаете всего две чужие расы, при этом вторая раса настолько чужда и нам, и вам, что не может быть ни другом, ни врагом. А что будет, когда в вашем поле зрения появится еще одна раса?
   – Поживем – увидим, – пожал плечами Якадзуно. – Нам бы сейчас разобраться с проблемами этой планеты...
   – Разберемся. Так или иначе – разберемся. В худшем случае, с ними разберутся без нас. Скажи, Якадзуно, как ты считаешь, люди и ящеры смогут стать единым народом?
   – Трудно сказать... Пока я не вижу никаких причин, по которым это было бы невозможно. Но что получится на практике... особенно после этой бомбардировки...
   – Ты хочешь, чтобы – мы и вы жили в гармонии?
   – Хочу.
   – Я тоже этого хочу. Я хочу этого больше всего в жизни. Вы появились в нашем мире как срумворлалк всесе, посланники богов. Мы, срасэ, молили богов о благой вести, и они дали нам благую весть.
   – Сегодняшняя бомбардировка – благая весть?
   – Ваши боги тоже устраивали бомбардировки. Содол и Волосра, правильно?
   – Содом и Гоморра.
   – Да, правильно. Боги всегда испытывают тех, кто в них верит.
   – Ты считаешь людей богами?
   – А ты считаешь меня идиотом? Нет, я не считаю людей богами, я считаю вас такими же игрушками богов, как и мы. Боги играют смертными, богам все равно, какую фишку двигать – человека или ящера. Знаешь, чем мудрый отличается от глупого? Мудрец понимает, когда его касаются руки богов, и вовремя делает нужные выводы. А глупец в богов не верит, глупец думает, что Вселенная живет сама по себе, как шесш на болоте, глупец не раздвигает горизонт познания, не видит общей картины и понимает только то, что сейчас видит. У вас, людей, есть поговорка – то, что не убивает нас, делает нас сильнее. Сейчас боги дают нам шанс стать сильнее.
   – Хороший способ сделать нацию сильнее – уничтожить сто тысяч, а дальше видно будет. Отличный шанс стать сильнее, особенно для тех, кто уже погиб.
   – Бог обязан быть жестоким, иначе это не бог. Без жестокости нет власти.
   – Хорошие у вас боги.
   – Наши боги не более жестоки, чем ваши. Наши боги не сжигали наши города, пока не пришли вы. Иногда мне кажется, что вместе с вами на Деметру пришел ваш Ахве.
   – Яхве.
   – Да, Яхве.
   – Мы едем к швув Ойлсова! В вашу столицу... как она называется...
   – Осулев. Да, мы едем туда, только для начала сделаем несколько остановок, я должен ознакомиться с результатами бомбардировок и сделать видеозапись. Тебе тоже будет интересно.
   – Хочешь поднять свой народ на священную войну?
   – Его не нужно поднимать, он и так поднимется. Наша задача – объяснить народу, что истреблять нужно не всех людей, а только некоторых.
   – Вы хотите устроить резню в Олимпе?
   – Кто бы нам дал! Я просто хочу, чтобы мои подданные чувствовали себя не как вгувоэ на охоте, а как вызуэ на войне.
   – Твои подданные? Разве ты сам не подданный швув Ойлсовс?
   Евсро фыркнул.
   – Между нами говоря, – сказал он, – я боюсь, что швуб Ойлсова осталось править недолго. Он не самый плохой правитель, но и не самый хороший, для чрезвычайной ситуации он не годится.
   – И кто его сменит?
   – Поживем – увидим.
   – Может, ты?
   – Вряд ли. Видишь ли, я не сэшвуэ, я срас, мое дело – совершать ритуалы и толковать волю богов. Я не умею сражаться, я никогда не держал в руках решв, у меня нет никакого улухцов, у меня неплохое фувуху, но это не то фувуху, какое достойно дрижа гузес овусев. Я читал вашу историю, я знаю, что у вас был ласдимал Сишеле, который был верховным срасун своей страны и правил вместо лсусов Лэдовил.
   – Ты имеешь в виду кардинала Ришелье?
   – Наверное. Я плохо запоминаю человеческие имена. Воцарилось молчание. Оно длилось минут пять, потом Евсро спросил:
   – Ну так что? Ты со мной?
   – В каком смысле? – не понял Якадзуно.
   – Ты поможешь мне сделать то, что нужно?
   – А что тебе нужно?
   – Это нужно не только мне, но и нашим народам. Я хочу объединить Усуфла под своей властью и объявить священную войну братству. Сопротивление станет нашим союзником. Если вы сумеете быстро восстановить контроль над всей человеческой территорией, мы закончим войну. Если нет – будем истреблять олимпийцев всеми доступными способами везде, где сможем достать. Мы начнем тотальный террор, наши женщины будут откладывать яйца не один раз в год, а четыре, все наши лозшуэ станут сэшвувой, а половина фохе станет лозшувой. У нас в стране сто шестнадцать лет не было жийшавев, вы, люди, не знаете, что это такое, но те, кто служат братству, скоро это узнают!
   – Как вы собираетесь воевать? Мечами и кинжалами?
   – У нас есть ваше оружие, его немного, но скоро будет больше. У вас каждый фохев носит с собой пистолет, а отнять оружие у фохей совсем несложно.
   – Кстати! Ибрагим говорил, что братство устроило какую-то провокацию, вроде того что какие-то ящеры разграбили какую-то ферму, перебили там всех людей, включая маленьких детей, и забрали оружие. А может, это была не провокация?
   Евсро ненадолго задумался.
   – Не буду врать, – сказал он, – это вполне могло быть. Я не отдавал такого приказа, но это могла быть частная инициатива какого-нибудь вавусов или даже бродячие сузухахсойлай, это вполне вероятно, они могли подумать, что за людей никто не заступится, и напасть на легкую добычу. Я не начинал эту войну. Веришь?
   Якадзуно растерянно пожал плечами.
   – А что мне остается? – сказал он. – Пока верю.
   – Тебе повезло, что я не сэшвуэ, – ответил Евсро. – Сэш-вуй воспринимают недоверие к их словам как личное оскорбление. Будь осторожнее с этим. Запомни, Якадзуно, мы, вызуэ, не обманываем. Если мы не хотим говорить правду, мы молчим или говорим о другом, но мы никогда не лжем напрямую. Для вас это странно, но мы устроены именно так. Ну так что? Ты мне поможешь?
   – Смотря что от меня потребуется.
   – Не мешать, не лезть на рожон, не выступать с непродуманными идеями, не помогать другим партиям. Я не могу заставить тебя помогать мне, но если ты мне поможешь, ты можешь быть уверен, что насилие по отношению к людям будет сведежгк минимуму. А если ты поможешь, например, Фесеза Левосех, можешь быть уверен, что планета утонет в крови.
   – Фесеза Левосех? Разве он такой значительный человек, то есть, ящер?
   – Он сесеюл есегсев, по-вашему, министр обороны.
   – Тогда что он делал в езузере Вхужлоле?
   – Ничего не делал, – сказал он. – Фесезл Левосе – очень распространенное имя, дрижэ ловов Увлахув – тезка сесесес есегсею.
   – Допустим, я тебе помогу, – сказал Якадзуно. – Думаешь, от меня многое зависит?
   – Очень многое. Ловиюв очень боятся людей, они благоговеют перед вами и боятся вас. Раньше все думали, что люди – единый народ, но теперь вы распались на два есу-хевуфугв и ты – посол того лсусов, что выступает на нашей стороне. Твое влияние будет очень велико, ты сможешь даже свергнуть швув, если захочешь. Только так делать не нужно, потому что иначе междоусобица начнется не только у вас, но и у нас.
   – Хорошо, – сказал Якадзуно, – только ты должен пообещать две вещи. Первое – твои ящеры должны стать союзниками сопротивления. Вы будете сражаться плечом к плечу с нами везде, где это потребуется. Вы будете подчиняться приказам Ибрагима Бахтияра.
   – Согласен, – кивнул Евсро. – Если Бахтияр не будет использовать нас как пушечное мясо.
   – И второе. Твои ящеры не должны творить ненужное насилие над людьми.
   – Что есть ненужное насилие?
   – Террор, нападения на беззащитные фермы, массовые убийства.
   – Братство творит ненужное насилие над ящерами. Я не Могу запретить отдать осусув вместо хахех.
   – Чего?
   – Хахех ив осусув – не слышал такую поговорку?
   – Что-то вроде «око за око»?
   – Вроде того. Я не буду призывать к ненужному насилию. Но я сам буду определять, какое насилие нужное, а какое ненужное. Если я буду сомневаться, я буду советоваться с тобой. Что скажешь?
   – А если ты захочешь вырезать весь Олимп и не будешь испытывать никаких сомнений?
   – Разве я так похож на дурака? Я же ясно сказал – я хочу, чтобы вы и мы могли жить рядом, в мире и дружбе. Я не хочу истреблять ваш народ. Разве мы сможем жить в мире и дружбе, если ящеры вырежут весь Олимп?
   – Хорошо, я понял. Я согласен.
   – Вот и замечательно. Машиной управлять умеешь?
   – Нет.
   – Жаль.
   Евсро тяжело вздохнул. Он имел совсем небольшой опыт управления человеческими автомобилями. Они проехали всего пятьдесят километров, а он уже сильно устал.
 //-- 6 --// 
   Анатолий застегнул ремни, техник опустил колпак и мир сузился до размеров кабины. Затем Анатолий мысленно перекрестился и дал короткую мысленную команду. Мир расширился.
   Анатолий перестал быть человеком. Его взгляд видел в трех диапазонах на сто километров вперед и на тридцать назад, он ощущал двигатели, рули и бомбы в своем брюхе, он чувствовал все свое новое тело, которое было наполнено энергией до самых краев и рвалось в бой.
   Служба метеоконтроля выдала карту облачного слоя, и Анатолию не потребовались слова, чтобы понять, что взлет безопасен. Простое движение, столь же естественное, как распрямить ноги, и ракетные ускорители бросили атмосферный истребитель класса «Чайка» вперед по взлетной полосе.
   Анатолий изогнул крылья, подъемная сила оторвала его от земли, от рева закладывало уши у тех, что стояли у края полосы и смотрели, как он взлетает. Несчастные люди, им не дано понять, что такое летать по-настоящему, не на вертолете или гравилете или даже ранце Бэтмена, а лететь самому, управлять каждой частичкой своего металлического тела, чувствовать набегающий ветер датчиками, встроенными в обшивку, и ощущать, как тело быстро и четко откликается на любое желание. Чтобы прочувствовать все это, надо стать либо птицей, либо пилотом.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное