Вадим Панов.

Тиха украинская ночь

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

Что там, за ветхой занавеской тьмы?

В гаданиях запутались умы,

Когда же с треском рухнет занавеска,

Увидим все, как заблуждались мы.

Омар Хайям

Мелодия возникла неожиданно, и Антон вздрогнул, выныривая из вязкого оцепенения, в котором пребывал последние полчаса. «Вагнер, „Полет валькирий“, – машинально отметил он и только потом сообразил, что это разрывается его собственный мобильник. На цветном дисплее мерцало изображение улыбающейся девушки. „Убью!“ – подумал Антон, прижимая трубку к уху.

– Ну и где тебя носит? – он постарался, чтобы голос звучал равнодушно.

– О, господин мой и повелитель, не изволь гневаться на непокорную рабу твою, вели слово молвить, – зажурчало из трубки, и Антон сразу же представил ее лицо – тонкий овал в обрамлении пышных волос цвета воронова крыла, уложенных с нарочитой небрежностью. – Случилось так, о средоточие моей души, что злой и коварный демон Спиридонов потребовал от меня, ничтожной, срочно подготовить ему на завтрашний Великий Диван некий инвестиционный проект. И мне пришлось вместе с моими верными аскерами и нукерами спешно его верстать. Только что освободилась и лечу, – закончила она уже нормальным тоном.

– Я уже начал волноваться, – негромко сказал он. – Твой мобильник не отвечал…

– Странно, – в ухе мягко рыкнуло, Антон понял, что Настя включила зажигание. – Вообще со связью в последнее время что-то неладное творится… Ладно, Тошка, я скоро. – Дисплей мигнул и погас.

Некоторое время Антон сидел неподвижно, затем потянулся, решительно вышел из машины и сразу же поморщился: навалился влажный июльский зной, особенно тяжелый после кондиционированной прохлады «Ниссана». Антон сделал несколько шагов по выложенной тротуарной плиткой автостоянке и остановился. Вечер давно вступил в свои права и готовился перейти в ночь. Звезд видно не было, над городом, как всегда, висела дымка, подсвеченная снизу огнями домов и фонарей. Из ярко освещенного ресторана «Бартоломео», выполненного в виде севшего на рифы галеона, доносилась негромкая музыка. Антон взглянул на часы: столик он заказал на девять тридцать, а сейчас начало одиннадцатого. Настя появится не раньше, чем через двадцать минут, так что можно прогуляться. Антону захотелось размяться, пройтись, и он медленно спустился к реке.

«Искупаться бы!» Но Настя наверняка обидится. Лучше потом, вместе. И не здесь… Антон улыбнулся, сделал несколько шагов вдоль берега и резко остановился: за спиной явно кто-то был. Антон почувствовал чужое присутствие, почувствовал устремленный на него взгляд, но… не было слышно шагов, не было слышно дыхания.

Он быстро обернулся.

– Настена? Как ты меня нашла?

Она молча стояла в нескольких ярдах от Антона. Яркая, ослепительно красивая в серебряном вечернем платье с низким декольте и разрезами до бедер.

– Ты звонила мне с дороги!

Антон подошел к жене, обнял, прижал к себе, поцеловал в маленькое ушко.

– Я соскучился.

Настя нежно погладила мужа по лицу и, потянувшись на носках, впилась в его губы.

Впилась крепко, почти жестоко. Глаза Антона удивленно расширились. Он ответил на поцелуй, но вдруг понял, что эта ласка таит в себе смертельную опасность. Антон попытался оттолкнуть Настю, но ее хрупкие плечи, нежные, узкие, вдруг налились невиданной силой…

* * *
Днепропетровск, Украина
На следующий день

В зале прибытия было людно – жара стояла невыносимая, и все стремились укрыться от нее в приятной прохладе помещения. Бар давно заполнился под завязку, поэтому Сергею оставалось только устроиться на перилах лестницы. Можно было бы, конечно, посидеть в машине, но сама мысль о необходимости преодолеть целых двадцать ярдов под палящими лучами солнца бросала его в дрожь. Хорошо еще, что удалось припарковаться прямо перед входом… Правда, дежуривший там полицейский начал было качать права, но Сергей молча сунул ему под нос жетон и, не обращая внимания на вытянувшегося по стойке «смирно» блюстителя порядка – с офицером из городского Управления не поспоришь, – исчез в кондиционированном здании аэропорта.

«Жара…» Сергей глотнул холодной газировки, насупился и мрачно покосился на группу потных людей, ворвавшихся в зал из адского пекла улицы. Они еще не знали, что рейс из Москвы задерживается, думали, что опоздали, и их лихорадочные движения нарушали благостное умиротворение остальных встречающих.

– Молодой человек, вы не скажете, почему задерживается…

– Хвост отвалился. Меняют, – буркнул Сергей так, что потная тетка отшатнулась.

Настроение у полицейского было хуже некуда. Звонок из приемной начальника Управления отменил дружескую поездку на реку с шашлыками и холодным пивом. Ленка ничего не сказала, привыкла, но ее молчание было красноречивее любой истерики… А дело, ради которого полковник Барабаш выдернул капитана в субботнее утро, на первый взгляд не стоило и выеденного яйца.

– Сергей, нужно съездить в аэропорт, встретить кое-кого с московского рейса и отвезти в гостиницу «Академия». Кстати, ты на машине?

– А как бы я ухитрился добраться с Левобережного до Управления за пятнадцать минут? – Капитан понимал, что дерзит, но сдержаться не мог. «Какого черта Барабаш не послал своего водителя?»

– Вот и славно, – спокойно сказал полковник и пошевелил пышными «буденновскими» усами. Волосы на голове начальник Управления потерял давно, а благодаря усам и кустистым, почти сросшимся бровям был похож на запорожского казака. – Поедешь встречать на своей, чтобы не привлекать внимания. Вопросы?

– Прибытие через VIP?

– Через общий зал.

– Как я их узнаю?

– Просто стой где-нибудь в уголке и жди. Они сами к тебе подойдут.

Что еще за новости?

– Кто-то из наших?

– Нет, – неопределенно ответил Барабаш. – Но я им хорошо тебя описал.

– Понятно, – протянул Сергей, хотя ничего понятно не было. Полковник никогда не играл в шпионские игры, и его нынешнее поведение было, мягко говоря, необычным. – Что-нибудь еще?

– Возьми с собой «пушку», – коротко велел Барабаш. Дружеская беседа закончилась: теперь начальник Управления приказывал: – Из гостиницы не уходи, сиди в холле, жди меня. Дальше – по обстоятельствам, но дома ты, скорее всего, окажешься не раньше ночи. Выполняй.

– Есть.

Вычислять «своих» пассажиров Сергей не стал: давно понял, что бесполезно. Бывает, ждешь супероперативника, по описаниям проведенных дел – настоящего Джеймса Бонда, а появляется потертый дядя с лысиной и в мятом костюме. Или вот Корнилов, что прилетал к Барабашу в гости в прошлом году и по его просьбе провел встречу с сотрудниками Управления. Лучший российский сыскарь, золотой жетон, слава чуть не по всему миру, а приехал усталый мужик с сонными глазами и бесцветным лицом. И ведь не подумаешь, что о его подвигах легенды слагают. Правда, когда стал говорить о работе, преобразился: глаза загорелись, вялость исчезла, уступив место уверенности и напору… а как бы он выглядел здесь, среди пассажиров и встречающих? Да как все! Ничем бы не выделялся.

– Капитан Скворцов?

Их было двое. Высокий, темноволосый, с резкими чертами лица, одетый, несмотря на жару, в строгий серый костюм, и плотный, рыжий, в расстегнутой на широкой груди рубашке и легких брюках. Первый нес тонкий кейс, второй сумку с ноутбуком.

– Да.

– Иван Хуанович Ортега, – представился черноволосый. – А это Родион Бамбадов. Друзья зовут его…

– Рик, – поморщился рыжеволосый, и его рука тисками сдавила ладонь полицейского. – Просто Рик.

Да уж, типичные москвичи. Первый, похоже, потомок «испанских детей», второй, если судить по фамилии, скорее всего, осетин.

– Меня зовут Сергей. Я должен отвезти вас в…

– Гостиницу «Академия». Полковник…

– Полковник Барабаш приедет чуть позже. – Капитану не понравилось, что длинный его перебил, и он ответил ему тем же. – Совещание пройдет в номере.

– Замечательно.

Подходя к машине, Сергей прочитал SMS от жены: «Я не обижаюсь. Люблю», и грустно улыбнулся. Эх, в конце концов, «бачили очi, що купували» – Ленка знала, за кого выходит замуж.

* * *

– Как доехали, гости дорогие, как устроились? – Массивный Барабаш медведем вошел в «люкс», потряс москвичам руки и, не дожидаясь приглашения, опустился в кресло. – Как вам погодка?

– Спасибо, все замечательно, – вежливо ответил Иван Хуанович.

– Вот и славно, вот и славно. Сергея вы уже знаете, а это профессор Медведченко, Модест Игоревич, директор исторического музея и главный спец по истории нашего города.

Профессору было под пятьдесят, костюм висел на нем, как на вешалке, а очки с толстыми линзами и легкая сутулость свидетельствовали о том, что большую часть своей жизни этот человек проводит за письменным столом. В руках директор музея держал объемистый черный портфель. Копируя поведение Барабаша, профессор и Сергей разместились на диване.

– Майор Ортега, – коротко представился черноволосый москвич.

– Майор Бамбадов, – добавил рыжий.

– Тринадцатый департамент ФСБ.

– Ух ты, тринадцатый. – Полковник пошевелил усами. – И чем он занимается?

– Тем, чем не занимаются остальные двенадцать, – спокойно ответил Иван Хуанович.

Москвичи расположились в креслах и замолчали, предоставляя хозяевам возможность начать деловой разговор. Но Барабаш не торопился, пытаясь оценить гостей.

– Адмирал сказал, вы настоящие профессионалы.

– «Адмирал»? – переспросил Рик.

– Ну, Андрей Кириллович.

– Майор Корнилов? Почему «адмирал»?

– Потому что Корнилов, – усмехнулся Барабаш. – Нахимов там, Истомин, ну и Корнилов. Историю учили?

– В детстве, – пробормотал Ортега. – В детстве.

– Курсантская кличка… Мы с Андреем крепко дружили, потом, когда звездочки получили, разъехались: он сразу в МУР, по направлению, а я сюда, домой. – Полковник вытащил платок и вытер голову. – Так вот, Андрей Кириллович вас очень хвалил. А это дорого стоит.

– Майор Корнилов весьма авторитетен в… в наших кругах, и нам лестно слышать такой отзыв, – улыбнулся Рик. – Узнав, что у вас возникли серьезные проблемы, он сумел убедить наше руководство оказать небольшую… э-э… помощь. Если вас не смущает это слово.

– Не смущает. – Глаза Барабаша стали жесткими. – Но почему вы?

– У нас есть опыт проведения, скажем так: неординарных расследований. Религиозные секты, психопаты, серийные убийцы, свихнувшиеся на почве магии или древних верований. Подобные случаи всегда громкие – преступникам шумиха нужна едва ли не в первую очередь, а раскрыть эти дела быстро у полиции, как правило, не получается. Будоражить общество лишний раз никому не хочется, поэтому и был создан наш отдел. Быстрое решение сложных проблем.

– И получается?

– Кузбасского Палача мы вычислили и взяли за неделю.

– Это впечатляет, – медленно произнес полковник. – Это впечатляет. То есть вас не смутит, если… – Барабаш замялся. – Я, конечно, понимаю, что с некоторых пор на «полтергейсты», «НЛО» и прочую чертовщину стали смотреть гораздо проще, однако некоторые вещи в нашей истории не укладываются в рамки. В обычные рамки.

– Нам приходилось сталкиваться с явлениями, выходящими за рамки человеческого понимания. И мы смогли объяснить большую их часть, – мягко ответил Ортега.

– Вот и славно. – Барабаш заметно приободрился. – Модест Игоревич, начнете?

Процедура знакомства закончилась. Профессор согласно кивнул, откашлялся и хорошо поставленным лекторским голосом начал:

– С вашего позволения, я начну издалека.

– Вот и отлично, – покладисто согласился Иван Хуанович. – Чем подробнее, тем лучше.

Майор Бамбадов уныло кивнул. Сергей чуть повернулся на диване так, чтобы лучше видеть гостей. Историю, которую собирался поведать Медведченко, Скворцов знал, ему была интересна реакция москвичей.

– Как вы знаете, господа, в конце восьмидесятых годов прошлого столетия в нашем городе наконец приступили к строительству метрополитена. Вопрос обсуждался долго, безрезультатно, но, когда население перевалило за миллион, ракетостроители сказали свое веское слово – шутка ли, центр аэрокосмической техники Союза, а метро до сих пор нет. Были, правда, предложения ограничиться скоростным трамваем, но это так, к слову. Ну, как водится, сказано – сделано. Провели геологические изыскания, выделили фонды, создали управление «Метростроя», и работа закипела. Сразу заложили линию, которая должна была соединить западную и восточную окраины. Рыть начали от железнодорожного вокзала в обе стороны одновременно – к массиву «Парус» и к Центру: предполагалось, что подземка пройдет под центральным проспектом. – Медведченко помолчал. – Здесь надо сказать, что Днепропетровск расположен на трех холмах, и проспект взбирается по склону одного из них, самого высокого, на вершине которого мы с вами сейчас как раз и находимся. Углубиться строителям пришлось прилично, поскольку тут у нас гранитный щит. Словом, ветку на массив вывели быстро, там место ровное, а здесь пришлось повозиться. – Профессор налил себе «Боржоми», сделал пару глотков и продолжил: – Метро ведь как строится – линию ведут, а в отмеченных заранее местах начинают возводить станции, ну и зарываться, конечно, вглубь. Вот и напротив горной академии заложили одну из таких станций, это место из окна видно. Короче, рыли себе под проспектом, рыли, да и наткнулись на препятствие, которое я для удобства буду именовать Стеной. Я уже говорил, что здесь у нас гранита полно, так вот, эта самая Стена к граниту не имела никакого отношения – настоящий обсидиан! Монолит! Никто так и не понял, как ее проглядели геологи.

– И она вас остановила?

– Исследования показали, что дальнейшие работы приведут к нарушению тектонической устойчивости горных пород. Я не силен в геологии, но спецы объясняли, что Стена фактически держит город и нарушение ее прочности может привести к непредсказуемым последствиям. Это первое. А второе… Люди отказывались там работать. Головокружения, рвотные позывы, необъяснимая паника… Был на стройке мужик один, матерый метростроевец, так он провел пять часов возле Стены, угодил в больницу с сердечным приступом и с тех пор под землю ни ногой.

Рик и Ортега переглянулись.

– Да и не Стена это, – вставил полковник. – Геологи предполагают, что скорее всего это шар, обсидиановый шар. Он ведь гладкий чуть не идеально. И по кривизне ребята вычислили, что радиус не меньше двух сотен ярдов. А то и больше!

Словом, строительство метро в этом направлении было прекращено, городские власти официально объявили о нарушении тектонической устойчивости горных пород, что может привести к разрушениям зданий и сооружений, расположенных вдоль планируемой линии подземки, наложили взыскания различных степеней строгости на ряд должностных лиц и закрыли проект. Ну, народ, как водится, поворчал немного, да и успокоился, удовольствовавшись единственной веткой «Вокзал – Красный Камень», которая функционирует и поныне. А потом наступил август девяносто первого, Союз распался, и всем стало не до того. Доступ в штрек закрыли, выставили охрану. Потом и ее сняли, двери запломбировали, и все.

– То есть доступ к объекту сохранился? – уточнил Ортега.

– Сохранился, – подтвердил полковник. – Вход с законсервированной станции «Центральная», аккурат напротив «Детского мира».

Медведченко извлек из портфеля многократно сложенную синьку и развернул ее.

– Участок от вокзала до Центра забили с обеих сторон, как трубку пробками. Для доступа к Стене оставили вход отсюда, со станции «Центральная». – Профессор ткнул пальцем в точку на схеме. – Опломбированные ворота находятся на нулевом уровне, затем до уровня на отметке минус двадцать четыре идет пандус, там планировался эскалатор. Чуть ниже, на отметке 26, пандус смыкается с горизонтальным штреком, «забитым», как я уже говорил, с одной стороны. Остаток штрека проходит на отметке 26 и через двести ярдов упирается в Стену. Вход в эту часть подземки перекрыт бетонными блоками, и попасть туда можно только через небольшую стальную дверь, также опечатанную.

– Эта дверь тоже проверяется?

– Проверяется… Собственно говоря, из-за чего и разгорелся весь сыр-бор. – Барабаш глубоко вздохнул. – Дело в том, что сохранность ворот на нулевом уровне проверяется не реже раза в неделю. Состояние двери на отметке 26 обследуется раз в квартал. Последняя проверка «26-го входа» проводилась пять дней назад. И… Понимаете, есть такая категория людей, которые ухитряются пролезать сквозь любую щель. Как эти доморощенные «спелеологи» попали на 26-й уровень – ума не приложу: «нулевой вход» был не тронут, «пробка» со стороны вокзальной части штрека тоже. Но факт остается фактом: пятеро сопляков в шахтерских касках проникли в штрек и, взломав засовы, забрались в закрытую часть. Там их и обнаружили. Вот взгляните…

Полковник достал из барсетки пачку фотографий. Головы крупным планом. На месте глаз – кровавые дыры.

– Трое парней и две девушки. – Барабаш снова вздохнул. – Причина смерти – удаление головного мозга, если можно так выразиться.

– Больше никаких повреждений? – быстро спросил Иван Хуанович.

– Никаких.

– Где тела сейчас?

– В морге. О них знает ограниченный круг людей, с которых взята подписка о неразглашении. Родственникам мы пока не сообщали. – Барабаш как-то виновато взглянул на профессора.

– Гм… секретность – это хорошо. Кто вообще знает о происходящем?

– Губернатор, начальники СБУ и областного Управления полиции, – принялся перечислять полковник, – несколько офицеров Управления, специалисты и врачи, с которых я взял подписку. Профессор Медведченко. Всего двадцать четыре человека.

– Многовато, – медленно проговорил Ортега, думая о чем-то своем. – А что Стена? С ней ничего не произошло?

– Ничего, – качнул головой Барабаш. – Как стояла, так и стоит. Я лично туда спускался. Тут вот какое дело: тела-то мы нашли недалеко от двери, но похоже, что к Стене ребята все-таки подходили.

– Похоже или подходили?

– Подходили. Пыли там за это время накопилось изрядно, так что отпечатки ботинок всех пятерых видны были отчетливо. Только тут вот какая закавыка. – Полковник запнулся. – Следы ведут только в одну сторону, к Стене, и обрываются ярдах в пяти от нее. Штрек вообще прямой и широкий, почти до самой Стены тюбингами заложенный, тоннель, словом. Такое впечатление, что обратно ребята летели по воздуху.

– В каком состоянии входы сейчас?

– Оба опломбированы. Возле нулевого я выставил наряд, одел в рабочую форму. Маскировка исключительно для перестраховки – место строительства до сих пор огорожено довольно высоким бетонным забором.

– Это все?

– К сожалению, нет, – тихо отозвался Барабаш. – За последние три дня было обнаружено еще несколько тел, на этот раз на поверхности, примерно в таком же состоянии, как и эти, – он кивнул на фотографии.

– Где именно?

Полковник разложил на столе карту города.

– Мы с вами находимся вот здесь. Вход в станцию «Центральная» расположен здесь. Тоннель упирается в Стену на отметке 26 в этой точке, проекция которой на поверхность располагается несколько выше улицы Баррикадной.

– То есть в самом начале склона?

– Совершенно верно. Если предположить, что Стена – действительно часть гигантского шара, то выходит, что охвачена вся эта территория. – Палец заскользил по едва заметной красной окружности, нанесенной на карту.

– Центральная точка расположена здесь, – показал майор Бамбадов. – Что там находится?

– Преображенский собор.

Майор Ортега хмыкнул.

– Так вот, тела были найдены в этих местах. – Полковник указал несколько точек на карте. – С каждым разом все дальше и дальше от Стены.

– Что косвенно может указать на то, что она ни при чем, – пробормотал Рик.

– Вы думаете? – Профессор удивленно посмотрел на москвича.

– Я пытаюсь проработать все варианты, – развел руками рыжеволосый.

– Последнее тело было обнаружено позавчера ночью, – продолжил Барабаш. – Антон Чередник, владелец фирмы «Проминь». Его нашли неподалеку от автостоянки, где Антон собирался встретиться со своей женой. Это здесь. – Палец ткнулся в точку, расположенную на самом берегу Днепра. – Как видите, радиус снова увеличился.

– Состояние такое же, как и у всех предыдущих тел?

– Да.

– Антон мой… – Профессор сглотнул. – Был моим племянником.

– Мне очень жаль, – пробормотал майор Бамбадов.

– Ничего, все в порядке. – Директор музея достал большой платок и вытер лоб. – Настя, его жена, приехала примерно через полчаса после телефонного разговора с мужем, увидела его машину… Охранник вспомнил, что Антон уходил в сторону пляжа. Она пошла туда и… вот… Настя сразу же позвонила мне. Я… у них никого нет, кроме меня…

– Модест Игоревич один из тех, кто знал о существовании Стены с момента ее обнаружения, – негромко пояснил полковник. – Когда мы нашли ребят в штреке, то сразу же привлекли его. Но… – Голос Барабаша стал жестким. – Мы в тупике. В полном тупике. Версий никаких. Сыскари землю роют, но все без толку.

– А почему вы решили обратиться к Корнилову?

– Да не обращался я к нему… Адмирал позвонил поболтать, я и пожаловался. Не думал, что он всерьез решит помочь… Да и чем тут поможешь?

– Надо прекратить убийства, – просто сказал Ортега.

– Прекратить? – прищурился полковник. – Что вы имеете в виду, Иван Хуанович?

– Выяснить, кто их совершает, – спокойно ответил москвич. – А для начала надо посмотреть на тела. Хотя бы на одно тело. Это возможно?

– Разумеется.

– Когда мы поймем, как убивали че… как убивали людей, мы сузим круг подозреваемых.

– У вас они уже есть?

– Пока – все жители Днепропетровска, – любезно улыбнулся Ортега. Помрачнел, поймав взгляд профессора, чуть склонил голову и добавил: – История, которую вы рассказали, необычайно любопытна, но я не думаю, что Стена бегает по городу и убивает людей.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное