Вадим Панов.

Атака по правилам

(страница 4 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Игра того стоит, – проворчал Артем. – Можно и потратиться.

– Да, игра того стоит, – согласился Кортес. – Если нам удастся осуществить задуманное, найти браслет фаты Мары и выставить его на аукцион Великих Домов, то прибыль будет весьма существенной.

Расчетливый Кортес был осторожен в оценках, но и Яна, и Артем понимали, что стоимость загадочного артефакта определялась семи-, а то и восьмизначной суммой.

– Мы делим шкуру неубитого медведя, – хладнокровно осадила компаньонов Яна, – мы еще должны найти браслет.

В историю Тайного Города фата Зеленого Дома Мара вошла как создательница морян – семьи агрессивных и беспощадных женщин-оборотней. Тогда, около двухсот лет назад, Великий Дом Людь терпел поражение за поражением в войне с Орденом, и появление новых солдат стало для него настоящим спасением. Первые эксперименты фаты привели к появлению белых морян. Ничем не отличаясь с виду от обычных женщин, моряны имели второе обличье – боевую шкуру, набросив которую они становились великолепными, почти идеальными солдатами. Обладающие колоссальной силой, неукротимые в бою, почти не чувствительные к магии, оборотни внесли перелом в ход военных действий, но Мара не остановилась на достигнутом. Через короткое время из ее лаборатории вышли черные моряны – еще более агрессивные, жестокие, сильные, да к тому же ядовитые твари. Преследуя свои личные цели, фата подчинила черных морян непосредственно себе и управляла ими при помощи специального браслета. К сожалению, внезапная смерть колдуньи – ее выследили и уничтожили маршалы-хамелеоны – привела к утере не только ее уникальных знаний о производстве оборотней, но и самого браслета. После смерти фаты Мары судьба оборотней сложилась по-разному. Белые, способные контролировать себя в боевой шкуре, на полных правах влились в Зеленый Дом, верой и правдой служа короне. Черные же, ключи к управлению которыми были утеряны, превратились в грозную, но непредсказуемую силу: в боевой шкуре они полностью теряли контроль над собой и с маниакальной одержимостью стремились истребить любое живое существо, оказавшееся в поле зрения. Более того, черные даже не были способны контролировать время перехода в боевую шкуру, любая вспышка гнева или раздражения могла окончиться для них превращением в монстра, что делало их крайне опасными. Черные моряны считались отверженными, им дозволялось жить только в строго определенных участках Тайного Города, их количество жестко регламентировалось, а убийство черной моряны, как правило, списывали на самооборону. Таким образом, заполучив браслет фаты Мары, любой Великий Дом прибавил бы к своей армии целую семью ядовитых оборотней, но до недавнего времени он считался окончательно потерянным. Так считали и наемники, пока, работая над предыдущим контрактом, не напали на след артефакта. Оставалось пойти по этому следу…

– Если мы выставим браслет на аукцион Великих Домов, люды наверняка предъявят на него исключительные права, – задумчиво произнес Артем. – Это может привести к скандалу.

– Будем решать проблемы по мере их возникновения, – пожал плечами Кортес. – Кроме того, право собственности еще никто не отменял, и вряд ли это удастся сделать Зеленому Дому.

– К счастью, они не знают, что мы ищем браслет.

Это избавляет нас от ненужной конкуренции.

– Дело за малым – найти игрушку.

– Поскольку нынешний хозяин браслета держит под контролем черных морян, хочу удостовериться: у всех ли есть «око василиска»? – осведомился Кортес.

Наемники закивали головами.

– Я в «Лавке старого Бурхана» купил, – сообщил Артем. – Старик сказал, что после вспышки активности черных морян все переполошились и эти артефакты сейчас в большой цене.

«Око василиска» было единственным средством, способным на время нейтрализовать оборотня. Ко всей остальной магии моряны имели устойчивый иммунитет.

– А почему ты говоришь «нынешний хозяин»? – поинтересовался Артем. – Разве мы не выяснили, что браслет находится у Кары?

– Мы только это предполагаем.

– Других вариантов у нас нет.

– Разумеется, – проворчал Кортес, – но в жизни всегда есть место ошибкам.

– Что мы знаем о Каре? – Яна вернула компаньонов в нужное русло.

– Она давно в Тайном Городе, – высказался Кортес, – отлично ориентируется в нем, запросто водит знакомство с рыцарями командорами.

– Значит, в Тайном Городе должна быть какая-то информация о ней, – сделала вывод Яна, – причем, вероятнее всего, у людов – человские колдуны работают с Зеленым Домом.

– Этим направлением займусь я, – решил Кортес, – у меня есть кое-какие связи. Что мы знаем еще?

– Она очень сильная колдунья, – подал голос Артем.

– Она сумела разобраться с браслетом фаты Мары, – начала перечислять Яна, – изготавливала незарегистрированные артефакты, используя неизвестный источник магической энергии.

– И при этом ни разу не попалась Великим Домам, – закончил за девушку Артем.

– Но Кара явно чел, – напомнил Кортес. – А среди челов сильные колдуны – большая редкость.

– Я считаю, что мы должны тщательно исследовать этот вопрос, – предложила девушка. – В конце концов было бы опрометчиво начинать оперативные мероприятия против мага, достигшего уровня жрицы.

– Согласен, – кивнул Кортес. – Яна, это для тебя. Подними архивные материалы, современные источники, постарайся понять, откуда здесь могут расти ноги. Мы должны четко представлять ее возможности, быть уверенными, что сможем справиться с ней. Иначе нам придется или отказаться от операции, или привлекать на помощь наших друзей из Великих Домов, а это значит – прощай аукцион.

– Я поняла, – кивнула девушка. – Буду искать подробности.

– А что для меня? – поинтересовался Артем.

– Кара не связана с Великими Домами, но хорошо ориентируется в Тайном Городе, – задумчиво произнес Кортес, – наверняка среди челов-колдунов о ней кто-нибудь да знает. Логично?

– Логично.

– Поэтому ты, Артем, займешься челами. Пообщайся, поразговаривай, послушай, что к чему. Ты не так давно в Тайном Городе, поэтому все решат, что твоя активность – простая любознательность. У тебя есть знакомые среди челов-колдунов?

– Несколько.

– Поговори с ними. Знаешь такой бар «Кружка для неудачников»?

– Разумеется.

– Проведи там несколько вечеров, стань своим, что-нибудь да узнаешь. Ведь с кем-то же она общается, с кем-то ведет бизнес, с кем-то спит, в конце концов.


Посредник покосился на столик, где сидели наемники во главе с Кортесом, и нервно вытер шею платком. Его явно беспокоило подобное соседство, но он старался не подавать вида. Впрочем, не очень умело.

Посредник был челом. Немолодым и, судя по всему, не очень удачливым. По крайней мере в его возрасте галстук мог быть и подороже. И костюм тоже. С другой стороны, хван понимал, что для столь деликатного задания приличные люди не станут посылать кого-то серьезного, а остановят выбор на мелкой пешке, которую в случае необходимости не жалко и убрать. Поэтому Муба медленно глотнул кофе и поднял на посредника холодные голубые глаза:

– Евгений Григорьевич, ваши рекомендации и то, что вы сумели найти меня, – свидетельство неплохой осведомленности. Но вы же знаете, что мы крайне редко выполняем заказы непосредственно в Тайном Городе. Нам рекомендовано не привлекать внимания. Почему бы вам не обратиться к наемникам, которые работают только в городе? Например, к тому же Кортесу?

– Кортес – наемник широкого профиля, – посредник снова вытер пот, – а мы хотим, чтобы нашу проблему решал узкий специалист, способный не просто провести акцию, а выполнить ее именно так, как мы скажем. Вплоть до самой последней детали.

«Кроме того, Кортес никогда не возьмется за обычное убийство, – добавил про себя Евгений Григорьевич. – Для него это слишком скучно».

– Что вы имеете в виду: «до самой последней детали»? – уточнил Муба.

Посредник склонился к столу:

– Это должна быть показательная казнь – яркая, красивая и жестокая. Заказчик не любит насилие, но, когда интересы бизнеса требуют его применения, он стремится превратить каждую акцию в незабываемое шоу.

– Разумно, – кивнул Муба, в насилии он знал толк.

Небольшая семья Хван входила в Великий Дом Чудь и в случае военных действий поставляла в армию Ордена подразделение маршалов-хамелеонов – крупных специалистов по диверсиям и террору. Склонность к насилию, врожденная жестокость и уникальные физические данные – хваны имели четыре руки – создали маршалам очень серьезную репутацию среди остальных обитателей Тайного Города, даже навы общались с хванами весьма уважительно. В мирное же время большая часть хванов зарабатывала себе на жизнь выполнением контрактов для бизнесменов с нестандартным видением рынка. Другими словами, Муба был высококлассным и дорогостоящим киллером.

– Как заказчик представляет себе акцию?

Евгений Григорьевич облизал губы:

– Это нужно сделать ножом, в людном месте, в окружении его охраны и чтобы крови было побольше.

– Задумано неплохо, – оценил хван, – должно произвести впечатление. А кто клиент?

– Вот фотография.

Муба несколько секунд рассматривал карточку, затем зевнул:

– Мужчина, выходец из ваших южных колоний, весит примерно восемь пудов, наркоман, последние два года делает минимум одну инъекцию героина в день.

– Невероятная наблюдательность, – выдохнул ошеломленный посредник.

Муба снова зевнул:

– Евгений Григорьевич, для проведения акции мне нужны более полные данные.

– Они на обороте.

– Хорошо. – Хван не спеша передал карточку нижним конечностям, которые убрали ее в барсетку, а сам сделал еще один глоток кофе и попросил: – Расскажите своими словами.

Особенности физиологии делали хванов центром внимания в любом обществе. Даже в Тайном Городе находились зеваки, готовые часами рассматривать их четыре руки, поэтому Муба, как и все остальные члены этой семьи, практически никогда не снимал морок, скрывая свое истинное обличье от посторонних глаз. Примитивный, но достаточно мощный артефакт покоился на шее хвана в виде тонкой золотой цепочки.

– Клиент – Валико Гарадзе по кличке Валико Далеко, правая рука безвременно почившего Вахтанга Риони, – сообщил Евгений Григорьевич. – Поверьте, господин Муба, прервав жизненный путь этого… гм, человека, вы окажете неоценимую услугу обществу.

– А сколько это будет в деньгах?

Посредник достал из внутреннего кармана авторучку и написал на салфетке несколько цифр. Предложение выглядело достаточно щедрым, хван кивнул:

– Пятьдесят процентов аванс, затем мне нужна неделя на подготовку и реализацию, оставшиеся пятьдесят процентов в течение трех дней после мероприятия.

Евгений Григорьевич улыбнулся:

– Во-первых, зная вашу репутацию, заказчик готов осуществить авансовый платеж всей суммы. Но не это главное. Акция должна пройти в указанное нами время и ни минутой позже. О точном времени мы сможем сообщить примерно за три часа до мероприятия. Именно за это мы готовы платить такие деньги.

– За это надо платить другие деньги.

– Значит, вы согласны?

Хван уже принял решение:

– Да.

– Назовите цену.

– Плюс половина к вашему предложению, и деньги должны быть на моем счету завтра в полдень.

– Но мы можем не успеть, – засомневался посредник.

Хван улыбнулся и постучал пальцем по стеклу циферблата:

– В Нью-Йорке скоро начнется банковский день, Евгений Григорьевич. Если ваш заказчик действительно столь серьезен, каким хочет казаться, то вот номер моего счета в «Чейзе». О переводе меня уведомят незамедлительно.

Посредник молча поднялся и направился к выходу из бара.

* * *

Муниципальный жилой дом

Москва, набережная Тараса Шевченко,

27 сентября, среда 16.23


Они даже не потрудились разобрать постель, и обнаженные тела сплетались в страстных объятиях среди скомканного покрывала, смятых черных простыней и разбросанных в полнейшем беспорядке подушек. В подобном же беспорядке пребывала и одежда, валяющаяся по всей спальне. Было видно, что ее срывали наспех, на ходу, не разжимая объятий, торопясь насладиться друг другом так, словно бы любовники встречались в последний раз. Или же страсть вспыхнула внезапно, молнией пронзив на улице или в офисе, заставив позабыть обо всем и очнуться только потом, когда блаженное умиротворение окутает тела сладкой дремотой.

Они снова перекатились, мужчина оказался снизу:

– Кара, сильнее!

Страстные движения опытной женщины сводили его с ума.

– Сильнее!!!

Кара застонала, и ее ногти впились в тощие плечи Нытика. Мужчина зарычал, и безумная вспышка наслаждения поглотила любовников.

Некоторое время они приходили в себя, затем Кара плавно опустилась на кровать, мужчина потянулся и жадно поцеловал ее в губы.

– Тебе понравилось?

Кара блаженно раскинула руки, закрыла глаза и только кивнула.

Несмотря на внешнюю субтильность, Нытик был великолепным любовником, и женщина получала истинное удовольствие от встреч с ним.

Нытик нежно откинул с ее лба белокурый локон, снова поцеловал в губы, в тонкий нос, на котором выступили капельки пота, в шею, затем протянул руку к прикроватной тумбочке и взял бокал ледяного апельсинового сока:

– Ты не поверишь, но я снова хочу тебя.

– Неужели? – улыбнулась Кара, не открывая глаз.

– И даже больше, чем прежде.

Нытик погладил ее аккуратный живот, стройные полные бедра, склонился и поцеловал налитую грудь.

– Колдунья, – прошептал он, – моя колдунья.

– Самая настоящая, – подтвердила женщина.

– А может, ты меня приворожила?

Она снова улыбнулась и открыла большие фиалковые глаза, обрамленные пышными ресницами.

– Тогда бы ты вряд ли задумался об этом.

Мужчина снова провел рукой по ее прекрасному телу, Кара блаженно потянулась. Она действительно не применяла магических чар, хотя в умении навести любовный дурман превосходила даже жриц Зеленого Дома, – это было ни к чему. Еще при самой первой встрече с Нытиком Кара поняла, что его возбуждают ее округлые, зрелые формы, легкие морщинки вокруг глаз, большая, не потерявшая упругости грудь… Нытик принимал ее такую, какая она есть, и дополнительных стимулов, чтобы удержать его возле себя, Каре не требовалось. Ему нравилась даже их разница в возрасте. Женщина усмехнулась про себя: «Интересно, что бы сказал Нытик, если бы узнал, какова она на самом деле, эта разница?»

– Колдунья, – повторил мужчина, – как бы я хотел увезти тебя отсюда…

– И запереть в маленьком доме?

– Ну почему же в маленьком? – Нытик поднял голову. – Только скажи «да»! Я брошу все!

Слышать подобные речи от матерого уголовника, ближайшего помощника Чемберлена, главаря самой большой преступной организации Москвы, было по меньшей мере странным, и даже Кара, прекрасно осознающая, насколько сильно влюбился в нее Нытик, не знала, что сказать.

– Скажи «да», назови любое место, и мы уедем туда! Построим большой дом и…

– И тебя будут искать все на свете, – нашлась наконец женщина. – Твои коллеги, которые захотят вернуть тебя на путь истинный или убить. Полиция, которая захочет получить от тебя некоторые сведения в обмен на спокойную жизнь. – Кара вздохнула. – Чтобы делать то, что хочется, надо быть очень сильным. Очень. Я не хочу жить в вечном страхе.

Она подложила под спину подушку и теперь сидела на кровати, вытянув вперед стройные ноги. Нытик положил голову на полные бедра женщины:

– Мы можем исчезнуть.

– А я не хочу исчезать. – Кара ласково взъерошила редкие волосы любовника. – Я хочу сама распоряжаться своей судьбой. Жить так, как мне нравится. Быть сильной.

– А потом?

– Что потом?

– Что будет потом, когда ты станешь сильной?

– Тогда у нас появится большой дом, нам не надо будет прятаться, скрываться. Наш дом мы построим там, где захотим, а не там, где нас не найдут. Вот тогда и сбудутся мечты.

Он еще крепче прижался к ее бедрам, вдыхая исходящий от них аромат розового масла – любимого запаха женщины. Кожа у Кары была мягкой, нежной, Нытик всегда поражался, как смогла так хорошо сохранить ее сорокалетняя женщина.

– У них есть такая власть? – наконец спросил он.

– Есть, – подтвердила Кара. – Если мы заставим Тайный Город служить нашим интересам, то все проблемы будут решены. Власти и возможностей у них более чем достаточно.

– Вряд ли им понравится выполнять наши приказы.

Любой человек, кем бы он ни был и какие бы подвиги ни совершал, время от времени нуждается в поддержке. Даже профессиональные герои находят время поплакаться в жилетку, пустить слезу, что уж говорить об уголовнике с университетским дипломом, которому предлагалось вступить в противоборство со страшным и не совсем понятным противником? Кара улыбнулась, пользуясь тем, что лицо любовника все еще покоилось на ее бедрах, и не спеша повторила то, что говорила ему уже тысячи раз:

– У нелюдей не будет выхода. Сейчас они поддерживают относительное равновесие в Тайном Городе, но мы внесем раскол, заставим их дрожать от страха и от ненависти друг к другу, посеем панику, а затем, когда до критической точки останется один шаг, когда они окажутся на пороге большой войны, нанесем последний удар и предъявим Тайному Городу ультиматум. У них не будет выбора, и они примут любое наше предложение.

– А если не примут?

– Примут. Больше всего на свете в Тайном Городе боятся огласки. Они ведь нелюди, чужаки. Мало того что их возможности способны напугать обывателей до смерти, ты подумай, что будет, если о них пронюхает правительство? В лучшем случае нелюдей заставят служить в интересах государства, а в худшем – уничтожат. В Тайном Городе хорошо помнят костры Инквизиции, поэтому я уверена, что из двух зол они выберут меньшее. – Кара погладила свою большую грудь. – Мы не будем слишком жадными. Мы просто займем подобающее место среди них, возьмем под контроль ключевые коммуникации – ту же «Тиградком», например, – и будем потихоньку собирать сторонников из числа людей, формируя новую элиту, которая в будущем станет править и людьми, и нелюдями. Но это все в будущем. – Нытик молчал. – Кстати, мы должны начать нашу операцию сегодня.

Мужчина приподнял голову и удивленно посмотрел в ее фиалковые глаза.

– Ты же говорила, что не раньше следующей недели?

– Планы изменились. – Кара нежно улыбнулась и провела рукой по его лбу. – Первая акция должна произойти сегодня вечером. Ты сможешь это устроить?

– Смогу.

Нытик взял с тумбочки трубку мобильного телефона и набрал номер:

– Кудрявый? Это я. Сколько молокососов ты можешь набрать сегодня? Десятка два? Неплохо. – Нытик посмотрел на Кару, женщина кивнула. – Первую акцию необходимо провести сегодня. Да, действуй по списку, который у тебя есть. Об исполнении доложишь. – Нытик усмехнулся. – Нет, по телевизору я, конечно, увижу, но хочу послушать и твой отчет тоже. Давай действуй.

Он вернул телефон на тумбочку и повернулся к Каре:

– Все, как ты хотела.

– Еще не все. – Женщина томно изогнула спину, и Нытик с вожделением прикоснулся губами к ее напрягшимся соскам.


Как обычно, Нытик уехал первым. Он всегда первым покидал квартиру, которую они использовали для встреч. Кара никогда не приглашала его в свой дом, он даже не знал, где находится ее особняк, поэтому любовники встречались либо у него, либо на этой специально приобретенной квартире.

Оставшись одна, женщина повалялась на кровати, рассеянно поглаживая свое роскошное тело, затем наполнила ванну и, блаженно погрузившись в нее, неторопливо обдумывала происходящее.

Несмотря на то что она приказала Нытику начать исполнение плана, который разрабатывала несколько последних лет, Кара не испытывала волнения. Она была холодна, сосредоточенна и абсолютно спокойна. Она была уверена в успехе. Уверена.

Кара сдула пену с руки, наблюдая, как ее рваные белые хлопья ложатся на выложенную черной плиткой стену ванной комнаты.

Нытик и его бандиты – всего лишь первое звено. От них требовалось немного: посеять нервозность среди москвичей и обитателей Тайного Города, создать эмоциональный фон, необходимый для дальнейших шагов. Использовать уголовников, даже с университетским дипломом, для более серьезных целей было бы глупостью, и, как бы Нытик ни надувался важностью, ему уготована роль пешки, максимум – жеребца.

Теперь следующий ход, еще одна мелкая, но нужная пока фигура, еще один чел, верящий в собственную значимость. Она дотянулась до лежащего рядом с ванной телефона и набрала номер профессора Серебрянца.


– Только полное объединение, только полная концентрация внутренних сил каждого индивидуума в отдельности во имя общей цели позволит нам победить нелюдей! Освободить планету от их черных замыслов и расчистить для благодарных потомков зону подлинной русской духовности! Мы должны быть чисты, но беспощадны! Мы должны совершить это ради нашей расы! Ради всего человечества! В этом, именно в этом наше святое предназначение!!!

Лев Моисеевич Серебрянц остановился и жадно поднес к губам стакан с водой.

– Святое предназначение, – с придыханием повторила стенографирующая речь профессора девушка. – Се есмь воистину великая мысль! Пращуры наши в походы ходили на черное воинство поганое, и мы костьми ляжем, но свое святое предназначение выполним! Ибо в этом – правда великая, предками завещанная!

– Правильно, Софочка, – мудро подтвердил Серебрянц, с удовольствием глядя на круглые коленки девицы.

Профессор слишком долго был лишен аудитории и теперь охотно воспринимал восторги любого смотрящего ему в рот слушателя. Даже косноязычную девицу с комплексом славянофилии. Впрочем, стенографировать Софочка умела очень неплохо.

Лев Моисеевич допил воду, вытер губы и вернулся к программным мыслям, он готовился к лекции в университете:

– Возрождение Инквизиции есть жизненная необходимость, обусловленная борьбой за выживание нашего вида! Мы обязаны подвергнуть генетической чистке население Земли, выследить всех нелюдей и…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное