Вадим Панов.

Командор войны

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Ну… – Ольга на мгновение запнулась, – лет в пятнадцать, наверное.

– Поздно. Это только через шесть лет, а я столько ждать не хочу.

– Почему?

– А через шесть лет придумают что-нибудь другое.

– Логично, – согласилась девушка, – шесть лет назад таких роликов тоже не было.

– Вот видишь! А что было?

– Э-э… Горные лыжи.

– А когда тебе было девять лет, ты на чем каталась?

Сбитая с толку Ольга поморгала глазами:

– На велосипеде. Кажется.

– Это неинтересно.

– На большом, двухколесном.

– Все равно неинтересно. Я на велосипеде уже два года гоняю. А для роликов почему-то еще маленький.

– Зато представляешь, – Ольга наклонилась к ребенку и заговорщицки подмигнула, – в один прекрасный день тебе станет можно все.

– Все и в один день не надо, – неожиданно рассудительно ответил Константин. – Я хочу постепенно, но только то, что хочу.

Ольга поперхнулась. Ее опыт общения с детьми ограничивался младшими сестрами подруг, и увидеть такую «взрослость» у девятилетнего мальчика она никак не ожидала.

– Только то, что хочу, и только тогда, когда хочу? – уточнила она.

– Так говорит мой папа, – подтвердил ребенок.

– Но для этого тебе надо вырасти, – неуверенно произнесла Ольга.

– Разговор зашел в тупик, – резюмировал мальчик. – Ты начинаешь повторять слова моей мамы.

– Костик, вот ты где! – К фонтану подошла молодая женщина в легком бирюзовом платье. – Он вас не утомил?

– Нет, что вы.

– Мама, я еще вон там побегаю. – Мальчик встал. – До свидания, Ольга.

– До свидания. – Девушка повернулась к его матери. – Очень милый малыш. Только серьезный.

– Не то слово. – Женщина присела на бортик. – Избалован.

– Я не заметила.

– Что вы! Как вобьет себе что-нибудь в голову – с живых не слезет. Последнее время роликами бредит, но мы пока держимся.

– Почему? Это же здорово!

Мамаша окинула взором стройную фигурку Ольги и пожала плечами:

– Опасно.

– Да нисколечко!

– А что же вы тогда все это надеваете? – Женщина показала головой на щитки и налокотники. – Зачем все это?

– Потому и неопасно.

– Все вы так говорите, а у меня знакомая медсестрой работает в травмопункте. Знаете, сколько к ним привозят таких вот роллеров?

– Неужели много? – насмешливо прищурилась Ольга.

– Вот будет у вас свой ребенок, тогда и поймете, много или мало!

Женщина резко встала и решительно направилась к бегающему у фонтана Костику.

– Знакомая?

Подъехавшая Галя бросила Ольге пластиковую бутылку и пристроилась на бортик рядом с подругой. Она раскраснелась, но это только придавало очарование ее смуглому лицу с резко очерченными скулами. Тонкие стрелы бровей, глубокие черные глаза, маленький рот с полными, чувственными губами. Галина красота была яркой, броской и в то же время немного диковатой. Иногда Ольга ловила себя на мысли, что Галя напоминает ей Багиру из мультика «Маугли» – прекрасная и опасная одновременно, – и завидовала подруге еще больше.

– Так чего она от тебя хотела?

– Крольчиха какая-то.

Ребенок мечтает о роликах, а она боится.

– Это нормально, – кивнула Галя. – Знаешь, сколько ребят на роликах бьется?

Ольга с удивлением посмотрела на подругу:

– Ну ты даешь! Никогда бы не подумала, что ты можешь сказать такое!

Галя заметно смутилась. Она откинула со лба волосы, сделала большой глоток из бутылки и только после этого неуверенно заметила:

– Просто мне как раз в последнее время рассказывали о таких случаях, да и Гришка. Помнишь Гришку?

– Да.

Смутный образ одного из многочисленных поклонников Галки никак не хотел появляться в памяти, но Ольга на всякий случай подтвердила, что помнит его.

– Гришка месяц назад руку сломал. Катался на Поклонной горе.

– Ну и что? При чем здесь этот мальчик и его сумасшедшая мать?

– Он совсем маленький, – отрезала Галя. – И его мать не сумасшедшая. Она права.

– Хорошо, – согласилась Ольга и отвернулась.

Странное ощущение. Она не виделась с подругой всего месяц, а кажется – годы. И эти годы их совсем не сблизили.

– Не обижайся. – Галя прикоснулась к плечу Ольги. – Ты лучше скажи, чего тебя не видно в последнее время? Чего грустишь?

– Я?

– Ты, ты.

– У меня все о’кей.

– Врешь, – усмехнулась Галя. – Когда ты в последний раз с нами тусовалась? Больше месяца прошло! А если бы я не позвонила сегодня, так бы и сидела дома?

– Сегодня у меня было паршивое настроение.

– Только сегодня? – Галя озорно улыбнулась. – Чувствую, не в настроении дело, Ольга, совсем не в настроении, я-то тебя знаю. Колись, подруга, что происходит?

Ольга вздохнула:

– Ничего особенного.

– Мужика, что ли, нашла?

– А если и нашла?

– Ну и классно. А чего скрываешь?

Ольга снова вздохнула. Она знала Галю уже четыре года, познакомились на предпоследнем курсе института, и как-то неожиданно новая подруга быстро стала самой близкой из всех, и именно с нею Ольга делилась своими секретами и спрашивала совета. Было в Гале какое-то понимание, теплота и сочувствие, а еще – большой жизненный опыт. Вот только откуда он взялся у молоденькой девушки, она не очень-то распространялась.

Вот и сейчас она теснее придвинулась к Ольге, и в черных антрацитовых глазах засветилось не просто любопытство, а дружеское участие:

– Так что у тебя произошло?

И Ольга решилась. Ей давно хотелось поговорить с кем-то:

– С мужиком познакомилась.

– И что?

– А он странный какой-то.

– Сумасшедший, что ли?

– Да нет.

– А что же?

– Ну… не знаю. Странный, и все.

– Давай-ка, подруга, поподробнее. – Галя сделала еще глоток воды. – Ты же меня знаешь – я в этих вещах разбираюсь. Расскажи, как все было, – чего-нибудь придумаем.

– Подробнее? – Ольга задумалась. – В том-то и дело, что особенных подробностей нет.

– Как – нет? Вы когда познакомились?

– Три недели назад.

– И нет подробностей? – Галка игриво ткнула Ольгу локтем в бок. – Что-то я тебя не узнаю, старушка. Ты вроде не в монастыре выросла.

– Вот-вот. Мы с ним познакомились в офисе. Он по каким-то делам приезжал.

– Зовут как?

– Богдан.

– Красиво, но несовременно. Он старый?

– За тридцать.

– Ну, это нормально. Богатый?

– Не нищий.

– Какая у него тачка?

– «Линкольн».

– Неплохо. Новый?

– Модель этого года. Богдан говорит, что не доверяет подержанным машинам и больше пятнадцати тысяч принципиально не проезжает.

– Богатая привычка. Что же ты теряешься?

Вопрос напрашивался сам собой. Окончив институт, Ольга сумела устроиться на работу в более чем солидный банк и при своей целеустремленности имела все шансы сделать неплохую карьеру. Заполучить богатого друга было бы большим подспорьем.

– Так что же ты теряешься?

– А что я? Мы познакомились…

– Поехали ужинать.

– Нет. Он взял мой телефон, сказал, что торопится. Перезвонил только через два дня.

– И вы поехали ужинать.

– Обедать.

Галя хмыкнула:

– Действительно странно. Куда?

– В «Пушкинъ».

– Круто. И что вы делали потом?

– Потом он отвез меня домой и уехал.

– И…

– Ничего не было.

– М-да… – Галя почесала кончик носа. – Что было дальше?

– Мы ходили в театр. – Ольга снова глотнула воды. – Четыре раза. Два раза на концерт. Каждый день мне домой приносят корзину чайных роз. Через неделю знакомства он подарил мне ожерелье.

– Это? – Галя осторожно потрогала пальцем роскошное ожерелье черного жемчуга, мягко облегающее тонкую шею Ольги.

– Ага. Просил не снимать.

– А ты?

– А что я? Ношу его как дура.

– Почему как дура?

– А как кто? – Девушка развела руками. – Взрослый, богатый, нормальный с виду мужик, а ведет себя как школяр. Первую неделю это прикалывало, на вторую стало надоедать, а теперь я уже начала его побаиваться.

– Если этот… как, ты сказала, его зовут?

– Богдан.

– Так вот, если Богдан сразу не полез к тебе под юбку, это еще не значит, что он идиот. Может, там чувства?

– А как эти самые чувства мешают сексу?

– Ну, знаешь, людей воспитывают по-разному.

– Может быть, и так, – неуверенно кивнула Ольга. – Только это не все странности.

– А что еще?

– Богдан уехал десятого. В командировку. Сказал, что, когда вернется, меня ждет сюрприз.

Галя с энтузиазмом хлопнула подругу по плечу:

– Готовься, Ольга, тебя ждет предложение. Пригласишь на свадьбу?

– Да дело не в этом, – вздохнула девушка. – Понимаешь, после того как Богдан уехал, мне все время кажется, что за мной кто-то следит.

– Что значит «следит»?

– А вот то и значит, – огрызнулась Ольга. – Тебе что, не знакомо слово «следит»?

– Знакомо. – Галя недоуменно покачала головой. – А ты не перегибаешь?

– Тебе кажется, я придумала?

– А как ты об этом узнала?

– Никак. Я это чувствую. – Ольга решительно допила воду и метко бросила пустую бутылку в стоящую неподалеку урну. – Раньше я жила сама по себе, а сейчас я постоянно ощущаю, что кто-то наблюдает за каждым моим движением. Смотрит, следит.

– Даже в ванной? – криво усмехнулась Галя.

– Как раз в ванной такого ощущения нет. И в офисе нет. А как выйду на улицу, сразу чувствую – я не одна.

– А сейчас?

– Сейчас? – Ольга сморщила лоб. – Сейчас есть. Слабое чувство, но есть.

Девушки помолчали.

– Что скажешь? – не выдержала Ольга.

– А что тут скажешь? – Галя повертела в руках бутылку с водой. – Возможно, твой любимый Богдан приставил к тебе телохранителей.

– Как это? Зачем?

– Может быть, он беспокоится о тебе? Время, сама знаешь, какое, вот и позаботился о твоей безопасности. Ты же сама говорила, что он странный.

– Богдан приставил? – Эта мысль не приходила Ольге в голову. – Значит, опасаться нечего?

– Вот именно! Ну что, поехали кататься? – Галя легко поднялась. – Смотри, это Лариса! Ларка! Давай к нам!

К подругам подъехала высокая стройная блондинка, одетая, как и они, в шорты и облегающий топ.

– Приветики!

– Привет!

– Вы одни?

– Одни. А ты?

– А я с ребятами приехала, они там, на аллеях: Сергей, Витек и Вовка! Поедете с нами?

– Конечно, поедем!

Девушки поднялись с бортика, и через мгновение их гибкие фигурки замелькали среди гуляющих по парку Горького москвичей.

* * *

Бар «Три педали»

Москва, улица Большая Дмитровка,

15 сентября, пятница, 23.01


– И вот я лежу… ик… под кроватью и наблюдаю, как… ик… ее стройные ножки заталкивают мою одежду.

– Куда? – гулким басом вопросил Христофан.

Артем задумался:

– Ко мне… ик… под кровать. Видимо.

– А ты что, уже не помнишь?

– Сейчас… ик… с трудом, – признался Артем, – но на Линде к этому… ик… времени оставались только туфельки.

– Классно, – оценил приставник, одобрительно наблюдая, как Гонций наполняет его бокал коньяком. – А что было дальше?

– Шаги за дверью… ик… звучали похоронным маршем. Линда шепчет: «Дорогой, я ничего не забыла?» А я не могу найти свою… ик… свою кобуру. И вообще не знаю, что делать: самому застрелиться или… ик… кольца считать.

– Какие кольца? – не понял Христофан.

Даже приняв изрядную долю спиртного, приставник не утратил внимательности.

– Ну эти… – Артем помахал перед собой рукой, заодно пытаясь понять, сколько пальцев он видит. – Это я образно.

– А-а…

– Линда так небре-ежненько набрасывает на меня… ик… покрывало, и входит Вальдемар Балота, магистр… муж.

– Испугался?

– А чего ему бояться?

– Ты испугался, головастик? – захохотал приставник. – Не ждал небось рыцаря увидеть?

– Я? – возмутился Артем. – Я же был под кроватью… и… ик… и покрывалом.

Христофан опрокинул бокал в свою огромную глотку, стряхнул с бороды несколько пролившихся капель и поинтересовался:

– Как же ты выбрался?

– А когда господин… ик… магистр отправился в-ва… – С первого раза не получилось, и Артем попробовал сосредоточиться. – Отправ-в-ва… в-ва… короче, уснул, я соорудил портал и… ик… туда. Оттуда.

При этом он снова замахал рукой, пытаясь показать, как именно он оттуда. Приставник снова захохотал, и его гулкий басовитый смех заполнил бар.

– Отчаянные вы все-таки создания – челы, – заключил он, утирая слезы. – На все готовы ради женщин. Выпьем за них?

– За них? – беспомощно переспросил Артем и с надеждой посмотрел на Кортеса. – Ты будешь?

– После, – пробубнил наемник, не отрывая голову от барной стойки, – надо отдохнуть.

– За женщин! – провозгласил Христофан и расправил усы. Артем обреченно поднял бокал.

Попойка продолжалась два с половиной часа.

Первый удар, как более опытный боец, принял на себя Кортес. Он завязал с приставником разговор, представил ему Артема и под аккомпанемент свежих сплетен, анекдотов и скабрезных шуток раздавил с Христофаном четыре бутылки коньяка. Артем, который в это время больше фланировал по бару, заводя никчемные разговоры с посетителями, уловил момент, когда Кортес выдохся, и принял эстафету. Пристроив напарника у стойки, он занял его место и держался уже двенадцать или четырнадцать тостов.

Христофан не пьянел.

– Вот смотрю я на вас, на челов, и удивляюсь, – прогудел приставник, отставляя пустой бокал. – Как же вы женщин так лихо клеите? Росту – метр с кепкой, ручки тоненькие, тельца худенькие, силы не чувствуется.

В качестве доказательства он врезал по барной стойке громадным, с дыню, кулаком и, не обращая внимания на посыпавшиеся стаканы, закончил:

– Чем вы их берете-то?

Чувствовалось, что массивный и патлатый Христофан действительно хотел понять, чем Артем лучше его в этом тонком деле.

– Так чем вы их берете?

– Легкостью мыслей необыкновенной, – сообщил Кортес, не поднимая головы от стойки.

– Это как?

– Да не слушай его. – Артем пригладил волосы и облизнулся. – Тут все дело… ик… в подходе. Женщина, она подхода требует. Обходительности.

– Ну это я могу, – уверенно заявил Христофан. – Только скажи как?

– Надо доказать, что она для тебя… ик… единственная.

– А остальные?

– А об остальных… ик… временно забыть.

– Это я тоже могу, – чуть менее уверенно и после непродолжительной паузы сообщил приставник. – А как доказать?

– А у тебя что, проблемы… с женщинами?

Поняв, что перевел разговор в требуемое русло, Артем огромным усилием воли взял себя в руки и постарался поменьше икать. В голове изрядно шумело, но свою цель он помнил точно.

– Ну, – здоровяк вдруг засмущался, – ну, лишний опыт не повредит.

– Христофан… – Артем попытался обнять приставника за плечи, но, заметив, что его рука заканчивается примерно на линии позвоночника, ограничился тем, что обхватил толстенную руку собутыльника, – мне… ик… ты можешь сказать начистоту. Мы же друзья.

– И ты никому не расскажешь?

– Клянусь соплями Спящего.

– Робею я перед ними, – признался гигант и густо покраснел.

Кортес удивленно хрюкнул, но, к счастью, смущенный Христофан этого не услышал.

– Постараюсь тебе помочь… ик… – Артем заметил себе, что пора бы перестать икать, глотнул простой воды из заботливо предложенного Гонцием стакана и продолжил: – Разъясню ситуацию на конкретном примере. У нашего друга Кортеса есть…

Наемник снова хрюкнул и попробовал пнуть напарника ногой, но промахнулся. Артем решил не обращать внимания на агрессивность друга. Он понял, что время пришло, и неожиданно для Христофана замолчал.

– Ну что есть? – поторопил его приставник.

– Идея, Христофан! – Артем со всего размаху шлепнул приставника по плечу. – Ты гений!

– А что я придумал?

– Ты не придумал! Ты лучше! Ты просто молодец!

– Да что я сделал-то? – Сбитый с толку приставник растерянно смотрел на собеседника. – Объясни.

– Ты можешь сделать, Христофан, и сам поймешь, как это делается, и хорошему челу поможешь. Поможешь?

– Не всякий чел – хороший, – рассудительно заметил приставник.

– А Кортес хороший?

– Кортес? – Христофан посмотрел на не подающего признаков жизни наемника и согласился: – Хороший. Только какой-то тихий.

– У Кортеса проблема, Христофан, – жарко затараторил Артем. – Проблема, как и у тебя. Он хочет доказать своей девушке, что она для него единственная и неповторимая.

– Ты же говорил, что это легко? – удивился приставник.

– В каждом случае по-разному. Здесь дело запутанное.

Кортес хрюкнул в знак протеста, но продолжал стоически молчать.

– Он ее любит, сил нет, но не может выразить свою любовь. И только ты, Христофан, можешь ему помочь. Вытащить, можно сказать, из петли.

– Как?

– Понимаешь, у нее завтра день рождения, и нам нужен подарок. Что-нибудь необычное, оригинальное.

– А при чем здесь я?

– У тебя же куча кладов под рукой, так?

– Ну.

– Ты же знаешь, что в них лежит?

– Ну.

– Так помоги Кортесу – найди что-нибудь яркое, оригинальное, а?

Приставник осклабился:

– А кого он любит?

– Яну.

– Я ее знаю?

– Не имеет значения. Хочешь – познакомим. Помоги, Христофан!

Приставник задумчиво почесал густую бороду:

– Есть у меня на примете одна вещица – для лучшей девушки на свете в самый раз подойдет. Дивная работа, уникальная.

– Здорово, Христофан, достань ее нам.

Наемники затаили дыхание. Несколько секунд приставник жевал губами, обдумывая предложение, а потом покачал головой:

– Не могу.

– Почему?

– Корпоративные правила. Мы не воруем из кладов.

– А при чем здесь воровство? Вы же распродаете свою часть сокровищ?

– Это жизненная необходимость. Мы делаем это согласно определенным правилам. Корпрора… корпоративным правилам. Очень строгим.

Услышав первую осечку в голосе приставника, Кортес нетерпеливо зашевелился, но вступать в разговор пока не спешил, позволяя напарнику развивать наметившийся успех.

– Я уважаю всякие правила. Тем более корпоративные, – гнул свою линию Артем. – Но раз они дозволяют продавать часть сокровищ, то мы у тебя эту вещицу с удовольствием купим. Кстати, что это?

– Диадема, – машинально ответил приставник.

– И сколько она может стоить?

– Но у меня есть деньги! – попытался вывернуться Христофан.

– Будет больше!

– А мне не нужно.

– Христофан, подумай, счастье нашего друга в твоих руках. У этого клада есть хозяин?

– Умер давно.

– Тем более! Рано или поздно ты все равно продашь эту диадему, так давай сейчас! Горим, Христофан, горим! Кортес месяц себе места не находит! Знаешь как мучается?

– Это вы можете, – согласился приставник и неожиданно громко рыгнул.

Артем поморщился, а Кортес с надеждой поднял голову.

– Что-то я перебрал, друзья. – Христофан отодвинулся от стойки и огляделся. – Кажется, в последний раз туалет находился вон там.

– Там, – подтвердил Кортес.

– Закажите мне что-нибудь выпить, – попросил приставник. – Я скоро буду.

Он повернулся и, опрокинув высокий табурет, направился к дверям уборной.

– Достали! – ухмыльнулся Кортес, глядя на шатающегося Христофана. – Мы его достали, Артем!

– Я же говорил… ик… что получится.

– Отлично! – Кортес потер руки. – Где твой блокиратор алкоголя класса А?

– Вот.

Артем выставил на стойку пузырек. Кортес деловито высыпал на ладонь несколько таблеток и, не запивая, проглотил.

– Прими тоже, нам нужны светлые головы.

– Не могу. – Артема передернуло. – Внутрь ничего не лезет.

– Слабак. – Приободрившийся Кортес поискал глазами бармена. – Гонций, еще три коньяка!

– Будем продолжать? – осведомился неуверенно взбирающийся на табурет Христофан.

– Разумеется! – с энтузиазмом воскликнул Кортес. – Выпьем!

– Ты вроде спал?

– Ерунда, я уже в норме!

В подтверждение этого наемник ударил себя в грудь и с громким «уф!» выпустил изо рта небольшую стайку разноцветных мыльных пузырей.

– Что это?

Артем и Христофан в обалдении уставились на парящие шарики. Пузыри весело покружились в воздухе перед Кортесом и стали медленно подниматься к потолку. Приставник протянул руку и дотронулся до одного из них толстым мизинцем. Шарик лопнул.

– Мыльный пузырь?

– Как ты это сделал? – пришел в себя Артем.

– Я сделал? – Кортес злобно посмотрел на напарника и снова издал «уф!».

Очередная стайка переливающихся всеми цветами радуги пузырей взмыла в воздух.

– Здорово, – прогудел Христофан, – выпьем за это!

Собутыльники дружно опрокинули бокалы, последовало еще одно «уф!», и Кортес выдал новую порцию пузырей. Посетители бара зааплодировали.

– Ты где взял эти таблетки? – угрюмо спросил наемник.

– У Биджара.

– Сколько заплатил?

Артем задумчиво повертел в руке пустой бокал и повернулся к бармену:

– Гонций, мы засыхаем от жажды!

– Сколько заплатил? – не отставал Кортес.

– Нисколько, – признался Артем, стараясь не глядеть на наемника. – Он мне их бесплатно впарил и еще дал скидку на «око василиска». Это экспериментальный препарат.

– Убью.

– Убьет, – подтвердил Христофан, активно раскачивающийся на табурете. – Поехали кататься?

– Какой, к чертовой матери, кататься?.. Уф!

Очередная гирлянда мыльных пузырей взлетела к потолку. Гонций выставил на стойку бутылку коньяка:

– Это от Мурция. Бесплатно. За фокусы.

– За какие еще фокусы? – начал звереть Кортес.

– Поехали кататься, – продолжал канючить Христофан, раскачиваясь на табурете. Амплитуда становилась все более и более опасной.

Кортес вытряхнул на ладонь несколько таблеток и протянул Артему:

– Прими!

– Может, потом? – предложил молодой наемник. – Я, признаться, чувствую себя замечательно… ик!

– Нам нужны светлые головы. – Кортес нехорошо улыбнулся. – Прими препарат, дружище.

Артем посмотрел на летающие по бару мыльные пузыри, понял, что спорить бесполезно, скорчил страдальческую гримасу, проглотил таблетки и судорожно запил их простой водой. Кортес и Гонций с любопытством ждали реакции. Блокиратор действовал замечательно. В голове молодого наемника резко прояснилось, но во рту появился острый привкус хорошего мыла.

– Гонций, воды!

Бармен быстро поставил на стойку ледяной стакан, и Артем залпом выпил.

– Ну?

Ничего не происходило.

– Я тоже хочу! – сообщил приставник и, потянувшись к пузырьку с блокиратором, с грохотом свалился с табурета. Кортес мгновенно убрал в карман таблетки, и наемники с трудом вернули Христофана к стойке.

– Хорошо покатались! – промямлил приставник и попытался сползти на пол. Кортес снова подхватил массивного собутыльника и от напряжения выдал очередное «уф!» с дополнением в виде мыльных пузырей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное