Вадим Панов.

Атака по правилам

(страница 5 из 32)

скачать книгу бесплатно

Что собирался сделать жизнелюбивый Серебрянц с нелюдями, Софочка дослушала в следующий раз – лежащий на столе мобильный телефон издал пронзительную трель.

– Идиотское приспособление, – выругался профессор и взял трубку. – Да?

– Лев Моисеевич?

– Кара? – осклабился Серебрянц и даже изогнулся так, словно бы колдунья могла оценить его льстивую учтивость. – С нетерпением ожидал вашего звонка.

Повинуясь резкому взмаху руки, понятливая Софочка вылетела из кабинета.

– Как ваши дела, Лев Моисеевич?

– Неплохо. – Серебрянц помолчал. – Благодаря вам, разумеется, благодетельница.

В его тоне не было ни намека на иронию или усмешку – профессор хорошо понимал, чем обязан загадочной и всемогущей женщине.

– Когда выходит ваша книга? Забыла, как там она называется…

– «Человек. Философия победы», – услужливо напомнил Серебрянц, – а выходит она через три дня. В издательстве клятвенно обещали.

«Естественно, они пообещают, – подумала Кара, – учитывая то, какие деньги Нытик заплатил за публикацию профессорских изысканий, они должны были напечатать эту нетленку за час».

– Насчет рекламы вы уже разговаривали?

– Приходили люди из агентства, – подтвердил Серебрянц. – С завтрашнего дня начинаем рекламу книги на телевидении и радио. С послезавтрашнего дня информация появится во всех крупнейших газетах и журналах. Через неделю после выхода сделаем рецензии от РАН.

– При таком подходе ваша книга станет бестселлером.

– Чем больше я с вами общаюсь, Кара, тем больше мне кажется, что я сплю, – честно признался профессор. – Все происходит так, как я мог только мечтать.

– Это жизнь, Лев Моисеевич. – Кара улыбнулась. – Надеюсь, я могу рассчитывать на небольшое одолжение с вашей стороны?

– Все, что угодно, Кара! Как вы могли усомниться во мне?

– В самое ближайшее время вам предстоит серьезно потрудиться, профессор. Назревают события, которые подтвердят вашу теорию, и вам необходимо быть первым, кто донесет информацию об этом до рядовых граждан.

– Я буду счастлив сделать это, Кара. – Профессор помолчал. – Как я понимаю, вы наконец-то решили поставить нелюдей на место?

– Да.

– Это – святое дело, Кара, я счастлив, что буду рядом с вами в этот момент. Они должны узнать, кто на самом деле правит Землей.

– Совершенно с вами согласна. Вам передадут необходимые материалы – готовьтесь.


«Этот будет рыть до последнего».

Кара отключила телефон и закрыла глаза.

Слишком долго профессор фанатично искал Тайный Город, слишком много унижений пережил он от окружающих, и теперь, поймав удачу за хвост, он зубами вцепится в нелюдей. Он заставит их пожалеть, что они не обратили в свое время внимания на полусумасшедшего ученого, что смеялись над его неуклюжими попытками вывести их на чистую воду. Он от всей души отомстит им за свои неудачи.

Кара нашла забытого и осмеянного научным миром Серебрянца в жалком положении: без денег, без надежд на будущее, но с невероятным упорством и горящими глазами.

Некоторое время она просто наблюдала за профессором, держа в уме предстоящую операцию, и, только убедившись в том, что он вписывается в задуманную ею схему, колдунья вышла на Льва Моисеевича напрямую. Завербовать измученного отсутствием признания ученого не составило труда, а получив благодаря Каре финансовую помощь от Нытика, профессор и вовсе был готов целовать благодетельнице ноги. Но этого не требовалось. Кара ждала от Серебрянца другого – массированной атаки на Тайный Город в средствах массовой информации. Именно Лев Моисеевич, по ее замыслу, будет «открывать глаза» москвичам на Тайный Город, нагнетая панику среди нелюдей. Задача важная, но Кара была уверена, что не ошиблась с исполнителем.

«Этот будет рыть до последнего».


«Наконец-то!»

Отключив телефон, профессор возбужденно подскочил и пробежался по кабинету.

«Наконец-то свершилось то, чего я так долго ждал! Наконец-то нашелся человек, способный указать нелюдям их место! И этот человек заинтересован в моей помощи! Этому человеку нужен Серебрянц! Этот человек ценит ум и талант! Этот человек – настоящий гений!»

Никогда в жизни Лев Моисеевич Серебрянц не видел ни одного нелюдя. Точнее, наверняка видел, но распознать, что перед ним не человек, не мог. Не было у него способностей к магии, и даже о том, что Кара – колдунья, Лев Моисеевич не догадывался. Все знания профессора о Тайном Городе были исключительно теоретическими, почерпнутыми в библиотеках, невнятных рассказах, обрывочных свидетельствах, сведенных им в единое целое. Сведенных умело, с огромным старанием и верой, а ведь, если подумать, все могло быть иначе…

Окончив Московский историко-архивный институт, молодой Лева остался в аспирантуре. Его не привлекала нудная рутина трудовых будней, хотелось славы, почета, уважения, это могли принести научные изыскания, и Лева окунулся в них с головой. Первые работы молодого ученого были обыденны: мелкие исследования, ничего не значащие выводы, но они позволили Серебрянцу получить квартиру и ученую степень. Постепенно Лева дорос до доктора наук, профессуры, стал зваться Львом Моисеевичем, обзавелся лысиной, близорукостью, геморроем в ранней стадии, но душа состоявшегося ученого металась. Билась в тесных клетках сытой академической обыденности. Хотелось Льву Моисеевичу стать великим. В историю войти не заурядным профессором, но первооткрывателем и пионером. В учебники попасть своим портретом, и желательно не только в российские… Серебрянц сорвался в конце восьмидесятых. К этому времени он накопил первоначальные сведения о Тайном Городе и во всеуслышание объявил о существовании древних нечеловеческих цивилизаций и о том, что их потомки живут в Москве. К сожалению, горячность Льва Моисеевича не подкреплялась должными доказательствами, чем не замедлили воспользоваться коллеги – такие же геморроидальные и близорукие словоблуды, но с менее мятежными душами. Под их давлением Серебрянц был вынужден покинуть институт и ради хлеба насущного давать платные лекции, нечастые семинары, постепенно скатываясь в безвестность.

Но теперь все это было в прошлом. Презрение, насмешки, нищета. Ушедшая десять лет назад жена звонила уже четыре раза, но Лев Моисеевич ни разу не ответил. Она тоже в прошлом, а у него впереди большое будущее.

– Наконец-то, – прошептал Серебрянц. – Наконец-то война!

Война означала победу и славу. Основные лавры достанутся, конечно же, главному действующему лицу: у профессора не было ни возможностей, ни желания, ни смелости оспаривать у Кары первенство. Но славы в таком деле хватит на всех, в этом Лев Моисеевич не сомневался. И на его долю придется изрядное количество, достаточное, чтобы утолить его жажду.

* * *

Магазин артефактов «Лавка старого Бурхана»

Москва, улица Остоженка,

27 сентября, среда, 18.47


– Надеюсь, все поняли задачу? – Кудрявый явно хотел добавить пару крепких выражений для более подробного описания умственных способностей слушателей, но столь же явно решил этого не делать.

Толпящиеся в переулке скины только на первый взгляд были послушной серой массой. На самом деле, и уголовник прекрасно отдавал себе в этом отчет, лысые головы зверенышей были под завязку забиты гремучим сочетанием бессмысленной агрессивности, детской жестокости и непомерно раздутым самомнением, что делало молокососов непредсказуемыми и опасными.

– Мы все поняли, – подтвердил главарь банды – длинный, не по годам широкоплечий юнец в черном бомбере, – и хотим денег.

– Половину сейчас и половину после завершения работы.

– А где я потом тебя найду?

– Не дрейфь, пацан, – буркнул Кудрявый, отсчитывая купюры, – я сам тебя найду. Работы предстоит много.


Колокольчик на входной двери тихо звякнул, сообщив хозяевам лавки о появлении клиента, черноволосый юноша, мирно читавший за прилавком книгу, поднял голову и подскочил:

– Госпожа Вальд! Здравствуйте! Рад видеть вас в добром здравии!

Дородная рыжеволосая женщина в черном плаще улыбнулась:

– Добрый вечер, Юсур, а где дедушка?

– Дедушка Бурхан немного приболел, вот и оставил меня за старшего, – развел руками юноша. – Чем могу помочь?

– А ты сможешь? – снова улыбнулась женщина. – Мой муж, рыцарь Вальд, всегда говорит, чтобы я не доверяла важные дела кому попало.

– Дедушка никогда бы не оставил лавку на меня, если бы не был уверен в моем умении, – обиделся Юсур.

– Я просто пошутила. Мой муж, рыцарь Вальд, всегда говорит, что шасы рождаются профессиональными торговцами и с ними можно иметь дело в любом возрасте, – успокоила продавца госпожа Вальд и достала из сумочки изящную черную статуэтку, изображавшую комара. – Мне нужно перенастроить «короля москитов», спасения нет от этих насекомых.

– Не хватает мощности? – уточнил юноша.

– Площади. Я хочу, чтобы радиус действия был не тридцать метров, как сейчас, а пятьдесят, а то мой муж, рыцарь Вальд, не может спокойно почитать книгу в своей любимой уединенной беседке. Это возможно?

– При желании возможно все.

Мальчик взял в руки артефакт, изготовленный, судя по клейму, умельцами Зеленого Дома, и поинтересовался:

– Подзарядить?

– А до следующей весны не разрядится?

Жены рыцарей Ордена не очень хорошо разбирались в магии. Юсур отрицательно покачал головой:

– Ни в коем случае. Энергия расходуется только при активизации.

– Тогда подзаряди.

Юноша поставил «короля москитов» на черную платформу, подсоединенную к мощному компьютеру, и пробежал пальцами по клавиатуре.

– Десять минут на перенастройку программы и пять минут на подзарядку. Кстати, при увеличении площади охвата энергии будет расходоваться больше, поэтому, если хотите, я могу увеличить емкость батареи. Стоить это будет совсем недорого.

– Дедушка явно не ошибся, выбирая, на кого оставить лавку, – засмеялась женщина.

Пока Юсур возился с компьютером, госпожа Вальд рассеянно осмотрелась. Она бывала в «Лавке старого Бурхана» довольно часто – магазинчик артефактов пользовался популярностью в Тайном Городе – и всегда любовалась его оформлением. Официально лавка занималась продажей незамысловатых московских сувениров, поэтому целых две полки прижимистый Бурхан был вынужден занять всякой ерундой: аляповатыми матрешками, бело-синей гжелью, веселенькой хохломой, значками с видами Москвы и вымпелами типа «Привет из древней столицы». Все это находилось в свободной продаже, но не вызывало особого восторга даже у случайно забредших в лавку туристов. Гораздо больший интерес представляли остальные полки, уставленные великолепными статуэтками, фигурками и прочими роскошными безделушками, выполненными из мрамора, гипса, кости, украшенными позолотой и драгоценными камнями. Фигурки – и совсем малюсенькие, и в половину человеческого роста – изображали людей и животных, домики и насекомых, затейливые абстракции и примитивные пирамидки, испещренные причудливыми рунами. Каждая из этих фигурок была артефактом – магическим устройством, предназначенным для тех или иных целей, – как, например, «король москитов», обеспечивающий отсутствие любых насекомых в сфере действия, – и предназначалась для продажи исключительно жителям Тайного Города.

– Кстати, не желаете приобрести «око василиска»? – Юсур кивнул на крупный голубой кристалл, лежащий на «коллекционной» витрине. – После того как черные моряны в этом месяце дважды нападали на челов, артефакт пользуется большой популярностью. За неделю я продал двенадцать штук.

– Зимой черные моряны не активны, – махнула рукой госпожа Вальд.

– Но вы ведь ремонтируете «короля москитов», – резонно заметил юноша, – а ближайшие комары ожидаются не раньше чем через полгода.

– Готовлю сани летом, как говорит мой муж, рыцарь Вальд…


– Вот эта лавка! – проорал широкоплечий предводитель, указывая пальцем на скромный магазин под вывеской «Лавка старого Бурхана». – Совсем оборзели, сволочи, – своими погаными именами всю Москву загадили!

– Мочить ублюдков! – радостно подхватили скины. – В сортире мочить!!!

– Угробим этих свиней!

В витрину полетел первый камень, затем еще один, раздался звон разбитого стекла, жалобно завыла сигнализация припаркованного у тротуара автомобиля, а немногочисленные прохожие суетливо сворачивали в переулки, не желая связываться с разбушевавшимися юнцами.

– Да здравствует белая раса!

– Очистим наш город!

– Смерть черным!


– Что там происходит? – госпожа Вальд беспокойно посмотрела на улицу.

– Не знаю. – Юсур оторвал взгляд от компьютера и вздрогнул – в витрину влетел первый камень.

– Хулиганы! – взвизгнула супруга рыцаря и бросилась в глубь магазина.

С ужасающим грохотом рухнула стеклянная витрина, и внутрь лавки влетела бутылка с зажигательной смесью, затем еще одна, помещение озарилось прерывистым светом пламени, Юсур торопливо схватился за огнетушитель.


«Лавка старого Бурхана» пылала, обезумевшие от безнаказанности скины громили витрину и торговый зал, невнятные крики смешивались с приближающимся ревом полицейских сирен.

Кудрявый довольно усмехнулся, закурил сигарету и направился к своему джипу. Нытик будет доволен.

Глава 2

«Кто обуздает молодежные банды? Десятки мирных прохожих стали свидетелями наглого погрома, устроенного скинхедами в центре города. Полиция в очередной раз расписалась в собственном бессилии, заставляя задумываться: а нужна ли нам ТАКАЯ полиция…»

(«МК»)

«Хулиганская выходка озверевших человских детенышей! Вчера вечером толпа агрессивных молокососов разгромила известный магазин артефактов „Лавка старого Бурхана“. Подоспевшая полиция сумела отогнать распоясавшихся юнцов на безопасное расстояние, но не сумела, или не захотела, никого привлечь к ответственности. В результате все убытки легли на плечи уважаемого Бурхана Турчи, достопочтенного владельца магазина, а его любимый внук попал в Московскую Обитель с многочисленными и опасными травмами. Эта печальная история не может не вызывать вопросов, самый главный из которых: стоит ли нам в подобных случаях рассчитывать на человскую полицию? Или имеет смысл защищаться самостоятельно?..»

(«Тиградком»)
* * *

Муниципальный жилой дом

Москва, Широкая улица,

28 сентября, четверг, 09.09


– Хорошо! – Антуан де Кулье, магистр ложи Драконов, откинулся на спину и блаженно провел рукой по своим волосам. – Клянусь кинжалами Спящего, ты умеешь доставить наслаждение мужчине, Инга.

Подруга рыцаря, молоденькая девушка с гладкими, длиной до плеч рыжими волосами, улыбнулась в ответ:

– Ты сегодня был настоящим зверем, Тони.

Внешнее отличие любовников было поразительным. На фоне массивного, густо покрытого шерстью здоровяка-рыцаря, с детства привыкшего управляться с двуручным мечом, невысокая, тоненькая Инга с малюсенькой грудью и узким лицом, казалась девочкой. Но хрупкость юной прелестницы была обманчива, темные, почти черные глаза таили большой опыт, а уж о том, насколько искусен в постели был этот чертенок с внешностью школьницы, Антуан знал не понаслышке.

– Ты меня просто выжал. – Инга облокотилась на любовника и завела за уши гладкие волосы, отчего стала окончательно похожа на примерную ученицу.

– Да, – самодовольно усмехнулся Антуан. – Это я могу.

– Можешь, – согласилась девушка, проводя рукой по широкой груди рыцаря.

Как и все чуды, Антуан обладал гигантским самомнением, которое Инга не забывала время от времени поглаживать. Природа обделила де Кулье магическими способностями, однако щедро одарила воинской доблестью и командирской сметкой, благодаря которым Антуан уже полтора десятка лет являлся магистром ложи Драконов. Принимая во внимание то, что рыцари Драконы считались гордостью Ордена, это было совсем неплохим достижением.

Несколько секунд де Кулье отдыхал, поглаживая толстой лапищей гибкий стан любовницы, а затем решил сделать ей комплимент.

– Честно, скажу, – рыцарь откашлялся, – такой горячей подруги, как ты, у меня давно не было.

«Еще бы!» Инга едва не расхохоталась простодушному магистру в лицо. Весь Тайный Город знал, что обитательницы Великого Дома Чудь, мягко говоря, уступают в темпераменте своим горячим соплеменникам. А если быть до конца откровенными, то девяносто процентов женщин Ордена можно было в глаза назвать фригидными, и они бы не обиделись. Именно поэтому бойкие рыцари женились и заводили детей, честно выполняя свой долг перед Великим Домом, а затем тратили пыл на прелестниц из других семей. Что же касается довольного собой Антуана де Кулье, то грозный магистр Драконов был стойким подкаблучником, много лет лишенным любовных ласк на стороне, поэтому Инге пришлось изрядно постараться, преодолевая патологический страх, который матерый вояка испытывал перед собственной женой. Зато теперь, пустившись во все тяжкие, гигант отрывался по полной программе и буквально засыпал свою фаворитку знаками внимания.

Бледноватые, но изящно очерченные губы девушки скользнули по щеке Антуана.

– У тебя усталые глаза, Тони, что случилось?

– В том-то и дело, что непонятно, что случилось, – рассеянно пробормотал магистр.

– Это насчет Богдана ле Ста?

Де Кулье удивленно посмотрел на любовницу:

– Что ты имеешь в виду?

– Ничего. – Инга передернула узкими плечиками. – «Тиградком» сообщил, что Богдан погиб, причин не называли, а теперь я вижу тебя расстроенным. Вот и решила, что это как-то связано.

– А ты смышленая.

Чуды просто генетически не могли относиться к женщинам как к равным.

«Я просто тебя использую, самодовольный индюк».

В отличие от Дракона, магические способности хрупкой «школьницы» и соответственно возможности влияния на его чувства находились на неплохом уровне.

– Я стараюсь заботиться о тебе, мой рыцарь, – нежно проворковала девушка. – Мне хочется, чтобы ты был счастлив.

Тон был подобран идеально, и Антуан разговорился.

– Да, у меня плохое настроение из-за Богдана, – согласился он. – Никто не знает, как погиб командор войны и почему. Точнее, великий магистр наверняка знает, и Франц де Гир знает, но они молчат. Сегодня я разговаривал с Нельсоном Бардом, магистром ложи Мечей, он тоже не в курсе, а на мой прямой вопрос де Гир не ответил. Клянусь кинжалами Спящего, это просто идиотизм! Погиб один из ведущих боевых магов Ордена, а высшее руководство не может объяснить ситуацию даже нам, лидерам Великого Дома!

– Маги всегда что-то скрывают от простых смертных, – небрежно бросила Инга.

Де Кулье скривился. Как и все лишенные магических способностей выходцы из Великих Домов, он относился к колдунам со скрытой завистью. Если не сказать больше…

– На этот раз они зашли слишком далеко, клянусь кинжалами Спящего! Я намерен требовать отчета! Нельсон Бард меня поддержит, он обещал! Мы обязаны знать, что происходит в Тайном Городе!

– Ты абсолютно прав! В конце концов ты магистр ложи, герой войны! – Инга игриво прижалась к Дракону и неожиданно поинтересовалась: – Кстати, Тони, ты помнишь Лизочку?

– Лизочку? – Он непонимающе уставился на подругу. – Беленькую?

– Беленькую, – подтвердила девушка, – у нее еще родинка над губой, как у Синди Кроуфорд, хотя сама она похожа на Синди разве что ростом. Я знакомила вас в «Ящеррице».

– Разумеется, разумеется, – отозвался де Кулье, с трудом припоминая первую встречу с любовницей. Да, да, точно, в «Ящеррице», он был в компании вассалов, молодой Крис обмывал рыцарскую цепь. Выпито было много – начали еще в Замке; и когда за соседний столик приземлились две стройные красавицы, внутреннее давление у чудов уже достигло критической отметки. Одной из прелестниц оказалась Инга, вторая… гм, вторую действительно звали Лизочка. Кажется.

– А при чем здесь твоя подруга? – опомнился Антуан.

– Дело в том, что Лизочка дружит с Туридом Турчи, знаешь его?

– Да, – все еще ничего не понимая, кивнул рыцарь.

Он часто видел плотную фигуру одного из директоров Торговой Гильдии на светских мероприятиях. Турид был вдовцом, счастливым отцом, дедушкой, и поэтому консервативные шасы сквозь пальцы смотрели на его увлечение человскими красотками.

– При чем здесь твоя подруга и то, что она спит с Туридом Турчи?

– Так вот, я виделась с Лизочкой позавчера, между прочим, она хвасталась, что Турид подарил ей очаровательное жемчужное ожерелье…

«Жемчужное ожерелье, – отметил про себя Антуан, – ладно, подарю ей серьги».

– По словам Лизочки, Турид под большим секретом рассказал ей, что Богдана убил Сантьяга.

– Тоже мне новость, – поморщился де Кулье, – об этом говорит весь Тайный Город.

– А Тайный Город говорит о том, что Сантьяга подбросил Богдану ле Ста манускрипт с запрещенным заклинанием, кажется, с Арканом Желаний, а потом, когда командор войны решил воспользоваться этими знаниями, Сантьяга обвинил его в строительстве запрещенного заклинания и убил. Турид хвастался, что это была отлично задуманная провокация.

Инга ничем не рисковала: она точно знала, что Турид и Лизочка надолго уехали из города.

– А зачем командору войны было строить Аркан Желаний? – удивился Антуан. – Чего ему не хватало?

– Ну этого я не знаю, – легкомысленно махнула рукой Инга. – Я тебе рассказываю с чужих слов.

– Чушь, – неуверенно заявил рыцарь. – Почему мастер войны молчит? Если он знает о провокации, то обязан созвать совет Ордена и предъявить ультиматум Темному Двору. Убийство рыцаря командора – достаточный повод для войны.

– Если только мастеру войны это надо. – Инга лениво потянулась, и ее твердые торчащие соски царапнули Антуана.

– В каком смысле?

– Все знают, что Богдан ле Ста был необычайно талантлив и явно метил на место мастера войны.

Несколько секунд до рыцаря доходил смысл слов любовницы, а затем он помотал головой:

– Ты говори, да не заговаривайся, балаболка человская! Богдан был самым близким другом Франца де Гира. И вообще. В Ордене такого быть не может!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное