Вадим Панов.

Командор войны

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Почему у тебя этого нет? – возмутился он, глядя на воспарившие к потолку шарики.

– Потом поговорим, – отрезал Артем и вцепился в толстенную руку приставника. – Едем, Христофан.

– Куда?

– Кататься.

– Здорово!

– И за кладом.

– Сначала кататься!

– Сначала за кладом, Христофан, – твердо проговорил Артем, – ты обещал.

– Весь клад я отдать не могу, – заявил приставник. – Только десять процентов. Корпоративная гордость… честь… гм… правила, кажется.

– Да нам и десять процентов не надо – только диадему! Подарок.

Христофан посмотрел на Кортеса, и тот жалобно выпустил в воздух еще одну стайку мыльных пузырей.

– Ну, если подарок для женщины… – сжалился приставник.

– Для красавицы!

– Заткнись, Артем! – Кортес тоже придвинулся к Христофану. – Для самой лучшей девушки в мире!

– Для такой – найдем, – пообещал приставник и, взяв со стойки бутылку бесплатного коньяка, зубами выдернул пробку. – Завтра.

– Сегодня, Христофан, сегодня, завтра будет поздно.

– Сегодня не могу. Пьян, друзья, не доеду.

Приставник потянул бутылку ко рту, но Кортес перехватил его руку:

– Мы на машине, Христофан, довезем.

– А кто будет за рулем?

Наемники одновременно кивнули друг на друга:

– Он.

Приставник несколько секунд в замешательстве вертел головой, а затем вздохнул:

– Ну если он – тогда согласен.

Глава 2

Москва, парк Горького,

15 сентября, пятница, 23.32


– Уф! Устала! – Галя буквально рухнула на скамейку и без сил откинулась назад. – Убейте меня, но больше не могу!

Солнце зашло, и в парке быстро темнело.

– Галочка, еще минут десять, пожалуйста. – Около девушки приземлился Сергей – высокий длинноволосый парень, одетый в бесформенный комбинезон. Весь вечер он не отрывался от яркой брюнетки и не хотел отпускать ее сейчас. – Доедем до нашей машины, и мы отвезем вас куда скажете!

– Не могу, Сережа, – улыбнулась ему Галя, – честно, не могу. Переобуюсь и доковыляю до своей машины сама.

Она наклонилась и стала расстегивать ролики. Сергей, не стесняясь, ласкал взглядом стройную фигурку девушки:

– А потом поедем в «Спортбар»?

– Посмотрим, – улыбнулась Галя.

– Галка, ты уже все?

Ольга и Володя, ее кавалер, подъехали к скамейке.

– Уговариваю всех отправиться в «Спортбар», – сообщил Сергей.

– Только без роликов, – проворчала Галя, возясь с замком.

Сергей молча отвел ее руки и сам расстегнул ролики.

– Да, пора заканчивать! – Ольга села рядом с подругой и потянула с плеч рюкзак. – У меня тоже ноги отваливаются.

– Значит, договорились? Едем сегодня в «Спортбар»?

– Договорились, договорились.

– Я тоже хочу! – Это подъехали Лариса и Витя. – Девчонки, вы уже переоделись?

– Давайте тогда так, – предложил Сергей, – вы отдыхаете и медленно идете к машине. Мы быстренько переодеваемся, встречаемся с вами и окончательно решаем, куда поедем.

Договорились?

– Хорошо, – кивнула Ольга.

– Лариса, ты с нами?

– Нет. – Девушка тоже присела на скамейку и сняла со спины рюкзак. – Я тоже переоденусь.

Девчонки оказались более предусмотрительными, чем их кавалеры.

– Тогда мы вас ждем.

– Веселые парни, – заметила Ольга, глядя на удаляющиеся фигуры ребят.

– Ага. – Галя внимательно изучала себя в маленькое зеркальце. – Очень даже ничего.

– А Вова так ловко показывал тебе, как правильно делать виражи, – заметила Лариса Ольге.

– А вы с Витей заметно отстали на той пустынной аллее, – не осталась в долгу Ольга.

– У меня замок расстегнулся, – хихикнула девушка.

Ларисе очень шла прическа – коротенькое, едва прикрывающее затылок каре прямых светлых волос, они оттеняли загорелую бархатистую кожу и приятно сочетались с большими ярко-зелеными глазами. Маленький носик, малюсенькая родинка на правой щеке, узкие брови, только губы у девушки были немного тонковаты, но в целом картины не портили. Зато фигурой своей Лариса гордилась – длинные стройные ноги, тонкая талия, изящные руки, узкие плечи, и на фоне этого – довольно большая грудь. Даже сейчас, стянутая спортивным топом, она гордо выдавалась вперед, привлекая внимание к своей обладательнице.

– Ларка, переодевайся, – попросила Галя, не отрываясь от зеркальца. – А то скоро совсем темно станет.

– А ты что, боишься?

– Я?

– Ой! – Оля повернула голову в сторону конца аллеи. – А я вот, кажется, боюсь.

Девушки проследили ее взгляд – к ним, распространяя далеко перед собой запах неприятностей и дешевого перегара, приближалась группа коротко стриженных парней. Они находились метрах в пятидесяти, но даже в вечернем сумраке было видно, что стая не сводит с девушек глаз.

– Надеюсь, они идут мимо.

– Надеюсь, – холодно повторила Галя и быстро оценила ситуацию: она сама уже переобулась, Ольга завязывала шнурки, переобуться обратно они не успеют, а удрать от «веселых» парней на своих двоих не смогут. Оставался один выход.

– Лариса, – обратилась Галя к оставшейся на роликах девушке, – позови наших ребят. Быстро.

– А вы?

– Быстрее, дура, вы здесь будете через пять минут, столько мы продержимся.

Лариса кивнула и, вскочив со скамейки, помчалась за ребятами.

– А мы? – чувствуя неприятный холодок внутри, спросила Ольга.

– Мы должны продержаться, – сухо ответила Галя.

Стая никогда не нападает сразу, с наскока. Сначала надо осмотреться, убедиться, что добыча одинока и беззащитна, покуражиться, в конце концов, дать почувствовать свою силу, могущество и только после этого, когда жертва будет сломлена, деморализована, – напасть.

– Куда это, интересно, умчалась ваша подружка?

Легкая майка выставляла на всеобщее обозрение формирующиеся мышцы начинающего донжуана. А также прыщи на плечах.

– Ей домой пора, – объяснила Галя, – к маме.

– Что-то рановато.

– А она у нас примерная.

– А вы, значит, хулиганки?

Этот, видимо, был главным. Он пытался говорить басом и не признавал растительности на черепе. Его правое плечо украшала недавно сделанная дешевая татуировка, а безымянный палец левой руки – еще более дешевая «гайка». Осмотревшись, он свободно развалился на скамейке и уставился на стройные ножки девушек.

– Значит, хулиганки.

– Ага, можем и в лоб засветить.

– А она наглая сучка, бугор, – заметил кто-то из толпы, – таких учить надо.

– Горячая женщина должна быть немного агрессивной, – важно сообщил главный. – Мне такие женщины даже больше нравятся.

– Больше, чем что? – спросила Галя.

– Что? – не понял бугор.

– Больше, чем что, тебе женщины нравятся? – с вызовом повторила девушка. – Больше, чем правая рука?

Главный покраснел:

– Похоже, тебя действительно учить надо, сучка. Брала бы пример с подружки, может, и без синяков бы дело обошлось.

Стая дружно гыкнула и теснее сгрудилась вокруг девушек.

– Что обошлось?

– Ну, расслабились бы.

– Отдохнули, – подсказал еще один, не сводящий глаз с тугой груди Ольги. – По-мужски.

– По-мужски, ребята, – с рассчитанной издевкой заметила Галя, – вы должны удовлетворять друг друга.

Оля постаралась улыбнуться так же нагло и самоуверенно, как ее подруга, но внутри у нее все сжалось в тугой узел.

Распаленная стая глухо заворчала: по-хорошему не получилось, придется наглых девок ломать, а тут и морду расцарапать могут. С другой стороны, детская похоть яростно рвалась из штанов, мешая выполнять свои функции немногочисленным извилинам.

– В общем, девочки, у нас есть два варианта, – принял решение главный. – Либо вы по-доброму удовлетворяете мужчин здесь, на скамейке, и, когда все закончится, мы вас отпускаем. Либо мы тащим вас в ближайшие кусты, и трудиться вам придется прямо на земле. В этом случае мы вас еще немного пограбим.

Судя по всему, он давно оставил среднюю школу и шестерил на уголовников, у которых и обучился подобному юмору.

– Гы… – выдохнула стая.

– Вот у тебя, крашеная, красивое ожерелье. – Главный ткнул пальцем в черный жемчуг. – Дорогое, наверное?

Ольга покраснела.

– Ну что, девочки, как договоримся?

– А никак, придурок!

Увлеченная девушками стая пропустила возвращение их кавалеров и пожала плоды своей неосмотрительности.

Сергей, сжимающий в руках бейсбольную биту, подбежал первым и первым же, не разбирая, нанес удар по ближайшему прыщу из стаи. Брызнула кровь, кто-то громко выругался, главный, еще не понимая, что происходит, потянул из кармана нож, но Галя изо всех сил врезала ему ногой по челюсти.

Ольгу грубо оттолкнули, она перепрыгнула через скамейку и, не разбирая дороги, в ужасе бросилась в кусты.


– А ты не шутишь, Христофан? – проворчал Артем, захлопывая дверцу джипа и натягивая на себя легкую ветровку – несмотря на то что в Москве стояло необыкновенно теплое бабье лето и днем воздух прогревался до двадцати пяти, по ночам было довольно прохладно. – Что-то не особо верится, что здесь может быть зарыт клад.

Наемники припарковали «Круизер» Кортеса неподалеку от ограды Нескучного сада и теперь ждали от приставника дальнейших инструкций.

– Ты, чел, сначала думай, что говоришь, – обиделся Христофан и приложился к захваченной из «Трех педалей» бутылке бесплатного коньяка. Донеслось бодрое бульканье.

– Не напрягай его, – буркнул Кортес. – Христофан, куда дальше?

– Туда. – Приставник неопределенно махнул рукой в сторону темнеющих деревьев. – Инструмент не забудьте.

– Но все-таки странно, – попытался оправдаться Артем, вытаскивая из багажника две штыковые лопаты, – в Нескучном саду…

– Когда этот клад зарывали, – услышал его приставник, – здесь олени паслись.

Снова донеслось бульканье.

– Ты хоть знаешь, что такое олень, дитя большого города?

– Знаю, знаю.

Кортес достал из перчаточного бокса кобуру с «гюрзой» и надел ее на пояс.

– Артем, тебе пушку брать?

– Не, у меня нож. – Молодой наемник нащупал под рубашкой черный навский клинок и взвалил лопаты на плечо. – Ну и где сундук?

– Пошли, – вздохнул Христофан, и кладоискатели углубились в парк.


Как получилось, что она заблудилась? Как? Ольга едва сдерживала слезы, и только страх, что ее услышат хулиганы, помогал ей не разрыдаться.

Перепрыгнув через скамейку в самом начале драки, она, не разбирая дороги, побежала в глубину парка, нисколько не задумываясь о том, где окажется. Приставшая к девушкам шпана, а особенно начавшаяся потасовка так напугали Ольгу, что в голове билась только одна мысль: подальше от этого ужасного места, от этих потерявших человеческий облик подонков, от этого зверства. Подсознательно она понимала, что находится в парке Горького, посреди огромного города, и заблудиться невозможно в принципе. Однако выключившиеся фонари и долгий бег по темным аллеям сделали свое дело – немного опомнившись, Ольга обнаружила, что совершенно не представляет, куда ей идти. Со всех сторон ее окружали мрачные деревья, подозрительные звуки, и не доносилось ничьих голосов. Она не знала, где находится.

Ольга остановилась и судорожно вздохнула.

Так. Надо взять себя в руки. Успокоиться. Она в парке Горького, в самом центре Москвы, и в какую бы сторону она ни пошла, обязательно выйдет к людям. Обязательно. Вне всякого сомнения.

Ольга машинально поправила волосы и слабо улыбнулась. Все будет в порядке. В какую же сторону пойти?

Она огляделась, и ей показалось, что невдалеке мелькнула чья-то тень. Ольга насторожилась, но набежавший ветерок развеял сомнения – это просто колышутся кусты. Так в какую же сторону пойти?

Ветка хрустнула очень тихо, но Ольга услышала.

Кто там может быть? Хулиганы? Только не это!

Девушка тихонько ойкнула и присела.

Может, это Галя? Или Сергей? Побили хулиганов и ищут ее?

Теперь она была уверена, что видела неясную тень на фоне темного леса. Ольга уже открыла рот, но остановилась. Галя обязательно позвала бы ее! И Сергей тоже. Они бы не крались в темноте.

Ольга поднялась и как можно осторожнее направилась в противоположную сторону. «Хватит приключений, выйду к людям и поеду домой. Не было никакой тени, а ветка… да мало ли веток хрустит в ночном лесу? Наверное, все-таки показалось. Да и кто здесь может быть?»

Едва Ольга начала движение, неясная тень выскользнула из-за деревьев и бесшумно последовала за ней. Странная тень. Очертаниями похожа на стройную, гибкую женщину, но только похожа. У красивых женщин не бывает массивных рогов и толстых, шипастых хвостов. По крайне мере – у настоящих женщин не бывает.

Тень была гораздо быстрее Ольги, но не приближалась к ней, выдерживая небольшую дистанцию, достаточную, чтобы не терять девушку из виду. Но как бы осторожна ни была тень, Ольга почувствовала преследование. Ее напряженные нервы не выдержали.

Ее сомнения были не напрасны! Ее преследуют! Все подозрения, о которых девушка рассказывала Гале, все страхи и переживания этого вечера наложились друг на друга, и Ольгу охватила паника. Негромко вскрикнув, она резко развернулась и побежала назад. Тень этого не ожидала. По инерции она сделала еще несколько шагов навстречу девушке и столкнулась с ней нос к носу.

Если бы встреча произошла под деревьями, в темноте, возможно, результат был бы другим. Но Ольга выскочила на небольшую освещенную луной поляну и прекрасно разглядела преследовательницу.

Ужас окончательно овладел ее душой.

Женщина, вроде бы женщина, была высока, мускулиста и страшна. Лысую голову венчали короткие мощные рога. Длинный хвост, покрытый блестящими шипами, извивался за спиной, а жилистые руки оканчивались когтистыми трехпалыми лапами, и эти лапы потянулись к…

Ольга закрыла голову руками и дико закричала.


– Тяжелый, черт бы побрал этот сундук, – выругался Кортес и, бросив лопату на земляной холмик, посмотрел на напарника. – Помоги!

Артем с готовностью спрыгнул в яму и ухватился за испачканную землей ручку:

– Раз, два…

Наемники одним рывком выдернули сундук из земляного ложа и водрузили на край ямы.

– Есть!

Серебряные насечки слабо блеснули в лунном свете.

– Берем только диадему, – проворчал Христофан, наблюдавший за мучениями напарников, сидя на корточках метрах в двух от них. Он с сожалением посмотрел на пустую бутылку и добавил: – А то знаю я вас, челов.

Судя по грустному голосу, приставник начинал трезветь.

– Договорились – значит, договорились. – Кортес выбрался из ямы и, оглядев массивный сундук с тяжелым кованым замком, поморщился. – Ломик никто не догадался захватить?

– Да… – Артем присоединился к напарнику и почесал затылок, – жалко такой замок ломать.

– Эх, челы, челы… – презрительно проворчал Христофан и, подойдя к сундуку, мягко провел огромной ладонью по замку. – Ломик ему подавай, несмышленышу, а ведь вещь-то старинная. Мастер делал.

Магия на приставников не действовала, сами они ею не баловались, но кое-какие приемы знали. Клады, во всяком случае, слушались их беспрекословно. Массивный замок сундука задрожал, заскрипел и неожиданно громко щелкнул.

– Вот так! – Христофан откинул крышку и пригладил бороду. – А ты говоришь – ломик.

Наемники жадно уставились в распахнутое чрево сундука.

– Ну и где диадема? – живо поинтересовался Кортес. – Как мы ее найдем в этой куче?

Многочисленные побрякушки щедро наполняли объемистые внутренности сундука. В глазах рябило от золота и камней. Неизвестный владелец не разменивался на монеты, серебро и бижутерию – коллекцию составляли исключительно ювелирные изделия самой высокой пробы: цепи, кулоны, браслеты, диадемы, серьги. Артем восхищенно поцокал языком:

– Жалко, мешок не захватили!

– Какой тебе мешок? – рявкнул приставник. – Только диадема!

– Да мы же клад нашли!

– Я тебе дам «клад нашли»! – И Христофан одним мягким движением огромного плеча оттер молодого наемника от сундука.

– Да я шучу! Я только посмотреть!

– Ну посмотреть – посмотри. Только руками не тронь.

– Да ладно!

– Ты лучше отвали, головастик, – решил приставник. – Нет у меня к тебе доверия.

Видимо, протрезвевший здоровяк вспомнил, кто уговорил его вскрыть клад. Артем послушно отошел в сторону и, наблюдая, как Кортес и Христофан буквально нырнули в сундук, обиженно сообщил:

– Я пока осмотрю, что здесь вокруг.

– Осмотри, осмотри, – рассеянно согласился Кортес, – Христофан, какой славный кулон, сколько ты за него хочешь?

– Мы же договорились – только диадема!

– Диадема – это для больших выходов, а в будние дни она сможет носить эти скромные серьги с изумрудами… Давай отложим их тоже?

– Не пудри мне мозги, чел, тебе был нужен один подарок!

– А что я буду дарить ей на будущий год?

– Тебе еще надо прожить этот год, – резонно заметил приставник. – А то сейчас стукну тебя по голове, и больше ничего тебе не понадобится.

– Я же пошутил, Христофан, – заулыбался Кортес, покосившись на внушительные, размером с его голову, кулаки приставника. – Все равно эти серьги ей не с чем носить. Нужно брать сразу весь гарнитур, вот это кольцо, браслетик и брошь…

Артему стало скучно. Он понял, что дорвавшийся до эксклюзивной коллекции Кортес попробует скупить у простоватого Христофана как можно больше побрякушек – напарник никогда не отказывался от подвернувшихся возможностей, а значит, дело затягивалось.

Молодой наемник окинул взглядом темные деревья, лениво колышущиеся вокруг кладоискателей, глянул на первые звезды, неспешно появляющиеся на ночном небе, и вдруг среди негромких шумов засыпающего парка до него донесся слабый, едва различимый женский визг. Артем повернулся к спутникам:

– Вы слышали?

– Что слышали? – переспросил Кортес. – Христофан, а сколько ты хочешь за этот перстень?

– Только диадема, Кортес, только диадема. – Приставник судорожно копошился среди побрякушек. – Она была где-то здесь.

– Кортес!

– Ну что?

– Женщина кричала!

– Прекрасно, прекрасно, вечно тебе женщины мерещатся. Христофан, я все-таки куплю этот перстень тоже, у дедушки скоро день рождения.

– У наемников не бывает дедушек.

– Я – исключение из правил, Христофан. У меня большая семья, и все привыкли к дорогим подаркам. Вот это ожерелье мы используем как ошейник для болонки моей тещи.

– Это ожерелье сделали лет за триста до того, как вас поселили в Москве.

– Пожалей собачку, Христофан, ей не в чем ходить на прогулку.

Оторвать их от сокровищ было невозможно. Кортес вцепился в добычу мертвой хваткой, и теперь вокруг могли кричать тысячи женщин. Артем молча развернулся и направился в лес. Пройдя шагов двадцать, он остановился и прислушался. В отличие от Кортеса, прошедшего суровую школу имперской военной разведки, Артем еще не накопил богатого жизненного опыта по части убийств. Наемником он стал недавно, в достаточной мере случайно, поэтому, стоя в одиночестве в ночном лесу, Артем чувствовал себя не слишком уверенно. Он нащупал на поясе нож – острый и черный навский клинок. Великолепная балансировка, пожизненная гарантия, обтянутая специальным материалом рукоятка, которая никогда не будет скользить в руке ни от пота, ни от крови. Навским ножом можно было резать стальные листы до трех миллиметров толщиной, перерубать деревянные бруски и кости. Кортес показал Артему несколько хитрых приемов обращения с холодным оружием, но одно дело работать с манекеном, под руководством инструктора, а другое – в темном лесу, неизвестно против кого. Артем погладил мягкую на ощупь рукоятку. Может, не ходить? Мало ли почему кричала женщина? А вдруг от наслаждения?

Крик повторился. Гораздо ближе. И одновременно до Артема донесся хруст веток. Женщина бежала прямо на него. Наемник замешкался, и когда из кустов выскочила невысокая белокурая девушка, он просто обхватил ее руками и прижал к себе. Раздался дикий визг.

– Что происходит? Что случилось? От кого ты бежишь?

Поскольку профессиональный герой в этот момент выманивал сокровища у профессионального кладоискателя, заниматься спасением несчастной пришлось подмастерью, что, разумеется, сказалось на качестве работы.

– Не трогайте меня, не трогайте!! – закричала девушка и изо всей силы саданула Артему кулаком в живот. – Чудовище!! Не трогайте меня!!

– Да никто тебя не трогает, – сквозь зубы процедил Артем, пытаясь восстановить дыхание. Его организм только-только пришел в себя после неумеренного возлияния, и чувствительный удар вызвал где-то внутри бурные процессы. – Что случилось, ду… гм… девушка?

Но она не слышала его.

– Чудовище! Оно гонится за мной!! Отпусти меня!!!

Может, стоило дать ей по башке? Краем глаза Артем уловил движение и поднял голову. Неясная тень скользнула между деревьями метрах в десяти от него, и только легкое колебание воздуха да неясное чувство опасности подсказывали, что она там была на самом деле. Слишком быстро для человека, слишком быстро для любого живого, кроме оборотня.

Неужели моряна?

Метка Темного Двора запульсировала на левом плече, и в мышцу Артема словно бы вонзились тысячи маленьких иголочек. Магия! Татуировка, подаренная навами, предупреждала о выбросе магической энергии, а значит, сомнений не оставалось – где-то в темноте рядом скрывалась моряна. В лучшем случае – белая, а в худшем – черная.

Артем почувствовал волнение: накинувший боевую шкуру оборотень не способен контролировать себя, и встреча грозила стать неприятной. Неукротимость и безумная отчаянность бестий давно вошла во все поговорки Тайного Города. Но ведь им запрещено появляться в центральных парках! Впрочем, сейчас это было неважно. Продолжая удерживать девушку за плечи, наемник вытащил из барсетки «око василиска» и непонятно для кого прошептал:

– Никто тебя не тронет.

Луна выбралась из облаков, и прямо перед собой, буквально в пяти метрах, Артем увидел черную моряну в боевой шкуре.

Она была даже изящна: мягкие женственные линии груди, стройные, крепкие ноги, тонкая талия, подчеркивающая крутые бедра, шипастый хвост, нетерпеливо изгибающийся за спиной в предвкушении смертельного удара. Взгляд Артема переместился выше, на голову оборотня. Лысый череп, украшенный острыми рогами, заостренные уши, рот, тонкие губы которого не могли скрыть длинные клыки, проваленный нос и, наконец, ярко-зеленые глаза, пылающие из-под низких надбровных дуг. Помимо того, что голова моряны была самой отталкивающей частью ее тела, именно в ней находились ядовитые железы, и до наемника донесся слабый запах зрелых персиков – запах яда черной моряны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное