Вадим Панов.

День Дракона

(страница 3 из 30)

скачать книгу бесплатно

– Разве мы не получили ответ из Торговой Гильдии? – Всеслава удивленно изогнула тонкую бровь.

Королева Зеленого Дома считалась самой красивой женщиной Тайного Города. По праву? Большинство сходилось во мнении, что да. А если и были несогласные, то только не внутри Великого Дома Людь. Тонкое лицо, умные зеленые глаза, длинные светлые волосы, уложенные в элегантную прическу, открытое летнее платье нежного фисташкового оттенка… Ее Величество считалась не только красивой, но и стильной женщиной.

– Шасы клятвенно пообещали удовлетворить наши требования, – сообщила Ямания.

– В таком случае к чему курсив?

– Но ведь средства еще не переведены. И кто знает, когда мы выбьем из Торговой Гильдии деньги.

– Логично, – пробормотал барон Мечеслав.

Повелитель домена Сокольники, самого богатого владения Ее Величества, изысканностью в одежде не отличался: тонкая льняная сорочка чуть более измята, чем допустимо в приличном обществе. К тому же расстегнута на одну пуговицу больше, чем следовало бы. Да еще надета навыпуск и не очень гармонирует с сероватыми летними брюками. Но барон являлся официальным фаворитом королевы, и ему позволялось многое.

– Выбить из шасов деньги весьма сложно, – продолжил он, глотнув вина. – Я бы рекомендовал казначейству закрыть июль без учета ожидаемых сумм, проведя потери по графе «убытки».

– Но ведь они вернут деньги, – подала голос жрица Снежана.

Широкоплечий Мечеслав с улыбкой посмотрел на молодую колдунью и поскреб небрежно выбритую шею, на которой красовался старый шрам.

– Вопрос – когда?

– Быстро вернут! – Снежана не была наивной, просто она твердо верила в могущество Великого Дома Людь. – К тому же мы правы!

– Последний факт только осложняет дело, – вздохнула опытная Ямания. – Когда носатые понимают, что неправы, они начинают упорствовать сильнее обыкновенного.

Небольшая семья Шась, входящая в Великий Дом Навь, практически монополизировала торговую и финансовую систему Тайного Города, а в силу некоторых генетических особенностей общаться с ее представителями было затруднительно даже навам.

– В конце концов, мы говорим о мелкой семье… – начала Снежана.

– Шасы – это не семья, – отозвался Мечеслав. – Шасы – это солидный бизнес.

– Я уверена, что вопрос будет решен достаточно быстро, – произнесла королева, возвращая бумаги секретарю.

– Да, Ваше Величество, – кивнула Ямания.

– Но рекомендую прислушаться к предложению барона: задерживать июльские отчеты из-за мелкого инцидента не следует.

– Я сообщу о вашем решении в казначейство.

Утренние совещания королева Зеленого Дома проводила каждый день, кроме воскресенья. В будни они начинались рано, в восемь, и рассматривались на них наиболее важные вопросы жизни Великого Дома. Однако на субботу, если позволяли обстоятельства, Ямания оставляла самые простые, а то и вовсе забавные дела, да и то в небольших количествах. В эти дни мероприятие проводилось не в кабинете, а в столовой, совмещалось со вторым завтраком, и на нем присутствовали лишь наиболее близкие королеве подданные: сама секретарь, барон Мечеслав, жрица Снежана и Милана – воевода дружины Дочерей Журавля.

Сегодняшний список тем не являлся сложным, собственно, проект июльского финансового отчета был единственным серьезным вопросом, до этого обсуждалась петиция концов, требующих приструнить барона Святополка, запретившего открытие в своем домене первого в Тайном Городе женского клуба по интересам, – Ямания сочла, что просьба лысых весельчаков поднимет королеве и ее друзьям настроение, и не ошиблась. Третьим пунктом секретарь наметила вопрос о выделении дополнительных средств на проведение летнего карнавала молодых фей – неплохие финансовые результаты июля могли заставить Всеславу расщедриться, – но ее опередили.

– Что у нас еще на сегодня? – осведомилась королева, наблюдая, как лакей ставит перед нею мороженое с дыней.

– Донесение от Белых Дам, – негромко проговорила Милана. – Поступило ко мне сегодня утром.

– Почему не в канцелярию?

– У фаты Ямании есть копия.

Секретарь про себя вздохнула. И даже немножко выругалась. Она не придала донесению особого значения и планировала отложить его рассмотрение до понедельника. Надо же было вклиниться этой…

– Что случилось у Белых Дам? – Всеслава поиграла серебряной ложечкой. – Жалуются на лесорубов?

Снежана улыбнулась.

Белые Дамы были особой категорией колдуний Великого Дома Людь. Стареющие, или разочаровавшиеся, или просто не находящие себе места в Тайном Городе ведьмы уходили в дремучие леса Сибири, на территории, где встреча с человеком сама по себе была чудом. Уходили ближе к природе, к которой Зеленый Дом всегда тяготел. Через некоторое время с ними происходили изменения, позволяющие колдуньям отказываться от энергии Колодца Дождей и черпать магическую силу прямо из земли, из воды, из деревьев и облаков – отовсюду. Белые Дамы сливались с миром и никогда больше не возвращались в каменные пещеры городов. Сила их, разумеется, была невелика, но сколько ее нужно для покоя?

Тем не менее Зеленый Дом считал отшельниц своими подданными и в случае необходимости всегда протягивал им руку помощи.

– В сообщении говорится, что пропала Светозара, – ответила Ямания.

– Не пропала, а погибла, – уточнила Милана.

Секретарь Ее Величества едва заметно поморщилась.

Барон, почувствовавший, насколько разно Ямания и Милана пытаются трактовать событие, с интересом оглядел обеих женщин. А королева прищурилась, пытаясь вспомнить одну из своих колдуний…

– Фата Светозара приняла решение уйти в Белые Дамы в начале двадцатого века, – пришла на помощь секретарь. – Сейчас ей сто шестьдесят четыре года.

– Было сто шестьдесят четыре, – буркнула воевода.

– Почтенный возраст, – покачала головой Всеслава. – Не могло получиться так, что уважаемая Светозара просто скончалась?

– Как Белые Дамы вообще узнали, что она умерла? – задал вопрос барон.

И тут же пожалел о том, что раскрыл рот. Магической силой в Зеленом Доме обладали исключительно женщины, и Милана не удержалась от очередной демонстрации превосходства.

– Это очень легко, – с оттенком высокомерия в голосе произнесла воевода. – После смерти Белой Дамы из ее лесов и рек, из ее земли уходит душа. Вам, конечно, это трудно понять, барон, ведь…

– Так и произошло, – поспешила вклиниться Ямания, не позволив гордой воительнице наговорить фавориту королевы лишнего. – Территория Светозары лишилась ее покровительства, деревья заплакали, воздух помертвел, вода потеряла вкус жизни. А любимая лиственница Светозары засохла за несколько часов. Это означает только одно: Белая Дама не просто погибла, ее убили.

Снежана вздохнула. Молодая жрица уже настроилась на веселый лад и теперь без особого восторга вникала в сложную тему. Ей не хотелось грустить.

– Убить Белую Даму непросто, – пробормотала Милана. – Они, конечно, не боевые маги, но все-таки колдуньи.

Воевода не очень хорошо относилась к ведьмам, выбравшим путь отшельниц, считала, что в обычной жизни, а уж тем более – в рядах Дочерей Журавля они бы принесли семье значительно больше пользы. Но был в словах Миланы и еще один смысл: она намекнула, что колдунья не могла стать жертвой браконьеров или человских бандитов.

Ямания качнула головой: она предполагала, что беседа пойдет этим путем.

– Считаешь, имела место активность Великих Домов? – негромко осведомилась королева. В отличие от молодой Снежаны, Ее Величество едва ли не мгновенно оставила игривое настроение.

Мечеслав подобрался. От скуки, которая нет-нет да и мелькала в его мутно-зеленых глазах, не осталось и следа.

Милана в свою очередь выдержала небольшую паузу и уверенно ответила:

– Можно предположить, что Орден или Темный Двор проводят в Сибири запрещенные эксперименты, а Светозара увидела…

– Мне кажется, разговор теряет конструктивное зерно, – вздохнул Мечеслав.

Воевода гневно сверкнула глазами:

– Вам кажется, что мое предположение…

– Именно что предположение, – обезоруживающе улыбнулся барон. – У нас нет ни малейшего повода ожидать от Великих Домов подобного поведения. Наблюдатели…

– У нас есть тысячи поводов ожидать от Великих Домов подобного поведения! Вся история наших взаимоотношений свидетельствует об этом!

Ведущие семьи Тайного Города, мягко говоря, не дружили. Трудно назвать полноценной дружбой временные союзы, заключавшиеся в тактических целях.

– Пожалуй, барон, воевода права, – кашлянув, заметила Снежана.

Королева промолчала, но посмотрела на фаворита весьма выразительно.

– Я хочу лишь сказать, что в жизни есть место случаю, – отрезал закусивший удила Мечеслав. – Светозара могла заснуть и подвергнуться нападению бандитов. Ее могли убить, когда она осталась без энергии…

– Белые Дамы питаются от самой природы, – мягко напомнила Ямания. – Им не нужна магическая энергия в классическом ее понимании, в отшельницах всегда присутствует сила.

– Я не понимаю, барон, к чему вы клоните? – язвительно осведомилась Милана.

– Я ни к чему не клоню, – холодно глядя на воеводу, ответил Мечеслав. – Я выражаю сомнения в вашей версии.

– Предложите свою.

– Для этого необходимо провести хотя бы начальное расследование.

– Кто же вам мешает?

Идея отправить фаворита королевы в глухую Сибирь показалась главному боевому магу Великого Дома Людь интересной. Неспособный к магии, он наверняка не добьется никакого результата, и ему придется обратиться за помощью. А Милана тем временем будет рассказывать придворным анекдот о похождениях нахального мужика в дремучих сибирских лесах…

В свою очередь барон прекрасно понял, что зашел слишком далеко. Воевода поймала его на крючок и с любопытством ожидала ответа. Королева нахмурилась, ее взгляд не обещал фавориту ничего хорошего. Ямания и Снежана молчали, но чувствовалось, что они, скорее, на стороне Миланы.

Именно поэтому барон решил не останавливаться:

– Полагаю, Ее Величество согласна с тем, что смерть Белой Дамы Светозары требует детального расследования. И, если никто из присутствующих не против, я готов взять его на себя.

– Разумеется, вам потребуется масса помощников, – усмехнулась Милана. Воевода не отказала себе в удовольствии потоптаться на сопернике.

– Мечеслав не маг, – тихо напомнила Всеслава. – Ему будет сложно разобраться в смерти Белой Дамы без помощи опытной колдуньи.

– Именно это я и имела в виду. – Милана чуть склонила голову.

«Хотите выручить любимчика, Ваше Величество?»

– Уважаемая Милана ошибается, мне не нужны помощники. – Барон улыбнулся и в упор посмотрел на воеводу. – Высморкаться я сумею сам, а для проведения расследования требуется в первую очередь ум, а уже потом магические способности.

Ямания отвернулась. Снежана с трудом подавила рвущийся наружу смех. Всеслава лишь покачала головой.

Воевода покраснела.

– И вы сможете во всем разобраться?

– Разумеется.

– Если так, я первая принесу вам извинения.

* * *
Сад Баумана, Москва, улица Старая Басманная,
6 августа, воскресенье, 07:56

– Терри, будь хорошим мальчиком, потерпи еще чуть-чуть!

Умат Хамзи остановился перед мостовой и законопослушно посмотрел по сторонам: нет ли машин. Однако обрадованный предстоящей прогулкой карликовый василиск резко дернул за поводок, заставив шаса сойти с тротуара раньше, чем тот убедился в отсутствии опасности.

– Терри! Плохой мальчик!

Василиск пропищал нечто невнятное и потащил хозяина к воротам сада.

– Соскучился, змееныш? – Умат ласково потрепал зверька по петушиной голове и отстегнул поводок: – Беги!

Терри, хлопая крыльями, ринулся по дорожке в надежде поймать пару-тройку голубей. Шас улыбнулся.

Он выгуливал любимца дважды в день, и посетители сада прекрасно знали и самого Умата, и его веселого «тойтерьера». По понятным причинам василиску не следовало появляться на людях в своем истинном обличье, а потому на его ошейнике всегда крепился артефакт морока. Как раз вчера Хамзи прикупил новое магическое устройство, полностью зарядил его и чувствовал себя абсолютно спокойно.

А потому истошный визг, раздавшийся оттуда, куда умчался Терри, стал для Умата полной неожиданностью.

* * *
Красноярск,
6 августа, воскресенье, 14:00 (время местное)

К некоторому удивлению королевы, барон не стал откладывать расследование в долгий ящик. Но, правда, не стал Мечеслав и торопиться. Совещание, совмещенное со вторым завтраком, плавно перетекло в обед, на который съехалось несколько баронов и жриц. Перед сим действом Всеслава занималась сменой туалета, во время – светскими разговорами, а потому высказать любимому все, что накипело на женской душе, королева смогла лишь вечером. Соответственно, эмоции несколько притупились, и Мечеславу не пришлось выслушать ничего более обидного, чем «милый, ты поступил ужасно опрометчиво». Но от помощи, которую Всеслава предложила на совершенно конфиденциальных условиях, он решительно отказался. По замыслу королевы, барона должна была сопровождать одна из преданнейших лично ей фат, которая, по счастливому стечению обстоятельств, как раз находилась за пределами Тайного Города и могла инкогнито прибыть в Сибирь.

– Никто не узнает, что Милорада отправилась с тобой. А ее опыт…

– Дорогая, я потому и затеял этот маленький спор, что не сомневаюсь в себе. Неужели ты уверена во мне меньше?

Королева вздохнула и поняла, что барона не переубедить.

А потому на следующий день каждый из них отправился по своим делам. Ее Величество – на конную прогулку с придворными, закончившуюся пикником на лесной поляне, а повелитель домена Сокольники – проводить расследование, которое могло сделать его посмешищем в глазах всего Великого Дома. Мечеслав не сомневался, что воевода – в случае его неудачи – не откажет себе в удовольствии выставить барона в крайне невыигрышном свете.

С другой стороны – он действительно не сомневался в себе, и заявление, которое Мечеслав сделал королеве, не было бравадой. А утверждение, что главную роль в любом расследовании играет ум, а не магия, полностью отражало взгляды барона.


Мечеслав не знал, с чего бы начала Милана, доведись ей отправиться в сибирскую глушь вместо него. Возможно, бравая воевода приказала бы своей дружине прочесать территорию погибшей Светозары в поисках «чего-нибудь странного». Возможно, Милана собрала бы сибирских Белых Дам в их излюбленном месте на северном побережье Байкала, чтобы выяснить, не владеет ли кто-нибудь из них информацией, способной пролить свет на происшедшее. А возможно, воевода поступила бы так, как барон, который не мог воспользоваться ни первым, ни вторым вариантом, а потому опирался на логику и чутье.

Перво-наперво Мечеслав самым внимательным образом изучил территорию Светозары, особенно интересуясь соседками исчезнувшей колдуньи. Барон понимал, что границы между своими владениями Белые Дамы прокладывали весьма условно, и уж ни в коей мере не считал, что причиной гибели Светозары стал территориальный конфликт. Интересовало Мечеслава другое. Он исходил из предположения, что, даже будучи застигнутой врасплох, колдунья способна подать сигнал о помощи, попытаться оказать сопротивление, и соседки наверняка почувствовали бы изменение магического фона. И должно существовать внятное объяснение тому, что этого не произошло… Как и ожидал Мечеслав, зона исчезнувшей колдуньи соприкасалась с территориями остальных Белых Дам неравномерно. В южной части Светозара соседствовала аж с пятью товарками сразу, а вот внушительные северные владения фаты оказались безлюдным районом, затерянным в бескрайних просторах. Если опытная колдунья и могла кануть в безвестность, то только там, вдали от других отшельниц.

Но и придя к этому выводу, барон не поспешил в тайгу. Несмотря на то что зона поиска места гибели Белой Дамы существенно сузилась, она еще оставалась колоссально большой, и у Мечеслава не было никакого желания бродить по ней ни одному, ни в компании. Разумеется, барон понимал, что рано или поздно ему придется обратиться за помощью к магам – без этого не обойтись, однако использовать их следовало не как главную надежду, но как инструмент, который пускают в дело в нужное время, – вот что он хотел донести до напыщенной Миланы. А чтобы определить место и время использования этого самого инструмента, требовалась дополнительная информация, получить которую Мечеслав надеялся в ближайшем к владениям Светозары человском поселении. Логичнее всего было бы отправиться в Туру, однако, поразмыслив некоторое время, барон отказался от этой идеи: трудно объяснить свое появление в небольшом поселке, где все друг друга знают. В столицу Эвенкии придется ехать, если ничего не даст визит в более крупный город, к тому же стационарные порталы в Туру отсутствовали, все равно придется лететь из Красноярска, а посему он решил начать расследование именно в нем.


– О чем думаешь, Волеполк? – поинтересовался Мечеслав, выходя из портала.

Выражение лица его спутника не было недовольным – старому служаке не привыкать к внезапным поездкам по миру, однако барон заметил, что дружинник приготовил какую-то шутку, и позволил ему высказаться.

– Хорошо, что мы отправились в поездку летом, господин барон, – немедленно отозвался Волеполк. – Не хотел бы я оказаться здесь, когда погода испортится.

– Когда наступит зима? – уточнил улыбнувшийся Мечеслав.

– Именно это я и хотел сказать.

Стационарный портал в Красноярск выходил в одно из укромных местечек местного аэропорта. Операторы фирмы «Транс Портал» советовали совмещать переходы с прибытием очередного рейса, в компьютерную базу данных вносились нужные изменения, а клиентам фирмы выдавались корешки билетов. Барон и его помощник, к примеру, «прибыли» из Новосибирска, легко смешались с пассажирами рейса и теперь направлялись к стоянке такси.

– Согласен, Волеполк, будь сейчас зима, я бы сто раз подумал, прежде чем взяться за расследование.

– Говорят, температура здесь опускается до минус пятидесяти, – тревожно заметил старый дружинник.

– Возможно.

– А осенью начинается полярная ночь. До весны.

– Тебя обманули, дружище, полярная ночь опускается на север Сибири.

– А разве Сибирь – это не север?

Старик не утруждал себя изучением географии.

Мечеслав усмехнулся:

– В любом случае до зимы надо управиться – я не захватил с собой шарф.

И никакого магического оружия. Обычного – тоже.

Разумеется, Волеполк позаботился о небольшом арсенале, но его вряд ли хватило бы для серьезного боя против опытного боевого мага. Главным достоинством седого вояки, далеко не самого сильного в дружине домена Сокольники, было умение выпутываться из отчаянных передряг. Волеполк оказался единственным, кто спасся из засады черных морян, пережил вместе с бароном яростный бой с гиперборейской ведьмой, ни единой царапины не получил во время Лунной Фантазии, а потому Мечеслав со спокойной душой отправлялся со старым служакой на любое дело – барон верил в удачу Волеполка. Да и брать с собой большую свиту не имело смысла. Если за событиями в Сибири стоят Великие Дома, они вряд ли решатся атаковать посланца королевы; если же совершивший убийство маг действовал на свой страх и риск, он наверняка уже скрылся. Ну а в том случае, если Белая Дама пала жертвой челов, людам вообще ничего не грозит.

– Допустим, наша несчастливая отшельница пала жертвой пьяных человских лесорубов, – вслух произнес барон, оказавшись на центральной площади Красноярска. – Как их вычислить?

– Проверить всех пьяных лесорубов, – предложил Волеполк.

Старый вояка предпочитал простые решения.

– В таком случае нам действительно придется задержаться здесь до холодов. – Лицо дружинника вытянулось. – А то и до весны.

– Вы же говорили, что этого не случится.

– Не волнуйся, Волеполк, я постараюсь найти какую-нибудь другую зацепку, и, надеюсь, нам не придется проверять всех местных лесорубов.

– Если преступление совершили челы, о нем может знать полиция, – предположил дружинник. – Пьяные лесорубы глупы.

Ему очень не хотелось надолго задерживаться в дикой Сибири.

– А если Светозару убили не челы, а маги, – прищурился барон, – то, возможно, они успели наследить и до преступления.

– Маги позволили челам заметить себя? – недоверчиво переспросил Волеполк.

– Всем глаза не отведешь, – с усмешкой заметил Мечеслав. – Выдвигалась гипотеза, что Светозара стала нежелательной свидетельницей запрещенной деятельности неких магов. Я склонен проверить эту версию в первую очередь.

– Каким образом?

Барон снова улыбнулся и, повернувшись, обратился к первому же прохожему:

– Прошу прощения, вы не подскажете, где находится центральная библиотека?

* * *
Москва, улица Люблинская,
6 августа, воскресенье, 09:05

«Время девять, самолет в полдень с копейками, утром из города пробок нет, значит, успеваю…»

Кин не любил приезжать в аэропорты слишком рано и мучиться от скуки в ожидании отправления рейса. А поэтому, даже несмотря на введенные челами новые правила безопасности, хван предпочитал отправляться к самолету впритык.

Он захлопнул дверь принадлежащей диаспоре квартиры, служившей ему пристанищем последние четыре дня, поправил висящий на поясном ремне артефакт морока, поднял с пола чемоданчик и направился к лестнице – лифты Кин тоже не любил.

Теперь в такси, затем в самолет, и уже вечером он в Мадриде. После чего выполнение контракта на побережье – и небольшой отпуск…

Кин все спланировал заранее. Он был очень организованным хваном. Никогда не забывал включить артефакт морока и каждый год – после того, как истекала гарантия, – обязательно покупал новое устройство.

Поэтому Кин очень удивился, когда таксист сначала уставился туда, где у хванов располагается вторая пара рук, а потом, прокричав нечто невнятное, резко дал по газам и умчался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное