Вадим Проскурин.

Дверь в полдень

(страница 8 из 35)

скачать книгу бесплатно

   – Мы хотели бы поближе познакомиться с вашим обществом, – сказал Максим. – Это возможно?
   – Без проблем. Я могу вызвать летающую тарелку хоть сейчас, только вам придется выйти на открытое пространство, в таком густом лесу даже компактным роботам трудно летать.
   – У вас есть антигравитация? – заинтересовался Рома.
   – У нас много чего есть. Так вызывать машину или нет?
   Николай, Максим и Рома озадаченно переглянулись. Ни один из них не посмотрел на Галю и это ее задело.
   – Конечно, вызывай, – сказал Максим и пробормотал себе под нос: – И зачем я только этот рюкзак на себе пер…
   – Меня с собой возьмете? – спросил Рома.
   Максим и Николай снова переглянулись, после чего Максим сказал:
   – А почему бы и нет? Возьмем.
   – Возьмем, – согласился Николай. – Только постарайся не выпендриваться, когда не нужно.
   Галя приготовилась к тому, что Рома сейчас обрушит на собеседника целый поток ироничных двусмысленностей, но Рома отреагировал адекватно.
   – Постараюсь, – сказал он и улыбнулся, вежливо и доброжелательно, совсем не так, как обычно.
   С этими людьми он вел себя как нормальный человек, только к Гале он относился как к бестолковому существу, недостойному даже внешнего уважения. Гале стало обидно.
   – Рома, – вкрадчиво сказала она, – что-то я не помню, чтобы Денис разрешал тебе уходить в будущее.
   Рома склонил голову на бок, многозначительно посмотрел на Галю и произнес:
   – Не вредничай, Галочка.
   И тут же обратился к роботу:
   – Тарелку уже вызвал?
   – Вызвал, – подтвердил робот. – Пойдемте, я вас провожу.
   Робот бодро зашагал всеми шестью конечностями непонятно куда, мужчины из прошлого последовали за ним.
   – Счастливо оставаться, Галя, – сказал Рома и увязался следом.
   Галя осталась одна на вытоптанной поляне. Никто даже не спросил, не желает ли она тоже прогуляться по будущему. Ее просто не взяли. Обидно было до слез.
 //-- 8 --// 
   Денис женился очень рано, в тридцать шесть лет. Редко кому удается встретить истинную любовь в столь молодом возрасте и еще реже удается вовремя понять, что это не мимолетное увлечение, а то, что в древние времена называлось любовью до гроба. Денис входил в число немногих счастливчиков, кому это удалось.
   Лена была на четыре года моложе Дениса. Она была профессиональным игроком, ее специализацией были интеллектуальные ролевые игры на темы фэнтези. В месяц она зарабатывала около шести тысяч мани, что в три с лишним раза превосходило заработок Дениса. Но Денис не чувствовал себя уязвленным, деньги – не самое главное в жизни, у настоящего человека должны быть и другие способы самоутверждения.
Вот он, например, доктор физики, а у Лены даже высшего образования нет. Но образование на самом деле – такая же ерунда, как и деньги, человека делают человеком не деньги и не образование, а личность. Иисус Христос был нищ и, вероятно, неграмотен, но это не дает оснований считать его отстоем.
   Когда Денис вошел в дом, Лена сидела в гостиной и смотрела по телевизору программу экономических новостей. Пару лет назад Лена всерьез увлеклась банковским делом и с тех пор у нее появилось странное хобби – постоянно перебрасывать свои счета из одного инвестиционного проекта в другой в поисках идеального размещения капиталов. В конце весны ее состояние перевалило за миллион мани, не в последнюю очередь за счет удачных инвестиций.
   – Как дела? – спросила Лена, оторвавшись от экрана. – Что-то случилось? Ты же говорил, что сегодня будешь поздно.
   – Кое-что случилось, – сказал Денис. – Только это информация не для распространения.
   – Хорошо, не буду распространять, – пообещала Лена. – Рассказывай.
   – В районе Апрелевки в лесу нашли машину времени.
   – Настоящую?
   – Настоящую.
   – И из какого времени она пришла?
   – Непонятно. Похоже, она существует во всех временах одновременно. Это не совсем машина времени, это как бы портал.
   – Здорово! – воскликнула Лена. – Экспедицию в будущее уже отправили?
   – Пока нет. Мы с Ромкой сегодня весь день эту машину изучали. Я думал, у меня мозги совсем свихнутся.
   – Почему? – удивилась Лена. – Из-за того, что ты раньше думал, что машину времени нельзя построить?
   – Нет, не из-за этого. Ты никогда не разговаривала сама с собой?
   – Иногда бывает, – хихикнула Лена. – Погоди, ты имеешь ввиду, что ты перешел в прошлое и разговаривал с самим собой из другого времени?
   – Вот именно. А потом мы долго думали, как развести две мои копии по разным временам, чтобы ни одна не пострадала.
   – И как, развели?
   – Развели. Очень странное ощущение, когда сам с собой разговариваешь. Твоя копия точно такая же, как ты, она мыслит так же и говорит то же самое. Как будто в зеркало смотришься и эхо слушаешь.
   – Здорово! А мне можно туда съездить?
   – Лучше не надо, – сказал Денис. – Это ведь информация не для распространения, если ты туда приедешь, меня с работы выгонят. Я, конечно, понимаю, что на нашем бюджете это не отразится, но…
   – Но тебе будет плохо, – перебила его Лена. – А я не хочу, чтобы тебе было плохо, потому что тогда будет плохо и мне тоже.
   Она поцеловала его и добавила:
   – Жаль, что туда нельзя съездить. Представляешь, какую оргию можно устроить? Три тебя, две меня… или наоборот… – она хихикнула.
 //-- 9 --// 
   Дом Саре не понравился. Много пространства, мало мебели, много ровных однотонных поверхностей, совсем нет комнатных растений и разнообразных безделушек, которые превращают каменную коробку в жилое помещение. Сара поняла, что этот коттедж никогда не станет для нее домом, она может относиться к нему только как к временному пристанищу. Гостиница, так сказать.
   Сетевой терминал почти не изменился за два с половиной века. Отличия были настолько незначительными, что никаких проблем с освоением терминала у Сары не возникло. До тех пор, пока она не выдала первый запрос.
   «Надо пройти психотест», возвестила надпись на экране.
   В стене у изголовья кровати открылся люк, оттуда выехала подставка, на которой лежала кожаная шапочка, похожая на те, какие носили в двадцать втором веке.
   – Надо лечь на кровать и надеть виртуальный шлем, – сказал компьютер человеческим голосом.
   – Виртуальный? – переспросила Сара. – У вас настоящая виртуальность?
   – Самая настоящая, – подтвердил компьютер. – Ложись на кровать и надевай шлем на голову. Психотест начнется немедленно. Рекомендуется обнажиться.
   – Зачем? – подозрительно спросила Сара.
   – В данном случае незачем, – сказал компьютер. – Это общая рекомендация перед входом в виртуальность. Если пребывание в виртуальном пространстве затягивается, роботам проще ухаживать за обнаженным телом. Но в данном случае необходимости обнажаться нет, психотест первого уровня редко длится больше часа.
   – А что, бывает и второй уровень?
   – Бывает. Но сначала нужно пройти первый.
   – Схожу-ка я в туалет для начала, – сказала Сара. – Если это затянется на час, лучше подготовиться.
   – Мудрое решение, – одобрил компьютер.
   Сделав свои дела, Сара разделась, легла на кровать и взяла в руки шлем. Подставка немедленно убралась обратно в стену.
   Шлем был только обшит кожей изнутри и снаружи, под обшивкой у него явно был пластик – шлем был легким, но твердым. Сара нацепила его на голову, откинулась на подушки и закрыла глаза.
   Она стояла в маленькой комнате с серыми стенами и единственной дверью прямо перед глазами. Саре показалось, что она спит – обстановка вокруг была какой-то нереальной. Сара не могла сказать, что именно неправильно, но общее ощущение было таким, какое бывает только во сне, когда мозг не обращает внимания на мелкие детали, а лишь фиксирует общую картину. У Сары чуть-чуть кружилась голова, она испытывала легкую эйфорию, как будто выкурила косяк или нюхнула кокаину.
   Она сделала шаг вперед и открыла дверь. За дверью обнаружился танцевальный зал, почему-то это совсем не удивило Сару. Она шагнула в полутемное накуренное пространство и сразу оказалась в родной стихии.
   Она не знала, сколько времени прошло. Она танцевала, в перерывах она выпила пару коктейлей, выкурила большой косяк, но почему-то не пьянела. Эйфория, которую она испытывала, не нарастала и не убывала, а постоянно находилась на том же самом уровне. Ей было так хорошо, как не было, пожалуй, еще никогда.
   А потом она увидела его. Высокий мужчина лет пятидесяти с тонким умным лицом, длинными светлыми волосами и телом древнегреческого бога, он был так прекрасен, что увидев его, она замерла на месте и не видела больше ничего. Он улыбнулся, взял ее за руку и повел прочь из зала, туда, где находятся комнаты свиданий, специально предназначенные для подобных случаев.
   Такое возможно только во сне. Никто из них не произнес ни единого слова, все было понятно без слов, как будто они были знакомы всю жизнь. Они погрузились в объятия друг друга, они ласкали друг друга, Сара отказывалась верить, что такое счастье возможно, и в тот самый миг, когда она об этом подумала, все прекратилось.
   Она услышала за спиной голос Прова Кузьмича, своего начальника, который клеился к ней уже второй год и почти безрезультатно.
   – Спасибо тебе, Альфред, – сказал Пров Кузьмич. – Ты отлично справился с поручением. Подержи ей ноги, пожалуйста.
   Почему-то Сара не подумала, что в комнатах для свиданий в обязательном порядке устанавливаются камеры антикрайма. Во сне часто бывает, что самые очевидные мысли упорно отказываются приходить в голову. Сара поняла, что сейчас ее изнасилуют.
   Она закричала и попыталась вырваться из объятий прекрасного Альфреда, который в одно мгновение стал ей отвратителен. Но силы были неравны. Альфред сгреб ее в охапку, опрокинул на постель лицом вниз и сильно надавил на плечи, чтобы она не сопротивлялась. Сзади мерзко закряхтел Пров Кузьмич.
   Неожиданно Сара увидела, что рядом с подушкой лежит настоящий полицейский бластер. Сара протянула руку, схватила его и перевернулась на спину, направив дуло прямо в лицо насильника.
   – Убирайся! – заорала она, снимая бластер с предохранителя. – Или я вышибу тебе мозги прямо сейчас!
   Альфред соскочил с нее как ошпаренный. Сара быстро оделась и выбежала из комнаты. Оказавшись в коридоре, она пошла не в сторону танцпола, а в противоположную сторону, туда, где, как она почему-то знала, был большой балкон.
   Сара немного постояла на балконе, выкурила сигарету и вспомнила, что о найденном оружии надо сообщить в полицию. Она потянулась к коммуникатору и поняла, что лежит на кровати, а на голове у нее надет пластиковый шлем.
   – Поздравляю, – сказал компьютер. – Психотест первого уровня успешно пройден.
 //-- 10 --// 
   Худшие опасения Максима не оправдались, никакой глобальной катастрофы в будущем не произошло. Дорога исчезла не из-за какого-то катаклизма, а просто потому, что с открытием антигравитации дороги стали не нужны, а на волне экологического бума в конце двадцать пятого века были и вовсе ликвидированы. По словам бортового компьютера летающей тарелки, настоящие дороги сохранились только в промзонах.
   Сотовая связь не работала в двадцать шестом веке по очень простой причине – устарел протокол передачи данных. Но не работали только телефоны образца двадцать первого века, телефон Ромы, который он называл коммуникатором, работал исправно.
   Впечатление от полета в летающей тарелке было странным. С одной стороны, машина размером с большой автомобиль, способная в случае необходимости совершить суборбитальный полет – это круто. Но жуткая тряска при взлете и посадке вкупе с тошнотворной почти-невесомостью на протяжении всего полета – удовольствие ниже среднего. За возможность преодолеть пятьдесят километров за четыре минуты приходится платить комфортом.
   Летающая тарелка привезла их к большому красно-коричневому зданию, внутренней планировкой напоминающему отдельно стоящий жилой корпус дома отдыха. Автономный модуль москомпа, принявший к этому времени облик парящего в воздухе тускло-серого мяча, объяснил, что так оно и есть. Здание, в котором им предполагается временно поселиться, предназначено для проведения всевозможных конференций, симпозиумов, конвентов, оргий и других подобных мероприятий.
   – Если вы пожелаете остаться в этом времени, я подберу индивидуальный дом каждому, – сказал мяч.
   – А где остальные люди? – спросил Колян. – Или мы тут под арестом?
   – Нет, – сказал мяч, – вы не под арестом. Просто я подумал, что вам будет удобно начать знакомство с нашим миром, так сказать, дистанционно. В этом доме в каждой спальне установлен сетевой терминал. Только вам надо будет пройти психотест.
   – Какой еще психотест? – насторожился Колян.
   – Все люди обязаны время от времени проходить психотест. Психотест гарантирует, что человек не склонен к аморальным и антисоциальным поступкам.
   – А если склонен?
   – Тогда человеку предлагается пройти курс психотерапии.
   – А если он откажется?
   – Тогда включается режим постоянного наблюдения. В особо запущенных случаях человека сопровождает в общественных местах живой полицейский. В нашем мире ни один человек физически не способен совершать антисоциальные поступки.
   – И это действует? – с сомнением спросил Рома. – Может, у вас и тюрем нет?
   – Тюрем нет, – подтвердил мяч. – У нас вообще нет преступности.
   – Даже в диких местах?
   – Диких мест тоже нет. В 2307 году ООН-2 провозгласила объединение человечества.
   – Прямо рай какой-то, – констатировал Колян. – Полдень цивилизации, блин. Ну, пойдем, показывай, как работает ваш психотест.


 //-- 1 --// 
   Очнувшись, Максим долго ругался. Очень хотелось включить в музыкальном центре что-нибудь злое вроде «Гражданской обороны» или «Faith no more», выстроить перед собой батарею пивных бутылок и напиться. Когда Максим встал с кровати, на которой проходил психотест, Максим обнаружил, что его трясет.
   Этот гадский компьютер мог бы и предупредить, что ожидает испытуемого в виртуальности. Или все так и задумано, что виртуальные приключения должны стать сюрпризом для испытуемого? Нет, это невозможно, мяч ясно сказал, что обитатели будущего проходят психотест регулярно. Сволочь этот мяч.
   Поначалу приключение было увлекательным, хотя и невнятным, как будто происходило по сильной пьяни. Максим с трудом вспоминал основные моменты. Он познакомился с очаровательной девушкой, они пошли к ней домой, там занялись сексом, потом появилась еще одна девушка, а потом и еще одна, совсем молоденькая, и Максим подумал, что так хорошо ему не было еще никогда в жизни. Потом к Максиму стал грязно приставать неизвестно откуда появившийся мужик, Максим грубо отослал его, тот полез в драку, Максим увидел на тумбочке у кровати пистолет Макарова, но хватать его не стал, а вместо этого схватил со стола графин с соком, сок выплеснул мужику в глаза, а графином оглушил его по черепу. Череп захрустел и продавился, мужик рухнул как подкошенный, немного подергался в судорогах и перестал дышать. Девчонки стали визжать, а самая молоденькая заплакала и сказала, что ей тринадцать лет и что Максим только что убил ее папу. Максим быстро оделся, сунул за пазуху пистолет и собрался уже сваливать из квартиры, как вдруг в дверь позвонили, Максим посмотрел в глазок и увидел, что за дверью стоят менты. Максим прикинул, что ему светит (умышленное убийство, растление малолетней и незаконное ношение оружия) и решил, что хуже уже не будет. Открыл дверь, выставил перед собой пистолет и велел ментам падать на пол. Двое ментов попадали, а третий попытался выхватить свой пистолет, Максим выстрелил ему в живот и понял, что лежит на кровати, а на голове у него пластмассовый шлем в кожаной обшивке.
   – Тест не пройден, – сообщил компьютер. – Рекомендуется посещение психотерапевта.
   – Да иди ты, – буркнул Максим и компьютер заткнулся.
   Максим оделся и спустился в гостиную, где уже сидел Рома. На столе перед Ромой стоял высокий стакан с чем-то вроде джин-тоника. Рома был мрачен.
   Увидев Максима, Рома сразу перестал быть мрачным. Он улыбнулся и спросил:
   – Тоже не прошел?
   Максиму незачем было отвечать, по его лицу все было понятно и так.
   – Говорят, мне пора к психиатру, – сказал Максим.
   Рома снова рассмеялся.
   – Круто, – сказал он. – А мне компьютер посоветовал подать заявление на эмиграцию.
   – На эмиграцию куда?
   – В колонии.
   – В какие колонии?
   – На других планетах. У Земли есть уже пять колоний в других звездных системах. Сейчас набирают людей во вторую экспедицию на Оберон. Полет начнется в 2518 году.
   – Долго ждать, – заметил Максим.
   – Можно сходить к идолу и тогда ждать не придется. Но что-то не хочется мне никуда лететь. А ты что видел? – спросил вдруг Рома.
   – Ерунду всякую, – ответил Максим. – Даже рассказывать не хочется.
   Максим подошел к бару, попытался выбрать самое хорошее вино, но понял бессмысленность этой затеи и взял с полки первую попавшуюся бутылку.
   – Что-то Николая все еще нет, – сказал Рома. – Интересно, что ему компьютер скажет…
   Не успел Рома договорить эту фразу, как на лестнице появился Колян. Он выглядел настолько мрачно и растерянно, что Максим и Рома расхохотались в полный голос. Колян смутился еще сильнее.
   – Ну что? – спросил Рома. – Куда тебя послали? В эмиграцию или в психушку?
   – В психушку, – сказал Колян. – И пистолет отняли, суки. Говорят, от такого маньяка даже кухонные ножи прятать надо. Что я теперь Гришке скажу? Мать…
   – Как отняли? – заинтересовался Рома. – Пришел робот и сказал: давай пушку, а то зарежу?
   – Нет, я просто очнулся, а пушки нет.
   – Понятно, – резюмировал Рома. – Что ж, садись, наливай. Добро пожаловать в наш клуб отверженных.
   – Вы тоже не прошли? – удивился Колян. – Ну, вы даете. Со мной-то все понятно, я с бандитами каждый день общаюсь, а вы…
   – А тебе что компьютер показал? – спросил Рома.
   – Гангстерский боевик. Будто ко мне на сервис заявились отморозки на пяти джипах, говорят, отныне будешь нам платить, потому что твоего тестя мы замочили и власть переменилась. Начали крушить все подряд, я ребят кликнул, потом гляжу, около подъемника целый ящик с гранатами валяется. Ну, тут такое началось…
   – А вначале что-нибудь приятное было?
   – Да, вначале я с Борисом Ивановичем разговаривал, он согласился дать кредит на оборудование для мойки, а когда он уезжать собрался, эти уроды приехали. Сразу так неудобно стало, я ему втираю, что у меня с бандитами все схвачено, а тут такое шоу…
   – Все понятно, – заявил Рома. – Максим, у тебя то же самое? Вначале все здорово, а потом все плохо и ты начинаешь драться и стрелять?
   – Ага, – сказал Максим. – Только у меня… неважно. Да, все так же.
   – И у меня тоже, – сказал Рома. – Все как в фильме ужасов. Вначале компьютер моделирует приятную ситуацию, а потом она резко портится и он смотрит, как ты будешь себя вести – начнешь бить морды всем подряд или попытаешься решить проблему цивилизованно.
   – Такие проблемы цивилизованно не решаются! – возмутился Колян.
   – А кто спорит? Но ты учти, на таких варваров, как мы, психотест не рассчитан.
   – Это точно, – мрачно произнес Максим. – По местным меркам мы такие же отморозки, как в наше время русские в Европе. Или чеченцы в России.
   – Но-но! – прикрикнул Колян. – Ты палец с дыркой не путай.
   – Знаете, ребята, – сказал Рома, – я всегда считал, что Земля двадцать третьего века – сущее болото. Но, боюсь, я был неправ. Жаль, что без психотеста нельзя в сеть выйти, про местную историю почитать.
   – Можно, – раздался голос москомпа непонятно откуда. – Даже лица, лишенные гражданских прав, могут пользоваться сетью.
   – Тогда зачем было нас мучить?! – возмутился Колян.
   – Должен же я вас зарегистрировать, – сказал москомп. – А чтобы зарегистрировать, я должен знать, какой вам давать статус, куда допуск давать, куда не давать…
   – И куда не давать? – спросил Рома.
   – Вам запрещено оказывать противодействие системам наружного и внутреннего наблюдения. Все ваши собеседники имеют право знать, что вы не прошли психотест. Не удивляйтесь, если с вами никто не захочет общаться.
   – А если еще раз попробовать? – спросил Рома. – Мне кажется, я понял, как он проходится.
   – Не получится. Актерский центр блокируется в самом начале тестирования, чтобы испытуемый не мог действовать в соответствии с заранее заданной программой. В ходе тестирования ты не можешь управлять собой, ты ведешь себя так, как предписывают инстинкты и привычки. Если бы актерский центр не блокировался, любой дурак смог бы меня обмануть.
   – Что я должен был делать, чтобы пройти психотест? – спросил Максим.
   – Понятия не имею, – ответил москомп. – Я же не знаю, что конкретно тебе привиделось. Знаешь, как проходит психотест? Вначале идет диффузное возбуждение центра удовольствия, затем центра страдания. А потом я смотрю, как будет разрешаться конфликт потенциалов. Если сброс напряжения пошел через центр агрессии – тест не пройден.
   – А если через центр депрессии – тест пройден? – спросил Рома.
   – Пройден, – согласился москомп. – Но это не самый лучшем вариант. В идеальном случае сброс напряжения идет через осмысление ситуации и принятие оптимального решения. Полноценный гражданин общества не должен терять голову ни в каких ситуациях.
   – А психотест второго уровня чем отличается? – поинтересовался Максим.
   – Он длится дольше и включает в себя возбуждение некоторых других центров. Психотест второго уровня оценивает разумность поведения в разных ситуациях, кроме того, проверяется общая выносливость нервной системы. Но вам психотест второго уровня не грозит, сначала надо пройти первый уровень, причем с хорошей оценкой.
   – И что нам теперь делать? – спросил Колян. – Мы теперь как бы неполноценные?
   – Да, неполноценные. Но это не мешает вам нормально жить. Ваша свобода будет ограничена, но только для того, чтобы не позволить вам совершать антиобщественные поступки. Я буду за вами постоянно наблюдать, но вы можете не обращать на меня внимания. Пока вы не нарушаете законы, все ваши действия и поступки являются тайной личности.
   – Не нравится мне это время, – сказал Колян. – Я, конечно, посижу немного в сети, посмотрю, как здесь все устроено, но, боюсь, надолго меня не хватит. Я не считаю себя таким уж ангелом, но если каждого, кто не позволяет бить себе морду, считают маньяком…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное